Принято заявок
2212

IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

НеФормат
Категория от 10 до 17 лет
Я обязательно вернусь! (пьеса)

Действующие лица:

Анастасия, княгиня, вдова белого офицера

Ева, современная молодая девушка, художница

Хозяин квартиры

Полина, подруга Евы

Мама Евы

Явление 1 (пролог)

(Небольшая квартира в Женеве в начале прошлого века. Стоит письменный стол и диван. Видно, что в этой квартире никто не живет.)

Анастасия (с чемоданом в руках заходит и закрывает дверь. Ставит чемодан и с облегчением вздыхает): Здравствуй, здравствуй новый дом. (подходит к окну). Как же, все-таки мила Швейцария. (снимает дорожные перчатки и кладет их на стол). Однако, Женева, как бы она ни была хороша, не будет мне по душе. И зачем только братец отправил меня сюда?! (садится за стол). Конечно, мне известно, почему я здесь. В этой тихой и мирной Швейцарии куда безопаснее, чем в революционной России. Брат за меня так сильно переживает. Это понятно. Мы остались одни друг у друга, а теперь, к тому же, разлучены судьбой. Если бы не забота моего брата, то я бы никуда не поехала. (закрывает лицо руками). Зачем… зачем вся эта революция? (осматривается) Здесь как-то неуютно. Наверное, все из-за того, что я просто скучаю. Со временем обустроюсь здесь и стану… Кем же я стану? Врагом для своего же народа? Так я и сейчас враг своей стране. Как же так всё получилось? Когда что-то пошло не так? Да какая теперь разница. (выходит в центр). Маменька всегда говорила: «Настя, ты княжна, ты должна нести с честью этот титул через всю свою жизнь». Полюбуйся мама, я в эмиграции, просто потому, что родилась княжной. Разве я люблю Россию или русский народ меньше, чем большевики? Ах мама, если бы ты была жива, то непременно успокоила бы меня сейчас своим мудрым словом. Но тебя нет. Я совершенно одна в этой чужой стране. Знаешь, я представляюсь здесь, как вдова белого офицера и меня понимают более, нежели, когда я представляюсь, как русская княгиня. Впрочем, всё будет хорошо. Может быть, мне ещё удастся вернуться, или же брат приедет ко мне, и мы будем жить по-прежнему, счастливо, вдали от воин и революций. Что ж надо научиться жить по-новому. Но у меня не получится. Ни за что не получится жить без дорого брата и милой сердцу России. (открывает чемодан и достает икону). Пресвятая Дева, не оставь рабу свою Анастасию, спаси от всех невзгод, от неприятностей на чужбине. На тебя одна надежда, Царица Небесная. (целует икону). Умоли сына своего, господа Бога нашего, чтобы это страшное время поскорее закончилось. Сохрани жизнь моего брата (прижимает икону к груди). Он борется со злом, застелившем Россию в последние годы. Разве не благородным делом он занимается? Разве не достоин он счастья? Хотя в наше время стерлись границы добра и зла, и не понятно кто и чего достоин. (снова смотрит на икону) Тебе, Пресвятая Дева, всё видно, всё зримо, рассуди людей по справедливости, упаси рабу твою Анастасию… (шепчет что-то дальше, но разобрать уже ничего нельзя). (Свет потихоньку затухает).

Явление 2

(Та же квартира, и та же обстановка, но в наше время.)

(Ева и Хозяин квартиры заходят. Хозяин дома держит в руках с документами чемоданчик).

Хозяин квартиры: Как вам? Будете снимать?

Ева (осматриваясь): Чудесная квартирка. Да мне и выбирать особо не приходится. Поэтому давайте заключать договор.

Хозяин квартиры (раскладывает документы на столе)

Ева (смотрит о окно)

Хозяин квартиры: Ева (протягивает ручку), подпишите.

Ева (резко оборачивается, берет ручку и садится за стол, подписывает документы)

Хозяин квартиры (внимательно смотрит на Еву)

Ева (ставит последнюю подпись и собирает все документы в пачку): Всё.

