Принято заявок
465

IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Билингвы
Категория от 10 до 17 лет
Язык родного океана

Язык родного океана

Ястреб грациозно опустился на кривую, поросшую мхом ветку и таинственно, по-шамански растягивая слова, заговорил под рёв водопада:

– Алоха ауинала, Иолáни, наследница предков, дочь земли Аины! Я знаю: ты хочешь забыть о том, кто ты есть, отправившись далеко за моря, в страну, где никто тебе не близок. Ты бросишь свою семью?

Но Иолани сейчас была не готова отвечать на философские вопросы. Не каждый день, идя из школы домой, попадаешь в долину, где рокочет водопад, опоясанный радугой, и с тобой разговаривают птицы. Нет, она умела ориентироваться на местности лучше всех в классе! Где же она? Ошарашенная, девочка опустилась на траву.

– К-кто ты? – как-то хрипло спросила она.

– Я Ио, твой аумакуа – предок. В этой жизни мне довелось родиться ястребом. Тебя нарекли в мою честь. Ведь «Иолани» означает «Парящая в небе, как ястреб». Впрочем, ты даже этого не знаешь, а ведь это твой родной язык…

“И этот нудит про родной язык, — подумала Иолани, — мало мне мамы”.

Проскользнуло воспоминание: вчерашний вечер, математики задали по горло, а завтра – в школу, к тому же через три дня конкурс по программированию. «Ещё не забудь – у тебя завтра гавайский язык!» – напомнила мама. «Да на что он мне?!» – выкрикнула разозлённая девочка.

А ястреб продолжал:

– Нигде, кроме Гавайских островов, не говорят на нашем древнем языке, и если ты забудешь его, то он на шаг приблизится к гибели! Ты одна из немногих, кто может сохранить его. Ты должна изучать его, иначе наш народ ждёт забвение.

– Это всё, конечно, очень интересно, но это не мои проблемы! – Иолани отмахнулась от птицы.

– Ты часть этого мира, ты плоть от плоти этого острова. Ты рождена быть великой мореплавательницей. Зачем же ты уходишь от своей судьбы? – прокричал ястреб ей вслед.

– Я часть своего мира! У меня конкурс по информатике на носу! Я стану программистом, но тебе этого не понять, – крикнула Иолани, развернулась и зашагала домой.

Скоро Иолани уже не была уверена, что если повернуться спиной к странному пернатому, то непременно выйдешь на асфальтовую дорогу к дому. Пришлось запустить приложение с картами на смартфоне. Но сигнала не было.

Она упрямо продолжила шагать, с замиранием сердца глядя на закатное солнце. Но деревья будто нарочно путали её: ни одной знакомой приметы, никаких признаков цивилизации, как во времена динозавров. От этой мысли побежали мурашки по спине. И почему-то по руке. Очень крупные мурашки. Иолани осторожно покосилась на руку– по коже скользнул пятнистый геккон.

– Ну, я тебя! – ругнулась она и схватила маленькую ящерку в кулак.

Геккон ловко выскочил и, сбросив хвост, удрал в траву. Стало тихо, и Иолани услышала, что где-то совсем рядом журчит источник. «Если идти вдоль ручья, обязательно выйдешь к людям!» – вспомнила она и поспешила на звук. Её уверенный шаг оборвался внезапно: перед ней из воды вырос огромный блестящий… динозавр, хоть и бесхвостый!

“Чик-чик-чик», – забасило чудовище. Что страшнее: узнать, что ты оказалась в эпохе динозавров, или встретиться с одним из них – девочке сейчас некогда было думать, но и бежать на внезапно обмякших ногах не получалось. Она попятилась, споткнулась и, вывернувшись, словно кошка, на четвереньках поползла прочь от страшилища. Одна нога совсем не слушалась. Но чудовищный рев за спиной, чем-то напоминающий звонкое «Чик-чик-чик!», каждый вечер издаваемое гекконами дома у Иолани, вдруг прекратилось. Вместо этого позади раздался нежный голос:

– Что ты, мой хороший! Она не хотела сделать тебе больно! Смотри, как она тебя испугалась! Разве так встречают гостей?!

