Принято заявок
2212

IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Виноградов К.С. «Снова в деревне или Котиков, к доске!»

Глава первая. В начале было слово

Денька посапывал на последней парте. Тем временем полным ходом шёл урок алгебры, который так ненавидел Котиков. Всю программу седьмого класса они уже прошли, так что от нечего делать повторяли периодические дроби.

— И тогда эту периодическую дробь мы запишем, как… Верно! Как три целых восемьдесят девять сотых и шесть в периоде. Это понятно? — сказала Снежана Николаевна, расхаживая по классу.

Молчание.

— Уважаемые, быть может кто-то хочет ответить у доски?

Учительница оглядела класс и воскликнула:

— Лес рук!

Денька проснулся и словил на себе сверлящий взгляд Снежаны Николаевны.

— О, Котиков! Иди к доске!

— А что я-то сразу? — парень был не в настроении.

— Иди, иди.

Нехотя Котиков подошёл к доске, и Снежана Николаевна начала кружиться вокруг него, как волчок.

— Будь добр, раздели два на три и запиши число, которое получится в периоде.

— Да как я вам два на три-то разделю? Вот два на два ещё могу, а два на три неправильно получится! — с математикой Денька никогда не дружил.

— Ясно, Котиков. Садись, — учительница перестала кружиться вокруг него и уселась в своё кресло.

— Пять?

— Пять, пять, — протянула Снежана Николаевна, кликнув на клавишу с цифрой 2.

Год Денька закончил, надо сказать, неважно, но это мало его волновало, ведь в тот же день его увезли в деревню. Родители сразу уехали, оставив парня на всё лето наедине с Анькой, дедушкой, ну и природой конечно.

Глава вторая. Не придумал ей название

Однажды, как ни в чём не бывало, дедушка и Анька с Денькой собрались в лес на велосипедах. Ничего не предвещало беды.

И вот камень. Денька на своём синем новеньком велосипеде со всей скорости спотыкается об него и летит на землю. Всё произошло мгновенно. Первым заболел левый бок. Потом, когда дедушка и Анька подошли ближе к дому, он заметил, что из ноги течёт струйка крови. Ничего удивительного, он ведь на камень упал.

Бок перестал болеть. Зато нога вдруг начала отдавать такие волны боли, что сказать страшно. Рана в ноге была просто огромной. Вся кожа и часть мяса были содраны с бедного колена. Кроме того, в ране был песок и всякая грязь.

Дедушка промывал песок и грязь как только мог. Тогда у Деньки было три мысли. Первая — “Когда уже закончится боль?”. Вторая — “За что ему всё это?”. Ну и третья, что другим противно видеть его рану, а ему нет.

Действительно, Анька даже убежала в дом, чтобы не смотреть на весь ужас, творившийся на ноге парня, а сам Денька смотрел на это с полным равнодушием.

Дедушка кое-как промыл и забинтовал ногу. Котиков-младший сел на скамейку и просто сидел. Он ловил на себе ласковые лучи солнышка и слушал звуки природы. В таком состоянии он находился около получаса, хотя для самого парня время шло по-другому. В мыслях было ровным счётом ничего.

Денька не хотел выходить из этого волшебного состояния. А кто захочет? Он тогда не думал ни о чём, но задней мыслью всё-таки переваривал полученную информацию. Казалось бы, только второй день в деревне, а ему кажется, что пятый или вообще пятнадцатый. В любом случае, всё лето в его владениях.

Глава третья. Чудо чудес

Сидя в раздумьях, Денька вдруг начал погружаться в воспоминания… Ему снова было шесть лет. Он впервые приехал в деревню .

В тот момент, когда это произошло, мальчик стоял на веранде дедушкиного дома. Из муравейника на грядке вверх взметнулись десятки тысяч крылатых муравьёв. Денька изо всех сил звал дедушку, но пока тот бежал, муравьиный поток уже успел закончиться.

Потом он рассказывал об этом, как о чуде чудес, но никто не хотел ему верить. “Ну какие крылатые муравьи? Поправдоподобней бы чего-нибудь выдумал!”, — говорили все вокруг.

Но мы-то с вами знаем, что всё, сказанное здесь — правда, и чудо чудес на самом деле было.

***

Деньке снова семь лет, он только-только пришёл в первый класс. Людмила Петровна вывела учеников во двор школы. Все начали играть друг с другом и только Котиков-младший не мог найти себе друга. В отчаянии он подошёл к учительнице и излил всё своё горе.

