Принято заявок
2212

IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Эссеистика на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Весна

Я вышел на дикую полузаросшую тропу. Вокруг на тысячи километров сплошной стеной протянулись леса. Всё, вплоть до мелких камней, усыпавших дорогу, кажется смутно знакомым. Что-то подсказывает: пройду ещё пару сотен метров и увижу разбитый лагерь, маму у костра и собирающих хворост отца с братом. День здесь незаметно сменится вечером. Мы долго будем подниматься по шаткой лестнице, останавливаясь перед очередным подъёмом, чтобы перевести дух. А после среди скал проводим закат.

За окном промелькнули последние городские постройки, поезд заметно ускорил ход, выйдя на открытую местность. Вагон слегка покачивает на нечастых здесь холмах и поворотах. С каждым мгновением отдаляется родной город. Через какую-то пару дней родители – в третий, а мы с братом – в первый раз – увидим своими глазами море, Крым, его горные вершины и всё великолепие южной природы…

В лицо бьются холодные белые хлопья, подгоняемые резкими порывами ветра. Метель длится уже несколько часов. Занесло всё. Мы идём почти по пояс в одном сплошном сугробе, когда лыжи проваливаются в свежий рыхлый снег. Счастливые те, кто позади: в конце колоны, по протоптанной лыжне пробираться легче, хотя и тащить приходится балаклуши. Непросто это, когда в отряде всего-навсего шестеро участников. Но и этого вполне хватит, чтобы насоздавать кучу проблем в пути. Время длится бесконечность… Над нами – ясное морозное небо, а под нами – тайга. Я скомкал бумажку, бросил вниз, в несущуюся пустоту. Зачем – не знаю. На тетрадном листе из далекого детства набросано карандашом несколько слов. «Первая в жизни война. Ничего непонятно. И очень досадно».

С улицы через полуотворённую дверь просачивается запах яблонь, растущих во дворе, слышится отдалённый шум машин и говор проходящих людей. А среди гулких сводов храма тишина. Отец о чем-то беседует с настоятелем храма, немолодым, давно нам знакомым священником. Мы с мамой стоим рядом с братом. Я не смотрю на неё, но знаю, что, закрыв лицо ладонями, она тихо рыдает. Я сам чуть не плачу. В груди всё сильнее щемит чувство безнадежности от того, что брат не вернется. Незнакомый, одетый во всё белое, с таким незнакомым безжизненным лицом он лежит в чёрном гробу. Он погиб в подбитом загоревшемся танке. Из русых его волосы стали чёрными и седыми наполовину. В тот день, когда это случилось, мы вернулись с ночной Пасхальной службы. А через неделю нам сообщили, что его не стало.

Всё увиденное с нарастающей быстротой уходило в тёмную бесконечность. Я уже не во сне. Где-то в промежутке с ним и реальностью. Не верится, что это сон… Неужели, действительно, всё это было? Было… И это сон. О прошлом. И о будущем…? Видно, бывает и такое, хотя я раньше редко видел такие осознанные сны…

Сквозь полуразомкнутые веки виден свет. Привычно дребезжит рядом с головой будильник. Не сразу, а будто короткими, быстрыми толчками, ко мне возвращается настоящее. Я окончательно просыпаюсь. После ещё сижу несколько минут на кровати. Мне нужно что-то вспомнить. И это «что-то» очень важное. Но на ум приходит опять, вероятно, какая-то ерунда… Строчки из той песни, что кто-то исполнял на школьном концерте… «Вроде всё как всегда… Только он не вернулся из боя…». Нет, не такая уж и ерунда. Врезалось же в память. Когда это было? В двенадцатый день мая, четверг… Предпоследний день девятого класса… Быстро же уходят из памяти недавние сны… Теперь не вспомню то, что хотел. Впрочем, уже неважно. Что-то засиделся я, пора.

Наконец, я вышел из дома. Сквозь застывшие над городом тучи снова и снова пробиваются солнечные лучи. Как улыбка сквозь слёзы. Город вновь оживает, и люди, которых я вижу, кажутся такими счастливыми. И хочется оставить все забытое и жить настоящим, как все. А я почему-то не могу. Может быть, вспоминать тяжело – не спорю. Но мне забыть – тяжелее. Особенно, когда вижу эту позднюю весну, что не застала на земле брата. Всё в этом мире когда-то бывает в первый раз, и это же «всё» – в последний… Это один из алгоритмов жизни. Может быть, со мной что-то не так, потому что уж слишком часто в последнее время стал я спорить с самим собой, потому что изредка бывает страшно… от осознания своего бессилия как-либо повлиять на прошлое. И от того, что время всего последнего наступает всё чаще. Не должно так быть, не должно же! А вот есть… И никуда не деться от этого.

Пару раз споткнувшись о наспех завязанные шнурки, бодро шагаю по нависшему над оврагом с ручьём мосту. На подъёме вижу идущих навстречу друзей, не идём, а почти бежим до школы, перед самым звонком залетаем в класс. На уроке изредка кидаю взгляд на окно, пока не видит учитель. Исчезли куда-то тучи, и небо прояснилось. Давно я не видел его таким. Без памяти люблю эту бездонную, мирную синеву. Повсюду видны отблески солнца: на куполах храма, на траве, деревьях, на площадке перед школой… Казалось, еще в недавней осени стояли на ней праздничные шеренги и звучал для кого-то первый в жизни звонок. Завтра на этом же самом месте он станет для нас последним. У нас всё впереди. И экзамены. И короткое лето. И длинная жизнь.

Валей Мария Владимировна
Возраст: 16 лет
Дата рождения: 29.10.2006
Место учебы: ФГБОУ ВО «Тюменский индустриальный университет»
Страна: Россия
Регион: Тюменская обл. и Ханты-Мансийский АО
Город: Тюмень