Иолани замерла и обернулась. Динозавр никуда не делся, но рядом с ним стояла черноволосая девушка и ласково гладила чудовище по спине, как будто это был её домашний любимец. Она была обёрнута в жёлтую тапу, а её запястья украшали браслеты из листьев и ракушек.

– В самом деле, чего же ты так испугалась? Разве Моко не милый?

Динозавр уменьшился до размеров геккона и ловко взобрался на руку девушки. Но кто бы ни был питомцем этой незнакомки, пусть даже самонадувающийся динозавр, встретить её здесь было для Иолани самой большой удачей за сегодняшний день.

– Милый… – дипломатично прошептала девочка. – А вы не знаете, в какой стороне шоссе?

– Иолани, я приветствую тебя в своей стране! – дружелюбно отозвалась незнакомка.

– Откуда вы меня знаете? – подозрительно насупилась Иолани, отряхивая грязь с локтей.

– Я всё знаю! – загадочно улыбнулась девушка, – Ты можешь довериться мне. Я Лака — богиня леса и танцев. Это моё царство. Я позабочусь о тебе. Мне нужно многое тебе рассказать.

– Как я сюда попала? Что это был за динозавр? Тут вообще кто-нибудь толком ответит хоть на один мой вопрос?! Мне нужно домой!

– Ты так плохо знакома с наследием своего народа, что даже не знаешь ничего ни о лесе Лаки, ни о моко, защитниках источников чистой воды? – вздохнула девушка. – Но я готова учить тебя, а ты готова слушать?

– Я хочу домой! – перебила её Иолани.

– Вижу, ты ещё не готова. Тебе лучше побыть на Земле Духов, чтобы научиться слушать и многое понять, – улыбнулась Лака и вдруг начала танцевать.

Послышалась тихая музыка, листья папоротников поднялись вокруг Иолани, покачиваясь в ритме танца, увлекая мысли девочки за собой. Веки Иолани смежились, и она не заметила, как заснула.

***

Солнце мешало спать. Иолани распахнула глаза. Мысль о том, что ей приснился потрясающе яркий сон о надувном динозавре, пришлось оставить сразу. Она действительно в лесу Лаки?

Но в свете нового дня вся вчерашняя история показалась девочке нелепой выдумкой. Иолани опустила руку в воду – ледяная. Зачерпнув полную горсть, Иолани утолила жажду и вспомнила, что собиралась отправиться вдоль ручья, чтобы выйти к посёлку. Собираться было легче, чем отправиться: боль в ноге мешала, но Иолани упрямо захромала к своей цели. К полудню упрямства поубавилось, но тут лес расступился и показалось… море. С посёлком не повезло. Но на берегу нашлась парусная лодка с балансиром. «То, что надо! Я уплыву отсюда!» – заявила лесу Иолани и сползла на песок, прислонившись спиной к борту.

Иолани никогда не была легкомысленной. Но… «Какой-то нелепый мир, где ни смартфон не работает, ни логика. Земля Духов, говорите?.. Не верю я в ваших духов, мне домой нужно! Я не моряк, конечно, но другого выхода нет».

Девочка подтянула лодку к кромке моря и вытолкала на волну, стараясь щадить больную ногу. Нахлебавшись воды, вскарабкалась на борт.

Иолани показалось, что ветер погладил ее по волосам.

Девочка попыталась натянуть треугольный циновочный парус, но в ту же секунду ветер рванул – и лодка понеслась. От неожиданности Иолани не удержалась и рухнула на дно, больно ударившись локтем. Но она не испугалась, а разозлилась.

