XI Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Дядя Сережа

Дядя Сережа

 

Глава 1

Дядя Сережа

Дядя Сережа-водитель школьного автобуса. Темные с легкой сединой волосы периодически падают из-под кепки на глаза. Не отводя взгляда от проезжей части, дядя Сережа едва уловимым движением руки убирает их обратно под головной убор. Румяные щёки с веснушками, нос «картошкой», басовитый голос, но когда водитель смеется, то заливается громким, почти по-детски веселым смехом – все это делает дядю Сережу таким любимым, родным. Дети толпятся на остановке, ожидая автобус, который вот-вот должен приехать. И вот он рядом. Двери еще не до конца открылись, а ребятишки уже ломятся внутрь, каждый старается первым поздороваться с водителем. Автобус трогается, ребята сильно шумят. «Ну-ка, цыц!» — прикрикивает на них дядя Сережа, но не ругается, а так, по-доброму, любя. Он всех детишек по именам знает — городок-то у них маленький.

Степка часто сбегал с двух последних уроков. Но бежал не домой и не с друзьями на футбольное поле, а в автобус к дяде Сереже. Ох, как любил он с ним поговорить. Дядя Сережа тот еще балагур! Столько историй у него, кажется, будто он тысячу лет на свете живет – так их много. И ведь не скажешь, что ему всего «18 лет и несколько месяцев», как любит шутить он сам. На самом деле водителю около 55 лет. Порой, увлеченный рассказом очередной не менее интересной, чем предыдущая, истории, дядя Серёжа подсовывает Степке небольшой сверток и головой так слегка кивает, мол, бери уж, бери. И Степка берет. Разворачивает, а там… Мама! Любимые Степкины бутерброды. И не проходит и десяти минут, как мальчишка «умял» их, не оставив и крошки.

Иногда дядя Сережа подвозит и бабушек с рынка. «Когда вижу, как эти старушки тянут на себе тяжеленные мешки с картошкой, аж сердце кровью обливается!» — восклицает он. «На, возьми, милок», — сухонькая рука бабушки, немного подрагивая, тянется к водителю. «Ты, мать, не шути так. Я ж от чистого сердца!» — дядя Сережа мягко отводит руку старушки.

А в свободное от работы время он ребятам помогает. То с домашним заданием поможет, то табуретку или скворечник поможет сделать. Мальчишки любят с ним на рыбалку ходить, а если дядя Сережа с собой еще и свою лодку возьмет, а если еще и веслами поработать даст, это ж мечта каждого мальчишки! А девчонкам дядя Сережа колыбельки для кукол делает. Он – мастер на все руки! А главное – никогда не откажет в помощи. За это его все и любят.

 

 

