Принято заявок
2558

X Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Запечатанная.

Красочные витрины, детские товары на нижних полках как маркетинговый ход знатных продавцов, поход в магазин игрушек с мамой или папой – одни из составляющих детства каждого человека. Но для моей истории это является точкой старта…

Жаркий день. Скоро наступит холод, а пока мы наслаждались летним солнцем и готовились к новому учебному году. Так вышло, что магазин канцелярских товаров находиться неподалеку от моего любимого магазина игрушек, и было невозможно не упросить маму зайти туда и хотя бы посмотреть на новый товар. Как раз в этом месяце привезли новую партию кукол. И вот я уже иду мимо стеллажей и вижу разноцветные упаковки, изящные наряды кукол, множество дополнительных вещей для неё и другое. Моё внимание было приковано к необычной коробке – как правило, коробки кукол открыты (прозрачные), но сейчас я смотрела на яркую упаковку и не видела лица куклы. Тогда мой интерес проснулся ещё больше и я подумывала над покупкой этой загадочной коробки, которая прячет свою «квартирантку», но мама мне отказала. Придя домой, я не сразу забыла про ту коробку, но спустя пару часов я была увлечена уже другим. А через пару дней и вовсе забыла про тот поход в магазин.

Ещё одно составляющее прекрасной поры юности, это друзья. У меня всегда было много друзей и неважно, где мы знакомились: в школе, на кружке танцев, на детской площадке или просто коротали время в магазине, когда наши мамы выбирали стиральный порошок или новые туфли. И этот новый друг не стал по началу для меня чем-то необычным. Гуляя по детской площадке возле моего дома, я встретила незнакомую девочку, которая отстранено сидела на крайней лавочке. Белокурые волосы, которые словно сияли на солнце, голубые глаза, которые даже не отражали небо, а, смею сказать, являлись частью неба для меня, фарфоровая кожа и прекрасные детской пухлостью губы, на которых никогда и никем не была замечена улыбка. Она была одна. И мне в то мгновение показалось, что она даже грустила, хотя наружно она была спокойна и не эмоциональна, как все дети. Я хотела пригласить её играть с нами и подошла познакомиться с ней:

— Привет, меня зовут Жива, пойдем играть со всеми ребятами?

— Извини, у меня нет настроения…..я скоро пойду домой – ответила незнакомая девочка.

— Почему же? Оставайся с нами! Мы познакомимся и будем играть вместе. – радостно ответила я.

— У меня никогда не было друзей и мне они не нужны… Пока, Жива. – и она собиралась уже уйти, но что-то её остановило… — Спасибо. Меня зовут Аида. – и тут она уже поторопилась покинуть меня.

Прошел вечер, но я не могла забыть ту незнакомую девочку с игровой площадки. Я будто чувствовала, что она поглощена грустью, но мы же так юны… Эта фраза: «У меня никогда не было друзей..». Может в этом вся её тревога? Тогда в моей голове других предположений и не было, почему столь юная девочка наотрез отказалась играть со мной и просто ушла с «места преступления»… Моим раздумьям помешала мама, которая пришла оповестить меня, что через неделю мы идем на день рождения дочери её коллеги. Тогда я не особо обратила на эту новость внимания, так как я была увлечена мыслью о той незнакомке.

