IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Будь всегда на чеку

1.

Я оказываюсь возле двухэтажного синего дома. Его расцветка напоминает сильно покрашенные столбы на улицах или ворота деревенского домика. Его поверхность неровная, словно когда его красили, на него специально высыпали мешок с галькой. Но конечно это не самое главное, я просто отвлекаюсь от действительности. В действительности, я не знаю, как я здесь оказалась, и почему я одна. Я осматриваюсь, но увиденное не делает меня спокойной, только больше расшатывает мои нервы. Один только лес вокруг и ни одной живой души. Краем глаза я замечаю движение с левой от меня стороны и рефлекторно поворачиваю голову. Тут я замечаю еще один домик, гораздо меньше синего страшилища, расположенный чуть поодаль и прикрытый ветвями деревьев. Деревянный, тщательно обработанный древесным лаком, в который как раз прокрадывался, как мне показалось, знакомый мне человек. Я думаю мне нет толку стоять на месте, и последовала за ним. Какой-то инстинкт подсказывал мне, что лучше оглядеться по сторонам, прежде чем пуститься в ход. Добравшись до домика, я проверила еще раз нет ли кого поблизости. Вдалеке шел человек в обычной одежде, все как у всех, джинсы и футболка, но вот винтовка явно недобрый знак, чтобы доверять ему. Из прихожей в другую комнату вели два прохода, так что я спряталась в одном из них, понадеясь на свою удачу.  Когда я наконец-то отвлеклась от того человека, запах смолы ударил мне в нос. И все о чем я могла думать, так это о домике бабушки на краю деревни, который был так далеко, что друзья никогда не приходили ко мне. Мой мысленный поток оборвался когда шаги стали приближаться, они стали приглушенными и отдавались во втором проходе. По мере продвижения шагов, я стала удаляться от них в противоположном направлении. Я остановилась между двумя проходами, и затаив дыхание стала прислушиваться. Но ничего кроме медленных расчетливых шагов мой слух не улавливал. Спустя пару минут шаги утихли совсем, и мое любопытство было ничем не унять, кроме как выглянуть из своего укрытия и подглядеть за происходящим. Осторожно высунув голову во второй проход, я наблюдала за человеком в красной футболке, который так же как и я притаился и прислушивался к звукам на веранде. Он резко прошел в проем с винтовкой наготове. Тут же тишина нарушилась и началась возня, где к сожалению я не могла видеть, но мое воображение разыгралось достаточно для того чтобы представить, как парень с винтовкой хватает второго за футболку, пока тот отчаянно пытается вырваться и думает, что слова «Не подходи ко мне», помогут. Это прекратилось довольно быстро, человек в красной футболке встал за человеком в черном и приставил в его спине оружие, приказывая тому идти. Бедолаге в черном повезло меньше, чем мне, поэтому сейчас это он смиренно идет вперед, а не я. Я поняла правила игры, видимо, главное не попасться. Но от чего мы скрываемся? Однозначно я не одна такая, раз обладатель черной футболки тоже прятался здесь.  Значит есть какая-то сила, или возможно движение, от которого лучше держаться подальше. А вдруг мое суждение преждевременное и тот парень в черном вовсе не тот которому нужно сожалеть, а парень в красном вовсе не тот, кого стоит бояться? Тогда лучше не попадаться на глаза вообще никому. А что же тогда делать? Бесцельно бродить по лесу пока не выйду на проезжую часть? Так не пойдет, это определенно мне не нравится, но я решаюсь выйти из домика и направиться в обратную сторону, а там уж куда занесет. И все это я обдумываю пока наблюдаю за тем, как красная футболка периодически подталкивает винтовкой человека в черном. Неопределенно время спустя, после того как я осмотрела веранду, да и весь домик в целом, я все-таки решилась покинуть свое убежище. Легонько наступая на ступеньки, я огладывалась по сторонам и надеялась, что старенькая лестница не заскрипит предательски в случае опасности. Как только мои ноги коснулись травы, я пустилась в бег. И бежала я без остановки, бежала так быстро, как в школе на уроке физкультуры ни разу не бежала. Я бежала и бежала пока лес не стал сгущаться и пока звук тишины не сменился гулом. Я перешла на шаг и гул усилился, теперь в этой какофонии можно было разобрать слова. Выглянув из под дуба, моего временного места слежения, я увидела с десяток черных палаток поодаль, и стол для пикника, вокруг которого разгорался спор. Ругались только невысокая женщина с волосами собранными в хвост каштанового цвета, и мужчина в бейсболке, с огромным ремнем на штанах.  Хоть я стояла довольно близко, смыл разногласия я не улавливала. Я бы так и стояла за гигантским дубом, если бы только пара глаз не уставилась на меня.

