Принято заявок
2558

X Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Замок мисс Бэллепэр

Ещё недавно зашёл последний луч солнца, и небесное светило закатилось, а красноволосая девушка сидела в кресле. Она наблюдала за темнотой леса из окна своего замка, который был ей домом уже более трёх сотен лет.

-Ночь-прекрасное время для прогулок по лесу,- сказала Гриавиниан и начала собираться.

Через пол часа на ней было платье с рукавами-фонариками, у него был красный лиф, а подол был бел, как январский снег.

Гриви попала в залу по освещённым коридорам и лесенкам, а потом, спустившись по винтовой лестнице, вышла из замка.

Она шла по сосновому лесу, гладя стволы деревьев, которые за годы стали ей родными. Многие из них она помнит ещё саженцами. Вдруг она услышала тихий детский плач, раздававшийся в десяти метрах от неё.

Когда она подошла, то увидела прелестную девчушку лет пяти. У неё были волнистые волосы цвета пшеницы, и глаза, напоминавшие по цвету дневное небо, которое Гриавиниан видела последний раз много лет назад.

Первым порывом было убить девчушку, выпив её кровь, но Гриви вспомнила себя, когда была такой же маленькой.

Это было триста шестьдесят семь лет назад. Мне было шесть, когда в наш дом постучалась пара. Они выглядели, как совсем обычные люди, только кожа их была мёртвенно-бледной.

-Мы очень голодны, а у вас, как я могу наблюдать ужин,- сказала бледная, но очень красивая женщина.

-Что нам с того, что вы голодны? — отец сурово на них взглянул.

-Мы заплатим вам пятьдесят фунтов,- сказал мужчина.

Глаза отца загорелись. Он выгнал меня и брата из-за стола, а на наши места посадил незваных гостей.

-Чем богаты, тем и рады,- сказал батюшка, показывая радушие, которое можно было принять за искренние.

На ужин был суп без мяса, у тех, кто постарше был эль, а у нас молоко.

-Спасибо, нет. Как зовут ту, рыжую? – холодно спросил мужчина, указывая на меня ладонью.

-Анна, — сказала матушка из своего угла довольно тихо.

Мужчина предложил отцу поговорить без лишних ушей. Когда они вернулись, то отец шепнул что-то матери, и она заплакала, а когда он вновь что-то добавил шёпотом, то матушка утёрла глаза рукавом и успокоилась.

Женщина из этой четы взяла меня за руку и вывела из дому. Она села на коня и посадила меня перед собой. Вскоре из моего дома вышел мужчина, и мы отправились куда-то.

Через некоторое время поездки мы приехали к огромному замку. Меня спустили с лошади и повели в замок.

Далее мои воспоминания похожи на туман. Клыки. Боль. Чердак. Кровать. Мои красные волосы на подушке. Боль. Моя бледная рука. Еда. Мысли только о ней. Первый вкус крови на устах.

Гриви будто вытянуло из её воспоминаний. Она подошла к девочке, присела перед ней и потрепала по голове. Девочка оторопела и широко распахнула глаза.

-Привет, меня зовут Гриви, ты хочешь есть? — спросила девушка и заботливо улыбнулась.

-Я Эрика,-сказала девочка заикаясь после долгого плача,-Гриви, вы правы, я очень голодна.

-Тогда пойдём со мной,-Гриавиниан плавно встала и протянула девочке руку.

Вампирша была рада, когда чуть тёплая ладошка Эрики легла в её холодную ладонь. Гриви была очень рада этому жесту.

Уже декабрь, Эрика жила у Гриви уже полгода. Девушка успела прикипеть к этому ребёнку, ради неё она даже обшарила весь чердак в поисках зимней одежды её размера.

Зима сменилась весной, а весна летом, для юной на вид вампирши это время пролетело крайне быстро.

