XI Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

НеФормат
Категория от 14 до 17 лет
Заходят как-то в автобус старушка, чёрт и два студента

Пьеса в одном действии.

Действующие (и бездействующие) лица:

Коля. Очень бедный студент с саксофоном.

Денис. Не такой бедный студент в кепке и с гитарой.

Чёрт. Нет, не в пальто. Нет, ни в кимоно. Обычный среднестатистический чёрт. Красный. Может быть, от жары. Может быть, потому что чёрт. На голове кепка.

Старушка. Закутана в невнятные ткани на манер сари и огромный цветастый платок поверх. Весьма религиозна, но не как стандартные бабушки на лавочках Екатеринбурга, потому что верит она в пантеон богов Индии. Особый скилл – умение пользоваться клюкой как боевым посохом.

Автобусная толпа.

За окном 40 градусов по цельсию. Продавцы мороженного сворачиваются и прячутся по домам, растения иссушаются и вянут, а птицы не выдерживают и падают с неба в фонтаны. Короче, совсем плохо сегодня жителям Екатеринбурга. Они привыкли, что Урал – это нечто холодное, дождливое и суровое. Несчастные екатеринбуржцы не ожидали, что летом они будут страдать от долгожданного тепла и натурально плавиться. В один момент элитой общества стали обладатели вентиляторов и кондиционеров, а у выездов из города образовались пробки – все, кто мог, ринулись спасать свою жизнь в надёжном убежище – даче.

Самые неудачливые же в это время оказались в раскалённой железной коробке, именуемой автобусом. Автобус тревожно грохотал и грозил развалиться, но упорно продолжал катить по улице.

Коля. Ты уверен, что нам сегодня нужно в уник? Там одна пара всего.

Денис. Вот именно, одна пара. Отсидим и сразу рванём в парк.

Коля. Да давай сразу в парк. Там тенёчек, квас холодный купим, посидим на траве.

Денис. (перебивает, начинает говорить ещё где-то в конце “посидим”, строго) Коля.

Коля. Девятнадцать лет Коля! Да у меня скоро мозги поплывут! Нет, уже уплывают! Денис, сжалься! В такую жару только парк и квас, ну какая пара?

Денис. Какая? Математика.

Коля. Всё, всё, не издевайся. Съездим мы на твою пару. Но сил думать никаких. Мне кажется, или от людей вокруг пар уже идёт?

Денис. (обречённо-меланхолично) Я бы не удивился. Автобусы в жару – это, очевидно, филиал ада, жара невозможная.

Коля. Ага! Видимо, грешников много развелось, вот они и расширяют территории. У них ещё филиалы есть – очереди в пятёрочке, детские садики и сессии. Совсем черти обнаглели.

Денис кивает и начинает обмахиваться кепкой. Он неудержимо краснеет с каждой минутой, проведённой в автобусе. К ним проталкивается мужчина с чуть менее красным, чем у Дениса, лицом. Мужчина икает со всей силы своего возмущения.

Чёрт. Позвольте! Позвольте, молодые люди! Это вы сейчас наговариваете, мы никакого отношения к этому не имеем. Почему это чуть что – сразу вопите “черти!”, “чертовщина”?! (икает) Насочиняли, оболгали честного чёрта, а мне, может, обидно. Я вообще второй день без перерыва икаю без остановки! Хватит меня поминать! Столько лет работаю в аду, а такого безобразия у нас нет и не было никогда.

Денис. Вообще-то беседу обычно со знакомства начинают. Я Денис, этот юный музыкант – Коля. А вас, весьма агрессивный гражданин, как зовут?

Чёрт. Я Чёрт.

Коля. Ага, а я – Кощей Бессмертный. Давайте по-нормальному, окей?

Чёрт. Никола, попрошу, я серьёзен.

Коля. Так! Никаких Никол, я Коля. А вас, говорите, чёрт?

