Принято заявок
426

IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 10 до 13 лет
Зеркальный коридор, или коридор одиночества

I

-Эй, ты, сирота нескладный, — прошептал мне Дэвид, сидящий за мной. Он часто садился сзади и на уроке шептал мне всякие обзывательства.

Вообще ребята любили подкалывать меня. Я пытался не обращать на них внимание, но порой это было очень сложно. Всё из-за моего низкого роста, нескладной внешности и закрытости.

Идя домой после школы, я мечтал поскорее очутиться в своей комнате, запереть дверь и заняться своими делами. Я любил сидеть в своей комнате, единственном спокойном месте.

Но сегодня моим мечтаниям не суждено было сбыться. Когда я вернулся домой, то увидел, как два моих старших брата занимались уборкой.

-Чарльз, что происходит? – спросил я у старшего брата. Волосы у него были чёрные, а глаза карие.

-Готовимся к приезду тёти Эм, Томми — ответил Майкл. Он был очень похож на Чарльза. Чёрные волосы, глаза того же цвета. Он был ниже и младше на два года. Ему было 14. В нашей семье у всех были чёрные волосы и все, кроме меня, кареглазые и высокие. Внешностью, как мне говорили, я походил на отца, только волосы от матери. Но у моих братьев было другое отличие. Чарльз был отличником, а Майкл — спортсменом.

Мы вместе убрались дома, оделись и были готовы к приезду маминой сестры.

Мама приехала за час до приезда тёти.

Скоро раздался стук в дверь. Я надеялся, что она не приедет, что это кто-то другой, и я был очень опечален, когда услышал её голос в прихожей.

Она на весь дом говорила, как мы выросли и какими большими стали. Я пробовал незаметно пройти в прихожую. Уж больно не хотелось попасться ей на глаза. Но она была занята расхваливанием моих братьев за их участия в олимпиадах и спортивных соревнованиях.

Мама пригласила нас попить чай, и мы все вместе прошли на кухню.

К чаю мама купила торт и конфеты. Мы пили чай, а тётя Эм расхваливала моих братьев. Но вот очередь дошла до меня.

-И что, Мери, этот мальчишка, Том, никуда не ходит?!

-Нет -коротко ответила мама.

-Ему что, лень?

-Нет, Эмма, он просто не хочет.

С этого момента она начала свой обычный рассказ о том, как бессмысленно я проживаю свою жизнь, и что я обязан чем-то заниматься и брать пример со своих братьев.

Она сама-то в моём возрасте практически ничем не занималась. Мама рассказывала, как она несколько раз ходила на танцы, а потом бросила, и с того времени не имела увлечений.

-Как же ты похож на отца -проговорила она, и после этого начала говорить о моём отце

-Ох, Мери. Как ты могла выйти замуж за него?!

-Он был очень добрым и чутким. Я любила его всем сердцем.

-Ну да. Работал учителем истории. И умер, оставив тебя в долгах с месячным ребёнком.

Это была правда. Отец умер в автокатастрофе, когда мне было 5 месяцев. Ещё до этого у нашей семьи были финансовые проблемы. И, чтобы выйти из долгов и прокормить семью, мама вышла из декрета, а ещё начала работать в дополнительную смену. Мои братья уже ходили в садик, а за мной следила тётя Эмма. Ну, как следила. Она кормила меня, одевала и делала некоторые дела по хозяйству. Но часто отвлекалась. Могла, разговаривая по телефону, оставить меня, плачущего, одного в комнате.

Она была и остаётся очень легкомысленной. Сейчас ей 42 года, а мужа у неё до сих пор нет. И она сама не хочет выходить замуж. Ей нравится жить в удовольствие, не имея ни забот, ни детей.

Тётя ещё долго говорила о моём отце. В конце концов я не выдержал и ушёл, не допив чай.

Я поднялся наверх и присел возле лестницы, прислонившись спиной к зеркалу. Напротив меня также было большое зеркало.

Я был зол на тётю. Которая так рассуждала о моём отце, не имея мужа. Мне хотелось пропасть, провалиться сквозь землю. «Нет, пусть лучше пропадут остальные».

