Принято заявок
2558

X Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Желание

Часть 1

*******

Стрелка часов устремилась к страшной отметке «пять», а значит, уже совсем скоро проснется Москва, а уже за ней, следом и Подмосковье. Хотя, кого я обманываю! Москва никогда не засыпает!

Двухкомнатная квартира в Котельниках не была исключением. Будильник на смартфоне, недавно взятом в кредит, уже не единожды пытался разбудить своего владельца. Все попытки оказались безуспешными. В четвертый раз рука Александра все-таки решилась сделать первый, но самый тяжелый шаг. Наконец-то встать!

Александр Павлович Булатов человек тридцати трех лет от роду, женат, отец двоих детей, незаурядный работник в строительной компании. Двенадцать лет назад он переехал в Москву, где в дальнейшим познакомился со своей нынешней супругой–Анной Михайловной. Некогда она была хрупкой Анютой, за которой можно было подглядывать из окна. Но с появлением Наташеньки, старшей дочери, его муза немного изменилась, превратившись уже в серьезную маму. Но даже тогда, став Анной, она оставалась с ним наедине самой романтичной. Но счастье не длится вечно. Рождение Алеши сполна доказало этот факт. Анна утратила свою фигуру, женственность и в конце концов ту самую нежность, за которой когда-то ему пришлось лесть на третий этаж общежития. Анюта, Анна, а теперь и Анна Михайловна устроилась в школу учителем английского языка.

И поэтому на протяжении нескольких лет Александру являлся, а точнее приходилось быть главой семейства, добытчиком. И сегодня, ничем не отличается от вчера: добытчик должен принести в семью деньги и никак иначе!

Александр поднялся с кровати и нехотя, а в душе даже с отвращением, взглянул на жену. Спина Анны Михайловны была мощной и тяжеловесной. «Такая спина, хорошо бы спасала от обстрелов» – подумал про себя Александр, усмехнувшись. Александр зашел в ванную и посмотрел на себя в зеркало. Внешне он был весьма симпатичен. Аккуратное скуластое лицо, темные глаза с длинными с ресницами, светло-русые волосы, удивительно, но щетины у него, отродясь и не было. «А ведь, раньше я был популярен среди дам! И что со мной стало?» – проговорил вслух Александр. Он знал, что это было не только «раньше», это продолжается и по сей. Каждый раз дамы оборачиваются на него, смотрят, рассматривают следят. Однажды он не удержался и завел роман на работе. «Вроде бы ее звали Мариной, если не ошибаюсь – вспомнил на мгновение Булатов – глупая женщина! Слишком многого хотела! А может, это я много хотел? Хмм, интересно, почему же я ее вспомнил…» – Булатов ехидно улыбнулся и продолжил разглядывать себя в зеркале. Так он провел полчаса.

Александр привел себя в порядок, выпил кофе и уже собирался выходить из дома, как проснулась Анна Михайловна.

– Доброе утро, Аня – протянул Булатов – выспалась?

– Доброе, Саша! – Анна Михайловна облокотилась о дверь, поправляя халат левой рукой.

– Саша, хозяйка квартиры прислала новую квитанцию по оплате коммунальных услуг, я сказала, что мы в ближайшее время…

– Я понял тебя, – резко перебил Булатов.

– И еще родительский комитет в группе написал, что нужно купить новые шторы в классе Наташ…

– Я понял, Аня! Я найду деньги! – уже с ненавистью в голосе произнес Александр. – Это все?

– Нет, – с дрожащим голосом произнесла Анна Михайловна, поправляя толстой рукой, пряди волос, рассыпавшиеся после сна. – Ты сегодня придешь поздно, а мы хотели посидеть все вместе и отметить день рождение Наташеньки…

– Не знаю, Аня, как получиться, – Александр явно не хотел приходить домой пораньше

– В любом случаи я буду ждать, напиши, как доедешь, – улыбнулась Анна Михайловна.