Скоро Иолани опять стояла на ногах, крепко сжимая весло здоровой рукой. Попыталась грести, но лодку закрутило, она стала неуправляемой, и тут… снова ветер. Но на этот раз он не просто погладил по волосам. Это было другое, более глубокое ощущение. Как будто ветер шепнул:

– Не время ещё выходить в океан, Иолани!

– Что за чушь! – воскликнула Иолани. – Начинают мерещиться голоса?..

Ветер изо всех сил поддал в обратную сторону. Парус изогнулся, и лодка перевернулась. Иолани отчаянно гребла наверх, но канат опутал её, не давал двигаться. Ей не хватало воздуха, перед глазами пошли красные круги.

Очнулась Иолани на песке. Во рту стояла солёная горечь. Небо было голубое и бездонное, и солнце жарило прямо в глаза. Вся одежда промокла, забилась песком и противно липла к телу. Лодки нигде не было видно. Высоко в небе Иолани разглядела в небе своего знакомого ястреба.

– Спаси-и-и-бо! – проклекотал ястреб.

Девочка обернулась, чтобы посмотреть, кого он благодарит. На песке стояла другая незнакомка. Её чёрные, как южное ночное небо, волосы, украшенные крупным белым цветком гибискуса, волновались на ветру. Красное узорчатое платье развевалось. Узор на тапе придавал ей сходство с черепахой.

– Спасибо тебе, Кауила! – продолжал ястреб. – Если бы не ты, не видать бы нам больше нашей Иолани. Разбушевался что-то Каналоа сегодня! Взбудоражил океан.

Девушка кивнула, ступила в волны и понеслась по ним вдаль белой черепахой с чёрным, как гавайское дерево кауила, панцирем.

– Эх, ты, маленькая Иолани, чуть не натворила больших бед! Ты совсем ещё кеики! – обратился к ней ястреб.

– Никакой я не ребёнок! – сразу огрызнулась девочка. – Разве ты сам не говорил, что я рождена мореплавателем?!

– Рождена – не значит, что умеешь с рождения, – стал поучать её ястреб, – любой талант нужно растить!

– Я и ращу, и буду программистом! Я хочу домой, и хватит меня здесь удерживать! С тех пор, как я попала сюда, вы все только читаете мне мораль! – Иолани изо всех сил сдерживалась, чтобы не заплакать.

– Если ты хочешь добыть ману, ты должна впитать её от предков, от земли, от природы! Ты совсем не бессильна, ведь ты спасла себя сама.

Но Иолани уже ничего не хотела слушать. Она рыдала, сжавшись в комочек и уткнувшись головой в колени.

– Ты разбила лодку самой Леи – богини каноэ, которая должна была учить тебя мореходству!

Тут девочка смутилась и затихла. Какая кара богов теперь на неё обрушится, она и предположить не могла. Но вместо этого в небе появилась ещё одна птица, гораздо меньше её знакомого ястреба. Не долетев до земли, она обернулась девушкой. Иолани уже начала привыкать к этим превращениям. Голову незнакомки украшал растрёпанный ветром венок из листьев, бирюзовая, как море, тапа изящно обвивала её фигуру. В одной руке она крепко сжимала весло, а другой протягивала широкий банановый лист с угощением внутри.

– Ну, здравствуй, моя ученица! Вижу, тебе не терпится освоить моё искусство?!

Иолани сразу догадалась, кто перед ней. Она робко взяла банановый свёрток и обнаружила в нём кусочки жареной рыбы, приправленные имбирём. Радостно поблагодарив, Иолани быстро позавтракала.

– Так давай же приступим! – пригласила её Лея и направилась к берегу, где снова стояла лодка.

“Ладно уж, пройду этот ваш “тренинг”, и тогда прощайте, ястребы и динозавры!”– вдруг осенило Иолани, но она постаралась не выдать зародившийся план побега.

Девочка попыталась придать лицу выражение послушное и скромное. Но нога вновь дала о себе знать. Иолани постаралась шагать ровно: вдруг из-за травмы отложат учёбу? А как же тогда побег?