С осени она начнёт обучать девочку читать, писать и считать, а после у Гриви было желание передать девочке все знания, будто Эрика была её дочерью. Благодаря такому опытному наставнику, к десяти годам девчушка уже знала очень много, да и умела немало.

Эрика прекрасно могла читать и писать родном, французском и немецком языках. Любила литературу, неплохо справлялась с арифметикой, также умела ездить на лошади. К шестнадцати годам обучение Эрики было окончено.

Тёплым и солнечным апрельским утром Эрика встала, вышла из комнаты, поднялась по лестнице на третий этаж, а оттуда поднялась на чердак. Эрика не знала зачем встала так рано, ведь Гриавиниан спит, а одной Эри было очень скучно. На чердаке девушка полезла в сундуки с разнообразными нарядами. Эрика примерила пару из них, например, платье цвета малины с каплей молока с объёмными рукавами, длиной в три четверти руки, с воротничком, длиною чуть ниже колен.

-Идеально для отроковицы, разве нет? — крутилась Эрика перед необычным зеркалом, стоявшим на чердаке.

Девушка читала, что зеркала обычных богатых особ были сделаны по своему обыкновению из серебра, а то, что было в замке у Гриви было старинным и сделано из амальгамы. Отражение в нём было блёклым, но это не мешало видеть Эрике, насколько она прекрасна в этом платье.

Из зеркала на неё смотрела девица в с бледной кожей, небесными глазами и светлыми волосами, струившимися до поясницы. Эри была довольна своим отражением в зеркале, но продолжила поиски чего-то интересного. Спустя несколько часов поисков гардероб девушки пополнился несколькими платьями и парой рубашек. Она спустилась в свою комнату и убрала вещи в сундук.

Эрика ждала заката в гостиной, вампирша, которую девушка уже считала матерью, просыпалась сразу после захода солнца. Как только Гриавиниан вошла в гостиную в красном платье в пол, Эри встала, сделала шутливы реверанс и позвала Гриви гулять. Апрельские вечера довольно прохладны, поэтому Эрика надела чёрный салоп, и заставила свою названую мать надеть такой же.

Девушки любили гулять по тёмному лесу и обсуждать всё: от прочитанных книг до красоты ночи.

— Эрика, тебе ведь шестнадцать, так? – неожиданно для девушки спросила Гриви и остановилась.

— Да, Гриавиниан. А что? – Эри выдала лёгкое удивление, взяла вампиршу под локоть и продолжила движение, призывая к этому и свою спутницу.

— В этом возрасте девушки грезят о свадьбе и семье. Есть ли у тебя такие мечты? – Гриавиниан пошла рядом с девочкой.

-Сложно сказать. С одной стороны, да. Хочется цветов и серенад под окном, но если судить по истории и некоторым произведениям, то немалое число мужчин обращается с женщинами, как с куклами: купить наряд, переодеть и пусть сидит в уголке. – Эрика активно жестикулировала, а её лицо всячески показывало отсутствие восторга от такой ситуации.

-Да, и у большинства девушек нет выбора. Многим назначают партию, когда они только научатся ходить.

-Это очень больно осознавать, поэтому я рада, что здесь, с тобой, — Эрика немного успокоилась и улыбнулась уголками губ.

-Я тоже этому рада, дитя, — Гриавиниан потрепала эрику по голове.

За весной идёт лето, за летом осень, а за осенью зима. Когда рядом с тобой дорогой тебе человек, с которым каждый день похож на сказку, то переход времён года становиться максимально незаметным. Вроде ещё недавно вы ходили купаться на озеро, а вот уже сидите в зале у камина и читаете книги, поглядывая на первый снегопад за окном.

— Гриви, а каким было твоё детство? – Эрика давно задавалась этим вопросом, но решилась его задать только сейчас.

— Оно было довольно-таки долгим. Почти четыреста лет детства, лес, ребёнок, и я уже мать. – Гриавиниан усмехнулась, потянулась в кресле и поправила красные волосы, убранные в косу.