— Можешь с Ваней поиграть, — предложила Людмила Петровна.

Могла ли она предпожить в тот момент, что эта фраза породит такую крепкую мужскую дружбу?

Глава четвёртая. Баня — это полезно!

Ходить в баню Денька не любил, но одним вечером дедушке всё же удалось затащить его туда. Котиков-младший надел такую смешную банную шапочку, как из фильма “Ирония судьбы”. Внук с дедом по-быстрому скинули одежду и поспешили забежать в баню, ибо комары в предбаннике давали о себе знать. Сев на полок, мальчик почувствовал, как блаженство буквально растекается по его юному телу. А нет, кажется это был пот. Впрочем, дела это не меняет.

Дедушка тоже уселся рядом с внуком. Всё время старик носил несколько курток, из-за чего казался весьма полным. Но в бане куртки покинули тело деда, и Денька смог увидеть, что на самом-то деле дедушка совсем худ, в прямом смысле кожа да кости. Оно и понятно, почему он носил столько одежды, видимо, дед сильно мёрз. Или пытался казаться полнее, — этого Денька не знал.

Вообще Котиков-старший часто молчал, и баня не стала исключением. Но неожиданно для всех, и, наверное, даже для самого себя, он бодро проговорил:

— Париться — это полезно!

Фраза “Это полезно!” была любимым дедушкиным выражением, ею он выражал почти любые свои эмоции.

Посидев минут десять на полоке, Денька вконец сварился и решил выйти в предбанник. Заметив это, дедушка только кинул вслед:

— Перепад температур — это полезно!

От тела Котикова-младшего шёл пар, но это не мешало ему наслаждаться прохладой. А вот комары мешали, поэтому он быстро заскочил обратно.

Помылись Котиковы без приключений. И продолжал бы я дальше эту главу, если бы дедушка не не улыбнулся, погладив свои усы, и не сказал:

— Баня — это полезно!

Глава пятая. Переправа, переправа…

Уже 20 июня, подумать только! Денька понял, что лето проходит. Чего уж там, оно проносится со скоростью света! Котикову-младшему очень захотелось новых впечатлений. И он придумал, как их получить.

С одной стороны переплывать реку Васильевскую на лодке — дело великое. Дедушка говорил, что именно переправа через речку на лодке делает из мальчика мужчину, да и эмоций новых получить можно.

С другой же… Это до чрезвычайности страшно. Одно неловкое движение — и тебя уже несёт течением непонятно куда. Да и шандарахнуться с лодки можно, а вода нынче холодная — замёрзнешь.

Всё-таки Денька решился. На удивление во время переправы ничего страшного не произошло. Да и восхищаться видом тоже особого времени не было, ибо лодку постоянно сносило течением.

Мальчик прибортовался. Замок он оставил на том берегу, память частенько стала его подводить. Наверное, старческий маразм всё-таки заразен. Зато ключ захватить не забыл. Только к чему он теперь…

Котиков-младший заботливо завязал цепь от лодки вокруг какого-то штырька. Кажется, на такие цепи в былые времена сажали особо опасных преступников, ну да не суть.

Денька решил скататься на велике по лесу. Проезжая уже какой километр, мальчик поймал себя на мысли, что раньше он любил представлять обычную жизнь в виде какого-то крутецкого фильма. А также в рот Деньки залетел шальной комар, оторвав его от этой мысли. “Комары в этом году что-то совсем обезумели”, — подумал он.

Котиков-младший ехал по лесу и просто наслаждался. Вот они эмоции, вот они впечатления! Внезапно на пути мальчика появился песок, на котором велосипед и начало заносить. Первое время он неплохо справлялся с этим препятствием. Но позже силы у велика иссякли, и он, вместе со своим наездником, повалился на бок. Благо, Денька отделался лёгким испугом.

— Возмутительно! Я ничуть не испугался, каким ещё лёгким испугом!

Да-да, прошу прощения. Отделался царапиной, так лучше?

— Другое дело!

Но через пару десятков минут и велосипед стал уставать, издавая истошный скрип, да и сам Котиков-младший чувствовал, что неплохо было бы передохнуть.

Неожиданно за его спиной появился дедушка и со знакомой интонацией произнёс:

— На велосипеде ездишь? Это полезно!

Глава шестая. Котята и “покатившаяся” Сметана

Утро началось не радостным пением птичек, не приветливым светом солнышка и даже не дождём, нудно капающим по стёклам окон, а радостным дедушкиным криком:

— Сметана окотилась!

