Принято заявок
2212

IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Здесь так спокойно.

— Здесь так спокойно, — сказала девушка, входя в новую просторную квартиру, которую она совместно со своим мужем приобрела не так давно. Девушка шумно вдохнула носом, чуть прикрыв глаза, наслаждаясь этим коротким моментом. Запах дерева приятно пощекотал нос и заставил её немного зажмуриться, ведь вся квартира была заполнена им. Поэтому, сбросив все сумки с плеч, она пробежала дальше в квартиру. Оказавшись возле окна, она распахнула его, пропуская в квартиру свежий весенний воздух.

Окинув взглядом двор, она улыбнулась. На площадке беззаботно бегали маленькие дети, которые с приходом весны будто расцвели, как ранние подснежники. Девушка на секунду представила то, как она будет гулять по площадке всей семьёй, радостно смеясь и играя со своими детьми. От этих мыслей на душе стало тепло, и она позволила счастливой улыбке расплыться на лице.

Пара основательно подошла к выбору квартиры, они учли абсолютно всё: насколько близко больница, школа, садик и другие, не менее важные места, которые, по их мнению, должны были быть в быстром доступе. Хоть в её голове «гулял ветер», она чем могла, тем и помогала своему дотошному мужчине. Многие её друзья заметили, что рядом с ним она как раз обрела некоторое чувство ответственности, что вызвало у неё добрый смех. Разве не все люди меняются в лучшую сторону рядом с любимыми?

Он же всегда был слишком серьёзным. Любой глупый разговор с ним принимал какие-то неожиданные повороты, которые часто оканчивались лёгкими дискуссиями на философские темы, но она уже привыкла к этому и часто поддерживала диалог, хоть и считала его немного нудным и бесполезным. Мужчина в свою очередь часто позволял себе весело проводить время рядом с маленькой хохотушкой, с лица которой никогда не сходила улыбка. Возможно, именно этим она его и зацепила — она умела проходить через жизненные трудности с присущей только ей лёгкостью и маленькой толикой безумства.

— Ого, посмотри! Тут тако-ое большое окно! — весенний воздух легко развевал её кудрявые волосы, распространяя по комнате запах её сладких духов.

— Не стой на ветру, ты заболеешь, — услышав тяжкий вздох девушки, он снисходительно улыбнулся и продолжил: — Да, здесь уютно.

— А я о чём! Эх, заживём мы с тобою-ю, — она выхватила из его рук чемоданы и громко опустила их на пол, чем вызвала недовольство своей половинки. Да, он и впрямь был её половинкой. Вместе они создавали идеальный баланс, который позволял им сосуществовать в гармонии. Он притянул её к себе за талию и улыбнулся. В её голубых глазах никогда не гас огонёк детского любопытства, он видел в них глубокий океан и синее-синее небо. Обычно он не теплил себя какими-то мечтами, считая их бессмысленной тратой времени, но когда мужчина заглядывал в яркие глаза, он только и мог представлять сцены их счастливого будущего.

Спустя год совместной жизни они всё же решились узаконить свою связь. К этому делу они подошли ещё более ответственно, чем к выбору дома, ведь этот день они должны запомнить на всю жизнь! Правда так считала только девушка, которой хотелось рассказать всему миру о том, что она счастлива. Счастье, однако, любит тишину.

Мужчине же никогда не нужна была эта страница в паспорте, ведь он и без того знал насколько безгранично она любит его. С детства ему внушали, что любви не существует — это просто химическая реакция, направленная на продолжение рода, но встретив её, он понял, что это не так. Они прошли очень долгий путь от друзей к возлюбленным. Мужчина должен признать, что труднее всего было ей, чем ему. Девушка же изначально была уверенна в любви и терпеливо ждала свою судьбу, до тех пор, пока ей не надоело ждать. Она всегда была решительной, поэтому с необычной для неё серьёзностью взяла их судьбу в свои руки.

И вот этот момент настал. Сердце сделало сумасшедший кульбит, начиная биться все чаще и чаще. Тревога вновь окутала её, когда отец, взяв её под руку, повёл к алтарю. Посмотрев на любовь всей своей жизни, она всё же спокойно выдохнула. Девушка больше не боялась упасть прямо перед ним, ведь всегда знала, что он поймает её.

