Принято заявок
2212

IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Зря

«Считается, что возвращаться — плохая примета.Мистики, отвечая на вопрос: «Что значат забытые перед выходом вещи?», утверждают, что через оставленный предмет подсознание хочет что-то сообщить. Например, предупредить о последующей неудаче и посоветовать остаться дома.» (неизвестный источник)

Но задумывались ли вы, о том, что вера в предрассудки может привести к печальным последствиям?

Глава 1.

Молодой черноволосый юноша стоял перед кабинетом начальника юридической фирмы, не решаясь войти. Позади него также толпились и переминались с ног на ноги другие парни. Наконец, он решился и робко постучал в дверь.

-Войдите,- послышалось оттуда.

Поборов свой страх, юноша зашел в кабинет. Перед ним в роскошном кресле сидел сам Поголовин Виталий Григорьевич, самый известный адвокат города. Несмотря на дневное время, в кабинете было темно, лишь рассеянные лучи солнца пробивались сквозь тяжелые шторы. Молодому человеку стало еще страшнее. Привыкнув к темноте, юноша увидел резной стол, за которым восседал начальник, большой шкаф, стулья и диван. На стенах висели картины, изображающие эпизоды из судебных процессов, дипломы и благодарственные письма. Начальник юридической конторы «Шанс», Поголовин, довольно грузный мужчина лет сорока, поглаживая свои залысины, с насмешкой уставился на пришедшего парня.

-Имя?-лениво спросил Виталий Григорьевич и перевел свой взгляд на какие-то бумаги, лежавшие на столе.

— Ф-ф-филипп Суеверов,-еле слышно проговорил юноша.

— Филечка, значит,- начальник еще раз усмехнулся и продолжал перелистывать документы.

— Нет, Фили…- парнишка не успел договорить, как его оборвали.

-Ближе к делу,- грозно приказал Поголовин, поднимая руку вверх (мол, давай быстрее, не тяни), -зачем вы здесь?

— Я хотел бы устроиться в вашу фирму,-нервно подергивая плечами, начал Филипп.

— Откуда родом, какое образование?

— Я из Ростовской области, родился и вырос в станице Казанской, окончил юридический факультет одного из ростовских вузов.

— Стало быть, в адвокаты хотите?- все еще с усмешкой спросил Виталий Григорьевич.

-Да, мой отец был адвокатом, поэтому я хочу пойти по его стопам.

— Похвально, похвально, но вот какая незадача,-продолжал начальник, сверля Филиппа немигающим взглядом.- Вы ведь видели, сколько человек в приемной? А сколько побывало в этом кабинете до вас? И вот, что я вам скажу, дорогой мой, некоторые из них блеяли как овечки или упрямились как ослы. Так вот, овец и ослов в своей фирме я не потерплю, я «вегетарианец»!

— Глядя на вас и не скажешь,- пробурчал Филипп.

— Что-что? Что вы там промямлили? Говорите четко и ясно, чтобы я…

Суеверов, не помня себя, не узнавая свой голос, выкрикнул, что по Поголовину не скажешь, что он не ест мясо. Наступило неловкое молчание. В глазах начальника Филипп заметил изумление. Виталий Григорьевич с шумом встал из-за стола и решительно подошел к юноше. Его водянистые глаза осматривали тощего Суеверова с какой-то холодной яростью. Ноги Филиппа подкосились, а со лба пот катился градом. Бедному юноше показалось, что резко запахло серой. И вдруг Поголовин громко рассмеялся. Он так долго издевательски хохотал, что казалось, прошла вечность.

-Ох, и насмешили же вы меня, семь лет жизни прибавили! Я думал в обморок упадете от страха, ан нет…, не захотели давать себя в обиду. Давненько я таких не видел!-весело сказал Виталий Григорьевич, возвращаясь в свое кресло.- Понравились вы мне, Филипп! Я таким же в молодости был: мягким, но крепким. Ладно, поступим так,-Поголовин взял свой блокнот, что-то долго там изучал, потом взял карандаш, -приходите-ка вы в следующий понедельник.Сможете?

Суеверов, не веря своим ушам, прошептал:

-Да-да, конечно!

Филипп еще долго сжимал протянутую на прощание руку начальника, не переставая благодарить его.

-Ну, полно, что вы как школьник! Жду в понедельник, а сейчас вы свободны!

Улыбающийся Суеверов чуть ли не вприпрыжку направился к двери.

