Принято заявок
203

IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 10 до 13 лет
Золотая грива.

— Даф, лови эту стрекозу! Ну же, быстрее! — кричал мальчик лет четырнадцати своему белобрысому другу.

— Да пытаюсь я ,Грег, пытаюсь, лучше бы помог мне! — задыхаясь отвечал он. Сами знаете, быстро бегать и одновременно говорить что-то очень трудно.

Свежий ветерок дул им в лицо, развевая кудрявые волосы . Зеленая свежая трава тихонько шуршала под босыми ногами. Яркое желтое солнце слепило глаза. Небо было совершенно ясное и чистое, лазурного цвета. Все в этом месте было овеяно красотой и сказочностью.

Мальчики продолжали бежать, только уже немного сбавили темп, почувствовав, что начинают выдыхаться. Из-за ветра кудрявые волосы отчаянно лезли в лицо ребятам и им приходилось беспрестанно поправлять их. Посмотрев на них, можно было бы сделать вывод, что в них есть какая-то схожесть, как у братьев. Одинаковые привычки и фразы, черты лица и манера поведения. Правда, цвет волос у них был различным — Грегори был обладателем черных, как воронье крыло, волос, а у Даффи были светлого, практически платинового цвета волосы. Несмотря на все эти схожести, они не приходились друг другу родственниками, но были лучшими друзьями и все детство резвились вместе.

Поняв, что их попытки поймать стрекозу тщетны, они решили обойти широкий холм, за которым скрывалось небольшое озеро. Обойдя возвышенность, они улеглись в пару метрах от озера.

— А жаль все-таки, что мы не поймали стрекозу. Я бы её засушил в толстой энциклопедии, а потом любовался бы красивыми крылышками, — мечтательно произнес Даф.

— Да брось ты, это все равно было бы невозможно. Она слишком шустрая и маленькая, а мы большие и неуклюж… Эй, посмотри туда!  — Грегори тыкнул в сторону озера.

— Что?! Что ты там увидел? — резко поднявшись спросил Даф.

— Поверни голову немного левее и увидишь.

По последующему восторженному вздоху, Грегори понял, что его друг заметил этот объект.

Это была лошадь необыкновенной красоты. Совершенно белая, с желтой, практически золотой, переливающейся на солнце гривой. Большая и грациозная, она паслась в пару метрах от озера.

— Слушай, а разве лошади пасутся около озер? Да и чья она вообще? Не может быть, чтобы у нее не было хозяина, — задумчиво произнес Даффи.

— Да не знаю я, лучше пошли, посмотрим на нее, может, получится и погладить по этой шикарной гриве. Я почти уверен, что на ощупь она будет не хуже шелка.

Ребята встали и тихонько, чтобы не напугать, стали приближаться к лошади.

Озеро, рядом с которым находились ребята, считалось опасным. Бабушка Грега часто рассказывала , что здесь водится какая-то опасная сила, которую, кажется, зовут Келпи, затаскивающая любого пришедшего сюда в воду. «Чушь какая-то! Кто может верить этим легендам? Такими пристало пугать только маленьких детишек!», — отмахивались ребята и шли дальше играть.

Действительно, кто может верить глупым детским сказкам?

Тем временем они уже подошли к лошади и в нерешительности стояли раздумывая, протянуть ли им руку и погладить ее.

Даффи первый проявил смелость и погладил лошадь по гриве. Та никак не отреагировала и продолжала безмятежно щипать траву.

— Ну же, Грег, погладь её. У нее такая мягкая грива!

Грегори аккуратно провел ладонью по спине лошади и понял, что брыкаться она уж точно не будет.

— Ну-ка, помоги мне залезть на нее! — воодушевленно сказал Даффи. Грегори скрестил руки, немного присел, и дал знак кивком, что Даф может начать забираться. В это время лошадь повернула голову и посмотрела на них. Что-то не понравилось Грегу в этом взгляде. Он не был таким, как у всех животных — глупым и неосмысленным, а с каким-то непонятным зловещим блеском. Грегори тряхнул головой, решив, что это всего лишь глупое наваждение. Сегодня ведь целый день под ярким солнцем бегали, вот и мерещатся очень странные вещи.

— Хэй, ну как я смотрюсь на коне? Рыцари со мной точно не сравнятся ,- засмеялся Даф.

-Это точно! — захохотал Грег.

Лошадь совершенно ни на что не обращала внимание. Складывалось впечатление, что она совершенно не слышала и не чувствовала ничего. Будто бы на её спине совершенно никто не сидел, а чужие руки её не гладили.