– Хорошо! – этот диалог постепенно выводил Александра из себя.

– Удачного тебе дня, любимый! – после произнесенных слов Анна Михайловна слегка покраснела.

Александр тихо усмехнулся, не проронив ни слова, вышел из квартиры. Как только за ним закрылась дверь, Анна Михайловна подошла к окну, и прикрывая лицо руками, тихо заплакала, потому что иначе ее могли бы услышать дети. В таком состоянии она провела недолго, ведь ей тоже нужно собираться на работу. Сегодня уже наступило, а значит, она должна стать матерью и учителем.

*******

«От Котельников до Спартака ехать около часа, следовательно, за это время я могу немного отдохнуть,» – подумал Булатов. Но в итоге так и не заснул. Он уже долгое время не мог нормально спать, собственные мысли попросту не давали расслабиться. Александр думал, где достать денег. Одолжить, взять в кредит, попросить у родителей? Все эти постоянные проблемы раздражали Булатова, его раздражала вся это ответственность и чувства долга. «Как же все это надоело! Как же мне хочется убежать от всего этого!» – Александр наклонил голову, крепко удерживая ее руками. Веки начали закрываться. «Следующая станция «Спартак»» – прозвучал женский голос в вагоне. «Поспал называется!» – буркнул Булатов про себя, надевая собственное пальто.

*******

С прибытием на рабочее место, Александр желал быстрее уйти со службы! Документы, документы в папках, папки с отчетами, отчеты у начальства, совещания …И так по кругу.

*******

Еще два часа – и свобода. Правда, какая свобода! Дома Александра ждет его жена и дети. Одним словом, «счастье»! Но какое же это было счастье? Счастье вернуться в съемную квартиру, заранее зная, что за прошлый месяц у тебя долг хозяйке? Счастье обнимать нелюбимую женщину и этих мелких спиногрызов, вечно донимающих всякой ерундой? Бред! Александр хотел до утра гулять по Москве, веселиться, сидеть на крыше и наконец-то писать. До появления первого ребенка он страстно наслаждался своим ремеслом, можно сказать, был одержим им, но у каждого желания есть и вторая сторона медали. В большинстве случаев его работы не брали, издательства и газеты отказывали, а кормить Наташеньку нужно было регулярно.

Александр выбрал семью и впоследствии часто утверждал жене, что не жалеет. Но он жалел, безумно жалел и жаждал вновь ощутить эти безумные эмоции. Чувство, в моменты которого ты погружаешься в потоки собственного сознания, где Богом являешься ты сам. И после этого ты уже не сможешь спокойно заснуть: будет жажда, жажда продолжать и не в коем случаи не останавливаться. А пути назад уже никогда не будет, потому что без этого «погружения» ты теряешь собственный смысл.

Александр вышел из офиса и медленно направился к станции. Пока шел, он размышлял, как бы повернулась жизнь, если бы восемь лет назад в этот день он не бросил писать. «Все было бы по-другому!» – подумал Булатов и внезапно остановился. Он передумал идти домой.

*******

Анна Михайловна мыла посуда, дети уже спали, как вдруг входная дверь открылась.

– Саша! – воскликнула Анна Михайловна. – Почему ты не отвечал на звонки? И почему так поздно? На дворе одиннадцатый час…

– Я не обещал, что приду раньше, Аня. Я говорил, что постараюсь. Ты, как обычно, меня не слышишь, – после каждого слова Булатов делал паузу, давая понять, что ему абсолютно наплевать.

– Саша, у твоей дочери был сегодня день рождения! Неужели тебе все равно? – глаза Анны Михайловны наполнились слезами.

– Аня, я устал и хочу только одного! Уснуть крепким сном!

– Раньше ты таким не был! Что же с тобой стало теперь! Саша, ответь! Не молчи! Саша! Анна Михайловна уже говорила на взрыв.

