Принято заявок
2558

X Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Ближе к титрам

Тёмно-синяя дождливая ночь с ароматом летней прохлады постепенно начала растворяться в воздухе и перетекать в золотисто-розовое утро, не успевающее осушить лужи падающими на них лучами солнца. С улицы уже были слышны звуки проезжающих машин и открывающихся дверей подъездов и дворы начали наполняться людьми. Все жильцы куда-то спешили, но все по разным сторонам и все разными дорогами, лишь изредка они пересекались и обменивались приветствиями в лифтах и на парковках. Вместе с солнцем поднимались на ноги последние сони.

В одной из квартир дома №9 истошно звенел телефонный будильник, заставивший открыть глаза спящего мгновение назад Юрия. Нагретая телом простынь и тяжелое, как кучевое облако, одеяло до последней секунды не отпускали парня в новый день ошибок в мыслях, словах и действиях, но эта иллюзия развеялась, когда тёплые пятки сделали первые ленивые неуверенные шаги по холодному, не протоптанному полу. Его глаза не хотели открываться и сжимались крепко-крепко, не позволяя свету разомкнуть тяжёлые, хранящие на ресницах сны, веки.

Настенные часы сегодня отбивали ритм очень быстро, чем смутили Юру, заставив полностью проснуться.

– Половина девятого, так рано, мог и не торопиться с поднятием веса с кровати. До выхода целых сорок минут, жить и жить ещё – пронеслось самооправдание в голове парня, смотрящего на стену. Он протёр глаза руками и начал собирать рюкзак.

– Лина, ты вчера мою анкету куда убрала, ее нет нигде! – крикнул парень из комнаты на кухню своей девушке.

Алина, девушка того же возраста, что и Юра, когда-то сильно влюбилась в него, но с каждым днём понимает, что превращается из нынешнего статуса не в жену, а в няньку для взрослого ребёнка. Она нервно подошла к столу, за которым сидел Юра и демонстративно положила лист бумаги и чёрную ручку. Выходя комнаты, Лина взяла со стула белую рубашку и чёрные джинсы, подглядывающие на неё будто с намёком, чтобы их погладили, устало вздохнула и молча ушла разбираться с одеждой.

Тем временем до выхода Юре оставалось примерно десять минут и двадцать незаполненных полей с вопросами о любимых жанрах, кинематографистах и опыте работы в съёмках полнометражных картин на свежем воздухе.

Впопыхах парень сложил завершённую анкету вдвое и убрал в рюкзак. Он надел выглаженные любящими руками Алины рубашку и джинсы, обулся и долго смотрел на себя в зеркало, с переживанием думая, не выглядит ли он слишком просто для часов, опоясывающих его левое запястье. После, убив ещё пятнадцать минут на бегание по квартире в поисках автобусных билетов, уже лежавших в рюкзаке, Юра снял часы и оставил их лежать на тумбе возле окна.

– Ну и долго ты ещё будешь возиться? – с упрёком спросила Алина, возникшая в дверном проёме, — Ты ведь знаешь, что сейчас уже подъедет автобус на остановку и самое последнее, что будет делать водитель – ждать, пока Юрочка убедится, что правильно собрал бумаги за пару минут до выхода.

Между Алиной и Юрой повисло агрессивное молчание, а их глаза были сосредоточены и напряжены настолько, что из них вырывались беззвучные крики. Парня задела эта правдивость мыслей девушки. Юра из последних сил сдержался, чтобы не наговорить лишнего и тут же направился к выходу.

Когда парень оказался на улице, его лицо грело яркое высоко висящее на ясно-голубом полотне солнце. Он неторопливо шёл на остановку, как неожиданно со спины не послышались громкие и быстрые удары, будто догоняющие. Мимо Юры с невероятной скоростью пронеслась молодая девушка в чёрном платье на высоких каблуках и тяжелой шоколадного оттенка дамской сумкой, её роскошные густые русые волосы взлетали, как в рекламах самых лучших средств для волос. Она резко остановилась сняла туфли, силой затолкала их в открытую кладь, вновь разогналась и скрылась за углом дома. Юра от удивления стоял, как вкопанный, и глядел на эту сумасшедшую, а после продолжил переставлять ноги. Дойдя до остановки, он догнал ту девушку и недолго думая начал с ней диалог.

