XI Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Забыть о сожалениях

Под песни утренних птиц мерно похрустывает песок под сапогами небольшого скопления людей. На глаза все чаще попадались парочки из матери и ребенка. Милая картина, но не всегда. В сонных лицах людей отражалась безысходность и затхлость в собственных проблемах. Повсюду витала аура безразличия к краскам жизни. Мальчик взглянул в лицо своей матери. Глаза женщины были прищурены, словно синяки под ними оттягивали их вниз. Бледность заняла место обыденного румянца, царившего еще недавно на лице матери. Но мальчик привык. Привык и к этой удушающей атмосфере, и к людям, подобным безвольным уставшим куклам, поэтому лишь мягко вытянул уголки губ в легкой улыбке и взглянул на самого дорогого человека перед собой. Но лицо ее осталось неизменным, лишь прозвучал тихий мерный голос.

— Ян, хорошо проведи сегодня день. Я вернусь позднее, как только закончу с работой. Не скучай без меня.

Мальчик подался вперед и обнял маму, которая аккуратно притянула сына к себе. Еще недавно дрожащий от утреннего воздуха Ян, расслабился в объятиях матери и успокоился, словно нашел приют в этом чужом мире, грозящим придавить его своей волей.

Фигура ребенка отстранилась. Бросив последний взгляд на маму, мальчик засеменил вслед за небольшой стайкой детей, которые с интересом поглядывали на нового гостя, не стесняясь смеющихся взглядов.

Через несколько часов ребят вывели на прогулку. Группы распределились по отведенным площадкам. Вот уж начали шуметь стайки ребятни, разыгрывающие очередные похождения против страшных драконов, обитающих в больших кустах. Лишь один мальчик тихо сидел в сторонке и посматривал за веселым действом. Этим юным «отшельником» оказался Ян. Пожёвывая травинку и перебрасывая камушек из руки в руку, тот поглядывал на игры своих сверстников. Как только дети принимались за изучение очередного куста, глаза его расширялись, но как только знакомство с «зеленой пещерой» прекращалось, лицо вновь принимало обыденный вид е с прикованным игривым взглядом. Складывалось ощущение, будто он сам участвовал в игре.

Заметив Яна, обеспокоенная воспитательница подошла к мальчику. Тот с интересом взглянул на нее и, приняв совет присоединиться к всеобщему веселью, отправился к ребятам. Ян уже понимал, чем это закончится, но в голове все мелькала мысль: «Почему бы и нет? Вдруг повезет и я правда поиграю с ними».

Ветреной походкой мальчик направился к кучке детей, в очередной раз сгрудившейся у какого-то куста и с интересом разглядывавшего его. Завидев в далеке приближающуюся фигуру, все насторожились, словно стая голодных волков заприметила новую жертву. На встречу Яну вышел нахалистого вида мальчишка, который с едкой улыбкой сладостно протянул:

— И по какой же причине к нам явилось его Величество птичек и букашек? — приподняв бровь, насмехающимся голосом проговорил он, — Неужели мы так хорошо сражались, что его Высочество одарит нас подарками?

— Позвольте мне поиграть с вами.

Ответы на просьбу прозвучали из осмелевшей толпы за спиной «своего предводителя»:

— Боюсь, что ваши ручки покроются мозолями от столь трудного дела.

— Не стоит ли вам лучше пойти отдохнуть под лучами солнца?

— Да-да, мы беспокоимся за вас.

— О-очень.

Но наперекор ожиданиям детей, Ян спокойно взглянул на них все таким же теплым взглядом, развернулся и ушел. Ошарашенные подстрекатели простояли некоторые время, смотря на уходящего смельчака. Но желание толпы нелегко усмирить. Желаемое будет получено, благородное будет сломано. Такова ее природа …

Переглянувшись между собой, некоторые дети образовали небольшую группу и отправились вслед за Яном.

В это время мальчик уже растянулся на залитой солнцем полянке и с трепетным благоговением наблюдал за колышущейся на ветру травой, будто увидел чудо, увидел хрупкую жизнь, что может навсегда замереть лишь от одного его движения. На хрупком личике проявлялся один единственный вопрос: «Смеяться мне или плакать от их отношения ко мне?». Мальчик потер точку меж бровей, отринув вставшую перед ним проблему, и вновь вернулся к беззаботному ветерку, радостно играющему с его волосами.