Кажется, что все в мире перестали существовать. Перед ней только он — тот мужчина, с которым она готова на абсолютно всё, тот, с кем она хотела бы прожить всю свою жизнь. Девушка мечтала жить долго и счастливо, и даже умереть в один день. Не зря её мужчина не очень любил мечтать, думая, что мечты не сбываются.

— Ты какая-то бледная сегодня, случайно не заболела? — он отложил в сторону утреннюю газету и обратил взор на неё. Девушка и впрямь последнее время была сама не своя. Побледнела, убавила в весе и все чаще уставала сильнее, чем обычно. В душе уже загорался огонёк беспокойство, что физически мешало ему сидеть как прежде.

— Не-ет, не выспалась просто, да и на работе тако-ой завал, — отмахнулась она, растягивая слова в своей привычной манере, и выпила таблетку от головных болей, которая не только должна была устранить боль, но и предотвратить головокружение, которое не давало ей нормально ходить. Девушка терпеть не могла болезни, поэтому скептически отнеслась к плохому самочувствию, будто игнорируя его.

Спустя месяц ситуация только ухудшилась. Её тошнило настолько сильно, что она боялась и слово произнести, а голова болела постоянно, словно тысячи маленьких стёкол со скрипящим звуком разбиваются внутри её головы. Однако девушка восприняла всё не как ужасную болезнь, которая отнимала её жизнь. Она подумала, что всего-навсего беременна. Даже в такой момент своей жизни она нашла повод для праздника.

Первый поход в больницу был очень волнителен и после обследования её отправили в другой корпус больницы. Её направили в онкологическое отделение. Будто в один час весь мир, который они создавали, склеивали по крупицам, рухнул, разбившись о холодный кафель больничного коридора.

Мужчину не пустили в кабинет, что вызвало немало возмущений, хоть он и прекрасно знал правила. Он всем нутром чувствовал то, как самоконтроль медленно покидает его

Тик.

Так.

Тик.

Так.

Хотелось разбить стекло, которое прятало циферблат, вырвать ненавистные стрелки, которые будто отсчитывали минуты их жизни. Он уже успел возненавидеть эти часы, будто они были виноваты во всём. Хотя большую часть вины он перекладывал на себя. Как он мог не заметить? Как? Мужчина всегда был так внимателен во всём, но не смог увидеть изменения в своей любимой. В душе его комом теплилась надежда на то, что все предположения врачей опровергнутся. Или же им удастся спасти её.

— Мне очень жаль, но… — с этих пор он возненавидел эту фразу, кажется, что именно она изменила его жизнь на до и после. Часть его умерла в тот момент, когда сказали, что лечить бесполезно. Летальный исход гарантирован. – Мы сделали всё, что могли.

— Вы врач, должны сделать ещё что-то! Это ваша работа! – взмолился мужчина, смотря на высокую фигуру в белом. Теперь он понял. Цвет смерти для него не чёрный, а белый. Именно такой чистый и светлый.

— Моя работа – сообщать людям о том, что они скоро умрут, — сдавленно выдохнул врач, сворачивая в коридор.

Он не мог контролировать себя. Руки нещадно тряслись, а все мысли в голове сплелись в один клубок, который он впервые не смог разобрать.

Первое время он возил её по другим больницам, расспрашивал абсолютно всех своих знакомых, родственников, друзей. Он поднял все свои связи в надежде на исцеление части себя, но все в один голос твердили «выхода нет, живи с ней так, как раньше, пока есть такая возможность». Он был эгоистом. Он признал это сейчас. Мужчина понял, сколько времени он потратил в пустую, а мог зарываться руками в её пушистые волосы и рассматривать причудливые созвездия, которые образовались от россыпи веснушек. Некогда блондинистые волосы сейчас побелели, потеряв краску, а веснушки будто выцвели, став знаком того, что эти звёздочки скоро погаснут.

— Извини, я устала. Давай не будем вспоминать об этом, пожалуйста, — она еле сдерживала слёзы, глотая их. Сейчас не время плакать. Только не перед ним. — Давай проведём это время так, как раньше, пожалуйста. Перестань искать выход! Ты сам себя в могилу сводишь этим.