Я поднял взгляд на зеркало перед о мной и… не увидел себя. Я видел только

коридор, состоящий из одинаковых комнат. У меня появилось желание протянуть руку, дотронуться до зеркала.

Но она прошла через него. Я, недолго думая шагнул вперёд и оказался в зеркальном коридоре.

II

С минуту я стоял, рассматривая новый, открывшийся для меня мир. В этом коридоре я оказался в такой же комнате, как у меня, но вот только здесь было тише. Не было слышно разговоров на кухне и гула машин. В мире, где я оказался, не было никого, кроме меня самого. А если сделать ещё несколько шагов, то я окажусь в следующей точно такой же комнате и могу поспорить — там будет так же тихо. И когда я понял, какие возможности открывает для меня коридор, то закричал от радости

«Теперь у меня есть тихое место, принадлежащее только мне!»- подумал я.

Конечно, я многого не знал, как он устроен, и слышно ли меня, могут ли меня увидеть. Но я был рад, и через мгновение я бросился вниз по лестнице. И, конечно же, коридор повторял не только ту комнату, но и весь мир, или, по крайней мере, дом.

На кухне никого не было. Мой взгляд скользнул по зеркалу на кухонном столе, и я увидел маму, тётю и братьев, сидящих за кухонным столом.

Я смотрел, как они сидят и пьют чай, о чем-то разговаривая. Разговоров я не слышал и жалел, что не умел читать по губам. Мне захотелось сесть за стол и продолжить пить чай, но я не знал, поднимется ли чашка в обычном мире, и не начнут ли пропадать кусочки торта. В итоге я просто стоял и смотрел в зеркало.

Вскоре я увидел, как семья встаёт из-за стола и начинает подниматься наверх. И я тут же без промедлений бросился к зеркалу в моей комнате. Залез в него и оказался у себя. Послышался стук в дверь.

-Том, ты здесь? Нам надо поговорить, — услышал я голос мамы.

Я тут же открыл дверь. Она вошла, прикрыв её, и села на мою кровать.

-Том, не принимай слова тёти близко к сердцу. Просто она… Она не хотела, — её голос дрожал. Просто у неё другое мнение по этому поводу. Ты не должен быть как братья. Ты можешь быть собой, и я всё равно буду любить тебя, как и отца. На её глазах выступили слёзы, и чтобы не расстраивать её, я сказал:

-Я не обижаюсь, всё нормально.

Хотя обида так и не прошла.

Она обняла меня. Так мы и стояли, пока не послышался голос Чарльза. Мама поцеловала меня в лоб, пожелала спокойной ночи и вышла за дверь.

Я ещё долго так стоял, вспоминая её слова.

***

Коридор полностью изменил мою жизнь. Теперь у меня было место, где я мог быть один и не бояться, что меня потревожат. Я приходил сюда всегда, когда злился, уставал или расстраивался.

Скоро я привык, и побывать там хоть раз стало неотъемлемой частью моего дня.

Тогдашняя догадка была близка к правде. Если я что-то передвигал, то вещи реально двигались, не сразу, но всегда каким-то странным способом оказывались на других местах. Но чем дальше я уходил, тем меньше «мой мир» походил на реальность. Вещи, которые я передвигал в коридоре, не всегда оказывались на тех же местах в реальном мире.

К тому же я заметил, что чем дальше я ухожу, тем медленнее шло время в обычном мире. Я пользовался этим, когда хотел перед школой поспать подольше или когда опаздывал.

А ещё я мог посещать любые места. Кто меня поймает?! Когда-то я даже взял ответы на школьный тест. Конечно, это было неправильно. Но что делать, если у меня есть такая возможность.

В общем, мне было хорошо!

III

Но в один день всё изменилось. Я как обычно гулял в парке. И вдруг услышал чьё-то пение. Это удивило меня. Я пошёл на звук и увидел девушку.

На взгляд ей было где-то 13, примерно столько же, сколько и мне.

Мы стояли молча, с удивлением рассматривая друг друга. Я был удивлён, что в коридоре есть кто-то кроме меня. Ведь мне казалось, что в этом зеркальном мире я один. Она была удивлена не меньше моего.

