XI Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 10 до 13 лет
Утешение смертных

По мотивам новеллы «Благословение небожителей» Мосян Тунсю

На Небесах жила некая Линь Хуа, которая славилась умением сочинять рассказы и выполнять бумажную работу лучше всех. Была она юна и стройна, любила носить шелковые ханьфу светлых тонов и красные кожаные туфельки. В длинные шелковистые волосы вплетала она бусы и золотые украшения, а на тонких ее запястьях переливались на солнце серебряные браслеты. 

Жила Линь Хуа в столице, главном городе Высшего царства. А всего царств было три: в Высшем – жили Боги, и руководил ими император, в Нижнем – смертные, которые поклонялись Богам, а в Аду – демоны со своим князем Чжу Цзюинем. 

О талантах Линь Хуа знали абсолютно все: от демонов до богов. Но только избранным была известна ее история. Хотите послушать? Я приоткрою вам завесу тайны, и вы узнаете, как удалось обычной принцессе превратиться в Богиню литературы, одну из высших небесных чиновниц. 

Каждый день Линь Хуа принимала огромное количество запросов и писем в своем роскошном дворце, украшенном статуями драконов. В центр столицы, где она жила, шли и шли к ней за помощью жители Нижнего царства, и поток этот был нескончаем. Даже стражники на воротах к концу приема уставали проверять каждого.

Несмотря на популярность, каждый день Линь Хуа выглядел как день сурка. Она вставала, умывалась, прогуливалась по саду и начинала разгребать завалы обращений от смертных. Когда уставала, занималась каллиграфией, привычной с детства – ведь искусство письма совершенствует душу. И работала она так от зари до зари, лишь ночью занимаясь литературным творчеством.

Крайне редко изливала Линь Хуа на бумагу свои мысли и переживания, однако всякий раз, когда находила для этого время, всем трём мирам выпадал уникальный шанс прочувствовать новые эмоции этой возвышенной души. Все уважали Линь Хуа, и с каждым годом у неё появлялось всё больше поклонников из всех трех миров.

Когда на рассвете Линь Хуа выходила из своих покоев на главную площадь столицы, то сразу направлялась в другой дворец, предназначенный тоже для неё и её помощников. Ведь для всех, имеющих отношение к небожителям документов, не хватало одного зала. В каждом дворце был у нее свой кабинет: стеллаж с книгами, рабочий стол, несколько перьев, чернильница и набор для чая. Богиня литературы проводила там всё свое время, лишь изредка отвлекаясь, чтобы сообщить какому-нибудь небожителю важную весть.

Однажды на глаза ей попался ветхий документ, заголовок которого гласил: «Юная принцесса пропала без вести». Линь Хуа прошиб холодный пот, и воспоминания захлестнули ее.

***

Двадцать лет назад, когда Линь Хуа была простой принцессой, случилось ошеломительное событие. В один, казалось бы, обычный день, юная принцесса проснулась во дворце своих родителей и услышала крики на улице. Она со страхом подбежала к окну, распахнула тяжелые изумрудные шторы и увидела, как множество людей в панике бегут из города. Везде дым от пожаров, а по улицам маршируют неизвестные солдаты. 

Город, где жила ее венценосная семья, подожгли и хотели захватить. Но где же охрана? Линь Хуа вбежала в покои к родителям, надеясь, что с ними все хорошо. Но их там не было. В её голове пронеслось множество мыслей. Казалось, во всем огромном дворце не было никого, кроме девушки. Каменные стены давили на нее, высокие потолки казались низкими, а ноги путались в просторном ханьфу. 

Принцесса понимала, что не может больше находиться во дворце – это опасно. Пробежав через залы к запасному выходу, она не встретила ни единой живой души. Выскочив на улицу, наполненную криками людей, она огляделась. Линь Хуа заметила на холме несколько фигур, а среди них –знакомых охранников  и… родителей. 

Король и королева стояли на коленях, склонив головы. Они дрожали от холода и страха. Их руки были связаны. А тонкие нижние одежды развевались на ветру. Принцесса остановилась, не веря в происходящее. Сердце её замерло. Из глаз брызнули слёзы, когда она услышала звук топора – и трава окрасилась в красный. 