– Прежде чем дела планировать, надо их поминутно расписать, чтобы не пришлось нестись сломя голову, пугая прохожих, в числе которых мне посчастливилось сегодня побывать. А если бегать собралась, то форму неудачную выбрала, – проявил своё остроумие, на накопление которого Юрию потребовалась вся жизнь.

– Если так сильно потревожила, прошу прощения. Но хочу сказать, что и Вы пропустили двенадцатый автобус, на который «сломя голову и в неудачной форме неслась только я», – передразнивая Юру отвечала девушка.

И опять в сознании парня произошло помутнение: он выступил не в лучшем свете, наговорил гадостей и только что его поставили на место. А автобус! Автобус – самое страшное! Следующий рейс только через полчаса, а до начала съёмок чуть больше того времени, за который при самых лучших условиях автобус доедет до Алфёровки. Юрию оставалось собраться с мыслями, ходить из стороны в сторону, шаркать асфальт и пытаться не пересечься глазами с девушкой, которая обиженно и нервно вздыхала. За всё время ей позвонили столько раз, что можно было бы подумать, что от её голоса зависят жизни миллионов. Девушка пыталась кого-то успокоить и постоянно повторяла «Ну что ты Анькаешь, сейчас уже приеду», а иногда открывала свою сумку, доставала листок и зачитывала чьи-то имена. И эта Аня не наврала – вскоре приехал автобус.

Чтобы не смотреть в лишний раз на легкоатлетку, Юра первый поднялся в салон и уселся в самый конец, где его никто не потревожит. На этот галантный поступок девушка цыкнула, заходя следом. Дорога тянулась из города в села, где местами пропадал асфальт. Указатели населенных пунктов встречались через каждые пару минут, за час Юра насчитал их несметное количество, настраиваясь увидеть название того пункта, куда он и направлялся. Парень увлечённо смотрел за дорогой и неожиданно вздрогнул, когда в салоне раздался звонок мобильника той Ани.

– Не начинайте без меня, пожалуйста, больше этого не повторится- умоляющее попросила девушка.

– Вот проехали Беляевку и мост через Платину, – Анна подошла к водителю и спросила, – Скоро уже Алфёровка будет?

Автобус стал подъезжать к бетонной с потускнелой вывеской «Ал..ё..в..а», где частично не хватало букв остановке. Тогда все поняли, что уже вот-вот выходить.

– А вот и приехали, дорогие.

Все пассажиры и Аня стали выходить. Юра сидел и недоумевал, как так совпало оказаться с этой сумасшедшей бегуньей на каблуках в одном автобусе и в одном пункте назначения: «Может быть, она живёт здесь или приехала погостить. А вдруг она актриса, которую ему придётся снимать. Но с такой пунктуальностью-то, какая она актриса, раз не появляется вовремя в кадре. Мы опаздываем уже на четверть часа. Хотя скорее всего она во всем кинематографе лишь помощник площадки, который и зрителю не известен, да и в титры с божьей помощью попадёт. Вызвался в кино — будь любезен работать четко, а не как эта…».

Эти наполненные негодованием догадки прервались криком водителя:

– Эй, ты один остался! Куда едешь?

Юра схватил сумку и побежал искать свою группу.

Уже находясь на самих съёмках парень из собственного интереса искал глазами Аню и, после того, как понял, что её нигде нет среди актёров обрадовался верности своей гипотезы и продолжил выполнять поставленные режиссёром задачи. Юра решил, что того пространства, которое выбрали для фильма, не совсем достаточно, поэтому он решил пойти снимать пейзажи, но другого плана. Местные ребята рассказали, что неподалёку отсюда есть живописный пруд с цветущими кувшинками, летающими стрекозами и выпрыгивающими из воды рыбами. Динамичные кадры только приветствуются в требованиях режиссёра, поэтому Юрий взял тяжелую аппаратуру и пошёл к водоёму.

