Принято заявок
2212

IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Мультилингвы
Категория от 14 до 17 лет
Записки Миши

— «Миша!» — резкий крик отца прервал изучение Брежневской эпохи.

— «Что?» — голос мальчика звучал невероятно обреченно.

— «Надо …», — подросток не расслышал, что сказал отец, но он и так знал, что именно ему придется сделать.

Через десять минут Миша уже шел по ночному городу. Было всего семь часов вечера, но на улице царила та самая романтическая атмосфера: тишина, темнота, одиночество… Миша, к его сожалению, разделял эту романтику вместе с собакой, которая и была причиной прекращения изучения истории. Мальчик не особо любил гулять с питомцем сестры, поэтому зачастую просто убивал время, ходя кругами вокруг дома. Но сегодня он прогулял тренировку, поэтому уговорил себя пройти хотя бы пару километров.

Совершенно случайно забрел он в какой-то советский дворик. Конечно, родившийся через 12 лет после распада СССР, Миша не мог знать слишком много про тот образ жизни, но именно такой мини-район он представлял, когда речь заходила о Советском Союзе.

Дворик не представлял собой ничего особенного: четыре девятиэтажных дома («Брежневки!» — с гордостью констатировал в мыслях мальчик), формирующих квадрат без углов, с большой детской площадкой посредине. Старые подъезды с некультурными надписями на стенах, грязные спуски в подвалы, где, как думал Миша в детстве, творится что-то странное. «Именно в таком дворе произошло наше сегодняшнее убийство», — с интонацией Леонида Каневского произнес вслух мальчик и посмеялся над своей же шуткой.

Аманда, необычное имя для собаки, остановилась и начала что-то раскапывать в земле. Миша тоже никуда не спешил. Пока он рассматривал склонившиеся над ним дома, что-то знакомое привлекло его внимание.

«Муся, смотри, вот там Рома живёт», — мальчик радостно дёрнул собаку. Она обернулась. «Вот там», — поводком указал Миша на окно с явно вышедшими из моды шторами и едким жёлтым светом. Аманда внимательно смотрела на хозяина. Ему, конечно, хотелось верить, что она слушает и понимает, но та просто отреагировала на своё имя и ждала команду. Несколько секунд молчаливого ожидания — и собака снова разнюхивает землю. Разочарованно вздохнув, Миша сел на качели и погрузился в воспоминания.

Рома несколько лет назад был лучшим другом Миши. Они вместе ходили на шахматы, которые часто прогуливали, поочередно сидя в гостях друг у друга. Когда-то совсем давно, в самом начале дружбы, они каждый день покупали дешевые сухарики и тайком хрустели ими на задних рядах тайком от тренера. Пинали мяч в перерыве занятий на каменном поле с двумя толстыми железками вместо ворот. Играли в прятки после тренировки на территории школы. Вместе ездили на соревнования. Летом играли в футбол перед подъездом Ромы, представляя ворота из лестницы к подъезду и антипарковочных столбиков перед ней.

Миша нашел старый аккаунт друга в СоцСети. «Был в сети более года назад», — словно усмехаясь, гласила надпись около старой фотографии, где Роме на вид было лет 14. А ведь он был на два года старше и как раз два года назад поступил в университет, бросил шахматы, после чего общение прекратилось.

Миша открыл диалог, который и напомнил ему, что именно произошло между двумя друзьями. Оказалось, что Миша неплохо помнил ту ситуацию: ребята возвращались с международного шахматного турнира, проходившего в соседней стране. Друзья должны были, по их расчетам перед последним туром, занять второе и третье место, но по какой-то случайности Миша занял не третье, а четвертое и обвинил друга в этой случайности. Логика, конечно, имелась — Рома в последней партии сыграл вничью с игроком, который благодаря этой партии занял третье место, но было понятно, что Рома специально ничего не портил и не хотел, чтоб так получилось.

Как оказалось потом, последний раз они будут вместе, когда Миша выйдет из старого автобуса, молчаливая атмосфера в котором (тренер и ещё два друга не решились провоцировать разговоры между товарищами на всякий случай) только нагнетала обстановку.