Неожиданно для себя мальчик услышал смешки за спиной, то были не унимающиеся дети. Горестно вздохнув, он решил проигнорировать их очередную шалость и просто пролежать на поляне до конца прогулки. К удивлению Яна, позади раздалось громкое шипение и скрежет чьих-то когтей о дерево. Дети страшно перепугались и молниеносно вернулись обратно, откуда только что пришли.

Со стороны, где только что раздавался «ужасающий» шум, мальчик увидел рыжего кота, гордо шествующего к нему. Протянув руку, Ян приобнял рыжий клубок, который свернулся около него и уже успел впасть в дрему. Хихикнув, мальчик начал поглаживать кота.

Пролежав так немного, Ян вернулся к воспоминаниям о своем отце, а точнее, о его последних днях… Отец мальчика владел крупной компанией, смело набирающей обороты на рынке. Но стоит признать, свет не может не отбрасывать тень, так и у отца Яна были завистники, один из которых оказался не из глупого десятка. Очернив репутацию отца Яна с помощью лжи, он сам возглавил его копанию. Семья мальчика оказалась без средств на жизнь. Под чувством сжигающей вины отец мальчика умер от сердечного приступа. Ян по наитию подумал: «Неужели нельзя было просто отстраниться? Взять и существовать самостоятельно, в свое удовольствие без озирающихся взглядов на соперников. Все так просто.»

Все так сложно. Общество останется обществом. От него не убежишь. Но это осознание приходит не сразу, так и к Яну оно пришло чуть позже, когда он вырос и попал в более сковывающие жизнь черно-белые рамки.

 

***

 

Радостная песня звонка выводит учеников из однотонных кабинетов. Шум, гам, и вот в просторном коридоре слышатся разговоры на самые разнообразные темы. Спорт? Пожалуйста. Мода и красота? Прошу проследовать к тем трем девчонкам. Но вот люди начали стягиваться к одному месту. Видимо, завидев что-то веселое и интересное. Иначе как же описать те жесты и поддерживающие фразы, исходящие от плотного кольца людей?

Незадолго до произошедшего Ян вслед за всеми вышел в коридор и пристроился у окна. Оно было открытым и бодрило ученика прохладным воздухом с улицы после часа запоминания всего и вся. Сосредоточенные черты лица расслабились, подставляя лицо под ропотные порывы ветра. В следующий момент рука Яна потянулась к рюкзаку, откуда вскоре вытянула блокнот и карандаш. Заприметив какое-то растение у стены, юноша взялся за перенесения зеленой жизни на бумагу.

Свет от окна заслонила чья-то тень. Подняв взгляд, Ян увидел стройную девушку с широкой улыбкой, натянутой до ушей, перед собой, руки ее были заведены за спину и сцеплены в замок. Ничего не предвещало беды, но при этом нечто интуитивное советовало мальчику отшатнуться от нее и отойти, не заговаривать с ней. Взгляд девушки опустился на рисунок в блокноте, уголки глаз при этом вытянулись в хитром прищуре, взгляд отливал тщеславием и жаждой чего-то, что было не ясно Яну. Послышался вкрадчивый голос:

— Не поделишься, чем так заинтересовался в этом пустынном коридоре?

— Мне показалось то растение довольно горделивым… Поэтому я и решил перенести его на бумагу.

В прищуренных глазах застыл смех, но девушка не сорвалась на отпускание шуток, а лишь плавно протянула, продолжая небольшую игру:

— Знаешь, а не будет ли одиноко этому цветочку на странице одному? Что если…

Не дав договорить девушке, Ян грубо ответил:

— Что. тебе. нужно?

Его не первый раз разводили на какие-то нелепые действия и одолжения, результатом которых всегда служил смех, словно те увидели забавного шута. Раньше он верил им, потом деликатно старался уйти от диалога, ну а в последнее время его просто жутко раздражало подобное поведение: «Неужели я не такой, как они? Человек, возраст один. Так что такое чудное они увидели во мне? Беззаботность? Простота? Что? Это не их дело! Не их!».