Хоть временем этот парень владеть не умеет, но работать на секунду больше он точно не будет. Он взглянул на левую руку, где не обнаружил часов и полез в карман за телефоном. И как на зло, сотовый Юры садился, отчего ему пришлось ориентироваться во времени по традиции наших далёких предков – по небу. Но отвлекаться на мелочи в отсутствии циферблата было недопустимо, тем более солнце стало опускаться всё ниже и ниже, поэтому Юрий быстро принялся за работу. Стоит сказать, что он вошёл во вкус, ведь с локацией ему очень повезло. На пруду не было ни единой души, где-то за зарослями высоких камышей гудела жизнь села. Ближе к поверхности воды начал сгущаться туман, создавая приятную загадочную дымку, окутывающую кристальную гладь. Вода приобрела завораживающий оттенок спелых яблок, отчего всё вокруг порозовело и наполнилось теплом. В воздухе стала ощущаться вечерняя прохлада, запах влажной земли и сочной травы создавала уютную и расслабляющую атмосферу. На пруду появилось много живности: тишина наполнялась звуками журчащего где-то далеко ручья, кваканием сотен резвых лягушек и криками прилетающих за добычей цапель. В свой объектив Юра сумел поймать душераздирающую картину, как одна из многих лягушек не последовала пути своих сородичей и цеплялась своими скользкими лапками за шанс жить, когда цапля подцепила своим длинным сильным клювом и подбросила вверх, открывая рот.

Когда парень был доволен тем, что ему удалось запечатлеть, он собрался срочно уходить назад к площадке, чтобы успеть сдать свои отрывки для утверждения их в кинокартине. Юра ожидал, что пока он будет спешить обратно он утопит аппаратуру, утонет сам, заблудится, его похитят или произойдёт что-нибудь фантастическое, однако этого всего не произошло и он быстро вернулся к палатке главного режиссёра. Вокруг неё, что очень подозрительно, никого не было.

– Наверное, они уже внутри на планерке обсуждают свои отрывки. Задержался я что-то, – паникующее предположение врезалось в уверенность парня. Тем не менее он открыл шторку и сделал шаг внутрь.

От увиденного в палатке у Юры пошли мурашки по телу: абсолютно пустая комната, где одиноко сидел парень, его голова качалась вверх-вниз на шее, требуя срочного сна. Видимо это был ответственный за съемочную площадку и дожидался последнего работника.

– Наконец ты пришёл. Все уже давно разъехались. Собирайся, мне надо свернуть этот шатёр- быстро и сердито проворчал молодой человек.

– А работы смотрели уже? – взволновано спросил Юра.

– Уже был даже разбор полетов, прости, что не дождались, – с некоторой поучительностью отвечал парень, убирая палатку, – А что наснимал-то, давай хоть я погляжу.

Юра с пропастью в глазах и чёрной дырой в душе открыл на ноутбуке карту, извлечённую из камеры, и повернул экран. Парень недолго посмотрел отрывки Юры и вынув визитку сказал: «Вот номер главного режиссёра. Если сжалится над твоим опозданием, то точно в работу войдёшь».

Разочарованный Юрий уже брёл не думая, успеет он на рейс или нет, он добрался до местного магазина, где зарядил телефон, после чего пошёл на остановку. Удивительно, что с ним в одно время приехал автобус тот же самый, что и привёз его сюда днём. Юра приблизился к открывающимся дверям и прошёл вглубь салона.

Долгое раздумье и бессмысленное устремление глаз в дорогу разрушились, когда парень достал мобильный и набрал номер с той визитки, которую дал ему работник с площадки. Пошли гудки и заиграл рингтон на передних сиденьях. Одна девушка искала звенящий телефон в сумке и спустя секунды ответила: «Добрый вечер, Анна Паслер, чем могу помочь?».