Девочка начала говорить, и после её первого «Привет» мы разговорились. Говорили мы о себе и своих семьях, о жизни, и как мы сюда попали.

Кэти была хорошим собеседником. Из её рассказа я узнал, что, она была не единственным ребёнком в семье, у неё была сестра. Разница в возрасте у них 11 лет. В школе её дразнили. Она была из небогатой семьи. И так же, как и я, в раннем возрасте потеряла отца. Но, в отличие от моей мамы, которая начала работать ещё больше, её мать начала просто тратить деньги. Не работала, пила и совсем не замечала Кэти. Тогда за ней начала следить старшая сестра. Убирала, одевала, играла, кормила и в четырнадцать начала зарабатывать. Несмотря на любовь сестры, Кэти стала замкнутой. Коридор она нашла ещё раньше меня — в десять, когда совсем устала от своей старой жизни и была рада, узнав о мире зеркал.

Её история была намного трагичней моей. У меня, по крайней мере, были любящие меня мама и Чарльз с Майклом. И это был первый раз, когда я подумал, что жизнь у меня не такая уж плохая, как могла быть.

***

Мы сдружились и начали много времени уделять друг другу.

В зазеркалье я проводил всё больше времени, и уже скоро вообще не возвращался к себе.

Мы днями торчали в коридоре, гуляя и болтая. Но за Кэти я заметил кое-какие странности — когда я заговаривал о реальном мире, который существовал за зеркалом, она становилась отчуждённой. Она часто сидела задумчиво, а иногда после моих вопросов просто не отвечала. Конечно, у неё было сложное детство, и я списывал всё на него.

Скоро я понял, что некоторые её черты лица и привычки я где-то видел раньше. Да, та же походка, маленький нос, большие глаза, форма лица… Мия! Точно. Мия была девчонкой, с которой я учился в начальной школе. Она постоянно пыталась со мной подружиться и иногда заступалась за меня в школе. Она переехала после 4 класса, и после этого я её не видел. Её можно назвать единственным моим другом, хотя я и редко говорил с ней, и часто пытался отстраниться.

Воспоминания о ней вызвали у меня тоску по дому и новую волну мыслей о том, что дома не так уж плохо. Мне захотелось вернуться. В голове были вопросы: «Почему я никогда не ценил её? Почему не понимал, что есть люди, которым не важно, как ты выглядишь и учишься? Не ценил жизнь».

Только сейчас мне стали понятны слова мамы о том, что можно любить человека просто так, за то что он есть! На глаза навернулись слёзы.

Скоро пришла Кэти. Я рассказала ей о своих чувствах и мыслях, ища поддержку, но она сухо сказала:

-Это нормально, скоро привыкнешь. Я прожила здесь год и не вспоминаю о семье.

Её слова повергли меня в ужас.

-Да, да. В начале я, как и ты, тосковала. Даже хотела вернуться, но после эти мысли пропали, как и желание. И сейчас я уже не могу вернуться, коридор не отпускает.

И тогда мне стало страшно. Я думал, сколько времени сам нахожусь в коридоре, и от этих мыслей мне становилось неприятно.

Я ушёл от неё, не сказав ни слова, желая побыть в одиночестве, всё обдумать и разобраться со своими чувствами.

IV

Ночью мне приснился кошмар.

«Я бежал по коридору, пытаясь выбраться в обычный мир, но выйти у меня не получилось я врезался в стекло. Я бил его, пытался разбить, но ничего не получалось».

Я проснулся, тут же вскочил и побежал по коридору. Прямо как во сне. Я бежал изо всех сил и скоро оказался у себя дома. Была поздняя ночь, я зашёл в комнату и лёг на кровать. Я впервые за долгое время был у себя в кровати. Я решил обдумать всё это утром и уснул.

На следующий день я проснулся с плохим самочувствием от вчерашних переживаний. Встал и посмотрел в зеркало, в котором опять не увидел себя. Я испугался. Скоро к этому добавилось манящее желание вернуться, но оно только пугало меня. А ещё Кэти, которая искала меня. Я не видел этого, но знал, что это правда. После вчерашнего она наверняка захочет поговорить и начнёт искать меня. От этого мне стало ещё хуже.