Чёрт. Ну, не только. Есть ещё имена. Бес, Нечистый, Шайтан, Демон… В общем, много. Но давайте по-простому, без лишних титулов.

Коля. Хорошо, мне так даже удобнее. Всё равно из титулов у меня только “юный саксофонист” от Дениса, “лежебока” от мамы и “умный, но ленивый” от каждого второго педагога.

Денис. Ты забыл ещё почётное звание “негодяй, который в три ночи шумит и не даёт спать порядочным людям”.

Коля. Ради искусства могут и потерпеть. (картинно поправляет саксофон) Но всё-таки, чем докажете, что вы чёрт?

Чёрт. У меня рога есть. (икает)

Денис. Ну, это легко проверить. Снимайте кепку.

Чёрт. Молодые люди, а просто так вы мне не поверите?

Коля. Нашёл дураков!

Денис. Вы же понимаете, что вы просите нас поверить чёрту? Подобная идея даже звучит абсурдно.

Чёрт. Ну не при всём же автобусе мне показывать рога! Давайте по-другому. Сейчас ваша гитара прямо внутри чехла превратится в…

Коля. Ээ! Уважаемый! Не нужно ни во что превращать гитару. Давайте лучше кепка Дениса… Ну, например, поменяет цвет. Если кто и заметит, спишет на галлюцинации и невнимательность.

Чёрт. Идёт. (щёлкает пальцами, кепка становится красной) Убедились?

Денис. Убедились. Бедная кепка…

Коля. Да ладно! Денис, у тебя теперь кепка, покрашенная Чёртом, клёво же.

Денис снова принимается обмахиваться кепкой.

Денис. Ну ладно, хотя бы качества веера она не потеряла.

Коля. Кстати, о жаре! Уважаемый Чёрт, извините, но вынужден возразить. Говорите, у вас в аду нет такого безобразия? А как же огонь, котлы и переваренные грешники?

Чёрт. Ну что ты накинулся? (икает) Грешникам в аду положено быть, это не я придумал.

Коля. А остальное?

Чёрт. Огонь и котлы? Так это нам электричество отключили. Ты представляешь, как холодно под землёй без электричества?

Коля. Окей, верю. Проверять на своей шкуре ваще не хочется.

Чёрт хмыкает. Автобус лихо выруливает на остановку. Все молчат – слишком заняты попытками удержаться на ногах. В автобус заходит Старушка.

Старушка. Ох, кто бы помог поднять сумку старой женщине…

Старушка выжидающе смотрит по сторонам. Денис отходит поднять её сумку – необъятную, неизвестно как протянувшуюся в дверь – и оставляет этих двоих в молчании. Коля сверлит взглядом Чёрта, который, в свою очередь, стоит с выражением абсолютной невинности на лице.

Старушка. Вот ты бы не ждал, пока попросят, а сразу помогал. Понял? Всему то нынешнюю молодежь нужно учить…

Денис. (особо не вникая) Хорошо, хорошо. Вы просто скажите, когда выходить будете, я вам спущу.

Старушка. И на том спасибо. Тебе добрые поступки вернутся потом добром. Это карма называется.

Денис ещё пару секунд кивает Старушке, позже возвращается к товарищу, брошенному с представителем дьявольской расы. Ненадолго брошенному, на минуточку, но всё-таки.

Денис. Слушай, но если всё так, как ты говоришь, тогда что ты тут вообще делаешь?

Чёрт. Опять обвинять собрались? Я в командировке по обмену опытом.

Коля. Вот! Вот оно! Чему это ты людей учить собрался?

Чёрт. (обиженно) Между прочим, это они меня учат. Ваши пытки аду и не снились! У нас всё консервативно и порядочно, а тут ещё эти нововведения. Мол, проживание в аду оформлять нужно через госуслуги, на каждое опоздание писать объяснительные, а у входа надевать бахилы. Бахилы – и на копыта, вы представляете?