— А если без вашего юмора, мисс Бэллепэр? – Эри мило нахмурила брови.

— Меня обратили, обучили манерам, потом наукам, а потом моих «родителей» не стало, — на последних словах с лица вампирши сошла улыбка.

— Что с ними произошло? — Эрика заинтересованно смотрела на кресло.

— Это было очень давно, лет двести назад. В ту ночь к замку подошли люди. Мама и папа заперли меня на чердаке. Были крики, я вышла с чердака через неделю и больше их не видела. – Гриви смотрела в книгу, потирая глаза.

-Прости,-Эрика виновато посмотрела на вампиршу и погладила её предплечье.

— Всё хорошо, луна моя. – Гриавиниан мягко улыбнулась ей. – У тебя есть ещё вопросы?

-Да, есть один. Откуда ты берёшь кровь для пропитания? – смотрела девушка максимально заинтересованно.

-Пью кровь деревенских детей, — вампирша увидела шокированный взгляд Эрики, — Шучу, конечно. Я употребляю кровь лесных зверей, хоть она и менее питательна, но хоть что-то.

— Что?! Ты убиваешь бедных зверюшек? – девушка посмотрела на Гриви, в её глазах была смесь горя, злости и обиды.

Эрика встала перед Гриавиниан, задрала свой рукав до самого плеча. Её светлые волосы закрывали лицо, но вампирша чувствовала, что та была полны решимости. Она закричала: «Я хочу стать твоим донором!»

— Дитя моё, ты не будешь моим донором, ведь это большой риск, а терять я тебя не хочу. От укуса два исхода: либо вампир, либо труп. – Гриавиниан говорила крайне серьёзно.

— А если без укуса? Есть же вариант кровопускания, или он не подойдёт? – Эрика заправила волосы за уши, посмотрела в глаза вампирши, в них играла надежда.

— Если у тебя есть такое желание, то ладно. Раз в месяц мне нужен бокал крови. Но, ребёнок, когда тебе будет плохо, или, когда надоест, то ты сразу сообщаешь мне, хорошо?

-Да, конечно, но я не ребёнок! – Последнюю фразу Эрика сказала повышенным тоном.

-Хорошо-хорошо.

Уже четыре года прошло с того момента, как Эри стала донором Гриавиниан. Все были счастливы, но девочка решила сделать свою названую мать ещё счастливее. Вампирша до безумия любила книги, но её библиотека не пополнялась лет сто. Эрика взяла золотой слиток, найденный на чердаке, положила его в корзинку и вышла из дома в сторону городка.

На ней было надето её любимое розовое платье, блондинистые волнистые волосы были закреплены гребнем, а на ногах были сапожки из кожи. Девушка выдвинулась из замка рано утром, с рассветом, а вошла в город только к полудню.

Первым делом девушка пошла в место, называемое банком. Там она обменяла слиток золота на деньги. Сумма была довольно-таки внушительной. Этого явно хватило бы на книгу. Далее Эрика лёгкой походкой направилась по городу в поисках книжной лавки. Через сорок минут поисков она нашла нужное место.

Девушка вошла в лавку уверенным шагом, поздоровалась по-английски и пошла к стеллажам. Девушка стала изучать корешки книг, в основном заголовки были на английском языке, но были книги на французском и немецком языках.

Среди десятка заголовков её привлекло женское имя. В библиотеке Гриви женские имена были крайне редки, особенно в роли авторов. Эрике очень понравилось имя на корешке книги: Джейн Остин. Книга называлась «Доводы рассудка», не долго думая Эрика взяла её в руки и пошла к продавцу. Продавцом был мужчина лет пятидесяти на вид, хоть явно и был моложе. Весь он был серый: одежда разного оттенка серого; кожа с сероватым подтоном; волосы, сильно тронутые сединой.

— Графиня, вы верно забыли, что без мужа вам запрещено делать покупки.

— Ах, что вы, у меня нет графского титула, да и мужа нет, — Эрика умильно улыбнулась.