У кромки лазурной воды Лея остановилась и шепнула Иолани:

– Любое плавание начинается с песни, воздающей почести верховному богу океана Каналоа.

Иолани сморщилась: только не петь! Она терпеть не могла пение, тем более для каких-то почестей. Но Лея уже пела, ободряюще глядя на ученицу. Иолани, мысленно заткнув уши, начала вслед за наставницей повторять нараспев концовки строк. На горизонте мелькнула вспышка далёкой молнии, и едва затихли девичьи голоса, как облака на краю неба разбежались и растаяли. Лея позвала её войти в воду. Она провела ладонью по затейливой резьбе, украшавшей борт лодки.

– Смотри, это очень важно! Такой узор неповторим. Именно в нём заключена душа лодки. Она будет помогать тебе на твоём пути, – Лея с лодки протянула руку, и под ногами Иолани снова закачалось дно каноэ.

– Сначала ты должна определить, откуда сегодня летит ветер. – начала Лея, подавая Иолани диковинный флюгер из красных перьев. – Используй свой дар! Ты можешь общаться с ним!

Но Иолани было достаточно фантазий. Она не выдержала и выпалила:

– Как можно чувствовать, из какой гавани дует ветер? Говорить с ним? Бывает южный ветер, бывает южный, я узнаю это по компасу. Но я не говорю с ветром!

“Я нормальная!” – чуть было не добавила она.

И тут Иолани услышала голос ветра… нет, не голос. Но услышала. И узнала, откуда летит ветер – из бухты с водопадом, где живёт тот самый Моко.

«Может, надуешь паруса?! – в шутку подумала она. – Я всё равно не умею ими управлять». И ветер послушался её: паруса зашуршали и натянулись.

– Вот видишь! Верь себе! – обрадовалась Лея. – Теперь давай поставим паруса, чтобы они удержали ветер, и он домчал тебя, куда ты пожелаешь.

Урок продолжался, пока оранжевое солнце не коснулось морской глади.

***

От многократных попыток завязывать правильные узлы, натягивать канаты, поворачивать веслом нос лодки у девочки не было ни одной мышцы, которая бы не болела и не дрожала от напряжения. Иолани готова была упасть и уснуть, едва отойдя от берега. Она улеглась, сминая высокую траву, как вдруг услышала:

– Разве ты сегодня не будешь танцевать?

Все мышцы и больная нога взвыли. Иолани обернулась и увидела Лаку в ее желтом танцевальном наряде. Девочка не посмела отказаться. Зазвучали нежные переливы носовой флейты, и Лака потянула её за руку в танец. Вопреки опасениям, тело легко повторяло движения вслед за богиней леса и ничем не напоминало ту «разбитую посудину», в которую превратилась Иолани к вечеру. Воздух наполнился ароматами красных цветков лехуа, которые неизвестно откуда распускались вокруг танцующих девушек, а свет взошедшей луны серебрил капли нектара на них.

В тени между деревьями и папоротниками что-то зашевелилось. Вскоре из кустов высунулась голова огромного ящера. Музыка сразу пропала, и Иолани села на землю, забыв обо всём, кроме слов: «Надо бежать!». Нестерпимая боль в ноге и мышцах вернулась.

Иолани, как могла, поднялась и, прихрамывая, пустилась наутёк. Дракон нацелил пристальный взгляд на девочку и погнался за ней, как за добычей.

– Танцуй! Это главное! Мы разбудили Моко, теперь нужно его успокоить! – снова скомандовала Лака.

Но Иолани уже не слышала её: она карабкалась через корни деревьев всё дальше и дальше в лес, пока не оступилась и не распласталась на влажной земле. Дракон заставил девочку вплотную прижаться к шершавому и влажному стволу огромного дерева. Бежать было некуда. Иолани сама не поняла, как выпрямилась и начала повторять движения танца Лаки. А дракон грациозно следовал за ней, извиваясь всем телом и изгибая начавший отрастать хвост.