-Постойте!-окликнул Филиппа начальник.-Документы свои не забудьте взять, иначе на работу не приму.

-Понял, благодарю, я все понял! Не забуду!

Когда дверь за юношей закрылась, Поголовин невольно подумал: « Чудной какой-то, как бы радость глаза не затуманила, а то случится еще что…»

Глава 2.

Суеверов выбежал из юридической фирмы в крайнем возбуждении. «Возьмут, возьмут! Он пообещал!»- вихрем проносилось у него в голове. Филипп шел по улице, не замечая луж, полы его пальто развевались в разные стороны. На улице стоял октябрь, но в душе юноши была весна.

Погода не радовала. Осень в самом разгаре: пожухлые листья, подхваченные ветром, доставляли дворникам немало хлопот. Они, не переставая ругаться, пытались собирать листву в кучи. Ветер не был снисходительным к людям, поэтому они, проклиная погоду, зарывались в свои воротники и удивленно смотрели на молодого человека, шедшего против ветра в распахнутом пальто и довольно улыбающегося.

Будучи сыном адвоката, Филипп с малых лет знал, что такое справедливость и правосудие, так как Александр Филиппович Суеверов, отец юноши, не смотря на свою фамилию, никогда не был жертвой предрассудков. В его карьере не было дел, которые он проиграл бы, так как адвокат старался только помогать людям. Но одно дело, последнее в его жизни, поставило на его карьере и жизни крест.

Однажды в суде проходило слушание по делу известного олигарха, обвинявшего свою жену, которая в ходе ссоры нанесла тяжкие телесные повреждения, из-за чего тот оказался на больничной койке. Уголовное дело завели по просьбе пострадавшего, а со своей супругой он решил расстаться. Нанимая Александра Филипповича, олигарх умолял адвоката сделать все, чтобы при разводе жена осталась ни с чем. Конечно, защитник справедливости не мог отказать и пообещал сделать все возможное и невозможное.

Слушание дела было назначено на 25 октября. Увидев ответчицу по иску богатого заявителя, Суеверов-старший растерялся. Перед ним предстала маленькая испуганная женщина, которая, казалась, может упасть от легкого дуновения. Ее адвокат доказывал в суде совершенно обратное: супруга часто подвергалась насилию со стороны мужа. Но его никто не слушал, все были на стороне пострадавшего. Александр Филиппович сто раз пожалел о том, что пообещал олигарху засудить супругу по полной. Казалось, в зале суда никто эту хрупкую женщину с печальными глазами не замечал. И когда вынесли приговор о лишении свободы и уплате за моральный и физический ущерб в пользу истца, справедливое и доброе сердце адвоката не выдержало: он умер от обширного инфаркта прямо в суде.

На тот момент Суеверову-младшему было пятнадцать лет. Стоя у могилы отца, сын поклялся, что продолжит его дело и никогда не совершит подобных ошибок. Но его клятву слышал только осенний дождь, как и Филипп, оплакивающий невосполнимую потерю в своей жизни.

Прошло время. Филипп жил у бабушки, которая приютила у себя молодого человека после смерти отца и заботилась о нем как о родном, отучился в вузе. Когда Суеверов-младший вернулся домой после собеседования с Поголовиным, старушка обеспокоенно спросила:

-Что с тобой, Филиппушка? Уж не заболел ли часом? Не приняли?

-Приняли, баб Насть, то есть не совсем, сказали принести документы в следующий понедельник.

Зайдя в свою комнату, все еще пребывая в возбужденном состоянии, юноша лихорадочно стал искать среди бумаг в шкафу нужные документы. Спустя двадцать минут все было аккуратно сложено в красную папку. Филипп устало вздохнул и посмотрел на фотографию отца: «Ну, вот, папочка, я сдержу свое обещание, стану адвокатом и продолжу твое дело!»

Глава 3.

Всю оставшуюся неделю Филипп Суеверов провел в нервном ожидании. Он ни с кем не общался, никуда не ходил, только все время держал красную папку в руках, боясь ее потерять, ведь по сути это был билет в его счастливое будущее. Бабушка Настя, видя это, лишь покачивала головой. Ее всегда пугала эта одержимость Филиппа непременно стать адвокатом, особенно когда по ночам она слышала приглушенный разговор юноши с фотографией умершего отца. Бессонные ночи и нервные дни томительного ожидания сделали свое дело: Филипп стал вялым и рассеянным, пил только кофе, не мог ничего есть.