Глава 2

Марка

«Шшшшш», — дядя Сережа толкнул Степку локтем. Лодка слегка покачнулась. Мальчишка лишь повернул к водителю голову и улыбнулся ему, «сверкая» дыркой от выпавшего вчера зуба. «Эх, ты!» — дядя Сережа не смог сдержать не менее широкой улыбки, глядя на паренька. «А у тебя зуб сам или кто-то помог?» — осведомился дядя Сережа. Степка попытался рассмеяться, но тут же поперхнулся. С туго набитым любимыми бутербродами ртом мальчик пытался что-то рассказать, но выходило лишь какое-то нечленораздельное мычание. «Ты это, давай, прожуй сначала, а потом говори», — погрозил пальцем дядя Сережа. Степка прожевал и, хитро прищурив один глаз, начал рассказ: «Представляешь, дядь Сереж, мама вчера вернулась с почты, а в руках у нее марка. С Гагариным марка! С Гагариным!» — радости Степки не было предела. «Ну-ка, цыц! Рыбу всю распугаешь», — водитель протянул Степке кепку. «Ох, как я обрадовался! Я ж их коллекционирую. Вложил, значит, в альбом. А сам думаю: «Эх, сбегаю во двор, покажу ребятам». Выбежал, показал. А Витька, гад такой, — Степка ударил кулаком по коленке, — говорит, мол, отдай мне марку. Я отказался, так этот «лось» бросился на меня и давай лупасить. И дружки его еще подбадривают, кричат, мол, давай, бей его, бей. А я-то чем хуже? Я ему тоже пару раз наподдавал, я ж три недели на каратэ ходил. Так он в последний момент меня по зубам каааак ударил, я аж упал. В себя пришел быстро, встал, отряхнулся, чувствую: что-то не так. А пацаны вокруг меня стоят, ждут, что будет дальше. И Витька смотрит сверху на меня, усмехается, и камень у левого глаза держит, видать, сильно я ему врезал, — Степка еще чуть-чуть и лопнул бы от гордости. – И тут — бац! Зуба нет. Не, он у меня, конечно, давно качался, но я не хотел, что все вот так вот получилось. Ладно, выплюнул зуб, а Витька говорит: «Давай, давай, беги мамочке жаловаться», и загоготал, а с ним и его компашка. И тут вдруг какой-то мелкий из его кучки кричит: «Витька, марка!» — и пальцем на землю в сторону показывает, все туда и обернулись. И я вижу: лежит моя красивая, немного, правда, помятая марка на земле. И вдруг Витька кинулся к ней – для него получить эту марку было уже делом принципа. Так я не посмотрел, что он такой здоровый – на 30 сантиметров выше меня. На целых 30 сантиметров! Я побежал ему наперерез и толкнул его со всей силы. Витька упал, а я схватил марку и рванул, что есть мочи, домой. Все», — Степка вздохнул. «Дааа, дела… А мама-то что сказала?». « Мама? А она как увидела дырку, так гово…Клюёт! Тяни! Тяни!» В мгновение ока дядя Сережа выдернул удочку из воды. На крючке болталась здоровая щука. «Ух, ты!» — восторженно закричал Степка. «На, держи рыбину, забирай домой», — дядя Сережа протянул мальчишке ведро с щукой. «Дядь Сереж, а ты? А тебе рыбу?», — Степка растерянно заглянул в ведро. «А что мне? Я, вон, пару карасиков заберу». « Так они ж маленькие». «Бери, бери, маму порадуй, рыбак!» — дядя Сережа потрепал Степку по голове. – Садись. Поплыли к берегу».

 

Глава 3

Подарки

Дядя Сережа — пчеловод. Пчелы — его самая большая страсть. А какой мед у него! Сладкий, ароматный, похожий на янтарь! Дядя Сережа говорит, что это от того, что он с пчелами разговаривает, но ребята ему не верят. Зато с нетерпением ждут, когда водитель позовет их помочь ему собрать сладкое лакомство.

А еще у дяди Сережи в соседнем селе живет друг- стеклодув. И каждый год они радуют детей и взрослых новогодними подарками — в невероятно красивых расписных стеклянных баночках совершенно разных форм был изумительный мед. И хотя подарки каждый год были одни и те же, ребята ждали их с нетерпением. Особенно Дуняша — шестилетняя сестра Степки. 30 декабря она с самого утра бежала к дяде Сереже домой, чтобы посмотреть, как он упаковывает подарки. И каждый раз, когда водитель открывал дверь девочке, заливался смехом. Конечно, а вы бы не засмеялись, увидев перед собой гору одежды, которая пытается поднять руку, чтобы помахать ею в знак приветствия: из-под шубки торчит мамин свитер, валенки доходят чуть ли не до пупа, варежки на резинке, а завершает образ расписной платок, поверх которого бабушкина шаль. И где-то там, в глубине, блестят озорные детские глазки. “Заходи, заходи”, — дядя Сережа закрывает дверь. Секунда — и Дуняша сидит за столом уже в одних легких штанишках и кофте с длинным рукавом. Пшеничного цвета волосы никак не хотят укладываться в косичку, поэтому торчат во все стороны, “как гнездо у вороны”, — так обычно смеется над ней старший брат.

Дуняша вгрызается в бублик, приготовленный дядей Сережей. Готовит он его только для девочки и только 30 декабря рано утром. Дядя Сережа — мастер на все руки! А еще водитель заваривает Дуняше в большой кружке чай с чайной розой. Бублик всегда такой большой, а девочка такая маленькая, что она не может съесть его полностью, поэтому дядя Сережа заворачивает бублик в салфетку и отдает Дуняше. А когда она идет домой, то крепко прижимает сверток к себе.

“Мммммм”, — девочка улыбается и откусывает еще кусок, прихлебывая сладкий крепкий чай. Это кажется, что Дуняша поглощена лакомством, но на самом деле она пытается подсмотреть кому и в какую баночку дядя Сережа будет наливать мед. Ребята их коллекционируют. Ни у кого баночки не повторяются, всегда разной формы, разного цвета.