— Как? Вы же читали заголовки книг, да и говорите правильно. Вы верно лжёте мне! – мужчина шокировано поднял брови и всплескивал руками.

— Нет, что вы. – девушка продолжала улыбаться.

— Ах, обычная крестьянка, умеющая читать! Такая редкость. – продавец подпёр кулаком подбородок, пытаясь мило улыбнуться девушке, хоть и выходило это с трудом.

— Сколько стоит эта книга? – девушка робко указала пальчиком на том.

— Столько, сколько у тебя за всю жизнь не будет! – сказал мужчина неожиданно грубо.

Несмотря на ситуацию девушка даже не дрогнула. Она достала из корзины пару купюр номиналом по десять фунтов каждая.

— А столько хватит? – она показала ассигнации продавцу, продолжая спокойно улыбаться.

— Ты воровка! Откуда у тебя столько? – мужчина рывком убрал книгу под прилавок.

— Вам знать не обязательно! – Эрика сорвалась на крик и сжала бледные ладошки в кулаки.

В мужчине проснулась звериная прыть. Он добежал до выхода из лавки буквально за пару мгновений и запер дверь снаружи. Через пару секунд Эрика уже сидела на полу и плакала. Ей было страшно, она впервые столкнулась с таким поведением людей, да и вообще, с людьми.

Девушка не знала сколько прошло времени, но вскоре мужчина вернулся, но не один. С ним было несколько мужиков с верёвками, которые злобно смотрели на неё.

Девушку подняли под руки, связали её кисти и повели через весь город. Она ничего не видела и не слышала, просто шла туда, куда её вели. Она будто была вне своего тела, вне мыслей, давящих на неё. Вместо Эрики по городку ступала ногами её оболочка. Сознание вернулось к ней лишь тогда, когда она оказалась в каком-то сарае. Гриавиниан держала в таком лошадей.

«Интересно, скоро ли она заметит мою пропажу?» — думала Эрика, присаживаясь на сено. «Посидишь до завтрашнего рассвета, а потом приговор приведут в исполнение» — сказали снаружи. Девушка очень хотела как-то выплеснуть свои эмоции, но способов было не так много: слёзы, крик и избиение чего-нибудь. Третий отметался сразу же, ибо испытывать как боль душевную, так и телесную, она не хотела. Поэтому она стала чередовать первые два. Кричала и плакала, ждала чуда и надеялась непонятно на что.

После заката в замке началась суматоха, Гриавиниан проснулась и, не найдя Эрику или записку от неё, начала переживать. Вампирша в спешке оделась, спустилась из своей комнаты в залу, из двери в залу она вышла на мостик в обсерваторию с телескопом. Она раскинула руки в стороны, спрыгнула вниз и превратилась в летучую мышь. Сперва она полетела к лесу, прилетев она прокружила над деревьями некоторое время. Девушки там не наблюдалось, её не было, как видно, так и слышно. Гриавиниан слышала лишь зверей, которые либо уже спят, либо только просыпаются. После облёта леса она полетела вниз по склону горы, к озеру. Но девушки не было и там. Совершая очередной круг над озером она думала: «Можно проверить в городе, но мне бы не стоило туда соваться, иначе меня убьют. Но и она мне дорога, как жизнь. Ну что же, полетели!»

И она отправилась в сторону города. Через полчаса лёта, она оказалась на окраине города и начала осматривать улицу за улицей. Гриавиниан нашла нужный сарай лишь ближе к рассвету. Она залетела в щель между железными прутьями оконной решётки, сделала сальто в воздухе и обратилась обратно в вампиршу.

Эрика сначала не заметила прилёта летучей мыши, но когда эта мышь превратилась в Гриви, девушка испытала лёгкий шок. Но она молниеносно вскочила со снопа сена, в миг оказалась рядом с названой матерью. Эрика обняла её, уткнулась в родное плечо и начала плакать.

