XI Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Волшебный звон

Давным-давно это было. В одном селе одна-одинёшенька жила убогая, горбатенькая тётка Агафья. Детей любила, всегда их радостно встречала,  подарки дарила. А вот своих детей у Агафьи не было – кто её, некрасивую, нескладную, замуж возьмёт? Наверное, всю жизнь придётся одной на свете мучиться и страдать.

Как-то раз на Святках шла Агафья по Успенской улице, которая огромным оврагом обрывается. Вечер был тихим, спокойным и светлым. Не гудел ветер, не завывала метель. И белый снег укрывал землю, словно пушистое одеяло. А сколько звёзд сверкало на небе! Большие и маленькие, яркие и не очень… На душе у Агафьи было радостно и тепло.

Смеркается зимой рано, уже огоньки вокруг зажглись, ёлки в окнах домов сверкают. А над городом плывёт величественный колокольный звон. Праздничные колокола бьют, трезвонят, к вечерней службе зовут.

И вдруг слышит Агафья: кто-то пищит под обрывом, причитает жалобно, протяжно. Наклонилась молодая женщина и в полутьме разглядела худенького, испуганного мальчишку лет трёх-четырёх, раздетого, без шапки и шубки. Застрял он на склоне, зацепившись за большой куст сухого репейника. Сжался, всеми силёнками рук в репей вцепился… Видно, хоть и маленький, а понимает, что беда может случиться, что легко может он скатиться с обрыва на лёд. Глядит Агафья: а лёд некрепкий, вокруг полыньи, вода в них так и бурлит, так и журчит. Если сорвётся мальчуган – может утонуть или об лёд разбиться. Сердце Агафьи испуганно дрогнуло от страха за малыша.

До куста не так уж далеко было. Наклонилась Агафья, руку протянула, тихонько заговорила: «Не бойся, милый, крепче держись, не шевелись, а то сорвёшься». И полезла вниз по обрыву. Ноги скользили, ветки лозняка о сухие репьи ломались, ладони в кровь обдирая. Чуть сама вниз не скатилась, а всё-таки добралась до ребёнка. Прижала к себе мальчишку, а он весь дрожит, как осиновый лист. Обнял  ручонками Агафью и ласково проговорил: «Мама!».

Как Агафья наверх выбралась, не помнила. Малыш сначала тяжёлым казался, а когда прижался к ней всем тельцем, легко стало его нести. Вот и твёрдая почва под ногами. Стала женщина у обрыва, ребёнка ещё крепче к себе прижала, укутала своим пальтецом. А колокола всё звонили и звонили…

И тут подбежали к ней люди: старуха, с ней вдовец, слесарь Атаманов, и дети его. Оказалось, недоглядели они за младшим, вот и приключилось несчастье. Родные хотели взять ребёнка у Агафьи, а мальчуган вцепился в женщину и не отпускает её, всё твердит: «Мама! Мама!»

Недолго размышляла старуха Атаманова. Взглянув на Агафью и ребёнка, сказала:

– Перебирайся-ка ты к нам, Агафьюшка! Ты нам Ванечку спасла, теперь и ему, и нам родной стала.

А колокола всё торжественно пели, всё к службе звали. И ведь звонят-то обычно всего пять минуток. Неужели за столь короткий срок всё это могло приключиться? Время, что ли, задержалось, чтобы благое дело на Святках совершилось, и Божья благодать на добрых людей сошла?..

Взглянула Агафья на небо, а там высилась большая восьмиконечная звёзда. Она горела ровно и тепло, согревая своим светом и небо, и землю. Сердце женщины переполнилось счастьем и любовью. Обняла она ребятишек, соскучившихся по материнской ласке, и пошли они домой. С тех пор стали жить вместе дружно и весело.

 

 

 

Заруцкая Юлия Андреевна
Страна: Россия
Город: Кинель