Хозяин квартиры (продолжает внимательно смотреть в глаза Евы).

Ева: Деньги будут переведены вам на счет. Мы же договорились.

Хозяин квартиры (очнулся): Да. С деньгами всё понятно. Вы знаете, мой прапрадедушка, около ста лет назад тоже сдавал эту квартиру одной русской эмигрантке.

Ева: Вот как.

Хозяин квартиры: Кстати, дед передал мне кое-что по наследству. (начинает рыться в чемоданчике для документов. Достает стопку конвертов, перевязанных веревкой). Вот. Это письма, которые русская писала своему брату на Родину.

Ева: А почему же они остались у вашего деда?

Хозяин квартиры: Дело в том, что она часто просила моего деда отнести эти письма на почту. Но когда дед узнал, что её брат погиб, то не смог сказать ей об этом, и все её письма складывал у себя. Вероятно, она ему очень нравилась, и он жалел её.

Ева (без особого интереса): Трогательная история.

Хозяин квартиры (протягивая стопку писем Еве): Вот. Возьмите себе.

Ева: Что вы? Не стоит отдавать такую семейную ценность.

Хозяин квартиры: Стоит. Дед завещал их отдать следующей русской квартиросъемщице, чтобы она не чувствовала себя одинокой на чужой стороне и помнила, что есть люди, которые её понимают.

Ева: Эти письма надо было передать именно девушке?

Хозяин квартиры: Да. (засуетился). Без лишних вопросов. К тому же я не знаю русского языка.

Ева (осторожно берет стопку писем): Спасибо. Когда я смогу заселиться? (кладет письма на стол)

Хозяин квартиры (осмотревшись): В принципе, всё готово. Можно прямо сейчас.

Ева: Хорошо. Только мне надо забрать вещи у моего бывшего мужа.

Хозяин квартиры (отдает Еве ключи)

Ева (берет ключи и направляется к выходу)

Хозяин квартиры (следует за Евой)

Явление 3

(Ева приходит с чемоданом в руках и говорит по телефону)

Ева: Слушай, Полин, не хочешь зайти ко мне сегодня? Отпразднуем мою, так сказать, независимость (садится на диван). Да, заходи. Ты же закончила рабочий день? Ой, подожди, подожди. Ты же не знаешь мой новый адрес. (слушает, что говорит подруга). Да, квартиру сняла, между прочим, очень даже хорошую. Я скину тебе адрес. Ага, давай, жду. (Кладет трубку, недолго печатает на телефоне и откладывает его. Замечает стопку писем на столе, и подойдя, берет одно и аккуратно разворачивает. Садится на диван и начинает читать).

(Пока Ева читает, появляется Анастасия, которая и озвучивает своё письмо. На Анастасию направлено больше света, в то время как в остальной части свет немного приглушен.)

Анастасия: Mon cher frere, наконец я доехала и обустроилась в квартире. В Швейцарии приветливые люди и спокойная обстановка, но я постоянно думаю о тебе. Как ты? Жив ли? Здоров ли? Какие новости из Петербурга? Если появится первая возможность вернуться – я приеду. Как же я скучаю, хотя не провела здесь и недели. Все еще не понимаю, как вся моя жизнь смогла перевернуться за ничтожно малый промежуток времени. Помню, как мы с тобой в имении ездили верхом, ходили в лес, играли в крокет. Как легко дышалось, казалось, нет проблем на этом свете. Даже в пасмурные дни для нас светило солнце. Помнишь, как нас воспитывала матушка? Она говорила, что мы должны быть всегда вместе и защищать друг друга. Да, любимый брат, жизнь бывает жестока. Если это письмо дойдет до тебя, непременно ответь мне. Расскажи все: как у тебя дела? В чьих руках теперь наша Родина? Что это за люди? Стоит ли им доверять Россию? Внутри меня все еще теплится надежда о том, что все будет как раньше, хотя глупо так полагать. Прошу тебя будь аккуратен. Еще одного человека эта ужасная революция отобрать у меня не сможет. Уверена, мы сможем еще увидеться. Напиши мне, как только сможешь.