Спросонья Денька не понял, с чего вдруг молочному продукту вздумалось покатиться, но позже до него дошло.

Надо обьяснить, кто же такая Сметана и откуда она взялась в доме Котиковых. Изначально белая кошка жила в доме у их соседки Владимировны (которая, к слову, настолько стара, что пережила Великую Отечественную войну), но вскоре перекочевала к дедушке, ибо соседка уже не могла за ней ухаживать. Вы не подумайте, Сметану никто не воровал, Владимировна сама попросила поухаживать за её питомцем.

Денька сразу же прибежал на голос деда, голос доносился из полога. В какой-то маленькой коробке лежала кошка, а под ней, видимо, лежали котята. Дедушка вытащил котят, их было трое — серый, белый и белый с чёрной головой. “Напоминает ту песню о гусях и бабусе”, — подумал Котиков-младший.

Котята всегда рождаются слепыми, а от того они очень смешно двигались. Они ползали друг по другу, по Сметане и по пологу. Иногда дети подлползали под свою мать, так что казалось, что она их задавит. Но нет, все трое рано или поздно выползали.

На кошачий писк и восторженные крики домочадцев прибежала Анька. Котята ей тоже очень понравились, её даже пробрало вдохновение. Через пару минут рыжеволосая выдала такие стихи:

“Наша Сметана глядит на котят,

К маме ползут, они к маме хотят!

Они ещё слепы, их жизнь — туманна,

Стала мамой сегодня Сметана”.

Под аплодисменты и писк новорождённых котят Анька удалилась. Дедушка с внуком ещё какое-то время поглазели на кошачий быт, но после вернулись к своим обязанностям.

Дед вручил Деньке гвоздодёр, молоток и плоскогубцы, дабы Котиков-младший смог вытащить гвозди из старых оконных рам. С этим поручением Денька справился на отлично и гордо направился обедать.

Отведав вкуснейшего супа, Анька, Денька и дедушка захотели проведать котят, но в пологе нашли только беспрестранно орущую Сметану.

— Потеряла что ль? — удивлённо спросила Анька.

— Запрятала куда-нить поди, — предположил дедушка.

По закону жанра нужно было что-то сказать и Деньке, но он не нашёл слов, чтобы выразить свои эмоции.

Да и весь оставшийся день кошка вела себя странно. До этого проводила своё время только с котятами, а теперь, будто позабыв о существовании потомства, беззаботно спала, ела и гуляла. Сметана даже выходила за пределы дедушкиного участка, чего ранее Котиков-младший ни разу не замечал.

Глава седьмая. Как Денька диван вытряхивал

Это утро тоже началось не самым обычным образом. Сметана забралась на кровать Деньки, подобралась к его лицу и что было силы мяукнула. Котиков-младший дёрнулся, как ошпаренный. Первое время он был несколько напуган, а позже обнял кошку и уснул, как младенец. Котят, кстати, так и не удалось найти.

Основным делом на сегодня для дедушки было вытряхнуть диван. По словам Котикова-старшего, диван не вытряхивался больше 20 лет, а пыли в нём за два десятка лет накопилось видимо-невидимо. Также дед добавил, что на этом диване он сиживал ещё в 1 классе. Подумать только, этому дивану по меньшей мере лет 60! А сохранился он, надо сказать, недурно. Дед как раз разобрал диван на несколько частей и предоставил внуку это нелёгкое дело — выбивать пыль.

Не знаю, как называют эту вещь цивилизованные люди, но дедушка всегда звал её выбивалкой. Да и своё назначение название вещи передавало во всей красе. Денька схватил выбивалку и сразу принялся за работу.

После каждого удара спинка дивана испускала пылевые облака, и с каждым ударом облака становились всё меньше и меньше. Наконец дошло до того, что Котиков-младший просто бил по спинке, а пыли не было вовсе. То же самое Денька проделал и с другой частью дивана. Дедушка пришёл посмотреть, как внук справляется с заданием и обнаружил, что справился он на отлично. Сначала Котиков-младший думал, что дед скажет что-то в духе “Пыль выбиваешь? Это полезно!”, но не угадал:

— Помню, как в твои годы спал на этом диванчике… Да, ушло время.

Да уж, видимо Денька очень старательно выполнял свою работу, а иначе как объяснить две внезапно появившихся мозоли?

— Да что ж ты за неженка-то такая? — ворчал дедушка.

Котиков-младший конечно обиделся на такие слова, но знал, что в душе дед любит его. И от такой мысли все обиды разом пропали.