Коля заинтригованно смотрит на ноги чёрта. Копыт не находит. Разочаровывается. Разочарованно смотрит на абсолютно обычные и обыденные кроссовки. На правом кроссовке развязан шнурок, носы немного сбиты, и всё, больше ничего примечательного.

Коля. Бахила на копыта – это я представить могу. Я человек с богатой фантазией.

Денис. А я не представляю. Но я через месяц поеду к бабушке в село, надену там бахилы на корову и посмотрю.

Чёрт. У меня копыта не как у коровы.

Денис. Жаль. Значит, это будет для меня тайной, покрытой мраком.

Чёрт. (вздыхает) Да не тайна. У козлов такие же. Дьявольское животное же, все дела.

Денис. У нас в селе козлов нет. Видимо, избавляются от дьявольского. Но тогда им следовало начать с продавщицы в местном магазине.

Чёрт. Я же только что вам объяснил, никакого отношения я к этому не имею. (икает) А козлов жалко, так-то нормальные ребята.

Коля. Конечно, козлов жалко. Кому теперь бедный Денис со своей ущербной фантазией будет бахилы надевать?

Денис. За ущербного получишь.

Коля. Я любя.

Денис. Окей, ты получишь пинков тоже с любовью.

Коля. Это уже абьюз и насилие. (наигранно трагично) Как ты можешь так поступать со мной?

Рука Дениса непроизвольно встречается с лицом. Он жалеет об этом через секунду – автобус дёргается, Денис летит куда-то вбок.

Коля. Это твоя кара за такое отношение ко мне.

Чёрт. Молодые люди, вы обо мне не забыли?

Старушка. Кхе-кхе.

Коля. О вас, Уважаемый Чёрт, не забудешь. (кричит в толпу) Денис, ты там как?

Старушка. Кхе-кхе!

Денис. (приглушённо-задушено) Я умираю.

Коля. (продолжает кричать) Постарайся умирать поближе! Нам выходить через две остановки!

За спиной Коли появляется трость и ударяет его по плечу. Следом виднеется худая рука, резко разворачивающая Колю.

Старушка. Молодой человек, не вопите! Вы не дома! Я вам два раза предупредительно покашляла, учитесь понимать намёки и вовремя затыкаться!

Коля дезориентированно смотрит в пространство. Его взгляд медленно фокусируется на старушке. Коля, отчаянно потеющий в эти 40 градусов, картину её закутанности наблюдает обалдело.

Коля. Я бы с радостью, уважаемая! Но у меня друг пропал где-то в этой куче тел.

Старушка. Иии, молодой человек! Я за эту жизнь потеряла множество друзей, но не кричу же на всю Ивановскую!

Коля. Видимо, у вас не было такого друга, как Денис, а то вы бы ещё и не так кричали. (отворачиваясь) Денииис!

Старушка уверенно повторно бьёт Колю, на это раз по пояснице. Коля беззвучно корчится и хватается за больное место. Старушка в его глазах становится более внушительной фигурой.

Старушка. (повышая голос) Молодой человек! Никуда ваш Денис не денется, от давки в автобусе ещё никто не умирал!

Чёрт. Я бы поспорил. Статистика гласит, что вполне умирают. С сердцем там плохо становится, например, душно же.

Старушка. (поворачивает голову, смотрит подозрительно) А вы кто? Отец этого невоспитанного молодого человека?

Чёрт смотрит на Колю. Коля смотрит в ответ. После пары секунд такого смотрения они одновременно поворачивают голову к Старушке. Отвечают одновременно.

Коля. Да.

Чёрт. Нет.

Коля. Чёрт, ну мог бы и подыграть.

Старушка. Мальчик, не чертыхайся, это неприлично. И вообще, помолчи. Ты своё уже получил. Сейчас я буду говорить с твоим отцом.