***

Уроки мореходства повторялись. Иолани больше не боялась моря, а наслаждалась этой абсолютно нелогичной сказкой. Каждый день приносил новые открытия и знания. Иолани занималась всё усерднее, ей всё чаще становилось по-настоящему интересно. Она уже несколько раз откладывала побег.

Однажды, когда Иолани завязала очередной узел, Лея вдруг сказала:

– Вот и всё, Иолани, ты готова! Прощай!

– К чему я готова? – не поняла девочка, но Леи уже не было на палубе. Только маленькая желто-коричневая птичка улетала всё дальше от каноэ. “Всё так просто, вы меня отпускаете?!” – не поверила она.

– Ты сама узнаешь! Плыви, ветер подскажет тебе дорогу! – раздался голос откуда-то сверху. Иолани подняла глаза. К ней приближался знакомый ястреб:

– Тебе пора вернуться домой.

Странное щемящее чувство наполнило Иолани, но потом она вспомнила о маме и папе, о брате и стала уверенно ловить ветер парусами. Едва лодка набрала скорость, как грусть рассеялась, и юная мореплавательница уже думала только о том, как она дома объяснит своё долгое отсутствие.

Когда солнце склонилось к горизонту, Иолани разглядела родной городок Лахайну. Ещё до темноты она вошла в свой дом, и ей никто не удивился.

– Вас сегодня задержали в школе? – приветливо спросила мама, накрывая на стол.

Иолани проглотила удивлённый возглас и молча кивнула. Раньше она бы никогда не подумала, что может почувствовать столько счастья, просто увидев маму. Мама подняла глаза на дочку и ужаснулась:

– Иолани, откуда ты в таком виде? Вся в песке! Что за белые разводы на твоей школьной форме? Как мне это теперь отстирывать?!

Девочка растеряно улыбнулась и поспешила скрыться в ванной.

После ужина Иолани в задумчивости отправилась в свою комнату и рассеяно пошарила рукой в кармане, по привычке ища свой смартфон, чтобы посмотреть расписание, и он действительно там оказался! «Как же так? Он же скрылся под водой, когда я в первый раз пыталась справиться с каноэ…» На заставке смартфона цвёл лимонно-белый цветок пуапили. Иолани полюбовалась и взглянула на дату на экране. До её конкурса по информатике по-прежнему оставалось три дня!

***

Проснулась Иолани в своей кровати не от лесного солнца, а от восторженного крика брата:

– Иолани, вставай! Мы едем к дяде Калео и тёте Каиулани!

“Да!” – улыбнулась Иолани и отправилась умываться. Одно звучание имен родных уже вызывало прилив неожиданной радости.

Небо хмурилось, но ничто не могло им помешать отправиться в живописную бухту неподалёку от деревни, где жили дядя и тётя Иолани. Пикники с семьёй дяди Калео всегда проходили зажигательно. К тому же на эти выходные к нему приехал племянник Кавика, который учился в Америке. Иолани хотела расспросить, как же поступить в его университет, потому что это было её давней мечтой.

Кавика очень изменился с тех пор, как Иолани видела его в последний раз. Он так поправился! А сколько всего рассказал ей о студенческой жизни! Глаза Иолани блестели от радости. Она даже собралась поведать Кавике о своём странном приключении:

– Какая у тебя интересная жизнь, а вот знаешь… – начала Иолани.

– Да уж, не то, что у вас тут с вашими первобытными условиями! В Штатах нужно быть образованным человеком, иначе карьеру не построишь. А здесь разве получишь образование? Чему тут можно научиться? Рыбу ловить? Управляться с лодочками? И где это мне пригодилось бы? Таких лодок даже нет нигде больше, кроме нашего доисторического острова. Мало востребованная профессия! – хмыкнул Кавика.