Эта неделя прошла быстро, тем более мы некоторое время посвящали выбору подарка (а как уже упоминалось, что магазин игрушек, моё любимое место в городе). Каждый раз я убеждала маму купить в подарок эту загадочную коробку, которая хранит в себе запечатанную куклу. Не знаю почему мама сразу не купила ту коробку. Да, мы не можем увидеть, что мы приобретаем, но не в этом же весь кураж? Ты видишь лишь коробку, она красочная и яркая. Ты не знаешь что же находиться внутри – что-то такое же завораживающее или менее привлекательное… А также происходит и в настоящем мире: ты знакомишься с человеком и видишь лишь оболочку, которую он позволяет увидеть – она может быть невероятно привлекающей, разноцветной, всех цветов радуги, а может быть тусклой и помятой; а вот что находиться в коробке-внутренний мир самого человека, мало кого волнует, ведь до него нужно еще проложить путь, когда человек сможет тебе показать настоящего себя, но не каждый готов на такое, причем с обоих сторон. Тогда я не думала над этим, меня привлекало лишь содержимое коробки – детский интерес, вероятно. И тогда я убедила маму, что это будет хорошим подарком. И вот я уже смотрю на красивую коробку у себя дома и жду выхода мамы, которая приводит себя в порядок, чтобы мы вместе отправились на день рождения. Тогда я еще не знала у кого день рождения, почему пригласили и меня тоже и многое другое.

Когда мы с мамой перешагнули порог квартиры маминой коллеги, то я сразу обратила внимание на все убранство: развешанные флажки, гирлянды и прочие украшения. Все в этой квартире говорило одно – «Тут праздник!». В доме было много гостей и детей, все они были в взбудораженном настроении, как это и бывает, как правило, на праздниках, и никто не оставался в компании самого себя ни на минуту, кроме самой именинницы. Какого же было моё удивление, когда я увидела ту самую красивую девчушку с игровой площадки в колпаке именинницы. Сначала я подумала, что просто обозналась, но потом я поняла, что это действительно она! Та загадочная девчонка, которая отказалась от игры со всеми ребятами! Мне сразу захотелось подойти к ней и поздороваться, сказать, что мы уже знакомы, но она убежала к себе в комнату, как только увидела меня (ну или мне так показалось). Весь вечер она не выходила из своего угла, но я хотела с ней подружиться, меня словно тянуло зайти к ней – что я и сделала. Я смело взяла загадочную коробку-подарок и отправилась в укромный уголок моей малознакомой на тот момент подруге Аиде:

— Привет, я Жива…ну, с детской площадки – несмело промолвила я – можно тебе оставить подарок?

Но ответа не последовало. Как только я собиралась уходить:

— Проходи..- прошептала мне Аида.

Я аккуратно подсела к имениннице и начала долгий рассказ о истории с этой загадочной коробкой: как я первый раз её увидела, как я думала дома про содержимое этой коробки, как мы выбирали подарок для Аиды и многое другое. Тогда стоило заметить, что она не показывала ни одну свою эмоцию – казалось, что даже глаза её не смеялись или не грустили, будто они ничего не чувствовали, а просто показывали какие они необычайно голубые, нежные. Закончив свой рассказ, я предложила Аиде распаковать подарок. И та принялась аккуратно отрывать подарочную обертку, открывать коробку. Когда мы открыли верх упаковки, мы увидели очень симпатичную беловолосую куклу:

— Смотри какая красивая! – воскликнула я. – мне кажется, что она даже чем-то похожа на тебя!

— Ты так думаешь? – спросила Аида после того, как тщательно посмотрела на куклу.

— Да! Смотри же-у вас волосы белого цвета, голубые глаза и пухлые губы! Давай придумаем ей имя?

Тут наш разговор прервала моя мама, сказав, что нам пора возвращаться домой. И уже вернувшись домой, я думала о Аиде. Мне было безумно интересно понравился ли ей мой подарок, захочет ли она со мной дружить?…

С того вечера наши взаимоотношения с Аидой начали налаживаться. Я узнала многое о ней, но для меня было странно, что она ни с кем кроме меня не общалась, не увлекалась чем-то, когда в том возрасте у большинства детей происходит пик, когда они хотят пробовать себя везде и в разных направлениях. Каждый раз я пыталась наладить её приятельские отношения с другими детьми, но каждый раз мои попытки были тщетны – Аида просто отказывалась от моих идей. Часто я предлагала посещать разнообразные кружки вместе со мной, но и на эти предложения я всегда получала отказ. Всегда меня поражало это. Почему же она отказываться от всего, что связано с обществом людей, если она даже не пробовала посещать эти кружки и общаться с ребятами. Я думала, что её могли обидеть прежде, но она никогда не проявляла инициативу раннее, до нашего знакомства. И так проходили года. Мы просто дружили, мы были детьми, дружба росла вместе с нами – между нами.