Услышав эту фразу дважды – наяву и через телефон, Юра просто положил трубку просто потому, что не хотел позориться в глаза начальству. Парень покраснел, его руки задрожали, а в голове творился сумасшедший хаос, где чувства волнения, стыда, обиды и злости на самого себя обвиняли друг друга в случившемся. Юра почувствовал головокружение, на ресницах осели сны и парень, прислонив голову к гремящему от нервности дорожной поверхности стеклу, стал засыпать.

С очередной хорошо ощущаемой пассажирами кочкой усталость снялась как рукой. Юра продолжил смотреть за пролетающими бескрайными полями пшеницы и подсолнухов в окне. На остановке у какого-то малоизвестного небольшого села, размером в две улицы, вышли почти все люди, в их числе были и мужчины, и женщины, что очень приободрило Юрия, ведь шанс исключить режиссёра из этого числа вышедших стал увеличиваться в геометрической прогрессии. Он пересел на сидения ближе к водителю и продолжил свой путь в компании пяти человек. Парень снова достал телефон и не только без паники, но и с большой уверенностью в себе, своих силах и наработках, позвонил по ранее набранному с визитки номеру. В салоне автобуса было тихо, что говорило о верной догадке Юры, слышалась лишь какая-то вибрация от корпуса салона. Гудки все шли и шли, а на звонок никто не отвечал.

– Мне пытаетесь дозвониться? – сказал голос сзади.

Сердце Юрия снова забилось, а тело остолбенело, не позволяя повернуться к лицу, говорящему с некоторым весельем в тоне. Но с места преступления, да тем более с поличным скрываться нет смысла и тело, которое не хотело слушаться мгновение назад, повернулось само. Да и лучше бы не поворачивалось, ведь первое, что разглядели глаза парня — дамская приятного шоколадного оттенка кожаная сумка, выше глаза встретили аккуратное чёрное платье и кончики объёмных русых волос. Увиденного было достаточно для того, чтобы просто выбежать из салона и идти до дома пешком, но ведь даже дома убежать от вновь приобретённой проблемы вряд ли получится.

– Здравствуйте, Анна, приятно видеть Вас снова! Вы помощник режиссёра? Менеджер? – пытаясь выкрутиться, с наигранной улыбкой спрашивал Юра.

– Да уж, приятнее некуда. А я действительно похожа на исполняющего подобных должностей? – удивленно задала вопрос в ответ девушка.

– Возможно и похожи, но на режиссёра точно не тянете! – съязвил парень, желая высмеять девушку.

– Хорошо, давайте к делу, вы Юра, как я понимаю? – уточняющее добавила она.

– Да все верно, я не успел вовремя сдать материал и подумал, может быть Вы сможете договориться. Вот посмотрите наброски, – с хитростью в голосе проговорил Юрий.

– Знаете, очень даже хорошо и такие перебивки мы могли бы использовать между главными сценами, у Вас определённо есть потенциал, – дала надежду Анна.

– Спасибо, что выручили – парень высокомерно поблагодарил менеджера.

– Нет, Вы неправильно поняли, согласно условиям кастинга, составленных режиссёром, участникам необходимо было уложиться во время и сдать ни минутой позже. На площадке все работали слаженно, опоздали только Вы. И к тому же опоздали и на сами съемки, ведь так? – отчитывая, продолжила злой тон девушка.

– И меня отчитывает человек, который сам бежал по улице босиком и задыхаясь? Сами не лучше, – перевёл стрелки Юра.

– Но знаете ли, раз мы перешли на оскорбления, то в Вашей работе есть недочёты, а на планёрке были отрывки насыщеннее и полнее – нагрузила Анна, решив вывести на эмоции парня.

– Девушка, да как вы смеете? Образование режиссёра получите сначала или хотя бы фильмы посмотрите, а потом осуждайте. Ваша работа передавать файлы и информацию, не возлагайте на себя больших обязанностей, найдутся те, кому этим стоит заниматься. Или вы так сильно хотите понравиться начальнику, чтобы он и Ваше огромное и незаменимое участие в конце фильма прописал? – яростно возмущался Юрий и недоумевал, почему собеседница улыбается.