Иолани почему-то стало неприятно, даже обидно. И эта обида ужалила ее больнее, чем любые поучения ястреба.

– Да ты просто так и не научился управлять лодкой! – подколола она его в ответ.

– Вот ещё! Конечно, я умею управлять такой простой посудиной. Что тут уметь-то? – вспылил Кавика. – Кстати, отличная идея! Идите все сюда, покатаемся! – закричал парень и начал сталкивать в воду лодку, стоявшую у берега.

– Ты что, Кавика, это же лодка вашего соседа Кеао! – попыталась отговорить его Иолани.

– Ничего страшного. Мы только покатаемся и сразу вернём, он даже ничего не заметит, ОК? Если бы Кеао был тут, он бы не возражал.

– Куда ты? – спросили подошедшие взрослые.

– Мы будем плавать? – обрадовался младший брат Иолани.

– Что ты задумал? – недоверчиво спросила мама Иолани молодого человека.

– Прокачу вас! Тут некоторые сомневаются, достаточно ли я усвоил науки родного острова. Разве вы против небольшой прогулки по бухте?

– Да, так парит после обеда. Душно. Свежий ветерок нам не помешает. Только не далеко, да, Кавика?

– Вообще-то я в университете привык, что меня зовут Дэвид! – высокомерно задрав подбородок, заявил юноша.

С шутками и брызгами все погрузились на каноэ, и Кавика с уверенным видом начал поворачивать парус. Внезапно ветер рванул циновку, снасти натянулись, и лодка поскакала по волнам.

– Эге-гей! – радостно закричал брат Иолани, глядя, как берег стремительно исчезает из виду.

Но каноэ подпрыгивало на волнах всё сильнее и сильнее, волны ударялись о борта, и вскоре одежда пассажиров промокла от брызг. Мама нахмурилась: ей эта затея не нравилась с самого начала. Она взглянула на «капитана» и всё поняла: он уже не управлял каноэ, а с перепуганным лицом судорожно сжимал в руках канаты. Прогулка переставала быть короткой и весёлой.

– Мужчины, сделайте что-нибудь! Вы что, не видите: мальчик не справляется с лодкой! – закричала она, перебивая шум разгулявшихся волн.

В этот момент лодку захлестнуло особенно высокой волной, которая перелетела от борта до борта и оставила на дне каноэ немало воды. Теперь уже мужчины взглянули на эту воду с ужасом. Среди них не было моряков, никто не умел управляться с парусной лодкой – «мало востребованная профессия».

Иолани подняла глаза на сгустившиеся в небе тучи. Начинался шторм. Ей тоже стало страшно. Это не сказочки, здесь черепаха не приплывет, чтобы вытащить тебя из пучины.

– Вот мы и встретились! – услышала она знакомый голос вверху. Ястреб парил над их каноэ, опускаясь всё ниже и ниже. – Пришло время показать, как ты овладела наукой предков!

– Да! – ответила ему Иолани, забыв свой страх. Все обернулись к ней.

– Отойди! – скомандовала она Кавике. – Помогайте. (Это уже остальным мужчинам.) И принялась уверенно переставлять снасти, разворачивая лодку так, чтобы волны не бились в борт, грозя перевернуть её с каждым ударом.

– Дочка, ты умеешь управлять каноэ? – изумился папа, неуверенно перехватывая протянутый Иолани канат. – Понять бы, где берег, а то в этой буре ничего не разглядишь. Как уплывём сейчас в открытое море… – прошептал он себе под нос.

– Держи! – брат протянул Иолани компас.

– Нет, лучше ты сам, проверь-ка меня! – ответила девочка, проводя ладонью по узору, вырезанному на борту лодки, и выискивая в разрывах туч знакомые звёзды. – Вот так … – она вытянула перед собой ладошку. – Я знаю, куда плыть! Натяните тут! – приказала она брату с Кавикой.