Твоя, любящая сестра, Анастасия. (Исчезает)

Ева (откладывает письмо): Ну что ж. Люди иногда испытывают несчастья. (беспокойно перебирает руками). Иногда люди теряют близких, иногда происходят войны и революции. (встает и ходит из стороны в сторону). Почему же мне так неприятно? Нет, почему же мне неприятно, возможно я просто жалею людей. Зачем? Всё это не к чему. Ещё бы я тратила свои нервы на то, чтобы сострадать какой-то незнакомой барышне, которая умерла ещё до моего рождения. (перестает суетиться и садиться за стол) Кажется, меня все-таки интересует не судьба загадочной Анастасии. Я себя хорошо знаю, скорее всего, я стала бы беспокоиться за себя. А зачем мне беспокоиться? Я сейчас живу хорошо, в полном достатке и счастлива, поэтому мне не о чем переживать. Люблю же я, однако, напридумывать всякого в голове, а потом мучиться. Надо просто забыть, мне должно быть всё равно. (встает) Но меня всё-таки что-то тревожит (опирается на угол стола). Не может быть, чтобы я… нет, нет, нет, я ни за что не буду скучать по России. Зачем же мне скучать? Мне очень хорошо в Швейцарии. Здесь всё так стабильно, и банки, и социальные выплаты. К чему жалеть о переезде? Я должна гордиться собой, что нашла мужа швейцарца и уехала за границу. Но душа моя не спокойна. От чего же? Во мне никогда не было ни капельки патриотизма. От прочтения одного письма во мне не могла проснуться любовь к Родине. Разве что… Эта любовь не жила во мне все эти годы?.. Нет, это невозможно.

(звонок в дверь)

Ева: (открывает подруге. Подруги обнимаются).

Полина: Привет. Как же мы с тобой давно не виделись. Я ужасно соскучилась. (падает на диван)

Ева: Мне даже угостить тебя нечем.

Полина: Не переживай на этот счет. Лучше расскажи о последних новостях.

Ева: Нового рассказывать особо нечего. (разворачивает стул полубоком к подруге и садится) Хотя знаешь, Полина, ты тоже давно приехала в Швейцарию?

Полина: Лет семь назад.

Ева: У тебя был когда-нибудь резкий всплеск тоски по России?

Полина: Первые пару месяцев, может быть. Но я скучала не по России же, а по родителям, по собаке. А к чему ты это спрашиваешь?

Ева: Кажется, меня беспокоит какая-то необъяснимая тревога.

Полина: Может это последствия развода?

Ева: Кстати, вполне вероятно. Но сомневаюсь, что тревожить может расторжение брака, который не приносил никакого счастья.

Полина: Кто ж тебя знает? Может, где-то в подсознании, на подкорке ты всё же жалеешь о разводе?

Ева (резко вскакивает): Нет! Я никогда не жалею о любых своих действиях. Никогда не жалела о том, что бросила университет, не жалела, что переехала и даже когда развелась, я не жалею, что выходила замуж.

Полина: Ясно, понятно, не злись.

Ева (успокоившись, опускается на стул)

Полина (подходит к подруге и кладет руки ей на плечи): Всё это от стресса. У тебя сейчас будет отпуск, ты хорошо выспишься, посвятишь много времени себе, и тебя ничего не будет беспокоить.

Ева: Наверное, ты права, Полина. Только не знаю, пойдет ли отпуск мне на пользу.

Полина: Ты уже распланировала, что будешь делать ближайшие две недели?

Ева: Не особо. Думаю, буду много гулять.

Полина: Хорошо, очень хорошо…

(Ева и Полина несколько секунд молчат)

Полина (похлопав подругу по плечу): Ладно, не унывай. (направляется к выходу)

Ева (оборачиваясь): Ты уже уходишь?