Чёрт. Я не его отец. (икает)

Старушка. А вы не оправдывайтесь, гражданин! Вижу я, что вы как родитель никакой! Такого здорового лба вырастили, а разговаривать со взрослыми не научили! И вообще никаким правилам поведения не научили!

Чёрт. Уважаемая! Я ничему его не учил, потому что я не знаю этого мальчика!

Коля. Не ври! И меня знаешь, и Дениса знаешь.

Старушка. Так у вас два ребёнка?

Коля. (всё больше проникаясь своей выдуманной трагедией) Представляете, да! Двое детей! И он пытается нас бросить!

Старушка. (постепенно от возмущения переходя к причитаниям) Какой негодяй! В наше время совсем распустились, никакой ответственности. Бедные мальчики…

Коля. Он даже не знает, как у нас дела на учёбе. И как мы живём, как мы спим, как мы едим в конце концов он тоже не знает. Однажды он забудет, как нас зовут!

Растрёпанный и красный Денис вываливается из толпы.

Коля. О! Я знал, что ты вернёшься.

Старушка. (сравнивает красноту лиц) Ваш брат удивительно похож на отца.

Коля. (печально) Даже это не подталкивает папу общаться с нами. Понимаете, наши родители считают, что если ты не хочешь работать по специальности, а собираешься уйти в музыканты, то ты пропащий человек! Поэтому почти не общаемся. Так, созваниваемся иногда.

Старушка. Бедные дети! Им нужно учиться принятию. Принимать ваш выбор. И, на всякий случай, валерьянку.

Коля. Они не научатся! Я им неинтересен. На порог их дома зайдёт только юрист Николай Шульгин, музыканта Колю они и видеть не хотят.

Старушка. А они у тебя кто?

Коля. Тоже юристы.

Старушка. Мальчик! Твои родители не фанаты древней Индии случаем? У них там всё по такой же схеме работало. Отец конюх – и ты конюх, отец царь – и ты царь… Кастами называлось.

Коля. Не знаю насчёт Индии, но мышление у них точно древнее.

Старушка. Вот это уже совсем плохо. Давай я их воспитаю? Хотя бы отца. У меня вооот какая клюка…

Чёрт. (тихо, Денису) Денис, ну хоть ты им скажи остановиться.

Денис. (тихо, Чёрту) Не могу, мне интересно, чем закончится.

Коля вздыхает как можно печальнее и делает вид, что думает.

Коля. Я думаю, если вы его сейчас побьете, он на меня обидится и никогда-никогда не скажет мне ни слова. А так у меня есть надежда.

Денис. (всё ещё тихо) Однажды его актерский талант заметят знаменитые режиссёры и коварно похитят. Увезут в Голливуд и будут снимать кучу фильмов, которые будут крутить по телевизору в половине стран мира. Отвечаю.

Чёрт. (оживляясь) Душу ставишь?

Старушка. Ишь, что удумал. Главное, даже не тело, которое со сроком годности забрать хочет, а бессмертную душу! Ужас-ужас-ужас.

Денис. Не, душу точно не ставлю. Бессмертная вещь всегда пригодится. Вдруг Коля не согласится? Обломятся тогда все голливудщики.

Чёрт. Жалко. Возвращаюсь без сувенира.

Денис. Не расстраивайтесь, я вам куплю что-нибудь. Или на гитаре сыграю в подарок. Вам когда-нибудь играли на гитаре?

Чёрт. А что ты умеешь играть?

Денис. Да как все умею. Классику ту же – Цоя там, Сектор Газа, Короля и Шута. У вас в аду таких слушают?

Чёрт. Обижаешь. Их везде слушают. У нас в аду, как ты выражаешься, даже после отбоя их поют. Но это им чести не делает. Во-первых. дисциплину нарушают. Во-вторых, поют они криво и фальшиво.

Денис. Мы просто обязаны исправить ваше впечатление. Но вообще лучше мы вам что-то вдвоём сыграем. У него саксофон с собой, грех не послушать.

