XI Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 10 до 13 лет
Зубры, любовь и Полина

Однажды я гостила у бабушки и скучала. Бабушка терпеть не могла гаджеты и пользоваться смартфоном разрешала мне строго два часа в день.

Чем себя занять я не знала, и от нечего делать полезла в старый книжный шкаф темного дерева, стоявщий в гостиной. В шкафу хранились дорогие бабушкиному сердцу книги, фотоальбомы, на отдельной полке стояли любовно расставленные фигурки из путешествий – массивный зубр из Приокско-террасного заповедника, кукла-молдаванка с гроздями винограда из Кишинева, хрустальные чешские пиалы и много других любимых бабушкиному сердцу вещей из поездок.

Книги и сувениры из путешествий бабушка любовно собирала всю жизнь, привозила из путешествий, выписывала по абонементам, «доставала» через друзей и знакомых.

Мой взгляд зацепился за книгу-фотоальбом «Приокско-террасный заповедник» издательства Советская Россия. Книгу составил Дмитриев Юрий Дмитриевич в одна тысяча девятьсот семьдесят девятом году. По моим подсчетам, книга была старше меня на целых тридцать три года. От этого я невольно листала глянцевые странички аккуратно и даже с каким-то почтительным трепетом.

От прикосновения к гладким старинным страницам и фотографиям дикой природы необычайное спокойствие охватило меня. Я попала в уютный островок дикой природы, расположенный на террасах левого берега Оки, покрытых смешанными и сосновыми лесами. Словно наяву передо мною простиралась уникальная территория болот с росянкой и клюквой, степь с южной растительностью. Незаметно меня сморил сон. Да не простой, а сказочный, но приэтом очень реалистичный.

Мне приснилось, что я очутилась в Приокско-Террасном заповеднике, в Зубровом питомнике, работаю здесь экскурсоводом и отлично понимаю язык зубров.

Гигантские зубры разговаривали со мной как с членом семьи, изящные молодые зубрихи хвастались своими очаровательными зубрятами. Каждой маме-зубрихе хотелось выделить своего малыша перед стоящими вдалеке посетителями-туристами, и одновременно было очень боязно за своего теленка. От этого они выглядели забавно, то стараясь загородить собой ребенка, а потом вдруг осмелев подбегали вместе со своим любимым детенышем-хвостиком совсем близко к людям. Меня зубры совсем не боялись, топтались как хорошие знакомые на расстоянии вытянутой руки, сплетничали и болтали на своем «зубрьем» — о детях, погоде, лишнем весе, близорукости, непонятливости соседей-бизонов, о хранителе заповедника Лешем Терассе Террасыче. Можно было очень хорошо разглядеть этих великанов, расслабленно и счастливо проживающих в своем любимом заповеднике. Они словно люди все понимали и хотели рассказать о себе как можно больше.

Зубр Мурзилка из кавказско-беловежского клана самый статный парень, чистокровный зубр и потомок первых зубров заповедника Москвитянина и Муравки влюбился в Москвичку, кокетливую и своенравную беловежскую зубриху. Мурзилка страдал, вздыхал, бросал на свою зазнобу томные взгляды. Хитрющая Москвичка делала вид, что не замечает страдающего кавалера и заигрывала со своим неповоротливым флегматичным троюродным братом Мотей. Мотя больше всего на свете любил жевать и смотреть в небо, чувства его особо не интересовали.

Мурзилка подошел ко мне и мечтательно кивнув в сторону Москвички промычал: «Как хороша»!

Она и вправду была прекрасна – здоровая и грациозная с огромными ясными глазами, привлекающая внимание многих молодых зубров.

Мурзилка как все влюбленные, выглядел мечтательным, немного задумчивым и слегка рассеянным. И не мог ни о чем думать, кроме предмета своего обожания Он что-то постоянно мычал себе под нос, а потом подошел ко мне и слегка краснея промычал, что у него родилось стихотворение. Пришла муза, так сказать.