Полина: Да. Оставляю тебя наедине с твоим патриотизмом (уходит)

Явление 4

(Ева подходит к двери, чтобы закрыть за подругой)

Ева: Полина никогда бы не поняла меня. Она переехала в Швейцарию, потому что здесь ее брат, а я, потому что мечтала об этом всю свою жизнь. Не могу же я разочароваться в своей заветной детской мечте. Или могу? (замечает стопку писем). (Подходит к столу и аккуратно разворачивает конверт. Садится за стол).

Анастасия (появившись всё тем же образом): Мой милый брат, прошло уже более трех месяцев, как нас разлучила судьба. Страшно скучаю по тебе и не могу забыть былых моментов. Ты помнишь, на каких балах я была? Матушка говорила, что мое самолюбие меня погубит. Оно и вправду не дает мне спокойно жить, очень не хватает комплиментов в высшем свете. Но в этом нет ничего дурного. Я привыкну и смогу жить без этого. Но если что-то случится с тобой, я этого не переживу. Иногда думаю, что моя участь предрешена: всю оставшуюся жизнь провести в Женеве и больше не увидеть ни тебя, ни родной дом. Уже март. Как в это время хорошо у нас в имении. Снег тает, птицы петь начинают. Помнишь, как мы наблюдали за теми березками, которые сами посадили? Ждали, когда они оживут, листочки появятся. Все просыпалось: и люди после зимы. Честно говоря, здесь в Женеве зима не особо была снежной. Это моя первая зима здесь, а я уже скучаю по нежному тихому снегопаду.

Дома все напоминает мне о детстве. Наши добрые кони, на которых я училась ездить верхом. Интересно, как они сейчас? Кто теперь заботится о конюшне? Ты, знаешь, я бы могла смотреть за всем имением, делать все, что делали крестьяне, только бы мне позволили вернуться и увидеть тебя.

Мой покойный муж говорил, что если новость касается тебя, то ты узнаешь ее первым. Поэтому непременно пиши мне новости из России, чтобы я узнала о том, что можно вернуться, первой, а не из швейцарских газет. Напиши, как ты, когда, думаешь, все закончится? Честно говоря, мои новые знакомые: Стефан – господин, у которого я снимаю квартиру и Анет – девушка, живущая в соседнем доме, считают меня сумасшедшей, из-за моей неугомонной веры в то, что я вернусь домой. На самом деле они очень хорошие люди. Стефан пытается сделать все, чтобы я чувствовала себя как дома. С Анет мы часто гуляем по Женеве, она показывает мне интересные места. Милые швейцарские домики приятно и аккуратно выглядят, но они никогда не заменят блеск золота в наших дворцах и тишину березовой рощи.

Мой родной брат, я прошу тебя, обязательно напиши мне, когда сможешь. Возможно, мои письма до тебя не доходят, но я буду верить, что ты их читаешь. Скучаю по тебе и России. Твоя сестра, Анастасия.

Ева (откладывает письмо и подходит к окну): Зима и вправду здесь, не похожа на русскую. Это понятно. Зачем горевать на эту тему? Конечно, я помню темные снежные ночи зимой, когда заканчивались занятия в художественной школе, и я ждала троллейбус. Помню этот хруст под ногами, морозный воздух с привкусом снегопада. Машины ездили по утрамбованному снегу почти бесшумно. Помню поездку в ночном троллейбусе, когда в салоне почти никого нет, кроме нескольких поздних пассажиров и кондуктора. (постепенно выходит в центр). Я часто дремала, прислонившись к окну, (закрывает глаза) мечтала о том, что когда-нибудь уеду из России… (резко открывает глаза). Всё это были глупые детские мечты. Они не привели меня к счастью (закрывает лицо руками). Не может быть. Что же со мной происходит? Я же не могу скучать по Родине. Об этом только поэты пишут всякие, вроде Есенина и Лермонтова, и как там его, Блока. А я не поэт. Мне эти душевные терзания не нужны. Я работаю учителем рисования, не голодаю, не в чем не нуждаюсь. Что еще мне надо? Неужели можно скучать по-маленькому, серому двору пятиэтажки? (медленно садится за стол) Родной пятиэтажки… Двор в котором прошло мое детство…Да что ж это я? Не стоит об этом даже думать. Кому-то пришлось пережить большие невзгоды, чем мне. (разворачивает следующее письмо)