Не замечая никого вокруг, Линь Хуа  бросилась бежать из столицы, не разбирая дороги. Ей встречались поселения, реки, озёра, горы, но она ничего не видела. Бежала она долго, иногда очень быстро, иногда измученно и пересиливая себя, но почти не останавливаясь.

Через пару бессонных ночей она оказалась в Минбае, городе Нижнего царства, пока не зная, что делать дальше. На центральной площади она встретила старую женщину, которая приютила ее. Чтобы отвлечься от своего горя, принцесса решила принять участие в конкурсе и написала «Анти-Минбай» – эссе, критикующее армию государства. 

Она знала, что у отца и главы города Минбай есть давние разногласия, которые обычно разрешались. Но их последний спор на совете глав крупных городов перешёл все границы. Отец Линь Хуа был спокоен и рассудителен, а вот глава Минбая горячился, ни с чем не соглашаясь. Очевидно, он настолько сильно обиделся на отца Линь Хуа, что приказал солдатам захватить город и убить всю их семью. 

Прошло несколько дней с момента, как Линь Хуа написала эссе. Всё это время она бездумно бродила по улицам незнакомого городка, не думая об итогах конкурса. Просто разглядывала дома и прохожих, которые были так не похожи на людей из её родных мест. 

В одну из таких прогулок ее неожиданно схватили стражники армии Минбая, явно не из лучших намерений. Она закричала, пыталась вырваться. Но солдаты лишь волокли её куда-то и сурово молчали.  

Через какое-то время они оказались в здании, где ее ждал генерал армии Нижнего царства. Он пристально посмотрел на входящую Линь Хуа. По коже девушки пробежали мурашки. Ее усадили прямо напротив генерала. 

– Итак, начнём. Вас зовут Линь Хуа, и вы написали эссе «Анти-Минбай», верно? – начал генерал. 

– Да, и разве я не права? Почему на глазах у народа убили венценосную семью? Почему вы не вмешались? – эмоционально воскликнула девушка.

–  Законы государства гласят: мы арестовываем тех, кто пишет памфлеты о правительстве и армии, – генерал, будто не слышал Линь Хуа.

– Но…, – не смогла она закончить.

Линь Хуа вся задрожала от несправедливости и бессилия. Солдаты схватили её за слабые руки и отвели в сырую заплесневелую темницу. Там в полутьме спали странные мужчины в доспехах. Холодная камера с гнилыми досками на полу не оставляла надежды на спасение. Бывшей принцессе даже не сообщили срок, на который ее заточили! Она подогнула ноги, обхватила колени и заплакала. Наревевшись, вытерла насухо слёзы и заснула неспокойным сном, несмотря на громкие споры мужчин. 

Ночью её разбудил странный, ни на что не похожий грохот, который доносился с улицы. Неожиданно девушка услышала певучий голос. 

– Ну, здравствуй, Линь Хуа. Меня зовут Синь Вэнь, и я Бог литературы на Небесах. У меня хорошая новость. Твоё эссе выиграло на конкурсе! – он засмеялся. – Император разрешил призвать тебя в качестве моей помощницы в Высшее, Небесное царство.

Линь Хуа не успела ничего ответить, как потолок темницы померк и исчез, пол провалился, а ее сильно встряхнуло. В глазах почернело, и больше она ничего не помнила. Очнулась девушка уже во дворце императора Юн Ши на Небесах. Началась новая жизнь.

***

Прошло несколько лет, и благодаря трудолюбию Линь Хуа попала в тройку самых влиятельных небесных чиновников. Бог литературы Синь Вэнь, который помог ей вознестись, оставил небесную работу и стал отшельником, а на его место встала Линь Хуа. 

Все на Небесах относились к ней с уважением и всегда обращались, если нужна была помощь с документами. Дворец, в котором работала Линь Хуа, был завален свитками, количество которых, словно не убавлялось. Но она успела привыкнуть к такой жизни и работала много, с удовольствием. 

Однажды небесный император Юн Ши вызвал её в свои покои. 

– Здравствуй, дорогая Линь Хуа. Ты хорошо трудилась последнее время, и я хочу выразить тебе благодарность, – он выпрямился, будто добавляя себе власти и уверенности.