А дядя Сережа лукаво улыбается и закрывает спиной стол, за которым работает. Дуняша обиженно фыркает. А водитель ставит перед ней голубую мисочку с янтарным лакомством. Девочка тут же улыбается.

Когда дядя Сережа заканчивает с подарками, Степка заходит в дом. “Здрасьте, дядь Сереж. Я это, за Дунькой”, — мальчик сверлит глазами мед. “Держи”, — дядя Сережа протягивает Степке небольшую банку с медом. “Спасибо!” — мальчишка расплывается в широкой улыбке. “Маме и бабушке от меня “привет” передавай. С Наступающим!” “До свидания, дядь Сереж. Вас тоже”, — Степка закрывает за собой дверь дома.

Они идут с Дуняшей домой и вслух мечтают о том, чтобы получить по баночке в виде елки — только такой ни у девочки, ни у Степки нет.

 

 

Глава 4

Жужа

“С тобой хочу!” — лицо Дуняши покраснело, а маленькие кулачки сжимались все сильнее. “Маленькая ты еще”, — в сотый раз повторял Степка. “Стёпа, ну, возьми ты ее с собой, — мама пришла с работы и уже 10 минут наблюдала за спором детей, — я думаю, дядя Сережа не будет против”. Степка на секунду замолчал, посмотрел исподлобья сначала на маму, потом на Дуняшу. “Эх, ты!” — махнул он рукой на сестру и убежал на улицу.
Он сидел на крыльце дома, смотрел на заходящее за горизонт солнце и думал. Думал о несправедливости. “Вот опять! Мама постоянно эту Дуньку защищает! Дядя Сережа, конечно, не против будет. А я наоборот — против! Так меня никто не слушает. И вообще, рыбалка — не девчачье дело! Пусть, вон, в куклы играет! А то придумала!” — эту мысль Степка неоднократно прогонял у себя в голове, но никак не решался подойти к маме и сказать это вслух. Где-то в глубине души он понимал, что ее нужно взять с собой, ведь сестру не с кем оставить дома, а друзей у нее тоже нет: все девчонки старше Дуняши считали, что “этой малявке место в детском саду, а не с ними”. Но девочка не расстраивалась из-за этого. Она знала, что уж кто-кто, а брат и дядя Сережа будут общаться с ней и принимать ее в свою компанию всегда. И Степка знал об этом, поэтому он вздохнул, взглянул на небо и с удивлением заметил, что уже практически стемнело.
Зайдя в дом, он увидел, что Дуняша крепко спит на печке, а мама заканчивает собирать сумку для девочки. “Я тут ей кое-чего собрала на завтра с собой. Ты уж проследи, пожалуйста, чтобы не забыла взять. Я на веранде рядом с твоим рюкзаком поставлю, — тут мама подняла глаза на Степку и улыбнулась, — эх, иди уж спать, а то глаза-то “слипаются”. Давай, давай, завтра тебе рано вставать. Вон, учись у Дуни. Она ж десятый сон, небось, видит”. “Спокойной ночи”, — Степка уже лежал у себя в кровати и мысленно был на речке, где один за другим вытаскивал из воды карасей до окуньков. Думая об этом, мальчишка так и уснул с блаженной улыбкой на лице.
Степка в очередной раз отмахнулся от комара. Дуняша сидела рядом и уплетала бутерброды с чаем. “Дунька, — мальчик посмотрел на сестру, которая сейчас была похожа на хомяка, и улыбнулся, — и мне дай один. Пожалуйста”. Девочка протянула ему сумку. “Дуня, а хочешь очень вкусный чай?” — дядя Сережа достал большой термос, налил немного чая в стакан и протянул девочке. Она сделала маленький глоток. “Фу, какой крепкий!…А можно еще?” — Дуняша улыбнулась. “Конечно, можно”. Вдруг Степка резко вскочил и дернул удочку, на которой дергался окунь. “Рыыыбааа! Отдайте его мне, пожалуйста. Жужа. Да, его зовут Жужа”, — Дуняша смотрела на окунька. “Где же ты его держать будешь?” — Степка снял его с крючка. “В банке! Дай его мне!” — Дуняша потянулась к рыбе. “Вот, держи”, — дядя Сережа протянул девочке маленькое ведерко. Она улыбнулась, схватила ведро, и, набрав в него воды и пустив туда окунька, сидела с ним в обнимку до ухода домой.
Прошло уже две недели, а Жужа все живет у Дуняши в банке и радуется жизни. А Дуняша радуется, что Жужа живет у нее.