В очередной раз погладив лошадь, Грег с ужасом понял, что не может оторвать руку от ее шеи.

— Даф! Я не могу оторвать руку от нее! Слезай скорее!

Тут же вокруг руки Грега белая шерсть стала взбухать и превращаться в черную, все сильнее схватывая руку. Лошадь развернула голову и посмотрела прямо в глаза Грегу. Взгляд был по-настоящему пугающий, словно стеклянный, и на секунду мальчик увидел там свое отражение с гримасой ужаса на лице.

— Грег! Помоги, пожалуйста! Я не могу слезть, — рыдал Даффи.

— Сейчас, все будет хорошо! Мы сможем отлепиться от нее!

Отдельного описания стоили метаморфозы лошади. За пару секунд из белоснежной прекрасной лошади с золотой гривой она превратилась в черное, как ночь, чудовище, а задние ноги срослись, образовав чешуйчатый, очень похожий на рыбий хвост. Грива посерела, а уши превратились в бычьи рога. Пасть, а иначе это было назвать никак, стала просто огромной, обрамленной  острыми серыми зубами и заострившимся на конце языком.

Грег в очередной раз дрыгнувшись в попытке вырваться услышал в кармане позвякивание. «Это же острый ножик, подаренный мне отцом на день рождения»,- вспомнил он. И тут же ему в голову пришла ужасающая идея. Он знал, что если сейчас не поторопится, то будет утащен ко дну. Свободной рукой нашарив в кармане этот нож, он приложил его к кисти. «Либо рука, либо жизнь», — и с такими словами Грег со всей силой надавил на нож. Кровь стала стекать тонкими струйками. Тихую поляну прорезали крики боли.

— Грег! Помоги мне, помоги!, — рыдал Даф, отчаянно вырываясь из пут монстра.

Лошадь громко заржав устремилась к воде. Грегори отчаянно ,превозмогая боль, пытался оторвать руку и выбраться.

Один прыжок и монстр оказался в воде, плывя все глубже и глубже. В последний раз посмотрел Грегори в глаза Даффи, оторвал руку, и устремился вверх. Он видел весь ужас в глазах своего лучшего друга и тихая просьба, произнесенная одними губами:»Помоги».

Оказавшись на берегу, Грег схватился за свою руку без кисти и взвыл от боли.

А вечернее солнце отбрасывало ярко-оранжевые лучи.

                     

                                                                  ***

Грегори сидел на кровати покачиваясь, подогнув ноги под себя и обхватив их руками. Вокруг него было совершенно темно.

С того момента, как его, рыдающего, нашли на берегу озера, вся его жизнь поменялась. Келпи стал его навязчивой идеей. Каждый раз, как только он закрывал глаза, перед ним представали стеклянные глаза, в отражении которых он увидел себя, и это немое:»Помоги»,- его лучшего друга. А в ушах постоянные крики Даффи о помощи.

Этот отвратительный крюк вместо кисти лишь усугублял ситуацию.

Казалось, он медленно сходил с ума. Грег постоянно вспоминал каждую мелочь, которая произошла в тот день, и теперь он действительно сожалел о том, что тогда они не поймали эту маленькую стрекозу.

Внезапно свет в комнате включился. И он увидел эти белые, давящие на него со всех сторон стены. В комнату вошел какой-то мужчина. Грегори посмотрел на него совершенно пустым взглядом, от которого мужчина немного похолодел.

— Ну, привет, дружок. Как самочувствие?

— Неплохо.

— Знаешь, я хочу, чтобы ты нарисовал то, что тебя больше всего беспокоит на данный момент.

Грегори лишь еще больше побледнел, и ,казалось, сливался с такими же белыми простынями. Но в ответ он ничего не сказал, лишь кивнул.

Мужчина протянул ему небольшой блокнот и карандаш. Грегори дрожащей рукой взял блокнот, положил на колени, после взял карандаш и принялся рисовать.

Безусловно, объектом на его рисунке был Келпи. Существо, которое занимало слишком много мыслей в его голове

Закончив рисовать, Грегори положил карандаш на кровать подле себя и посмотрел в глаза мужчине. Тот находился в замешательстве. Ему хотелось презрительно спросить:» Келпи?», но вовремя остановился, вспомнив, что рядом с ним сидит сумасшедший.

— Интересно… А ты не хотел бы стать художником? У тебя отлично получается,- елейным голоском произнес мужчина.