Брат одной рукой схватился за канат, продолжая смотреть на компас, но, не удержавшись с криком рухнул в высокие волны. В глазах мамы был ужас. Папа бросил снасти, чтобы удержать её от прыжка за сыном.

– Ка Макани, ветер, позови Кауилу! – прошептала Иолани, вглядываясь в волны.

– Его нет! Я его не вижу! Пусти! – кричала мама. И тут из глубины показалась голова брата. Он быстро плыл к лодке, но как-то странно, поднимаясь из воды всё выше и выше. Пару секунд спустя мальчик буквально влетел на борт, а там, где он только что был, показался чёрный, как дерево кауила, панцирь огромной черепахи.

– Ты справишься! – проговорила белая черепашья голова, вынырнувшая около каноэ.

Все кинулись помогать ребенку подняться, только Кавика вцепился мёртвой хваткой в мачту.

Тучи почти лежали на волнах, просветов между ними уже не. Резко потемнело кругом, и первые тяжёлые капли упали на деревянное дно лодки. Иолани не могла понять без звёзд, правильный ли выбрала курс. Её уверенность таяла. Теперь ей снова казалось сказкой всё, что случилось недавно. Она всего лишь маленькая девочка, затерявшаяся в тёмном бушующем море… Иолани посмотрела на испуганную маму, прижавшую к себе братика.

«Мне нужны звёзды! Нужно убрать тучи!» – Иолани приказывала не то себе, не то ветру. Она тихо запела. Это было так странно. Вспомнив уроки Лаки, она отбросила стеснение и не боялась ни танца, ни пения. Теперь океан для нее – Моко, которого она должна успокоить, помочь ему снова стать маленьким, смирным гекконом.

Ветер налетал порывами, и вдруг Иолани увидела нужные ей путеводные звёзды в разрыве туч. Что-то задело щеку:

– Ты справишься! – словно птичий клёкот донеслось утешение птицы Леи. – Ветер послушен тебе! Ничего не бойся. Слушай его песню! Он покажет дорогу.

Вокруг посветлело – тучи почти разошлись. Южные звёзды светили так ярко! Ветер был мощный, но вовсе не злой. Он уже не хотел перевернуть каноэ и не рвал паруса – он был другом, ведущим Иолани домой.

Вскоре все почувствовали долгожданный удар носа каноэ о песок. Экстремальная морская прогулка закончилась. «Наконец-то!» – выдохнули все.

Иолани из последних сил обняла брата. Они были мокрые, как дельфины. Восходившая луна, красно-рыжая, почти как цветы лехуа, осветила всё вокруг загадочным светом, словно в лесу Лаки. Иолани всё ещё не до конца верила в свою победу над стихией, не понимала, как у неё получилось стать мореплавательницей. Но теперь она знала, зачем ей нужно было побывать на Земле Духов.

Эпилог

В этом году Иолани заканчивает старшую школу. Она больше не мечтает уехать жить за моря. Она точно знает, что станет учительницей родного языка в любимой школе, конечно, когда выучится на лингвиста.

Пока Иолани во время каникул устраивает для ребят морские прогулки под парусом и рассказывает им гавайские легенды. Она легко отвечает на каверзные вопросы малышей, вроде таких: что любит на завтрак Лея или какого цвета узоры на панцире Кауилы. Иолани научила говорить на родном языке брата и всех ребят в округе. И собирается обучить ему даже виртуального голосового помощника Сири, потому что именно лингвисты учат компьютеры понимать разные языки и говорить на них! Конечно, это получится, только когда она вернётся из Хило – крупнейшего города на острове Гавайи, где проведёт ближайшие шесть лет в Гавайском университете. И мама с папой полностью её поддерживают.

Тимофеева Эвелина Олеговна
Возраст: 16 лет
Дата рождения: 11.07.2006
Место учебы: РУДН
Страна: Россия
Регион: Москва и Московская обл.
Город: Москва