IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
За минуту до взрыва

Снег крупными хлопьями падал на землю, укладываясь на неё ровным белоснежным слоем, укрывая своим полотном очищенные дорожки. Снежинки покрывали широкие лапы пушистых елей, ярко выделяясь на тёмной хвое. Огни фонарей ярко освещали дорожки, наполняя воздух мягким светом, в котором хлопья снега обретали какой-то волшебный вид, который можно наблюдать только ночью и только в этом желтоватом свете. Миллионы звёзд смотрели на тихий ночной город.

Но эта ночь не была настолько тихой и пустынной, как могло показаться на первый взгляд, – тишину прорезал отчаянный вой сирен, который оглушал его жителей, заставлял дворовых и домашних собак звонко лаять, затаившись где-то и прижав уши к голове. Улицы были пустынны, лишь кое-где попадались люди, но они больше походили на мертвецов – бледные, замерзшие, они ждали своей смерти, уже отдавшись ей в руки. Нет, людьми их назвать нельзя – они уже не живы.

По пустому бульвару шли парень и девушка. Зеленоглазая красавица держала в руках букет алых роз, прижимая замерзающие цветы к чёрному пальто. Под её каблуками скрипел свежий снег, сохраняющий отпечатки сапог. Девушка шла, положив голову на плечо парню. Тёмноглазый шатен слегка обнимал блондинку за талию, притягивая к себе. Их пальцы переплелись, образуя единое целое, словно это были два ствола одного дерева. Они молчали, улыбаясь друг другу и дороге, стелящейся перед ними.

0:50

— Как прекрасна ночь, правда, Алекс? — почти прошептала девушка, но парень услышал её, несмотря на завывания сирен.

— Действительно, как она красива, особенно сейчас, — шатен чмокнул девушку в макушку, вдохнув аромат её волос цвета пшеницы.

0:40

— Алекс, мы ведь не умрём? – блондинка заглянула прямо в глаза цвета только что вспаханной земли, излучающей чудесный аромат, такой тёплый, словно топлёное молоко. Вопрос звучал так по-детски, так наивно. Они оба знали ответ, но фраза невольно сорвалась с губ.

— Конечно, Софи, конечно, мы не умрём, — шатен слегка наклонился вперёд и осторожно, словно боялся разбить или поранить девушку, коснулся её губ. Блондинка ответила по поцелуй так же нежно и неуверенно. Они оба потеряли счёт времени, сирены на миг замолкли в их ушах, заставив забыть обо всём: об опасности, об этих живых мертвецах, о завывании… Они были одни в этом мире, ничто не могло помешать им любить.

0:30

Они шли дальше по бульвару, освещаемые фонарями и звёздами. Вдруг Софи услышала тихий плач, скорее даже подскуливание, раздающийся из-под соседнего дерева. Девушка, передав букет парню, двинулась в сторону источника звука. В сугробе, в тени от дерева, сидела маленькая девочка. Длинные каштановые волосы были растрёпаны и выбивались из двух милых хвостиков. Розовое пальтишко всё было запорошено крупными снежинками. Худенькие ножки, выглядывающие из-под  клетчатой юбочки побелели от холода, не защищаемые тоненькими капроновыми колготочками. Она дрожала от холода и страха, зарывшись курносым носиком в ворот курточки.

— Как тебя зовут? – Софи присела на корточки перед ребёнком.

— Эмма, — всхлипнула девочка, утерев слёзы рукавом.

— Почему ты плачешь? – Софи взяла малышку на руки и встала, подойдя к своему спутнику.

0:20

— Я не хочу умирать, — Эмма обняла блондинку за шею, прижавшись к ней, ища спасения, хотя бы в этой странной незнакомой девушке с огромным букетом роз.

— Ты не умрёшь, — ласково произнёс Алекс, вынув из букета две розочки и вставив их в волосы девушек. – Ты просто уснёшь, а потом вновь проснёшься, чтобы жить дальше. Знаешь, души, они перерождаются.

