Принято заявок
2212

IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Велосипед

Четверо нас было у родителей. Я – старший и остальные, как горох, — малыши-погодки: Зина, Шура и Витька. Мне 6 лет было, когда началась война. Зине – 5, Шуре — три с половиной и Витьке – полтора года. В тот день мы проснулись рано: Витька первый закричал. Я его подхватил, и мы побежали в огород, к родителям, они там с бабушкой стояли, не работали, как обычно, а молча стояли почему-то, бабушка только плакала. Мама сказала: «Война, дети…». Так и узнали. Больше ничего никто не сказал, и мы не поняли, что это значит. Только грустно очень стало почему-то…

Папа ушел на войну в августе, вот только тогда, наверное, мы немножко испугались, потому что папа обнял каждого и сказал каждому: «Помогайте друг другу» и не строго, как он всегда с нами говорил, а тихонько так, ласково, а сам плакал. Бабушка тогда весь день не отходила от калитки, смотрела вдаль и молчала, и вообще потом всегда там стояла,в любую минуту, если не на огороде или не на кухне. Она всегда там была теперь.

Раньше все вокруг было разноцветным, ярким, голосистым, залитым солнечным светом, а с этого дня все стало серое и даже, если светило солнце, уже ни в одном уголке дома не было этого света. Теперь все стало тишина и ожидание. Мама и бабушка со страхом слушали каждое радиосообщение и ждали. И мы, дети, тожеждали, больше не бегали по дому друг за другом в догонялки, не играли в прятки, не шумели и даже плакали тише. Бабушка больше не играла с нами в веселые игры, но чаще обнимала и подолгу вглядывалась наши лица, и мама стала реже улыбаться и часто плакала. Кажется, даже наши куры и поросята стали тихими и грустными.

Дни тянулись медленно. Я ходил на речку ловить рыбу, главным образом для того, чтобы узнать, услышать что-нибудь. Только вопрос «Ну что?» и надежда со страхом в глазах были вокруг.

Мне кажется, мы больше никогда не были так счастливы, как тогда, когда пришло письмо от папы с фронта. Там было всего несколько строк, но мы его читали весь день. Всякую свободную минуту бабушка с мамой перечитывали его снова и снова. Папа писал, что почта работает плохо, и он не знает, придет ли письмо к нам, и что у них нет винтовок. Но мы были так счастливы, что получили весть от него, что тогда впервые за долгое время в наш дом заглянул солнечный свет.

В тот день я подошел к велосипеду, который в начале лета, перед войной, папа привез из Панино, я не умел на нем кататься: папа не успел меня научить. Сейчас мне надо было научиться самому, надо было ехать в соседнее село к тете Маше, маминой сестре, рассказать про письмо. И я научился за один вечер: просто не было возможности учиться дольше – надо было ехать. Этот велосипед стал тогда для меня отдушиной, возможностью испытать радость, побыть мальчишкой, он стал моим детством, когда я несся по деревне на речку. С ним же я мог больше помочь маме: я возил на нем уголь, картошку, быстрее возвращался с реки с рыбой.

А потом пришла похоронка… Через 4 месяца после письма… Папа погиб в боях под Ленинградом. Тогда для нас все стало черным. Мама плакала все время, каждый день. Бабушка не проронила ни одной слезинки. Когда мама от слез стала слепнуть, бабушка сказала ей: «Береги детей», больше не встала с кровати и умерла через 3 дня от горя.

Я остался старшим маминым помощником. Ночью она ходила разгружать вагоны с углем, днем работала в колхозе. Зина следила за младшими детьми, я собирал лебеду, крапиву и толок в порошок, работал в огороде, топил снег, носил воду. На велосипеде больше не ездил: некуда было, а просто кататься — не было ни времени, ни сил. Но я смотрел на него и думал, что надо еще чуть-чуть потерпеть, и я сяду на него и ээээх!.. прокачусь… Через свое утерянное детство прокачусь. И почему-то эта мысль помогала мне переживать голод тех дней. Витька и Шура тогда все время плакали от голода, а я и Зина не плакали, понимая, что маме так еще тяжелей.

Однажды зимой, когда кончилась и толченая лебеда, из которой мама делала лепешки, она подошла ко мне и сказала, что у нас появилась надежда пережить эту зиму, потому что она сможет обменять мой велосипед на мешок картошки. Она попросила меня помочь ей привезти мешок на санках из другого села, потому что была сильная метель, и мама боялась не дойти.

Я помню, кажется, каждый миг того разговора. Я не сказал ни слова, и не смог сдержать слез. Явсе думал, что этот велосипед помогал мне пережить голод, а мешок картошки поможет маме, сестрам и брату, но все равно плакал и просил маму не отдавать велосипед. Она не могла не обменять его – я понимал это – и я не мог не отдать, но, ухватившись за велосипед, я все никак не мог заставить себя разжать пальцы. С ним уходили последние мгновения детства, уходил тот довоенный веселый мальчишка, которому папа подарил велосипед.

Благодаря этому мешку картошки мы пережили ту зиму, пережили эту страшную войну… Прошло много лет, но до сих пор я помню тот велосипед и почему-то жалею о нем.

Бездворный Вадим Антонович
Возраст: 14 лет
Дата рождения: 12.10.2007
Место учебы: ФГКОУ "Екатеринбургское суворовское военное училище" МО РФ
Страна: Россия
Регион: Свердловская обл.
Город: Екатеринбург