 

 

Глава 5

Ферма

Солнце светило Степке в лицо. Он пытался укрыться одеялом с головой, чтобы скрыться от солнечных лучей, но это не сильно помогло. Вдруг он услышал знакомый звук. Точно! Это же автобус дяди Сережи остановился около Степкиной калитки. Мальчик мигом вскочил, быстро оделся и выбежал на улицу. Дядя Сережа сидел на скамейке около забора. «Здрасьте, дядь Сереж», — Степка подошел к водителю. «Привет, Степан», — дядя Сережа поправил кепку. «Дядя Сереежааа!» — из дома выбежала Дуняша и прыгнула в объятия водителя. «Ах ты, егоза!» — дядя Сережа потрепал девочку по голове. «Ну, что, ребята, садитесь в автобус». «А куда мы едем?» — Степка почесал укус на руке. «Секрет», — улыбнулся дядя Сережа. «Лаааадно», — протянул Степка.

Через полчаса автобус остановился около какой-то фермы. «Ну, что, ребятки, вылезайте», — водитель открыл двери. Дуняша выскочила из автобуса и побежала к одноэтажному строению. «Фуу!» — девочка зажала нос. «Конечно, а что ты хотела? Тут же барашки всякие, овечки, коровы, — засмеялся дядя Сережа, — вон, слышишь?» Ребята прислушались, и до них долетело блеяние овец. «Овееечки!» — завизжала девочка.

Ноги Дуняши в сандаликах мягко ступали по свежему сену, валявшемуся в проходе. Она протянула руку к корове, а та обдала девочку теплым воздухом. «А корову вы доили когда-нибудь?» — раздался за их спинами женский голос. Степка обернулся. «Ребята, знакомьтесь — тетя Даша. Это ее ферма». «Очень приятно», — широко улыбнулась Дуняша. Степка просто кивнул. «Нет, не доили ни разу… А молочко у вас есть?» — поинтересовалась девочка. «Конечно, есть, — рассмеялась женщина, — хотите, сейчас вам налью?» «Нет, спасибо, я буду позже», — Дуняша уже тянулась к другой корове. «Ну, кто будет помогать мне, выгонять овец пастись? — тетя Даша только произнесла это, а рука девочки уже взлетела высоко вверх. – Пойдем тогда».

Стоило только открыть калитку из овчарни, как овцы тут же повалили наружу. Только один барашек отстал от других. Дуняша тут же быстро сзади подбежала к нему и попыталась обнять, но он в последнюю секунду вырвался и убежал. Дуняша обиженно надула губки. «Смотри, кого я тебе привела», — девочка обернулась к тете Даше и увидела черного, как смоль, жеребца. «Какой красивый!» — счастью Дуняши не было предела. «Хочешь прокатиться на нем?» — тетя Даша подвела его ближе к девочке. «Конечно, хочу!» — Дуняша запрыгала на месте. «Тогда этот твой, а этот, — фермерша указала на второго жеребца, стоявшего неподалеку, — для Степы».

Через десять минут ребята уже сидели, каждый на своем коне, и, слегка покачиваясь, двигались в сторону овец. Когда они остановили недалеко от стада, Дуняша слезла с жеребца и снова попыталась подойти к тому барашку. В конце концов ей это удалось, не без помощи тети Даши, конечно. Девочка обняла барашка и уткнулась носом ему в шерсть. «Какой мягонький», — маленькие пальчики стали гладить животное, цепляли завитки шерсти. «Эх, домой бы нам такого…Вместо Мурзика. От него все равно толку нет», — эта фраза заставила рассмеяться всех. «Эх, ты, Дунька!» — Степка держался за живот.

Потом они бегали по полю вместе с баранами и овцами, поили коров и даже кормили лошадей. Дуняша каждый раз заливалась смехом, когда лошадь касалась шершавыми губами ладошки девочки. А после этого пили теплое молоко и ели невероятно вкусные пирожки. Так они и провели весь день. А когда пришло время отправляться домой, тетя Даша дала им с собой молоко и самый-самый вкусный творог на свете, такой, что ни Дуняша, ни Степка больше подобного не пробовали.

 

 

 

Губенко Ульяна Сергеевна
Страна: Россия
Город: Воронеж