2.

Я не отрывала взгляда, и в тоже самое время лихорадочно обдумывала всевозможный исход произошедшего. Казалось он даже не моргал, но не успела я опомниться, как он уже сообщает всем о моем присутствии. Я не стала ждать когда все их оружие будет направленно на меня, так что я просто вышла из тени, естественно с поднятыми руками.

 «У меня нет оружия»,- сказала я.

 «Кто ты? И откуда?», — эти вопросы задавала женщина.

«Эммм, я думаю, я почти уверена, что меня зовут Кэти, я не знаю где я, но пришла я от синего дома».

Они все еще направляли на меня свое оружие, когда женщина шепнула что-то мужчине в кепке. Тогда он жестом показал опустить оружие. Женщина подошла ко мне и велела идти за ней, а все остальные тем временем вернулись к столу. Она вела меня через весь их лагерь, и как оказалось, там было больше чем с десяток палаток. Сотни мужчин и женщин не отвлекались на посторонних людей, все они были заняты делом. Кто-то собирал походные сумки, кто-то подсчитывал оставшееся количество патронов, а кто-то чистил снаряжение. Мы все шли, а мне не давала покоя мысль, что это возможно конец, а возможно это хорошие люди, и тогда я смогу присоединиться к ним. И когда мы наконец дошли до огромной палатки, женщина с каштановыми волосами повернулась и смотря мне глаза процедила сквозь зубы, — «Не думай, что я поверю тебе девочка, это они тебя послали я точно знаю, ты их шпион, хочешь разведать наши планы, но у тебя ничего не получится» — после этих слов мой живот почувствовал, как что-то острое и холодное уткнулось в него. Я затаила дыхание.

— Я не понимаю о чем вы говорите — медленно произнесла я.

— Не делай из нас дураков, почему же я должна тебе поверить? – сказала она явно заостряя внимание на «Я».

— Когда я была в том доме, я видела, как человек в красном шел с винтовкой на перевес, а потом я нахожу вас, вы все в черном, видимо всего два лагеря, но факт в том, что я понятия не имею где я нахожусь, и что за войну вы тут устраиваете.

На лице женщины появилась улыбка, — «Прости милая, это не совсем то, что я хотела услышать». Я чувствую, как мой живот пронзает нож, и тогда все погружается во тьму.

***

Я открываю глаза, и осознаю, что нахожусь в том же самом месте где и начала. Та же трава, то же небо, с перьевыми облаками, и все тот же уродливый дом. Я судорожно встаю на ноги, оперевшись на дерево. И снова я замечаю, как парень в черном проскальзывает в деревянный дом. Это что день сурка? Я и не ожидала, что я снова проснусь, так тут еще и последовательность действий одинаковая.

В моей голове быстро созрел план, так что я не теряя времени направилась к зданию. Если опираться на теорию, что все повторяется, то парень должен быть на веранде, где я собью его с толку, возможно ударю по голове и стащу у него черную футболку. Я так и сделала, а после поспешила скрыться из вида еще до прихода красного.

Свои вещи я оставила в кустах, и теперь я была в черном. По памяти дошла до того дуба, но в этот раз я не стала наблюдать за ними, я вышла из за ветвей и прямиком направилась к столу. Они казалось не обращали на меня внимания, пока мужчина с усами, не остановился и не сказал:

— Ты кто такая?

— Я..я..я я новенькая…сэр – промямлила я, надо же прийти в лагерь и даже не обдумать что я скажу.

— Тогда, что ты тут делаешь, новичок? Иди ко всем, или у тебя работы нет?

— Нет, есть, извините…сэр – я отошла от стола, но все еще слышала, как усатый ругался, что нынче молодежь совсем наглая пошла.

План с футболкой удался, теперь следующий этап.

Уже смеркалось, а хоть какую-нибудь информацию я добыть так и не смогла. Я пыталась внедрится в группу девушек, и расспросить их, но попытка вышла мне же боком, это только вызвало подозрения. Также были и те, кто просто молчал и никак не реагировал на мое присутствие, даже не знаю, что хуже.

В итоге дня, единственное что я поняла, так это то, что они готовят набег, на один из лагерей красных. Как и предполагалось, тут назревает настоящее сражение, и это действительно меня пугает.

Когда все уже улеглись спать, а я так и не выяснила где мне можно переночевать, моей кроватью стала земля, а моей подушкой – охапка листьев. Я ворочалась и никак не могла уснуть, до меня только что дошло, что я даже не попыталась просто выйти из леса, зачем я обязательно направилась сюда? Я однозначно могла плюнуть на схватку двух сил, которая даже причины не имеет, но я так не сделала, и почему же?