Чёрт. Грехи – это, вообще-то, по моей части. Но вас послушать нужно, раз уж я сегодня оказался вашим отцом.

Старушка. Ага! Признался! Почему запрещаешь детям стать музыкантами?

Чёрт. Почему запрещаю? Вот, пусть мне сыграют.

Старушка. И правильно. Мне вот Коля рассказал, что они никогда не хотели быть юристами! А вы их заставили!

Денис. Ну, справедливости ради, меня не заставляли.

Старушка. Хорошо! Значит, заставили только Колю. Но о твоей самореализации речи тоже не шло, ведь так?

Денис. Я просто по течению плыл. Думал, ну юрист и юрист, ладно. И поступил. Сейчас тоже так думаю – разве плохо? Стану адвокатом или нотариусом там.

Старушка. А гитара?

Денис. А что гитара? Я и на фортепиано вон умею, но разве ж это серьёзно?

Коля. Конечно, серьёзно. Понимаете, он же не просто капец талантливый, он ещё и старательный. Музыкалку заканчивали мы вместе, но красный аттестат только у него. Даже сольфеджио на пять! Вы понимаете, какой это адский труд?

Чёрт. Понимаю. Если честно, я немного боюсь тех, кто способен закончить музыкалку с красным аттестатом, меня в своё время выгнали после четвёртого класса.

Коля. Вот и я его боюсь! И думаю, что наша игра в дуэте может горы сотрясать. А он говорит – (явно передразнивая) ну какие нам фестивали, Коль? Какие выступления? Какая Ночь Музыки?

Старушка. А ты?

Коля. А я ему говорю, что он просто хочет всё контролировать, а это невозможно. Никуда его институт не денется, если он попробует делать то, что хочет. Разберёмся как-нибудь. А то только играем, а выступления… Без выступлений.

Чёрт. Справедливо, жизнь-то одна.

Старушка. Поспорю, есть же перерождение! Я читала. Но это всё равно ничего не меняет, потому что в следующей жизни ты ничего не помнишь, а значит, точно так же будешь всю жизнь юристом. Или ещё кем-нибудь. Кем скажут. Я вот тоже раньше жила “как правильно”. А теперь что? Пошла на йогу. Ношу индийское сари. Скопила на билет в Дели и улетаю завтра. В шестьдесят живу свою лучшую жизнь!

Коля. Вообще восхищаюсь вами! Идёте к мечте напролом. Но я о чём и говорю – Денис считает, что у него есть только один правильный путь, а другие даже не рассматривает.

Денис. Эй, а может, вы перестанете говорить так, будто меня тут нет? (к Старушке) Я тоже вами восхищаюсь. Вы удивительный человек. Но, Коля, скоро наша остановка.

Коля. А я о чём! Только об университете и говорит.

Чёрт. Денис, какая остановка? Ты мне дал обещание сыграть.

Денис. Да, я обещал. Давайте просто договоримся на удобную всем дату?

Чёрт. Так вышло, что мне удобно только сегодня.

Старушка. И я бы тоже послушала до того, как улетать. Давайте в парке прямо сейчас и выйдем, у вас же инструменты с собой.

Денис. Простите, но в другой раз. У нас сейчас пара.

Коля. Денис.

Денис. Мы не должны прогуливать ради музыки.

Коля. Денис.

Денис. (раздражённо) Да что “Денис”? Я говорю, как правильно.

Чёрт. (передразнивает противным голосом) Как правильно, как правильно. (спокойно) Смотреть жалко на тебя. Можешь хоть себе признаться, чего ты хочешь?

(Пауза секунд 15)

Коля. (как будто осторожно) Денис, если в универ, то сейчас наша остановка.

Денис. Мы не выходим. Как вообще думать в такую жару? Едем играть в парк.

Бирюзова Майя Дмитриевна
Страна: Россия
Город: Екатеринбург