 – Однако мне придётся отвлечь тебя от работы. В мире смертных сейчас трудные времена, и я хочу, чтобы ты помогла им.  

Богиня литературы выслушала императора и поклонилась в знак уважения. Но внутри нее все негодовало! На Небесах столько разных Богов, почему именно она? Ведь ее никто не сможет заменить. Она тихо вздохнула. 

Император не заметил недовольства Линь Хуа, его собственные глаза выражали скуку. 

– Приведи в порядок дела и готовься к дороге. 

Следующие дни прошли в суматохе. Линь Хуа разгребала завалы свитков и искала чиновника, который мог бы взяться за ее работу. Это было непросто, ведь такого терпения, как у Богини литературы, не было ни у кого. И все же подходящий кандидат нашелся – Бог музыки Ин Минь. Он часто наводил порядок среди нот, поэтому Линь Хуа с лёгким сердцем доверила ему свои обязанности. 

Теперь она успокоилась.

– Я готова отправиться в путь, – объявила Линь Хуа императору. 

Юн Ши удовлетворенно кивнул: 

– Это будет опасное задание, Линь Хуа.

Через секунду Богиня литературы шагнула в специальный портал, стремительно взметнув свои легкие одежды.

Линь Хуа оказалась в самом эпицентре событий. Вокруг паникующие люди, руины, дым от пожаров.  Кто-то бежал, кто-то плакал. Одним словом, царил хаос. 

А потом смертные сбились в толпу: их тела были измождены, лица растеряны. Все смотрели на Линь Хуа. У девушки затряслись руки от страха публики, однако она выровняла дыхание и заставила себя успокоиться. Линь Хуа поднялась на выступ холма, чтобы быть на виду. Богиня прокашлялась и повысила голос, чтобы всем было слышно. 

– Дорогие смертные, прошу, выслушайте меня! На Небесах знают:  ваш город в опасности, поэтому меня послали сюда. Боги видят, что вам непросто, но вы не должны отчаиваться! Злые духи, которые напали на вас, чувствуют испуг. Вам нужно спрятаться и переждать какое-то время, чтобы мы, боги, смогли вам помочь!  

Поднялся гул, и ей пришлось перекрикивать людей, они слишком встревожились, чтобы понять Линь Хуа. Большинство с недоверием смотрело на неё, тыкало пальцем: «Кто ты вообще такая? Почему мы должны тебя слушать?!» Однако были и те, кто одобрительно кивал, и это придавало хоть немного уверенности. 

Богиня литературы все еще стояла на холмике, когда ощутила, как что-то нехорошее приближается к ней. По спине потекла струйка пота, и уже не обращая внимания на толпу, она достала из широкого рукава боевой веер, именованный «Дансинь». Линь Хуа ловко и точно отбила заклинание, которое могло бы пронзить её насквозь. Ее темно-зеленый веер, сверху утыканный шипами, хорошо отражал как заклинания демонов, так и нападки смертных. Отбить их – значило: резким движением руки откинуть далеко в сторону, наподобие игры в бадминтон – «ди-дзяу-ци».  

Шум и выкрики стихли, смертных заворожило увиденное. Затылок Богини литературы засверлил чей-то взгляд. Она обернулась и увидела Чжу Цзюиня, Бога подземного мира. Её сердце пропустило удар, а веер в руке дрогнул. Он ведь никогда не интересовался смертными, почему вдруг появился в Нижнем царстве? Эта встреча была неожиданной. Линь Хуа встала в боевую стойку, готовясь отразить новый удар, а на её губах появилась холодная усмешка. 

– Надо же, какая встреча! Сам Чжу Цзюинь порадовал своим присутствием! С каких это пор ты стал интересоваться миром смертных? – Богиня добавила язвительности в голос, – может, у великого князя демонов есть свои личные цели? 

Чжу Цзюинь засмеялся и вытер лезвие ятагана о кусок темной ткани. Тем временем, толпа поредела. Кому-то удалось сбежать, кто-то больше не смог подняться, а женщины, защищая детей, укрылись в старом сарае. 

– Оказывается, Небеса продолжают посылать своих никчемных богов на задания? Это забавно. Как поживаешь, дорогая Линь Хуа? Давно мы не виделись, правда? – улыбка на его лице стала шире, Чжу Цзюинь послал новое заклинание, которое Линь Хуа сразу же отбила своим веером. 