Но опять Ян допустил ошибку в своих суждениях. Он человек, а значит часть общества. И любая странность в действиях других была и будет увеселением толпы. Личное, общественное – грани между этими понятиями стираются и остается лишь голое любопытство к чему-то новому и непонятному. Опасное ли? Смешное? Стоит ли перед этим судорожно благоговеть или наблюдать, как за интересной вещицей? Любое отличие выделялось и требовало особого отношения, ставило на себе клеймо «Не такой как все. Браковка». И счастье, если ты смог завоевать хоть какое-то уважение, а, может, даже почтение, но этим счастливым билетом Ян был обделен на радость толпы.

Вернемся к девочке. Глаза ее почернели и брови сдвинулись в явном неудовольствии. Видимо, никто не смел ей отказывать ранее. А тут Он и такое пренебрежение. Чушь! Резко развернувшись, она уже, было, сделала шаг от мальчика, но вдруг развернулась и протянула руку к блокноту. Не успев удержать его, Ян подался вперед и остановился перед вдруг осевшей на колени девочке, разразившейся в горестных слезах. Ученик опешил и хотел было подать ей руку и спросить, неужели он так сильно ее расстроил, но вдруг осознал. Все это – очередной разыгранный спектакль, направленный лишь на одно…

Взор уже перекрыл круг из детей разных классов с интересом смотрящих на происходящее. Посвистывания, перешептывания слышались со всех сторон. Столь привычная и болезненная картина для него.

Круг постепенно начал расходиться, и из образовавшегося прохода, который вскоре все равно сомкнулся, вынырнул учитель. Гневные глаза его метали в поисках причины всеобщего возбуждения, а рука, то сжималась, то разгибалась, явно не от хорошего настроения. Заметив главную проблему всей школы – Яна, он резко потребовал объяснений.  Ян было открыл рот, но его опередил дрогнувший голос девчонки:

— О-он, отобрал у меня рисунок. А… а потом грозился порвать его! Я хотела вернуть листок, ведь это подарок для моей маленькой сестренки на День Рождения, но он вдруг так страшно замахнулся на меня! Мне страшно… Страшно!

«Актриса погорелого театра», – подумал про себя Ян.

По толпе раздалась волна гневных комментариев: «У самого в семье все плохо, так решил и другим все попортить?», «Завистник!», «Подлец!».

В горле запершило, глаза налились жаром. «Вот снова! Я же ничего не сделал! Совершенно ничего, ты сама ко мне пристала, разыграла драму, а вся ненависть и смешки вновь направлены на меня! За что?!Чем я заслужил подобное отношение?»

— Так вот значит, как. Ян, заметь, это очень некрасиво с твоей стороны, я бы даже сказал… А, впрочем, не важно, все равно ты не слышишь меня. Ох, что же мне с тобой делать? – под тяжкий, стольной голос рука учителя протянулось к мальчику, чтобы взять того за руку и провести в кабинет для дальнейших разбирательств. Но планы учителя нарушило следующее поведение Яна:

рванув с места, мальчик бросился к выходу, попутно раскидывая прохожих.

Весь мир проносился в быстром ритме от буйства эмоций мальчика. За зданием следовало здание, за деревом дерево, за слезами… слезы. Ему было так больно, так обидно, что мир не принимает его таким, какой он есть — наивным чудаком, видящим нечто прекрасное в этом сером мире. Но, он не мог ничего изменить, не мог сделать чего-то великого, что развеяло бы представления о нем, как о жалкой жертве с розовыми очками. Воздух обжигал, а сердце разрывалось на части, все сильнее и сильнее призывая Яна согнуться, спрятаться в себе, уйти от них, от этого мира, от всего! Он устал…

На дрожащих ногах Ян проследовал к ближайшей скамейке. Опустившись на нее, он прикрыл глаза и с тяжелым вздохом погрузился в пустоту. Нет, это был не сон, а пустота, которая встречает нас каждый раз, когда нам настолько плохо, что просто не остается сил ни на крики, ни на слезы, а лишь на то, чтобы отстраниться и забыться. Будто вас и не было, не существовало проблем, сложных выборов и душераздирающих событий. 