Юра несмотря на отказ настойчиво и молча сбросил все файлы, после опять сказал что-то умное и поучительное и заранее попрощался с девушкой, которая заставила его нервы вскипеть.

Когда Юра открыл дверь в квартиру было уже далеко за полночь, все это время его ждала Алина. Она стала расспрашивать о сегодняшних съёмках, но настроение Юры не было таким же заботливым и весь свой гнев он высказал девушке. Алина не только выслушала то, какие все плохие и непонимающие, но и получила упрёки в области готовки и внешнего вида. На этой тяжёлой ноте молодые люди разошлись по разным комнатам.

Ночь провёл Юра плохо, из головы не выходили моменты и фразы, каждый раз заставляя думать, как нужно было сказать и что нужно было сделать. Так парень до самого утра проиграл у себя в голове различные варианты сценария прошлого, после чего заснул. Алина уже привыкла к таким вещам и за ночь успела выспаться. С утра она сходила в магазин, а возвращавшись домой в подъезде проверила почтовый ящик, где нашла письмо адресованное Юре. Девушка ещё была обижена за вчерашние крики, она не хотела отдавать конверт лично, положила его на стол парня и ушла по своим делам.

Когда Юра проснулся и обнаружил белый прямоугольник на столе, он был обрадован тому, что всё-таки получилось пробиться в фильм и стал открывать письмо. Разворачивая лист, лежавший внутри конверта, парень снова разочаровался, ведь увидел напечатанный маленький портрет-иконку Анны. Он стал читать письмо, где было указано утверждение его перебивок в фильме, гонорар и сама дата премьеры. Также в конверте лежал диск, на котором был соткан необработанный вариант. Юра подумал, что вечером он сможет с Алиной вместе посмотреть фильм, извиниться, чтобы она поняла, что все его эмоции были ненапрасны, что человека творческого нельзя обвинять в вечном хаосе мыслей. Парень был заведён этой идеей и с нетерпением ждал девушку.

Вот Лина вернулась домой, прошла в комнату и была удивлена: Юра развесил гирлянды-лампочки, которые светили тёплым желтым светом, на диван постелил красивый тёплый плед, приготовил ароматный горячий какао и купил много вкусной еды. Девушка растаяла от такого жеста, ведь чаще всего она делает подобное и не получает ничего взамен. Парень презентовал свою работу, извинился за вчерашнее плохое настроение, и они стали смотреть фильм.

К концу просмотра ближе к титрам на лицах молодых людей поселились абсолютно разве эмоции: Алина улыбалась, было заметно, как её глаза ищут фамилию своего парня и их переполняет гордость, а Юра погрустнел, а сердце его забилось. С последней строчкой «С уважением, главный режиссёр Анна Паслер», парень опустил голову вниз и сел на кровать. Сложно сказать, что он испытывал: стыд за своё поведение или разочарование в своём умении ошибаться в людях, но было ясно одно – парень был явно потрясён и оскорблён тем, что именно так прожил вчерашний день.

– Я довольна тобой и фильмом, ты ещё дальше со своим талантом пойдёшь, – радостно затрещала Алина, улыбаясь во все зубы, – Что-то разве не так, Юр? – лицо девушки в момент стало грустным.

– Понимаешь, я успел стать ближе к титрам, хотя не торопился, но сейчас, мне хотел бы, чтобы я лучше со всем этим задержался и не успел бы ни на автобус, ни на съёмки – вообще никуда бы не успел!, – последняя его мысль остановилась, и парень продолжил сидеть в полной тишине в глубоком молчании. Алине же пришлось лишь недоумевать от произошедшего и поддерживать новую творческую травму своим исцеляющим, будто бальзам, молчанием.

Мамонтова Татьяна Викторовна
Возраст: 19 лет
Дата рождения: 21.07.2004
Место учебы: Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение «Средняя школа №72 с углублённым изучением отдельных предметов»
Страна: Россия
Регион: Ульяновская обл.
Город: Ульяновск