В конце концов, диван был обратно собран и выглядел как новенький. Первыми его опробовали пёс Гончар и кот Васька, кружившиеся вокруг Деньки, пока тот выбивал пыль. На диван пришёл посмотреть даже Грибочкин, но скорчил кислую гримасу и ушёл.

Глава восьмая. Купальный сезон открыт

Июнь уже подходил к концу, а домочадцы 95-ого дома так ни разу и не искупались. Дело в том, что до этого стояла весьма неприятная погода, редко выдавались прямо-таки жаркие дни, поэтому вода ещё не успела прогреться.

И вот уже третий день стояла невыносимая жара. Нормальные люди скажут, что пары-тройки дней мало для прогревания воды, на что домочадцы 95-ого дома уверенно плеснут в них водой из реки Васильевской.

Денька опустил одну ногу в реку. Адский холод пробрал его с ног до головы, казалось, будто он окунулся не в обычную российскую реку, а в Северный Ледовитый Океан. Позже он зашёл по колени, по пояс и так по нарастающей… В конце концов Котиков-младший только окунулся и моментально вылез из воды.

Уже спустя полчаса Денька понял, что это на самом деле сильно освежило его и позволило не беспокоиться о жаре на протяжении всего оставшегося дня, хоть при самом купании ему и казалось, что он вот-вот превратится в безмолвный кусок льда.

Глава девятая. Как Анька “Приключения бобра Андрюши” сочиняла

Анька днями напролёт пропадала в гараже, редко её можно было увидеть за его пределами. Дверь в гараж всегда была приоткрыта, так что, если прислушаться, можно было услышать быстрые звуки нажатия клавиш печатной машинки.

Она печатала свою книгу “Приключения бобра Андрюши”. Количество страниц уже перевалило за тысячу, а абсурдность повестования уже переходила все границы. Денька зашёл в гараж и взял один из листков. С позволения самой Анны Викторовны, я опубликую плоды её труда в этой книге.

“Бобёр Андрюша, Снежный Лев и змея Зина шли по дорожке и весело распевали:

— Хорошо идти пешком,

Обдуваясь ветерком,

Мы идём-идём домой!

Домой-домой идём!

Дома их ожидали разбросанные повсюду вещи и радостно хохочущая морда енота Дани.

— Так вот кто сделал такую подлость, иного от этого енота ожидать и не приходится! — закричал бобёр Андрюша.

— Постой, Андрюша… Я давно таил от тебя правду, что… Я твой отец! Я всё это время пытался привлечь твоё внимание, но ты только прогонял меня. Прости, сынок…

Енот и бобёр устремились в объятия друг к другу, выглядело это очень душевно.

— Кстати, Снежный Лев, посмотри на свою родинку на плече.. Я очень долго скрывал от тебя, что ты… Мой брат! Нас разлучили в детстве, хотя нас родила одна и та же женщина! — продолжал Даня.

— Брат! — и Снежный Лев устремился в объятия к еноту”.

Денька положил листок на место и решил не мешать творческому уму сочинять новые истории про них. В качестве сценария для какого-нибудь индийского кино это как раз пригодится.

Глава десятая. А быки и больные бывают

Старые читатели могут вспомнить Галактиона Эммануиловича Ёлкина, успешного писателя. Два года назад Денька с Ванькой заблудились в лесу и повстречали этого кадра. Он помог им выйти из леса, а чуть позже даже поселился в деревне Волково, неподалёку от дома дедушки.

Денька поймал себя на мысли, что он уже давненько гостит у дедушки, но ни разу не навещал Галактиона Эммануиловича. Надо бы исправить это досадное происшествие — Денька уже выходил из дома №95.

Быстрым шагом дойдя до нужного места, парень несколько удивился. Его взору предстал синий дом с белой крышей, вполне стандартный и до рези в глазах примелькавшийся. Проезжая мимо дач рядом со своим городом N, Денька видел сотни, если не тысячи точно таких же домишек. Но надо сказать, что Галактион Эммануилович времени не терял, в его руки был отдан заброшенный старый дом, уже настолько почерневший, что табличка с номером дома еле-еле виднелась. Глядя, во что превратилась та почерневшая развалюха, невольно удивляешься, сколько же труда было проделано и как же шикарен результат этого самого труда.

Денька отворил дверь, та издала протяжный скрип. Парень медленно вошёл внутрь. За столом сидел длинноволосый мужчина лет 55-ти. По-видимому, со времени их прошлой встречи, Галактион Эммануилович ни разу не стригся. Писатель сидел за столом и пил чай.