Грегори лишь слабо улыбнулся, не удосужившись ответом. Он ведь отлично понимал, что мужчина не поверил тому, что изображено на рисунке. Людям страшно верить во что-либо мистическое, поэтому они закрывают глаза на все, что может свидетельствовать о существовании тех или иных мифических созданий, называя их лишь фантасмагорией.

Вырваться из его мыслей помог стук входной двери. Грегори осмотрел комнату и понял, что этот странный мужчина ушел. Грег так и не понял, что тот от него хотел и какие были намерения его визита.

Вдруг, он услышал за дверью чьи-то голоса.

— Его можно выписать. Рука зажила. Правда, мне кажется, что его психическая система расшатана.Не найдя другой причины, почему его друг утонул, он придумал себе так называемого Келпи, который и потопил друга, -произнес уже знакомый Грегу голос.

-Тогда завтра подпишем документы и выпишем его,- послышался второй голос.

«Как они могли подумать, что это мои фантазии?!» . Грегори со злостью стукнул кулаком по стене.

                                                 

                                                     ***

Каждый день был похож на другой.

Грегори ходил на это озеро, собирая рядом с ним из простых палок ненавистную ему фигуру — Келпи.

Любой другой, посмотрев на это чучело, восхитился бы тем, какой необычной техникой оно сделано. Фигура была словно живая, будто еще пару мгновений и она побежит по полю. Но он лишь с ненавистью в глазах смотрел на свое творение. Никто из родственников не догадывался, чем он мог заниматься, часами находясь рядом с этим озером. Они лишь сошлись на мнении, что Грегори сумасшедший и общается с какими-то духами на том месте.

«А может, я действительно сумасшедший, и все, что произошло здесь недавно лишь плод моей больной фантазии? Нет, не может быть!»,- сразу же отрицал Грегори. Подобное не приснилось бы самому чокнутому человеку.

 

                                                      ***

Судьба изрядно потрепала этого мужчину. Темно-русые волосы с проседью, грубая щетина и потрепанная одежда. Сигаретный дым витал вокруг его лица. Цвет глаз уже не такой яркий, как прежде, будто покрытый пеленой. Лоб прорезали глубокие морщины, а под глазами темные круги, словно этот мужчина не спит ночами. А ведь иногда действительно получалось так, что сон совсем не настигал его. И в такие ночи он творил. Из обычной бумаги, свалянной в клее, получались действительно шедевры в виде лошадей. Все они были разных размеров и в разных позах. Некоторые были в высоту всего лишь десять-пятнадцать сантиметров, а другие и вовсе под метр с половиной. Единственное, что их объединяло — это цвет, он всегда был неизменно черный. И у некоторых моделей лошадей вместо ушей были длинные и завитые рога. Никто бы наверняка и не догадался, что эти рогатые существа являются Келпи, коих Грегори не забыл спустя тридцать лет. Он прикладывал попытки, чтобы найти их, отловить, и наконец доказать, что они действительно существуют. Но вот, на протяжении этих тридцати лет его попытки были тщетны.

А ведь он действительно стал в своем роде художником. Его работы ценились в городе, многие быстро скупались. У него брали работы на заказ. Но для Грегори это было не более чем занятием, чтобы скоротать бессонные ночи.

Сегодня было очень тучно. Казалось, что вот-вот пойдет ливень с грозой, но пока за окном на удивление было тихо.

Сегодня Грегори решил провести вечер вне дома. Собрав свою старенькую машину и погрузив туда один из образцов своей новой лошади, которую он предполагал доделать на холме, Грегори поехал.

Приехав до нужного места, мужчина не сразу стал приступать к работе. Он лишь смотрел на открывавшийся вид. Внимание мужчины привлекла одна лошадь, которая паслась рядом с озером. Она была белоснежной и контрастировала на фоне темного, тучного неба. А золотая грива была словно солнце в такую погоду.

Привстав со своего стула, который предусмотрительно взял с собой Грегори, он стал внимательно разглядывать лошадь. Вроде, самая обычная лошадь. Мужчина уж было решил сесть обратно и уже приняться за работу, но это существо, казалось, почувствовало его присутствие, повернуло свою морду на него. И этот взгляд, о боже, этот взгляд. Все воспоминания мигом оживились в его памяти.

Тот самый стеклянный, безжизненный взгляд.

Перцхелия Мадина Валерьевна
Возраст: 19 лет
Дата рождения: 01.01.2003
Страна: Россия