Анастасия: Любимый брат. Снова пишу тебе я. Наверное, ты интересуешься, как у меня дела, но письма наши, похоже, не доходят до адресатов. К концу весны я уже достаточно обустроилась здесь. Даже смогла найти работу. Теперь учу детей господина Майера игре на фортепиано. Он платит мне не плохие деньги за то, что я не только обучаю их нотной грамоте, но и, иногда, учу русскому языку. Кристоф и Эмилия – детишки прилежные и спокойные. Их матушка умерла от туберкулеза в прошлом году. Она учила их всему, чему сейчас обучаю их я. Моя жизнь медленно выходит из угнетающего цикла, но я все еще продолжаю скучать по тебе и родным местам. Понимаю, что живу воспоминаниями, не могу забыть детства и юности на Родине. Ты знаешь, я все еще надеюсь, что смогу вернуться. Кто-то может считать меня наивной, но вера меня не покидает. Постоянно думаю о том, что, находясь дома, я не ценила того, что имела. Для меня все было как само собой разумеющееся, будто так будет везде и всегда. Будто родители будут всегда живы, будто ты будешь всегда рядом. Оказалось, это не так. Знаешь, дорогой брат, я и на Родине гордилась ею. Так учил нас батюшка. У нас в России много гениальных людей, и сила наша непобедима. Но по этим вещам, я сейчас не скучаю. А почему-то тянет меня к дому, к тихому лесу, к иконам в нашей церкви. Но больше всего я хочу увидеть тебя. Мне не нужны все богатства мира, лишь бы ты был рядом. Определенно, с почтой большие проблемы в наше время. Поэтому я не могу получить твой ответ. Но все это не важно. Я буду верить в лучшее, дорогой брат.

До встречи, твоя любящая сестра Анастасия.

Ева (резко встает из-за стола и ходит по комнате): Глупо сравнивать себя с Анастасией. Очень глупо. Мы оказались в разных обстоятельствах. Она приехала в Швейцарию, чтобы убежать от большевиков, а я по своей воле. (останавливается) По своей воле… Нет, правда, я же стремилась к жизни за границей всю жизнь. Все эти разговоры взрослых о том, что им тяжело жить в России, как они хотели бы, чтобы я уехала. У меня, кажется, не оставалось шанса на любовь к Родине. Почему же до меня не дошло это раньше? Интересно, как там сейчас мой кот?. Я помню, как подобрала его с улицы такого маленького, грязненького. Мама тогда была не слишком рада такому гостю. (Замерев) Мама… Точно… Я так редко звоню маме. Мне надо непременно ей позвонить. (Достает телефон, звонит) Мама, привет! Можешь поговорить? Нет, я дома. Ладно, я подожду. Ты перезвонишь? Хорошо, хорошо. (Садится за стол, продолжает держать телефон). Как же я скучаю. Не по России. Это уж я знаю наверняка. Тоска по Родине не мой конек. Но мама… Как же я скучаю по маме. По коту, конечно, тоже. Пушок, наверное, стал еще толще. Вот кошачья жизнь, никаких хлопот и переживаний. Хотя, может быть Пушок скучает по мне. Интересно, могут ли коты, как мы люди, скучать по людям и тосковать по Родине? Впрочем, это ровным счетом одно и тоже. (откладывает телефон, смотрит в сторону, где раньше лежала стопка писем, а теперь осталось одно). Ах, последнее осталось. Вот как раз прочитаю, пока буду ждать звонка от мамы (разворачивает).

