XI Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Услышь меня

Вступление.

Июль. Вечер. Гроза… Гром, словно стук сердца в груди, проносится над лесами, городом, летя по небу, обгоняя птиц и самолеты. Гроза потихоньку уходит, и на небе красуются огромные, мягкие, словно вата, облака. Они окрасились в теплые розоватые оттенки и медленно плывут по сияющей голубизне. Закат!

Какая красота, нужно сфотографировать! Зарисовать! Я обязательно опишу закат в книге! Такие мысли приходят в голову прохожим. Люди рады прекрасному пейзажу. Рады все, кроме Рамиля.

Рамиль — обычный кудрявый брюнет, одевается в стиле кантри. Но есть кое-что необычное в этом кареглазом студенте: он слышит чужие мысли. Нет, это не врожденный навык. Рамиль услышал чужие мысли случайно, сам того не подозревая. Это проявилось детском саду. С тех пор каждый день приносит ему сомнения и страдания. Его единственное спасение — солнцезащитные очки, ведь слышит он мысли лишь тех, с кем встречается взглядом, а через темные очки глаз не разглядеть.

Многие не поймут Рамиля: как можно страдать оттого, что слышишь чужие мысли? Это ведь так прекрасно! В школе можно из заядлого двоечника превратиться в круглого отличника, стоит лишь только посмотреть в глаза учителю и… услышишь ответ! И за время жизни со своим даром Рамиль слышал разные истории жизни, не всегда приятные, из-за чего о плюсах и думать забыл.

Глава 1.

Прекрасный солнечный день. Яркое солнце ласкает Москву, отражаясь в зеркальных окнах города и любуясь собственным сиянием. Градусник насчитал 28 по Цельсию. Жарко.

У Рамиля было настроение пройтись по набережным города, прогуляться в каком-нибудь парке, а лучше — потеряться в деревьях, ветре или звуке волн. Пройдя вдоль Китайгородской стены, Ильинского сквера, свернув на Маросейку и пройдя вниз по Большому Спасоглинищевскому переулку, Рамиль оказался в небольшом парке под названием «Горка». Присев на качели, удачно расположенные в тени, студент достал из своей сумки роман Фёдора Михайловича Достоевского «Преступление и наказание».

Рамиль научился сидеть часами в одной позе, не обращая внимания ни на что, так что никто не мог помешать ему читать любимый роман. Он не раз задумывался о том, как сильно ему бы хотелось пройтись по Санкт-Петербургу, по описываемым улицам, мостам и переулкам… Мечтая, он поднял взгляд и увидел, как подростки прыгают через струи фонтанов, которые то возвышались над ними, словно желая коснуться неба, то падали вниз, растекаясь у ног. Рамиль поспешно опустил взгляд. «А то услышу сейчас мысли…» — так он подумал.

Резкое движение, и качели, вздрогнув, потеряли свое прежнее спокойствие. Рядом с Рамилем села мокрая девушка. Еще несколько мгновений назад она перепрыгивала через фонтан, радостно улыбаясь и смеясь. Сейчас же он видел уставшую, выдохшуюся девушку, которая показалась ему особенной. Смотря в ее глаза, Рамиль осознал, что не слышит ее мыслей и, решив убедиться в этом, затеял разговор.

— Как Вас зовут?

— Ванесса. А Вас?

— Удивительно, — подумал он.

— Рамиль. Приятно познакомиться.

Она кивнула, принимая знакомство. Повисло неловкое молчание. Ни студент, ни девушка не знали, как продолжить разговор. Рамиль стал рассматривать собеседницу.

Ванесса была хороша собой: длинные белые кудри спускались по ее угловатым плечам; ярко выраженные ключицы бросались в глаза, взгляд Рамиля скользил по изящной шее. Голубые глаза Ванессы избегали взгляда Рамиля, словно стесняясь его, а пухлые губы сжаты.

— У Вас поразительные глаза, — произнес Рамиль.

Девушка мило улыбнулась, еле заметно покраснев, и тихо сказала «спасибо»: ей никогда не делали комплименты. Ванесса посмотрела в шоколадные глаза Рамиля, спохватившись, достала из сумки плитку, почти растаявшего молочного шоколада. Лёгким движением руки она разделила лакомство на две части и протянула одну Рамилю.

— Я не смогу съесть целиком всю плитку. Вы можете мне в этом помочь? — она улыбнулась.

Глава 2.

Ванесса была хороша не только внешне. Она была начитана и умна и училась в вузе уже на втором курсе. Ей нравилось, как коротко пишет Чехов и Короленко, а Рамиль ценил длинные многостраничные произведения Достоевского.