Наконец наступил долгожданный понедельник. Вскочив чуть свет, Филипп кинулся на кухню, чтобы заварить кофе. Бабушка Настя возилась у плиты.

— Баб Насть, а что, кофе нет?

-Нет, милок, ты ж все попил и сам не заметил.

-Как же так?-юноша начал нервничать, так как только кофе по утрам предавало ему сил и бодрости.- Мне срочно нужен глоток кофе!

Филипп, на ходу одеваясь, не забыв прихватить папку (с ней он ни за что не хотел расставаться ни на секунду), помня о том, что ни в коем случае нельзя забывать что-либо дома (плохая примета, по словам бабушки Насти), выскочил из квартиры и побежал в магазин, который находился через дорогу. Возвращаясь из магазина, юноша почувствовал головокружение, ноги подкосились и стали ватными, в ушах зазвенело. Он хотел сделать еще один шаг, но глаза заволокло пеленой, и Филипп погрузился во мрак.

Сколько времени прошло, молодой человек не помнил, но очнулся он от прикосновения чьих-то холодных рук. Когда он открыл глаза, с удивлением обнаружил себя на лавочке, стоящей у дома, а перед ним стояла какая-то женщина.

-Ох, и напугали же вы меня, молодой человек! Я по профессии врач и сразу поняла, что у вас просто голодный обморок. Вот возьмите сладкий чай,-проговорила женщина, протягивая Филиппу маленький термос.

Вдруг юношу осенило, что сегодня понедельник и его ждет Поголовин.

-Который час?-обливаясь холодным потом, пробормотал Филипп.

-Без десяти одиннадцать, а…,-женщина не успела договорить, как юноша резко встал и помчался к автобусной остановке. «Вот и помогай людям, даже не поблагодарил,»- подумала она и задумчиво посмотрела вслед молодому человеку. Тем временем Филипп уже ехал в автобусе и мучительно переживал, что опаздывает на встречу.

Когда Суеверов подходил к офису Поголовина, его била дрожь. «Опоздал, не примут, не стану я адвокатом,»-роем проносилось у него в голове. Он неуверенно постучал в дверь кабинета начальника юридической фирмы.

-Вы опоздали,-мрачно заметил Виталий Григорьевич.

-Я, я просто не…,-не поднимая глаз бормотал Филипп. Ему было очень стыдно. А Поголовин, оборвав юношу на полуслове, продолжал:

— Настоящий адвокат должен быть пунктуальным, ничего не забывать и рассчитывать все до мелочей. Ну, да ладно, на первый раз прощаю, давайте свои документы.

Слово «документы» прозвучало как гром среди ясного неба. Суеверов побледнел, судорожно начал ощупывать свое пальто. Документов не было.

-Я…,-начал было Филипп. Но грозный рык начальника заставил его замолчать.

-Что я?-выкрикнул Поголовин.- Это я отложил все свои дела, чтобы встретиться с вами, уже готовился принять на работу нового сотрудника, а он, видите ли, забыл! Знаете, почему моя фирма называется «Шанс»? Потому что я даю только один шанс. Убирайтесь-ка вы вон из моего кабинета,-уже вслед убегающему Филиппу кричал Виталий Григорьевич.

Ни живой, ни мертвый Суеверов брел по улице. Было двадцать пятое октября. «Нельзя было ничего забывать, ведь говорила баба Настя, что плохо это, вот и не верь в приметы!»-размышлял Филипп, а на душе скребли кошки. В этот момент ему просто не хотелось жить. Очнулся Суеверов на мосту. Горькие слезы ручьем текли по его щекам. «Это конец!»-подумал юноша. Черная и какая-то безмолвная река словно манила его к себе. Он перегнулся через перила, но вдруг отчетливо услышал голос своего отца: « Не делай этого, сынок! У тебя еще все впереди! Все будет хорошо!» Подул ледяной ветер, и Филиппа словно обожгло огнем. Он словно прозрел, что жизнь на этом не закончилась, а все только начиналось…

Эпилог.

А в маленьком грязном дворике, на старой скамейке лежала красная папка. Она мокла под октябрьским дождем, и лишь иногда ветер перелистывал ее страницы, которые, казалось, шептали: « Предрассудки, предрассудки, предрассудки…»

Восканян Наира Корюновна
Возраст: 16 лет
Дата рождения: 15.04.2006
Место учебы: МБОУ «Школа 21»
Страна: Россия
Регион: Ростовская обл.
Город: Ростов-на-Дону