Но вот веки заплаканных глаз открылись, открывая мальчику небо, с пробуждающимися от сна звездами, точнее, так должно было быть. Но, к сожалению, день сегодня выдался пасмурным и хмурым, что означало стаи грозных туч.

Дунул ветер, отгоняя какое-то облако и глазам Яна предстала маленькая звездочка, с опаской сияющая посреди неприметных туч, приглядевшись, за которыми можно было заметить еще несколько звезд. И в этот миг Ян осознал одну поражающую истину. Все люди по-своему звезды, даже он – звезда, но так принято, что звезды всегда прикрыты серыми тучами проблем, стереотипов и прочих грустных вещей. Со временем туча покрывает все больше и больше звезд, закрывая такие яркие огни на небе. И вот, подошла его очередь, очередь Яна скрыться за облаками убеждений других людей. И мальчик подумал: «Что ж, да будет так, но не на долго! В один прекрасный день я стану сильным-сильным ветром, что разгонит всю черноту и хмурость неба, открывая людям их яркие звезды, сияющие разными цветами и красками, эмоциями и разными чувствами! Я смогу, и я сделаю это! Пока я существую, их свет не померкнет». Вдруг до слуха мальчика донеслось дробное мурчание возле него, то был рыжий кот. Зеленые глаза взглянули на Яна с неприкрытым вопросом: «А сможешь ли ты вынести это? Откуда уверенность в том, что ты сможешь позже не только выйти из за облаков, но и помочь другим?». Но в ответ лишь последовала высоко вскинутая голова Яна и стойкая атмосфера уверенности, в которой не было места для прежних слез. Успокоившись, рыжий сосед приподнялся и спрыгнул со скамьи на молодую траву. В последний раз встретившись с мальчиком взглядом, он посеменил от него, размеренно помахивая хвостом. Глядя на уходящего друга, Ян улыбнулся и тихо прошептал ему вслед: «До встречи».

 

***

 

Посреди белой приемной с такими же белыми диванами и белыми горшками с какой-то бледной зеленью возвышался молодой парень. Руки с охапкой документов и всяких бумажек подрагивали. Тяжело дыша, «счастливчик» ситуации утирал со лба холодный пот. Страх этот был вызван громогласными криками его скорого рекрутера. Еще бы! Ведь следующим человеком, который войдет в этот страшный кабинет станет именно он! В голове мелькали мысли: «И чем же сотрудник так сильно его разозлил? А, может, как и я, этот молодой человек пришел устраиваться на работу, а наш работодатель так суров и придирчив, что дошло до этого?». Вслух он лишь огласил следующее слово:

— Жуть…

— Страшно? – это была девушка милого вида с задорным голоском

— Еще бы… а ты разве так не думаешь?

— Раньше – да, а теперь – нет.

— Да ну, взглянув хоть раз на подобную картину, в обратное поверить уже невозможно!

— А вот и нет! – В глазах девушки заиграли веселые огоньки, — один раз я проходила мимо его кабинета и услышала кое-что. Попробуй угадать!

— Очередные вскрики бедняги о помощи?

— Ошибаешься, — хихикнув, она продолжила, — в этот момент Ян Александрович напевал какую-то простенькую мелодию. Я бы даже сказала она звучала как-то по-детски беззаботно. Сначала я и вовсе не поверила, подумала, что слишком утомилась на работе, но потом еще несколько раз замечала за ним подобное. Как по мне, это довольно мило. Думаю, в душе он большой добряк!

Поддавшись веселому настрою девушки, парень скромно улыбнулся и ответил:

— Если это так, то мне крайне повезло. Надеюсь, наше знакомство с Яном Александровичем пройдет на веселых нотах.

— И не сомневайся!

— Но, погоди, как же может человек остаться столь добросердечным в мире яростных конкуренций? Как никак он является одним из лидирующих глав корпорации известной на весь мир!

— Наверное, ответ кроется в его счастливом детстве…

Хрущева Елизавета Николаевна
Страна: Россия
Город: Казань