И вот нам уже по 16 лет. Довольно сложный во всех значениях возраст, когда мысли в твоей голове бушуют ещё с большей силой, эмоции могут в любой момент взять над тобой верх, а ты пытаешься наружно контролировать всю ситуацию с холодной головой. Тогда это происходило часто. Это было наше с Аидой время. Тогда мы стали общаться еще чаще и наши разговоры были намного теплее. Мы никогда ничего друг от друга не утаивали, так как считали, что мы можем рассказать друг другу все, чтобы потом ни произошло, и хранили доверие друг к другу. Это невозможно описать, но мы как будто дополняли друг друга. Это была тоненькая и хрупкая связь между двумя маленькими девочками, которые нашли отдушину в частичке другой. Это нечто важное и теплое для нас связывало обеих каждый день, каждый час и каждую секунду. Мы не были кровными родственниками, но мы словно чувствовали друг друга, и нам не нужен был тактильный контакт – мы могли понять все чувства и эмоции с помощью глаз. Да, с помощью глаз можно понять многое, но мы понимали нечто большее. Нас пленили эти глаза.. Меня пленили её голубые глаза – они были местом успокоения, когда я будто оставалась наедине с собой, но рядом была Аида. Аида и есть я, а я стала ею. Мы выросли вместе. Мы знаем друг друга как нечто большее, чем просто друзья. Мы духовно едины.

Сквозь года я поняла причину отстранённости Аиды от общества. Она просто была воспитана очень консервативными людьми, которые превыше всего ставили карьеру. Уделяли мало времени маленькой Аиде, которая находила потребность лишь в уединении с собой. Она сама стала для себя всем – она могла поговорить сама с собой, и поиграть вдоволь, но она не могла главного до конца всей истории – она не могла трезво оценивать и любить себя. Для неё все, что она делает, было ужасным и непотребным, хотя на самом деле все её работы были прекрасны, возможно, даже без изъяна. В какой-то момент она закрылась в себе и никогда не хотела выпустить себя наружу, или просто забыла, что она закрыла себя ото всех, а сейчас и сама не знает, как ей быть. Она словно запечатана в себе. Закреплена веревками. И условно этим веревкам можно дать названия: 1.«Самооценка». Аида никогда не могла оценить себя и свои труды по достоинству, чему я всегда очень огорчаюсь. Она превосходно рисует. Её рисунки наполнены жизнью, краски словно разговаривают со мной и подают знаки, что они наслаждаются тем, что именно сюда их расположила художница, что именно в таком порядке, в этой цветовой гамме и тд. Но самое поразительное, что Аида не разрешает прикасаться к своим рисункам никому, кроме меня. Если посторонний взглянет на автора этих работ, то сразу почувствует контраст от автора к картине, от тусклого к яркому, от поникшего к расцветающему. Мне безумно хотелось, чтобы Аида расцветала также, как и её собственные картины, которые могли проникнуть в отдаленные уголки каждого человека, который смог бы хоть раз посмотреть на её работы. Она не показывает их никому, кроме меня, хотя я не превосходный художник или ценитель, а в высоком искусстве я ничего не понимаю, но только мне она доверяет свои работы, ведь это она сама, и саму себя она доверяет только мне. Это наша связь, только взамен я ничего не могла предложить – я не умею так невероятно воплощать свои зарисовки в жизнь и оставить это на бумаге. Второй веревке можно дать название «Футляр». Она просто закрыта от всего мира. Ей никогда не хотелось выйти из зоны комфорта, она жила только своими устоями и когда не хотела открыть или хотя бы приоткрыть крышку своего футляра, внутри которого пестрил её внутренний мир. Для меня до сих пор остается загадкой как я смогла пройти через эту «оболочку». Для меня словно и не было преград. Как она открыла мне путь к себе?.. И самая крепкая верёвка – «Одиночество». Аида всегда была одна. В детстве родители часто оставляли её одну, ведь они всё своё время проводили на работе или брали дополнительные часы. Семейный очаг был чужд для этой семьи. Все эти верёвки держат её и не дают выпуститься наружу. Она словно та кукла, которую я ей подарила на её день рождения. Пока её кто-то не откроет, она будет сидеть в этой «тюрьме» вечно.