– Аня, оставь меня в покое! – прокричал Булатов, крепко хватая жену за плечи, чтобы направить ее взгляд на себя

– Саша! – Анна Михайловна не унималась – Скажи, почему? Саша?

– Аня, повторю вновь! Оставь меня одного! – Булатов отпихнул жену в сторону.

– Руки распускать не позволю! – грозным тоном учителя проговорила Анна Михайловна.

– Аня, отстань от меня! Умоляю

– Ты эгоист! Ты нуждаешься лишь в самом себе, тебе никто не нужен! Тебе не нужны мы…

– Ты права. – Булатов улыбнулся – Вы не нужны мне. Не ты, не дети, никто.

– Сашшшаа! – голос Анны Михайловны дрожал.

– Ты ожидала, что я не скажу этого? Не произнесу? Что моя совесть остановит меня? Так вот ты ошиблась! – Булатов продолжал улыбаться

– Саша, ты не такой!

– А какой же я Аннушка! Любящий муж, заботливый отец, трудолюбивый работник и честный гражданин? – Булатов нежно коснулся лица Анны Михайловны – Ты Аннушка меня не знаешь.

– Ты не такой!

– Я всегда был таким, Аня, таким и останусь.

Часть 2

*******

Булатов не знал, куда он пойдет. Он вообще ничего не знал, но неизвестность его не пугала, а скорее возбуждала в нем интерес идти дальше. Александр уже очень долгие годы не гулял по ночной Москве. И теперь наконец-то его томительное желание сбылось. Он один и счастлив, что может быть лучше?

Москва, как и прежде, была красива, но по-своему. Беспорядочная, быстрая, новая, разная и не на минуты не останавливающаяся.

Александр уже точно не помнил, каким образом оказался в том дворе, и в принципе его внутренне состояние полностью объясняло это.

Двор был небольшим, практически все свободное место занимали машины, две небольшие скамейки и что-то наподобие детской горки. Но дома, окружавшие ничем не примечающий двор, были еще дореволюционной эпохи. Высокие потолки, следовательно, и окна и небольшие, но до безумия уютные балконы.

Александр решил сесть на одну скамеек, не заметив при этом уже сидевшего на ней молодого человека.

*******

Долгое время Александр не замечал присутствия человека, а возможно, и не заметил бы, если бы он не начал разговор.

– Возможно, меня это и не касается, но у вас очень странное выражение лица. – Александр повернулся в сторону говорящего. – С вами точно все хорошо?

Перед собой Булатов увидел совсем еще юнца, который из-за своей миловидной внешности больше смахивал на девчонку. Темные волосы были чуть длиннее ушей, пухлые губы, раскрасневшиеся из-за мороза и маленький нос, слегка вздернутый вверх.

– Ты прав, тебя это не касается!

– Честно говоря мне было просто скучно, поэтому я решил с вами познакомиться, – юнец заправил пряди волос за уши, благодаря чему Александр увидел небольшие серьги.

– А вижу, ты модник! – Булатов усмехнулся – Любишь всякие безделушки покупать?

– И Вы туда же! – пропищал юнец. – Почему в нашем обществе люди так критично оценивают внешний вид, если он отличается от нормы! Это просто отвратительно!

– Ну, да. В этом ничего удивительного, что люди обращают внимание на оболочку, а не на внутренне составляющие. К тому же множество стереотипов, заложенных с самого рождения.

– Вы хотя бы признаетесь в этом, – мальчик слегка улыбнулся, подставляя руку под лицо.

– Ну не думай, что я такой добрый!

– Я никогда не жду от людей доброты!

В этот момент Александр увидел тетрадь в руках юнца и большой пенал рядом.

– Ты рисуешь?

– Вас это не касается! – мальчишка улыбнулся.

– Быстро учишься, – с каждой минутой юнец напоминал Александру самого себя.