Почувствовав на себе чей-то взгляд, Миша обернулся. Луна, появившаяся между домами, осветила лицо подходящего к ним человека. Аманда, уже долгое время лежащая на холодной земле около качели, тоже быстро узнала человека и радостными мелкими шагами поспешила к нему.

«Ты с тренировки?» — спросил Миша сестру.

Девочка кивнула: «Меня тренер сегодня хвалил, сказал, что я молодец. Мы сегодня станцевали лучше всех! Петя мне шоколадку подарил. Мы ее вместе скушали. А ещё там луна полная. Видел? Она желтенькая такая, большая, как блин.»

«Видел, видел. Я в твои годы таким же разговорчивым был», — снисходительно улыбаясь, Миша протягивал поводок сестре.

Обменяв собаку на огромную сумку с вещами, мальчик получил минут двадцать на самостоятельную прогулку. Миша не помнил номер квартиры друга, но помнил этаж. После нетрудных расчетов он нажал 67 на домофоне.

«Кто?» — женский голос прозвучал довольно сонно и, что более важно, раздражённо.

«А Рома дома?» — после некоторой паузы спросил растерянный мальчик.

«Какой Рома?» — женщина отвечала все более раздраженно.

«Извините», — пробормотал Миша и, может быть даже на миг раньше самой фразы, нажал на звёздочку.

Отойдя от подъезда, он посмотрел на то самое окно. Все те же шторы, все тот же свет. К окну подошла женщина, явно желавшая понять, кто решить подшутить над ней и, увидев очертания человека внизу на всякий случай погрозила ему кулаком.

Миша, правда, этого не увидел, но это его особо и не интересовало. Появившаяся надежда на встречу с бывшим другом быстро испарилась, оставив состояние глупой растерянности.

Оставалось последнее — написать кому-то из общих друзей. С трудом найдя старый шахматный чат со всеми учениками, Миша попросил скинуть новый аккаунт Ромы. Группа уже давно была мертва и, скорее всего, все уже общались в новых чатах — много старых учеников ушло, много новых пришло. Трое старых знакомых сразу вступили в диалог и, после того, как отправили новый аккаунт Ромы с странным набором букв вместо ника, начали обсуждать жизнь друг друга. Миша узнал, что год назад Рома уехал на Украину и учился там морскому делу.

Миша медленно шел по направлению к дому, с каждым шагом немного ускоряясь. Сумка сестры натирала плечо, поэтому Миша взял ее в руку. В миллионный раз он провел эксперимент, пытаясь определить, будет ли легче что-то тяжёлое, если нести его ближе к земле, но снова не ощутил разницы. Поняв, что одной рукой вести диалог неудобно, Миша написал новому аккаунту «Как дела?» и убрал телефон в карман. Неожиданно обнаружив там наушники, снова остановившись и достав телефон, мальчик начал искать какие-то подходящие песни. Лепс, Нервы, Меладзе, Сюткин — имена эстрадных певцов проносились перед глазами. Антонов! Включив его альбом, Миша погрузился в более приятные воспоминания. Юрий Михайлович был любимым певцом папы, который в детстве пел Мише песни перед сном. Благодаря таким концертам, Миша знал многие советские песни наизусть и, несмотря на всех друзей, слушающих рэп и другую непонятную кашу из слов, продолжал слушать аналогичные треки и в подростковом возрасте.

Подпевая выученные песни, Миша и не заметил, как дошел до подъезда. Ключи от него лежали в телефоном, поэтому, достав их одновременно, Миша проверил соц сеть.

«Печатает…», — эхом пронеслась бегущая строка в голове у мальчика, от радости даже споткнувшегося об порог двери. Он не мог знать, что ответит Рома, но был очень рад любому предстоящему разговору.

Брыжко Дарья Ивановна
Возраст: 17 лет
Дата рождения: 03.11.2004
Место учебы: Приднестровский Государственный университет им.Тараса Шевченко
Страна: Молдова
Регион: Молдова
Город: Тирасполь