Я стал плохо спать и часто думал о Кэти. Я вспомнил, как просто ушёл тогда и больше не виделся с ней. Я чувствовал себя трусом, ведь не вернулся к ней, не захотел поговорить и объяснить, почему я так поступил. Когда-то я даже всерьёз подумывал войти в коридор и поговорить с ней, уговорить пойти со мной или же просто попрощаться. Но я понимал, что из этого ничего не выйдет. Она начнёт меня упрашивать остаться и не пойдёт. Я вспомнил её слова: «И сейчас не могу вернуться, коридор не отпускает.» Она не хочет этого. Да, у неё было сложное детство, но стоило бы вернуться хотя бы ради сестры, но, даже если она вернётся, то не сможет забыть коридор, и вновь уйдёт туда.

Уже скоро я совсем перестал о ней думать.

V

С тех пор я стал ещё более замкнутым и шарахался от любого зеркала.

Коридор манил меня, но я не мог поддаться. Ведь я боялся, что, войдя туда, я больше никогда не вернусь.

Несколько следующих дней я не ходил в школу. Все эти мысли забирали много сил и времени. Я ни на чём не мог сосредоточиться.

В моей комнате стояло зеркало. Оно было для меня напоминанием о том мире, предметом, манящим и укоряющим меня в трусости. Однажды я не выдержал и разбил его, но легче от этого мне не стало.

Я всё ещё не смотрел в зеркала, а проходя мимо тех двух зеркал возле лестницы, с которых все началось, пробегал, зажмурив глаза.

Естественно, моё странное поведение заметили мама и братья. Они спрашивали, что со мной происходит и не нужна ли помощь, но я молчал, я никому не мог рассказать об этом. Ведь мне не поверят и обвинят во лжи.

Становилось всё хуже. В каждом зеркале был виден тот мир зеркал.

Вскоре я снова вспомнил Мию. Я вдруг понял, что только она поймёт меня, и поэтому сразу сказал маме, что я хочу с ней увидеться. Мама не стала разубеждать меня, и на следующий день мы поехали к Мие домой.

Ехали мы несколько часов, пока не увидели загородный дом на небольшом холмике.

Я постучал в дверь. Открыла девушка с рыже-русыми волосами, большими зелёными глазами и аккуратными чертами лица.

-Том?!

Я узнал её, несмотря на то, что она сильно изменилась с нашей последней встречи.

Уже в её комнате, когда родители оставили нас одних, я рассказал ей всё: о зеркальном коридоре, о Кэти, о своих переживаниях, не упуская ни одной малейшей детали.

Мия слушала внимательно, а в конце моего рассказа начала успокаивать и утешать меня. Мне было приятно, что она со мной, понимает меня и верит мне.

В тот день мы не поехали домой, а остались ночевать у Мии. Перед сном я вспоминал, как она утешала меня, как мама говорила, что любит меня. От этого я чувствовал спокойствие.

***

Мы с Мией начали регулярно общаться. Ездили друг к другу в гости, звонили, писали письма.

На летних каникулах мы все вместе планируем поехать к морю.

Теперь я наконец-то жил спокойно. В зеркалах я видел себя, а не манящий меня мир.

Конечно же, я всё ещё был замкнутым, но не таким, как раньше. Перестал обращать внимание на чужие слова. Я понимал, что у тёти Эм, Дэвида и других своя точка зрения, с которой можно не спорить и ничего не доказывать, ведь всем подряд не угодишь. Я стал ценить людей и минуты, проведённые с ними.

Но во снах я до сих пор вижу зеркальный коридор и Кэти, одиноко блуждающую в нём, вспоминающую меня, свою жизнь и мои слова, сказанные в тот последний день в коридоре.

Ахметзянова Сафира Рустемовна
Возраст: 14 лет
Дата рождения: 07.02.2008
Место учебы: Многопрофильная полилингвальная гимназия номер 180
Страна: Россия
Регион: Татарстан
Район: Казань
Город: Казань