— Если это нужно, чтобы быть с тобой, то я согласен, — тихо проговорил он. Девушка же яростно выдохнула и, замахнувшись, ударила его по щеке. Удар был вовсе не больным, однако…

В его сердце сломалась какая-то чаша. Кажется, это разбились все мечты и планы, а стекло больно впилось в самое сердце, мелкие осколки растекались по венам, попадая в каждую клеточку тела, принося невыносимую боль. Эта неделя должна быть лучшей в её жизни. В их жизни.

Он старался, как мог, они много гуляли, смотрели фильмы до поздней ночи, искали созвездия на чёрном звёздном небе. Только однажды он проснулся посреди ночи, услышав тихие всхлипы. Он впервые видел то, как глубокие глаза заполняются слезами. Мужчина готов был утонуть в этом море, он хотел забрать её боль себе — спасти любой ценой. Даже ценой своей жизни. Разве он сможет прожить эту жизнь, не глядя в васильковые глаза? Знал, что сможет. Ради неё он сможет всё.

— Пожалуйста, пусть с ним всё будет хорошо, умоляю, Боже, — тихие слова, которые было трудно разобрать от постоянных всхлипов, сорвались с её губ. Её слова всё больше походили на молитву, но мужчина знал, что Бога нет. Если бы он был, то не допустил бы смерти этой светлой девушки. И тут он понял, что если умрёт она, то умрёт и он. Только внутри. В остальном он будет жить, жить ради неё, ведь она сильнее всех на свете дорожила жизнью, и больше всех девушка знала ей цену. Она, падая в глубокий омут, заботиться о нём, а не о себе. Она думает о нём даже в такие моменты.

Он, притворившись спящим, прижал её к себе и положил свой подбородок на её макушку. Всхлипы тут же прекратились, а дыхание её, кажется, стало спокойнее.

Неделя прошла сказочно, казалось, что и нет никакой болезни, что сейчас она встанет и заглянет в окно, а не достанет новую пачку таблеток, которые позволяют ей не сойти с ума от боли.

Этот день было прожить труднее остальных, он будто чувствовал, что это произойдёт сегодня. Именно поэтому, услышав то, как она падает на пол, он немедленно понёсся к ней, подхватывая на руки.

— Здесь так спокойно, — одними губами пролепетала она, стараясь не заплакать, но не вышло. Горячие слёзы полились из её глаз, затекая в уши. Он прижал её к себе, постоянно шепча признания в любви, на которые раньше был скуп. Он теряет её. Он теряет ту, которая смогла заставить его поверить в то, в чем он не был уверен никогда. Её жизнь была словно песок. Стоило взять в руки, как она тут же высыпалась мелкими золотыми, как её волосы, песчинками.

Сердце девушки перестало издавать ритмичные удары, а глаза закрылись, выпустив последнюю слезинку, которую он поймал губами. Из горла хотел вырваться истошный вопль, но получился лишь пустой звук. Она была его радостью, его счастьем, она была его океаном, в котором он каждый день находил что-то новое. Теперь же она утонула в своём же океане. На его руках. Он ещё долго сидел рядом с ней, покачиваясь из стороны в сторону, что-то шепча себе под нос. В этот день умерла не только она. Она прихватила с собой и его жизнь.

Когда квартира опустела, остался только сладкий запах её духов, которые стояли на тумбочке, мужчина в порыве ненависти ко всему, одним движение руки смахнул их, из-за чего флакон упал и разбился на мелкие кусочки. Комната ещё сильнее наполнилась её ароматом. Он соберёт осколки с пола и сохранит их. Спустя день зайдёт в парфюмерный магазин и скупит всю партию этих духов, чтобы девушка всегда была с ним. Только запах будет чуть-чуть отличаться. Надо же, чтобы эти духи пахли чудесно, они должны быть на ней, вместе с её запахом. Чуть позже он понял, что и в самой квартире было уютно только благодаря ей. Только благодаря ей.

Кривошеева Диана Сергеевна
Возраст: 15 лет
Дата рождения: 02.02.2007
Место учебы: МОУ «Красночикойская СОШ №2»
Страна: Россия
Регион: Читинская обл.
Город: Красный Чикой