– Что ты имеешь в виду? Мы ведь никогда не встречались, – Линь Хуа смутилась: его слова заставляли задуматься, и она потеряла внимание. 

Через мгновение она почувствовала глубокий порез на плече, и в следующую секунду мир схлопнулся –  Линь Хуа вновь оказалась в своём дворце на Небесах. Она стояла в ступоре посредине парадного зала, оставаясь мыслями в Нижнем царстве. Что произошло? Почему князь демонов, который держит в страхе три мира, вдруг напал на Линь Хуа и влез в жизнь смертных? Это странно, недоумевала Богиня литературы, зажав ладонью кровоточащую рану от ятагана Чжу Цзюиня. А кровь текла быстро. 

Некоторое время Линь Хуа провела в мучительных раздумьях, где же она могла встретиться с Чжу Цзюинем раньше. Озадаченная, добрела до кабинета и закрылась там. Вытащила из секретного ящичка стола магическую эссенцию, которая была у каждого небожителя, и, промокнув ей салфетку, приложила к плечу. 

После этого взялась за работу: помимо обычных запросов, она хотела перебрать сотни документов, чтобы найти хоть какой-то намек на знакомство с Чжу Цзюинем. За этим занятием она провела неделю. Рана на её плече со временем затянулась, ведь волшебная эссенция залечивала любые ранения. 

В один из дней, поздно ночью, когда Линь Хуа раскладывала документы по отдельным стопкам, чтобы было легче просматривать, ей на глаза попалась истертая архивная фотография. Линь Хуа поднесла ее ближе к лицу и похолодела: за цветущим жасмином играли дети – она сама и Чжу Цзюинь.       

В детстве, когда она была еще принцессой провинции У Вэнь, с ней дружил мальчик, который появился неизвестно откуда. Её родители и прислуга считали его странным, однако маленькая принцесса была с ними не согласна. Дети проводили вместе много времени в саду в глубине дворца, в который мальчик пробирался тайком. Как же его звали? Линь Хуа напрягла память. Да, точно, мальчика звали Чжу Цзюинь! С ним никто не хотел дружить: его имя звучало мрачновато, а сам он был не от мира сего. Но Линь Хуа нравилось проводить с ним время.

Она вспомнила, как Чжу Цзюинь играл с палками, представляя, что это настоящие мечи. Именно тогда Линь Хуа и отметила его необычный стиль фехтования. Она посоветовала Чжу Цзюиню – когда вырастет – выбрать меч по типу ятагана. Ятаган выглядел более устрашающе, чем тот же чжаньмадао, и требовал резких, быстрых движений. Он мог согнуть или выбить из рук клинок, нацеленный на противника. Небольшой ятаган из стали хорошо ложился в руку и был удобнее, чем обычный прямой меч.  

Мальчика эта мысль обрадовала, он мечтал стать небожителем и спасти мир от зла. Юная Линь Хуа тогда лишь посмеивалась, но поддерживала друга. 

Богиня литературы схватилась за голову, лихорадочно припоминая каждую деталь. Как она сразу не догадалась? Те же курчавые волосы, нос с горбинкой – несомненно, это тот самый мальчик по имени Чжу Цзюинь. 

– И что же делать…, – устало пробормотала Линь Хуа. 

Прошло несколько дней, а она так ничего и не придумала. Выполняла рутинную работу, и всего один раз была в Нижнем царстве, помогая какой-то библиотеке. Однажды, когда Богиня разгребала документы, к ней по духовной сети обратился небожитель, которому она раньше не помогала и не была с ним знакома. После короткого разговора стало ясно, что это Бог милосердия, У Сюань. 

– Вы ведь слышали, что творится в Нижнем царстве в городе Хэ Нин? Знаю, вы там были и попали в самую гущу событий. А я ведь родом оттуда, поэтому могу предположить, из-за чего все началось, и это поможет вам, – сказал У Сюань по духовной сети. 

Линь Хуа растерялась. Почему он решил помочь ей? Как он узнал о ее проблеме? Ведь в крупные дела низших небесных чиновников не посвящали. Это казалось подозрительным, однако все мысли Богини литературы были о городе Хэ Нин. Именно поэтому она не могла отказаться от помощи Бога милосердия. 