Мои мысли так и не давали мне заснуть, до тех пор пока небо не посветлело.

3.

Когда в воздухе стало пахнуть сыростью, и птицы начали общаться между собой, я проснулась от ора мужчины с усами, которого как оказалось зовут Митч. Солдаты копошились, а за тем самым столом все так же обсуждали план действий. Естественно, так как выведать мне ничего не удалось, я и не знала о том, что их атака планировалась на сегодня.

У огромной палатки стала выстраиваться очередь из людей, ждавших когда им выдадут оружие. Видимо тут оно есть не у всех. Я поспешила встать в конец очереди, и дабы не привлекать внимания, в этот раз не стала пытаться побеседовать с кем либо. Чем ближе подходил мой черед, тем сложнее стало контролировать свое тело (слишком часто начала дышать, и кажется стала красной как мак). Я не на шутку испугалась, что меня вдруг могут разоблачить, но этого не произошло и как только я встала напротив выдающего, винтовка коснулось моих рук, и мне указали идти прямо за остальными. Нас выстроили в колонну по 10 человек, а после началось утомительное ожидание того, что же произойдет дальше.

Минуты спустя к нам вышел тот же самый мужчина с усами и с большим ремнем на своих военных штанах. Он начал говорить свою речь, ничего особенного так сказать, всего лишь подбадривал свою маленькую армию, что то, что они делают имеет огромное значение, и другого шанса им не подвернется, поэтому мы должны выложиться на свои сто процентов и показать врагу чего мы стоим.

***

И вот уже спустя пару часов, я стою за деревом и стараюсь срастись с ним, чтобы мне снова не пришлось идти туда. Под «туда», я имею ввиду кровавое побоище двух разных лагерей. Они убивают нас, а мы в свою очередь пытаемся хотя бы отбиться от них. Их оказалось (хотя я и не сомневалась) намного больше, чем ожидалось, видимо «наши» разведчики совсем не умеют считать.

Я стараюсь даже не выглядывать из-за дерева. Я сильно отстала от всех остальных, ведь когда они рванули в бой, я постаралась сделать вид что бегу. Я стояла тут и восстанавливала свое дыхание, как вдруг решила, что стать предателем «своего» лагеря звучит не так уж плохо.

Я выжидала когда выстрелы, крики, и тому подобные свойственные массовому бою звуки, начнут отдалятся, и мне бы удалось незаметно рвануть подальше от этой бессмысленной войны, которая даже не имеет причины.

Подождав пару минут, и проверив все ли чисто, я бросилась бежать к синему дому.

4.

Сильно запыхавшись, пришлось остановиться. Оглянулась назад, на все то расстояние, которое я пробежала, как оказалось не так уж и много, поэтому через силу я побежала дальше.

Я оглядывалась каждые несколько секунд, в страхе, что кто-то мог последовать за мной, и вот-вот за мной придет наказание за предательство.

Вдруг резкая головная боль, я падаю, и мир начинает темнеть.

*

Разлепляю глаза, такое ощущение, что я проспала весь день. Но нет, я даже не лежу, а стою около дерева. В недоумении я оглядываюсь по сторонам, это уже не смешная шутка, как так происходит, что каждый раз я возвращаюсь назад? Вот оно то дерево, за которым я пряталась пару часов назад, вот моя винтовка, которую мне вручили, и вон они мои «союзники», сражаются с другими. Я подумываю о том, что кто-то решил подшутить и перетащил меня сюда, но это же не имеет смысла, за такое долгое время наша армия могла бы уже и вперед продвинуться и заметно поредеть. Или, допустим такое возможно, я каким-то образом возвращаюсь каждый раз обратно, потому, что еще не выполнила какую-то задачу? Тогда что же я должна делать? Жутко звучит, я же была без сознания два раза, а в чем дело так и не разобралась.

Рой мыслей и неизвестно, что же верно, так что я припрятала эти мысли поглубже до следующего раза, и двинулась в путь как и в прошлый раз.

*

Наконец добравшись до злополучного синего дома, ко мне возвращаются прежние мысли, и осознание того, что произошло.

Неужели это была я, когда так целенаправленно шла к штабу? Неужели это в моей голове родились мысли об «игре в прятки»? и неужели это я сейчас убежала поджав хвост? Неужели я только что снова вырубилась?

Эти мысли терзали меня, так что я даже не заметила, как вдалеке на горизонте появилась группа людей.

Поднимая голову и фокусируя свой взгляд на них, я увидела женщину в черном развивающемся плаще, ее волосы были заколоты красной заколкой в виде стрекозы, конечно это не важно, но этот предмет особенно выделялся. По обе стороны от нее шли две девушки, мне кажется им не больше 25, хотя и это неважно. Все это неважно, ведь они идут на меня, со своими автоматами наготове, а взрослая женщина со своим холодным выражением лица.