— С чем чай пьёте? — спросил Денька. Парень находился в некотором замешательстве, он никак не знал, как начать разговор.

— С таком! — ответил Галактион Эммануилович.

Денька о потреблении чая с таком, то есть просто так, без всего, был уже наслышан, его дедушка частенько любил побаловаться этим выражением и этим занятием.

— Как поживаете? — продолжал Котиков-младший.

— Ну, а как поживаю? Поживаю хорошо, было бы плохо, не говорил бы, что хорошо. Вот дом наконец доделал, столько пахоты было с ним — мама дорогая! — а так всё в порядке, голова на плечах. Пока ещё. Ты как? Как дедушка, не хворает?

— Да хорошо всё, чего уж, — парень засмущался, — Дедушка здоров, как бык.

— А быки и больные бывают.

Денька пускай и был находчивым, но что ответить или возразить на эту реплику, он не придумал.

Глава одиннадцатая. Продуктовка

Деньку разбудил протяжный автомобильный визг. Этот звук был знаком абсолютно каждому жителю деревни. Жители помоложе называли её «продуктовка», а те, кто постарше, величали её не иначе как «машина».

— Любка! — доносилось за окном, — машина приехала!

Котикову-младшему никаких продуктов не надо было, но на такое событие посмотреть хотелось. Рядом с продуктовкой собралось порядка двадцати людей, казалось, что их в деревне меньше живёт. Самым продаваемым товаром был хлеб и, пожалуй, мороженое. Каждый вторник и каждую пятницу приезжала эта машина, и каждым своим приездом производила чудовищный ажиотаж во всей деревне.

Вообще, продуктовки здесь ходят не так давно, в основном, после закрытия магазина. Мама Деньки была его возраста, когда этот магазинчик решили прикрыть. Точную причину так никто и не знает, но, по деревенской легенде, там начали водиться призраки, духи и прочая нечистая сила.

Какие-то две бабули пристально смотрели на Котикова-младшего. Но после недолгого молчания всё-таки решились заговорить.

— Ты чей? — Извечный вопрос деревенских бабушек.

Денька просто показал на дом дедушки пальцем. Но, увидев недоумение на лице бабуль, всё же произнёс заветный номер дома.

— Девяносто пятый, — сказал он.

— А, Витькин что ли? Подрос-то ты как! Мы тебя вот таким видели!

Удивительное дело — бабушек этих Денька видел впервые, а они его, оказывается, далеко не впервые. Деревенская мистика.

Глава двенадцатая. Бэк то скул, как говорится!

В этом году Денька как-то очень спокойно воспринял тот факт, что придётся вернуться в школу. Ещё за неделю до первого сентября он морально подготовился к этому мероприятию и уже был готов ко всему.

Первое сентября прошло на удивление скучно. Спустя пару недель после этой злосчастной даты Котиков уже не мог вспомнить ничего, что как-либо к ней отсылалось. Ванька Иванов вовсе перешёл в другую школу, так что школьные будни текли очень и очень медленно. Единственное, что хоть как-то забавляло, это поведение учителей, в сентябре они ведут себя, как коты в марте.

Их учительница технологии, Ирина Николаевна, пол-урока объясняла, что понадобится парням для изготовления светильника, а другие пол-урока посвятила рассказу, как госпитализировали ученика, которого ударило током. Кстати, в их 8Н осталось всего 4 мальчика.

В самом начале сентября пол-класса Деньки слегло с простудой, и среди них оказались трое из четырёх мальчиков, так что первый урок технологии Котиков встречал в гордом одиночестве. По этому поводу пошли подколы и от других учителей, например Снежана Николаевна на геометрии выдала что-то подобное:

— Повезло тебе, Котиков, оказаться в таком малиннике!

Денька был, скажем так, мало эрудированным мальчиком, так что до самой старости думал, что малинником называют специальную кадку для сбора малины. И подобные изречения от учительницы геометрии вводили его в настоящий ступор.

Помимо ступора, изречения Снежаны Николаевны вводили его в транс и погружали в сон. Этот урок не стал исключением, Денька мирно дремал на задней парте, пока на весь класс не раздалось:

— КОТИКОВ, К ДОСКЕ!

Виноградов Кирилл Сергеевич
Возраст: 14 лет
Дата рождения: 09.05.2008
Место учебы: МАОУ "СОШ" №26
Страна: Россия
Регион: 35
Район: Череповецкий
Город: Череповец