— Правда? – девочка недоверчиво взглянула на шатена из-под волос.

— Ну конечно же. Иди ко мне, — Алекс взял малышку на руки, вернув Софи букет. Подмёрзшие лепестки роз коснулись чёрного драпа, оставив на нём маленькие снежинки.

0:10

Они шли дальше, молча улыбаясь друг другу. В тот миг они выглядели так, словно были настоящей семьёй, гуляющей поздно вечером по бульвару, словно вокруг ничего не было, кроме деревьев, снега и звёзд…

0:09

Софи сжала пальцы парня, словно она была маленькой девочкой, ищущей опоры. Тогда она была чем-то похожа на Эмму, примостившуюся на плече у Алекса. По сути, она и была такой – сильной снаружи, но наивной, живущей детством в душе.

0:08

Сирены медленно стихали в ушах троицы, поглощённой этим моментом, последними секундами жизни, существования… На тот момент они не могли дать точного ответа: жили они или существовали – это настолько разные вещи. Слишком разные…

0:07

Софи остановилась посреди дороги, повернувшись к Алексу. В уголках её глаз застыли маленькие капельки слёз. Шатен смотрел прямо в глаза девушки цвета только что скошенной травы, блестящие из-за избыточной влаги. Ему хотелось уничтожить причину её слёз, стереть её с лица земли, но ему самому хотелось рыдать – от безысходности, от ужаса перед будущим, от осознания того, как долго они могли ещё жить, любить, мечтать, если бы не судьба, если бы другие люди не решили иначе…

0:06

— Я люблю тебя, — прошептала блондинка и, подавшись вперёд, накрыла губы шатена поцелуем. Таким робким, неуверенным, но в то же время и вероломным, словно она хотела наверстать все те поцелуи, которые могли бы быть у них в будущем.

0:05

Эмма обняла пару, словно это были её родители, а не какие-то люди, проходившие мимо. Софи и Алекс оторвались друг от друга, обняв малышку, сидящую на руках у шатена. Слёзы теки по щекам девочки, пощипывая кожу. Она просто плакала, она просто ребёнок, просто жертва обстоятельств, как напишут потом в газетах… Слёзы ребёнка, они стоят дорого, порой слишком дорого…

0:04

— Я тоже тебя люблю, — шёпот над ухом Софи. Мелодичный, слегка хрипловатый, словно он выдавлен сквозь ком, что застывает в горле перед плачем…

0:03

— Прощай, — всхлип блондинки.

0:02

— Спасибо за всё, — голос Эммы срывался.

0:01

— До встречи, — улыбка Алекса, через силу…

0:00

Яркий свет взорвал небо, рассёк его, словно огромный пылающий нож возмездия. Всё стихло за мгновение, в воздухе повисли обжигающие частички пыли и не менее опаляющая радиация. Весь снег исчез за секунду, забрав с собой людей, растения и всё живое, что было в округе. Смолкли сирены, затих лай собак, голоса людей… В городе повисла тишина, пугающая,  отталкивающая… Выбитые стёкла лежали на улицах, но никого это не волновало, какая разница мёртвым, что твориться вокруг? Их не интересует ничего, что хоть как-то заботит живых.

Софи медленно открыла глаза. Вокруг почти ничего не изменилось. Сидящая на руках Эмма улыбалась, а Алекс смеялся, обняв девочек.

— Я же говорил, что ничего страшного не случится, глупышки.

Они двинулись дальше по бульвару. Обувь, касаясь асфальта, издавала тихий стук, слышный, вероятно, по всему городу. Миллионы звёзд смотрели с неба на мёртвый город, а они шли вперёд, улыбаясь судьбе, грядущей жизни… Лишь ветер кружил засохшие лепестки алых роз… 

Горшкова Виктория Антоновна
Возраст: 20 лет
Дата рождения: 01.01.2002
Страна: Россия