Мое дыхание все еще не восстановилось, после долгой пробежки, к тому моменту, как они подошли. Говорила только старшая, она сказала, что мне лучше не сопротивляться и пойти за ними, иначе автоматы будут сняты с предохранителя, и кто знает, что случится потом — ее слова.

У меня был один очевидный выбор. Они вели меня по лесу, и мы молчали.

Как только в поле зрения попал небольшой деревянный домик, женщина заговорила.

— Меня зовут Глория Стайн, но ты не можешь меня так назвать, я для тебя буду генерал-лейтенант Стайн. Нет, мы не взяли тебя в плен, наш разведчик видел, как ты сбегаешь, так что мы просто побеседуем с тобой, если ты пойдешь на сотрудничество, надеюсь, не нужно тебе говорить, что будет если ты будешь плохим собеседником?

Я кивнула.

— Вот и хорошо.

Она отдала приказ отвести меня в комнату, а сама исчезла за поворотом дома. Меня привели в меленькую комнатку, где из мебели был лишь коврик, круглый металлический стол, и пара стульев, будто мебель из сада притащили.

Я уселась поудобнее на одном из стульев, и стала ждать прихода генерал-лейтенанта.

Даже уже не думала о том, что происходит, эта борьба уже сидела у меня в печенке, вот бы только выбраться из этого леса. Почему мне это никак не удается? Все время, что-то мешает, будто кто-то следит за мной, и ему не хочется меня выпускать.

Подручные вышли, и в проеме появилась генерал Стайн.

5.

— Итак, ты же уже знаешь, что я у тебя спрошу, верно?

Конечно я знаю, иначе, если бы я была бы им не нужна, в живых меня бы уже не было.

— Будете расспрашивать меня о другом лагере? — отвечаю я.

— Верно, начинай.

Я ничего не понимаю и не понимаю, что я делаю здесь – уже собиралась произнести эти слова, но вовремя остановилась, ей же нет дела, разве не заметно по ее лицу.

Мысленно, я пыталась найти подходящие слова, которые обеспечили бы мне безопасный и невредимый выход из этой ситуации. Я могла бы ей рассказать, что являюсь обычным трусливым солдатом, но тогда, она будет действовать по логике: «Предала один раз, сможет и в следующий раз».

Можно сказать, что я «потерялась» в лесу, и вообще случайно там оказалось, ладно, это плохая версия.

На самом деле неважно, что я скажу, она уже решила, что сделает после.

Мой мысленный диалог слишком затянулся, так что тишина стала более некомфортной, чем она была до этого.

— Что вы хотите знать? Как я попала туда? Или «наши» планы? Стратегию? Я правда не самый лучший вариант для допрашивания. Лагерь я нашла случайно, зачем-то обманом вступила туда, и вот осознав свой поступок сбежала из последних сил. Все.

— Много говоришь, — она скрестила руки и придвинулась стулом ближе ко мне – откуда мне знать, что это все не хорошо спланированный план?

— Я не смогу вас убедить.

Генерал закрыла глаза и не открывала их пару секунд. Отрыв глаза, она взмахом руки подозвала к себе молодого парня, и приказала ему разобраться со мной.

Все уже было ясно, и я почему-то не боялась. Я покорно шла туда, куда мне велели.

Мы вышли за дом. Я только сейчас почувствовала приятный ветерок, и как солнечные лучи играли на листьях деревьев. Я слушала шелест листвы, пока дуло пистолета было направлено на меня.

Ничего уже не важно.

*

Прозвучал выстрел, но вот она я, никуда не делась. Правда все стало темно, и на виски неприятно что-то давило. Я попыталась избавиться от этого предмета и сдвинула их наверх. Яркий свет на секунду ослепил меня. Когда мои глаза привыкли и сфокусировались, я увидела троих людей стоящих рядом со мной.

Они улыбались и продолжали говорить мне, что я неудачница, раз не смогла пройти даже трех уровней.

Я помню их, ведь они мои друзья, и мы решили поиграть в новую игру симулятор.

— Это было так реально, это невозможно! – смеясь говорила я.

— Ага, конечно невозможно, смотри и учись, подруга. – сказала Лина, усаживаясь в кресло.

Все еще не до конца понимая, что произошло, я уселась на пол с другими девочками и уставилась в экран, где Лина бесстрашно передвигалась по лесу.

 

Это поразительно на сколько игра была реальна для меня. И так удивительно, что тот мир состоял из недоверия к друг другу, так ведь и в реальном мире, не так ли?

Багаутдинова Элина Раисовна
Возраст: 24 года
Дата рождения: 01.01.1998