Москвичка – корова моей мечты.

Теленок наш будет прекрасней звезды.

Буду тебя я оберегать

Солнцем ты будешь мне вечно сиять.

Лучший кусочек коры для тебя.

Звездочка прекрасная – нежность моя.

Очень недурно получилось, на мой взгляд. Вокруг – все цветет и утопает в зелени. Настроение романтичное. Представляю, как кружится голова от любви в такую погоду, да в таком заповедном месте.

— А, давай я твои стихи запишу и передам твоей коровке – говорю я своему приятелю.

Достаю блокнот и переношу на бумагу творение влюбленного зубра. Обещаю передать. Мурзилка счастлив.

В 21 веке стихами можно удивить даже корову. Это не силой меряться. Стихи – показатель высоких чувств. Особенно если влюбленный силен, статен, хорошо воспитан и из приличной семьи. Род зубра Мурзилки идет из польского резервата Беловеж, а родственники проживают в отличных условиях — в Окском государственном биосферном заповеднике и в зубровом питомнике «Черга» на Алтае.

Вместе со стихами мы с Мурзилкой решили преподнести Даме его сердца кору и веточки ивы, осины и дуба, немного желудей. У меня в запасах нашлась очаровательная плетеная польская корзинка, чтобы упаковать дары. И в предчувствии отличного, гонцом будущего счастья я направилась к гордой красавице Москвичке.

В своем чудесном сне я отлично понимала язык зубров, а зубры прекрасно понимали меня.

— Добрый день! — преувеличенно возвышенно поздоровалась я. – Это для тебя от Мурзилки. Посмотри, пожалуйста.

— Ах, какая изысканная еда, я как раз думала пообедать- театрально подняла брови Москвичка.

Она с бесконечным удовольствием поедала дары своего будущего друга, удовлетворенно облизывала губы и вдруг заметила в корзинке листок бумаги.

— А это, что такое Полина? — удивленно спросила у меня будущая невеста.

— Это стихи, Мурзилка для тебя сочинил…. сам. — И я громко с выражением продекламировала ей стих.

– Ой, Полина! – с придыханием прошептала Москвичка томно махнув длинными пушистыми ресницами. – Я всю жизнь мечтала, чтобы мне кто-то посвятил стихи.

А вокруг нас цвели и колосились колокольчики – беги и падай от радости (и лучше лицом и по самые уши) в душистые кустики, горящие фонарики соцветий .

Мою зачарованность прервала стайка птиц. Они пели песню родившемуся вновь чувству.

Любовь, еда, природа, телята, мычание, стихи, снова еда (у зубров по- другому не бывает).

Неожиданно примчался Мурзилка, и они с Москвичкой уединились для романтичной прогулки среди деревьев.

Вздохнув с облегчением, с чувством выполненного долга я начала прислушиваться к их слегка успокоившимся голосам и чуть пониженному тону. И вдруг я поняла, как здесь красиво, вот этот темный лес с ветками, окрашенными закатным солнцем, эти яркие бабочки и верткие ящерицы, прыткие бородавчатые лягушки, зяблики, зарянки, рябчики, чижы, пеночки, словно ноты, скачущие с ветки на ветку раскидистых ветвей…Вся природа поет песню любви двум влюбленным.

Я представила как глажу маленького теленка за которым мне доверят присматривать его гордые и прекрасные родители – зубры.

Внезапно я почувствовала, что меня кто-то трясет.

— Просыпайся, Полина! Зачиталась и уснула? – бабушка разбудила меня и аккуратно убрала книгу, упавшую с дивана.

— Бабушка, а поехали к зубрам! Мне сейчас такой сон про них приснился!

— Поехали, внученька, так хочется зубров повидать — бабушка мечтательно улыбнулась.

Салтыкова Полина Дмитриевна
Страна: Россия
Город: Ижевск