— Что такое, дитя моё? – нежным голосом спросила Гриавиниан, гладя Эри по спине.

-Я пошла за книгой, а они, они решили, что я воровка и посадили сюда, а после рассвета они хотят что-то со мной сделать. – Эрика заикалась, пока говорила это.

— Тебе было мало книг в замке? – спросила Гриви с лёгким укором.

— Нет. Я хотела купить тебе подарок! – девушка продолжала плакать и обнимала вампиршу крепче.

Гриавиниан тяжело вздохнула. В этот момент вошёл мужчина в чёрном, это был городской судья, пришедший, чтобы отвести Эрику на центральную площадь и совершить публичный суд над девушкой. Увидя двух девушек, обнимающих друг друга он сделал выводы, вышел и дал несколько приказов своему помощнику: принести вторые кандалы, поставить гильотину и принести кол из осины.

Когда ему принесли вторые кандалы, то он вошёл вновь, но не один. Он схватил Эрику за волосы, а его один из его помощников заковывал её руки в кандалы, пока два других помощника сделали то же самое с Гриавиниан. Девушка была удивлена тому факту, что вампирша не проявила сопротивления. Обе понимали, что им осталось несколько часов, поэтому старались наговориться вдоволь. Мысли Эрики и Гриавиниан сбылись довольно-таки точно.

Примерно через три часа за ними пришли и повели их на центральную площадь города. Девушки шли со спокойными лицами, переговаривались одними лишь глазами. Когда они пришли на нужное место, там уже была толпа народа, смотревшая на них максимально недружелюбно. Начался процесс, судья прокашлялся и заговорил: «Дамы и господа, сегодня мы рассмотрим дело двух ведьм. Все мы видим девушку с внешностью ангела рядом с гильотиной, но это ложно. Это ведьма, наколдовавшая себе милое лицо и деньги. А тварь с красными волосами это ещё большее чудище. Это мерзкая ведьма, пьющая кровь невинных детей. Что же будем мы делать с ними?» — Последний вопрос не нуждался в ответе.

Во время монолога судьи толпа одновременно охала, ахала и кричала. А на вопрос судьи из толпы слышались выкрики про самые жестокие виды казней, но всё уже было решено без них.

-Вам предоставляется последнее слово. – сказал судья холодно.

— Это были самые лучшие пятнадцать лет моей жизни, я абсолютно не жалею о том, что спасла Эрику в ту ночь. Запомните, люди, я – вампирша, Гриавиниан Бэллепэр оказалась человечнее вас! – перед началом этой речи Гриви взяла Эрику за руку, чтобы показать, что дружеские, почти семейные отношения, возможны между вампиром и человеком.

— От себя хочу добавить, что если для вас женщина, которая умеет читать и может позволить себе книгу-ведьма, то это с вами что-то не так! – прокричала Эрика с улыбкой.

Девушки завершили свои речи, которые немного растрогали людей. Помощники судьи взяли Эрику под руки и подвели к гильотине. Девушка сама положила голову на плаху, её лицо выражало полное спокойствие. В тоже время Гриви поставили так, чтобы она могла видеть лицо своей подруги.

Пара секунд тишины длилась вечность. Гриавиниан боялась закрыть глаза, чтобы не пропустить момент прощания.

— Если загробный мир есть, то. – Эрика не успела договорить, из-за того, что верёвка с лезвием гильотины опустилась.

Впервые за сотни лет у вампирши из глаз потекли слёзы. Только она успела сказать: «Мы встретимся там», как ей прямо в грудь вонзился осиновый кол. Гриавиниан недолго мучилась, смерть настигла её через пару минут. Тела погибших девушек придали огню, а ветер разнёс пепел их тел по всему миру.

Данилова Юлия Евгеньевна
Возраст: 17 лет
Дата рождения: 27.09.2006
Место учебы: МОУ СОШ №8
Страна: Россия
Регион: Ярославская обл.
Город: Ярославль