– Я знал, что вы согласитесь. Понимаю, у вас много работы, давайте встретимся сегодня поздно вечером в Персиковом саду.  

Время до встречи пролетело быстро, и вот уже Линь Хуа направлялась в сад быстрым шагом, сгорая от нетерпения найти способ поскорее усмирить демонов в городе Хэ Нин. Подойдя ко входу, она заметила маячащую там фигуру. У Сюань стоял на маленьком мостике из красного дерева, рассматривая цветущую веточку яблони. Вокруг летали птички, воздух был пропитан ароматом цветов. 

 – Давайте сразу к делу. Рассказывайте четко, с подробностями, – сказала Богиня литературы, приблизившись к нему. 

– Кхм, начнем с начала, – и Бог милосердия стал рассказывать, – наш город часто подвергался нападкам со стороны демонов, которые иногда проникали через барьер, установленный у ворот города. 

Этот барьер выглядел как обычный полупрозрачный купол, накрывающий весь город. Время от времени демонам удавалось пробить его прочные, но тонкие стены, и тогда они дюжинами прорывались сквозь него. 

– Совершенствующиеся из школы Ло Чэн побеждали их, не прилагая особых усилий, – продолжал У Сюань. – Однако, к большому сожалению, барьер совсем ослаб и впустил огромное количество нечисти, которая погубила всех из школы Ло Чэн. Поначалу соседние города помогали нам, но после и они опустели. С того времени в городе Хэ Нин царит хаос. Если коротко, вам нужно укрепить барьер – и вся нечисть уйдёт. 

Лицо Линь Хуа почти не выражало эмоций, однако под конец рассказа позеленело от злости. «Демоны совсем обнаглели», – подумала Богиня литературы, но промолчала. Она поклонилась в знак уважения и быстро ушла во дворец. 

Долгие и мучительные четыре дня Линь Хуа думала над спасением смертных. Она сомневалась в своих силах, сомневалась, что сможет спасти людей. Линь Хуа боялась, что демоны окажутся сильнее и проворнее, и она не сможет победить их. Хотя У Сюань и объяснил проблему, решить её было не так просто. Барьер – сложный механизм Высшего царства, который не пропускает нечистые силы. Устанавливать или восстанавливать барьеры могли лишь совершенствующиеся, обладающие определенными знаниями и навыками.

К счастью, на Небесах Линь Хуа успела научиться этому. Однажды император приказал ей отправиться в Нижнее царство, чтобы освоить там какой-нибудь сложный навык. Богиня литературы выбрала защиту барьеров и долго практиковалась, прежде чем достигла совершенства – ведь она всегда хотела оберегать людей.

Однако ситуация в городе Хэ Нин была напряженнее, чем могло показаться на первый взгляд. Сначала надо было истребить большинство демонов и духов, прерывающих людские жизни, и только потом устанавливать крепкий магический барьер, чтобы новые нечистые силы из Ада не могли пробиться в мир смертных. Эти демоны  среднего класса могли убивать людей и поджигать города, но были слишком слабы, чтобы нанести более массированный вред. 

Наконец, у Богини литературы созрел план, о котором она предупредила У Сюаня по духовной связи. Для этого Линь Хуа  приложила пальцы к вискам и произнесла духовной пароль, который перенес её в тайное пространство, где она могла с глазу на глаз общаться с другими, –  и сразу же отправилась в мир смертных. 

В городе Хэ Нин всё осталось так же, как будто Линь Хуа и не бежала оттуда. Везде запах копоти от пожаров, следы крови и трупные испарения убитых людей и демонов, которые забивали нос. Во всем городе, кажется, осталось не больше дюжины самых сильных совершенствующихся в этих краях, но и они справлялись плохо. Именно поэтому прибытие Линь Хуа было своевременно. 

Богиня литературы торопливо осмотрелась и нашла глазами Чжу Цзюиня, который сидел на крыше одного из домов и, явно наслаждаясь происходящим, спокойно попивал какой-то напиток. В груди Линь Хуа закипела злость, и она в следующее мгновение оказалась рядом с главой демонов, легко перепрыгнув несколько крыш, ведь небожители обладали удивительным даром  перелетать небольшие расстояния.