Анастасия: Здравствуй, дорогой брат! Сомневаюсь, что ты читаешь мои письма, но надежда не покидает меня. Кстати, это последнее письмо, которое я пишу из этой квартиры. Скоро я перееду в другой дом. Представляешь, я выхожу замуж! Мой жених хороший человек, я преподавала его детям музыку, нашла с ними общий язык, и они полюбили меня, как и я их, надеюсь смогу заменить им маму. Теперь с этой страной меня свяжут узы брака, и я уже точно не вернусь в Россию. Но Родина будет жить в моем сердце такой, какой я ее запомнила. Швейцария не станет моей Родиной, но теперь здесь у меня новая жизнь. Она никогда не станет такой, как в России, но все же теперь здесь моя семья, мои друзья, и мне не так одиноко, как прежде.

Не перестану вспоминать наше детство, такое светлое и беззаботное. Знаешь, я пытаюсь не допускать мысли о том, что тебя больше нет, я в это не верю. Не верю! Хотя подруга пыталась убедить меня в обратном, я стояла на своем. Сейчас нам всем не просто, но это не повод изменять своим убеждениям. Я по-прежнему люблю тебя, родителей, наш дом под Петербургом. И ты бейся до последнего, отстаивай нашу Родину. Как горько, что Россия столкнулась с этой беспощадной революцией. Никогда не видела в революциях ничего хорошего и не думала, что русские пойдут против своих же. Но в нашей жизни столько неожиданностей!

Пора прощаться, дорогой брат. Возможно навсегда. Чтобы с тобой ни произошло, помни, что я всегда буду тебя любить. Ты будешь всегда жив в моем сердце. Блеск твоих глаз, успокаивающая улыбка и счастливый твой смех, я никогда не смогу забыть.

Прощай. С верой в лучшее, Анастасия.

Ева: Как же я хочу домой…

(звонок телефона)

Ева (берет телефон и ставит перед собой. Машет рукой в камеру) Мам, привет!

Голос мамы: Привет, доченька! Как у тебя дела? Чем занимаешься? Хорошо кушаешь?

Ева: У меня все хорошо, мам. У меня новая квартира, мам. В самом центре города. А ты что делаешь? Какие новости?

Голос мамы: Все так же, дочь. На работу хожу, дома суп готовлю…

Ева: А как там Пушок? Покажи Пушка, мам.

Голос мамы: Вот он, разбойник.

Ева (смеясь): Ещё толще стал, как я и думала. Знаешь, мам, я так скучаю.

Голос мамы: Я тоже, доча, я тоже. Надеюсь, тебе там хорошо.

Ева: Я никогда не буду счастлива в полной мере без тебя.

Голос мамы: Евочка, ты чего? Не надо так.

Ева: Я тебя очень люблю, мама. Сильнее всех на свете.

Голос мамы: Я тоже тебя люблю, доченька.

Ева (почти шепотом): Мам, мама, я обязательно вернусь, слышишь?

Голос мамы: Не стоит, дочь…

(гудки)

Ева (бьет рукой по столу): Я вернусь! Я обязательно вернусь! (успокаивается). Надо покупать билеты, а они, конечно, не дешевые. Тем более кто может дать гарантию, что я снова не разочаруюсь в Родине. (подходит к окну). Что меня здесь удерживает? Страх или неуверенность? На какую-то сомнительную стабильность я променяла семью и дом. Как жаль, что сейчас никто не может меня утешить (вытирает слезы). Да, люди иногда совершают ошибки. Такое случается. Что ж надо исправлять их. Я должна полюбить Швейцарию. Однако не так, как я её полюбила, ещё будучи маленькой девочкой. Мне надо полюбить Швейцарию так, будто она моя Родина, и всегда ею была. (поворачивается к зрителям) Но разве это возможно?!

Паничкина Мария Павловна
Возраст: 17 лет
Дата рождения: 27.04.2005
Место учебы: ГБОУ Гимназия №540
Страна: Россия
Регион: Санкт-Петербург и область
Город: Санкт-Петербург