– Я так понимаю, Вы здесь не живете, поэтому задерживаться здесь я не советую. Многие владельцы этих квартир достаточно пожилые дамы, и любой новый человек приводит их в ужас, о котором они обязательно поведают многоуважаемой полиции.

– А если мне некуда идти? – Александр проговорил эту фразу с печальным ощущением того, что, по сути, кроме семьи он ничего не приобрел, абсолютно ничего.

– Многим людям некуда идти, но они все равно идут куда-нибудь, идут!

– Но есть смысл идти туда, где все тебе отвратительно? И где ты не хочешь оставаться не на минуту!

– Вы сами в праве выбирать, куда именно пойдете, главное потом не пожалеть!

– С чего, ты, взял, что я пожалею? – Булатов облокотился на лавку и улыбнулся.

– А с чего Вы взяли, что я говорю конкретно о Вас! Я говорю о людях в целом, сначала они рвутся из сетей, связывающих их, а затем страдают от того, что подают в бездну, но схватиться за ту самую сеть уже не могут.

Юнец достал альбом с карандашами, а затем поджал колени ближе к телу. Он замерз.

– На, возьми, – Булатов протянул ему свою пальто.

– Я не нуждаюсь в ваших подачках! – юнец насупил нос, видимо, этот жест задел его гордость.

– Как хочешь, тогда…

– Ладно, извините! Мне, и правда, очень холодно! – мальчик слегка покраснел – Спасибо вам.

Они молчали. Но присутствия каждого не мешало друг другу, каждый думал о чем-то своем, личном и дорогом.

Булатов все это время думал о своей Анюте. Вспоминал с каким милым лицом она просыпается каждое утро и с какой нежностью целует детей. Булатов не мог понять, почему все это время о думает о жене? Почему? Она же так раздражала его дома, к тому же ее внешний вид был противен ему…Почему именно сейчас он с таким трепетом вспоминает ее каштановые волосы, которые каждое утро она завязывала в пучок? Почему, в минуты собственной свободы он видит лишь ее образ? Спустя время Александр уснул.

*******

Было уже утро, в спешке, присущей только людям, жители домов собирались на работу. Булатов открыл глаза. Юнца рядом не оказалось. «Ушел,» – подумал Александр. С болью в спине он поднялся с лавки, рядом лежал свернутый листок бумаги. Булатов развернул его.

На нем был изображен сам Булатов. Взъерошенный, уставший, и одновременно гордый, вольный, самолюбивый, презирающий весь белый. На этом рисунке был отображен непросто человек, на нем было отображено все то, мерзкое, присущее этому человеку. А под низом подпись «Лука»

Булатов наклонил голову, обхватывая лоб обеими руками. «И это моя правда. Моя собственная реальность! Ну что ж, спасибо, что показал мне ее, Лука.»

Неожиданно для себя, перед глазами Александра всплыли воспоминания. Аня, еще совсем молоденькая, стоит у окна рядом за каким-то странным деревяным предметом. Но, что же это такое? Может стеллаж или это вовсе стол? Нет! Это достаточно знакомый предмет! Но что?

«Она стояла у …мммольберта! – глаза Булатова наполнились слезами, но при этом они не выражали не каких эмоций. – Аня тоже рисовала и рисовала только меня. Но после рождения она…она…она…бросила, то, что так любила. Пошла на жертву…Аня, прости меня!»

*******

Внутри все горело, сердце билось учащенно, а капли пота стекали по лицу. Булатов запыхался и практически задыхался. Всю дорогу он бежал, мечтая лишь об одном. Обнять и больше никогда не отпускать, ни на секунду. И вот теперь он стоит у двери. Их разделяют лишь пара метров. Остается открыть и увидеть ее лицо.

– Аня! Анюта! Анечка…

Антипова Елизавета Алексеевна
Возраст: 17 лет
Дата рождения: 31.03.2006
Место учебы: ГАОУ ДО центр для одаренных детей «Поиск»
Страна: Россия
Регион: Ставропольский край
Город: Ставрополь