Каждый раз, когда эти мысли заполняли мою голову, во мне просыпалось дикое желание помочь своей подруге. Я стала много читать книг по психологии, статей про закрытых людей и многое другое. Я хотела изучить все досконально, чтобы раз и навсегда снять с Аиды эти оковы. Я стала личным психологом для неё, но на время. Мы проводили множество времени вместе, пытаясь понять причину её «футляра» и как от него избавиться. Конечно, в начале пути Аида не поддержала мою идею, но я пообещала ей, что я сделаю все, чтобы помочь и воплотить её тайную мечту в жизнь. Её рисунки полны эмоций и они не должны скрываться от человеческих глаз настоящих ценителей чего-то высокого. Сама Аида считала так, но никогда бы этим не поделилась с кем-то, хотя я видела ту искру в глазах, когда я начинала говорить на эту тему.

Но нашим планам помещала моя страшная болезнь. Я начала много времени проводить в больницах, тем самым оставляя Аиду один-на-один с самой собой, как когда-то это делали её родные. Мне было жутко отвратительно, когда я понимала, что я покидаю её в самый неподходящий момент. Я не смогла помочь ей. Спасательный круг закинут, но за верёвку никто не тянет. Хотя она не давала повода мне так себя осуждать, но я понимала, что ей тяжело оставаться с открытой раной души одной. Я чувствовала это. Я безгранично хотела ей помочь. Отдать саму себя ей, чтобы эта голубоглазая кукла навсегда забыла о своих верёвках. Но у меня не получилось.

(Далее повествование ведется от лица Аиды)

9 ноября Жива покинула меня полностью. Она не справилась со своим недугом. Я чувствовала опустошение, если возможно было тогда что-то чувствовать вообще..

С того момента я взяла себя в руки. Если Жива начала какое-то дело, но не смогла завершить его, то это сделаю я. Так бы поступила и она на моем месте. Мы всегда дополняли друг друга и этот случай не стал исключением. Я хотела избавиться от всех скреплений, которые держат меня в этом замкнутом пространстве. Я хочу покинуть футляр! Мне удалось это сделать, ведь у меня была сильная мотивация. Очень часто я винила себя в случившимся с Живой. Она стала единственным близким человеком для меня, но судьба распорядилась таким образом, что наши пути оборвались.

Никто не смог мне заменить её. Я по сей день живу с беспросветной дырой вместо души, ведь часть моя, моей души умерла вместе с Живой, она была моей душой, моей частью.

Наша история нас многому научила. Помогая кому-то, следи за тем, чтобы не сгореть самому. Человек эгоистичен, но это было не про Живу. Она полностью отдала себя, помогая мне справиться со своими барьерами. Именно она заставила меня научиться жить иначе, отбросить все опасения, рисковать, чувствовать и просто жить без границ, которые постоянно давили на меня. Я теперь не кукла в темнице, Жива смогла разрезать мои «верёвки» уже после своей смерти – она помогала мне свыше, даже сейчас она навсегда рядом со мной. Жива открыла меня, мой талант, буквально вынула из этой серой и неприметной коробки. Сейчас мир стал иначе. Я родилась заново как личность, как отдельная единица общества.

Толстова Анастасия Андреевна
Возраст: 20 лет
Дата рождения: 28.12.2003
Место учебы: Школа
Страна: Россия
Регион: Воронежская обл.
Город: Воронеж