– Чжу Цзюинь! Прекрати! Какая тебе польза от этого маленького городка? – резко сказала Линь Хуа, приставив боевой веер к его горлу.

– А тебе он зачем? – ухмыльнулся князь демонов, оставаясь совершенно спокойным.

Он продолжил осушать сосуд. Линь Хуа замолчала, и только в ее карих глазах сверкал гнев. 

Прошло несколько минут.

– Так и быть, в память о детстве, я уведу своих подопечных демонов ровно на семьдесят два часа. Если за это время ты не поставишь барьер, тебе придётся отступить.

Он снова усмехнулся, похлопал Линь Хуа по плечу и спрыгнул с крыши, а после произнёс заклинание. Деревня тут же погрузилась во тьму, после чего исчез сам Чжу Цзюинь и вся его свита. Богиня литературы продолжала стоять на месте, пытаясь переварить его слова. Он вёл себя слишком дерзко, но у нее появился шанс. Тяжело вздохнув, она подняла глаза к небу и увидела таймер: отсчёт времени уже начался. 

Собравшись с силами, Линь Хуа принялась за работу. Подойдя к воротам Ада, она опустилась на колени и прижалась руками к почве, пропитанной кровью. Линь Хуа послала в землю мощный поток духовной энергии, который постепенно преобразовался в магический купол, накрывший город. Она работала в поте лица, отдавая все свои духовные силы.

Богиня литературы не двигалась и не отдыхала все эти семьдесят два часа. Жители деревни забились в единственный уцелевший дом и с любопытством шептались, а Чжу Цзюинь стоял на высокой скале и, молча, наблюдал. 

Прошел час, еще один, и еще. Первые сутки Линь Хуа спокойно и терпеливо насыщала почву духовной энергией. Вторые сутки пошли трудней, а на третьи – она зажмурилась и тяжело задышала. Силы Богини были на исходе, на лбу выступили капли пота. Чжу Цзюинь продолжал кидать в ее сторону красноречивые взгляды. 

И вот последние шестьдесят минут, Линь Хуа вся дрожала. Кажется, она теряет сознание. Вдруг налетел порыв ветра, Чжу Цзюинь качнулся – потерял равновесие и рухнул на разрушенное дерево, наткнувшись на сук. Острая боль пронзила его, порывы ветра усилились. И только он выпрямился, как налетел новый порыв – и сбил его с ног. Секунда – и никем не замеченный,  он полетел в пропасть. 

Время кончилось, воздух разрезал громкий хлопок – барьер был восстановлен. Линь Хуа без сил упала на землю, лишившись жизненных сил. Неизвестно, сколько она пробыла в таком состоянии, но очнувшись, увидела стены своего дворца. 

Спустя месяц, все окончательно улеглось. Ураган событий прошёл, и жизнь, словно течение реки, вновь заструилась неспешно. Сплетни прекратились, все забыли о том случае. Небесная столица стала такой же, какой и была до этого. Жизнь каждого Бога Высшего царства стала размеренной. 

Линь Хуа тоже старалась не вспоминать о спасении смертных, которое далось ей тяжело, не говоря уже о гибели единственного друга детства. Все это опустошило девушку. Она погрустила, поплакала, а потом приняла решение жить с чистого листа. Кроме того, Богиня литературы крепче подружилась с У Сюанем, который оказался хорошим другом и помощником. Со временем она сделала его своей правой рукой.

Император Юн Ши остался доволен тем, как выполнила опасное задание Линь Хуа. Он подарил Богине литературы золотое перо и новый шикарный дворец на озере для занятий творчеством. 

Все переживания Линь Хуа прошли. В один из дней, когда за окном цветущие деревья нежились в лучах закатного солнца, Богиня литературы расслабленно вздохнула, взяла чистый пергамент, обмакнула кисть в чернила и начала сочинять, впервые за долгое время забыв обо всем. Письма и запросы разобрал ее новый помощник, а она написала, задумчиво глядя перед собой: «Иволги поют, ласточки танцуют…»

Всё стало так, как и должно было быть. 

Ятченко Рената Дмитриевна
Страна: Россия
Город: Сочи