— А ты читал «Войну и мир» Толстого? — внезапно спросила Ванесса. Они давно шли по улице, держа в руке по стакану кофе и обсуждали друг с другом все то, что придет в голову. Оба как-то сразу привыкли к друг другу и перешли на «ты».

— Мм, я не выдержал французского, — с еле заметным стыдом ответил Рамиль.

— Tu n’aimes pas le français? — на удивленный взгляд студента Ванесса засмеялась. — Переводится как: «Ты не любишь французский?». В школе был французский, и мне он очень нравился, ну я и продолжила его изучение. А у тебя какие есть скрытые таланты? — она насмешливо прищурилась, глядя ему в глаза.

Рамиль отвернулся: не ожидал такого вопроса и не был готов сразу открыться снежной принцессе, как про себя стал называть эту девочку. Повисло неловкое молчание.

Вдруг Ванесса, стала сумбурно прощаться, извиняясь, сказала, что вспомнила о важной встрече и, обменявшись с брюнетом номерами телефона, удалилась.

«Она особенная: я не слышу ее мыслей. И она первая, единственная, моя?» — крутилось в голове у Рамиля, пока он шел вперед.

Прошло несколько часов с того момента, как Рамиль вернулся домой, но встреча с Ванессой не выходила головы. Это не была любовь с первого взгляда, как уговаривал себя Рамиль, это, возможно, симпатия, интерес к ее особенности — мысли девушки не доступны Рамилю.

Наконец-то он стал обычным! Все страдания прекратились? Можно жить по-человечески!? Он лежал на своей кровати и смотрел в серый потолок, пока за окном бегали шустрые облака, так и желавшие затопить потоками дождя улицы города и испортить настроение гуляющим людям. Раскат. Молния. Гром… Рамиль резко сел Гроза. Он зашторил окна, глубоко задумался, застыв.

Я потерял дар?.. — мысль пробила насквозь.

Рамиль вскочил с кровати, обулся и выбежал на улицу. Лил дождь, стуча по окнам, словно выбивая свою мелодию. Брюнет стал искать хоть кого-нибудь, лишь бы пересечься с ним взглядом. Рамиль медленно прошелся вдоль улицы, заглянул в ближайший парк, обвел взглядом все скамейки и, дойдя до «Пятерочки», заглянул туда.

Оказавшись внутри маркета, Рамиль почувствовал на себе чей-то взгляд. Смотрела странная девушка в черном с фиолетовыми волосами и проколотым носом. Рамиль встретился с ней глазами, но ничего не услышал.

— Как мне теперь без дара?., — подумал Рамиль. — Да, я, конечно, всю жизнь хотел избавиться от своей необычности, но… Я теперь никогда не узнаю, лгут ли мне, хотят ли воспользоваться.. Знал бы кто-нибудь, как сейчас мне страшно.. Знал бы кто-нибудь, как сейчас мне нужна поддержка и забота…

Глава 3.

Жизнь без дара становилась все хуже и хуже.

Пикнул телефон.

«Рамиль, привет! Это Ванесса.

Мне было неудобно писать тебе первой: мало ли ты занят. При нашей встрече ты по рассеянности положил мне в сумку свою тетрадь с лекциями… Я думаю, что тебе тетрадь куда нужнее, нежели мне))

Давай сегодня в 16:00 в том же парке встретимся? С тебя стакан лавандового латте ;)».

Он согласился на встречу.

Август. Листья медленно покидают деревья, вальсируя друг с другом в воздухе. По городу гуляет холодный ветер, проносится между людьми, подслушивая разговоры и унося их за собой в переулки.

Укутавшись в клетчатый шарф, Рамиль идет по тротуару, обходя подростков, стариков, влюбленных.. Несмотря на воришку-ветер, тревожные мысли остаются с Рамилем. Он прижимает к себе стакан с латте для Ванессы, словно тот может согреть его душу.

Вдали виднеется фигура девушки. Белые, как снег, локоны спускаются по ее плечам, запутываясь в воротнике.

Рамиль подошел и отдал снежной принцессе стакан лавандового латте.

— Услышь меня, — девушка резко бросила взгляд на студента, словно вцепившись в него холодно-голубыми глазами

— Что? — Рамиль вопросительно поднял брови, ведь слышал-то он ее отлично.

— Услышь меня. Мои мысли. Ты можешь это контролировать.

Из рук Рамиля выпала сумка.

Глава 4.

— Чего ты так удивляешься? — Ванесса изучала его лицо и словно пыталась угадать его мысли.

— Ты как узнала?.. — еле выдавил из себя Рамиль.

— У меня был такой же дар. Ну, как был, он и сейчас есть, — она махнула рукой, будто говоря о чем-то само собой разумеющемся, — главное научиться его контролировать и сможешь жить, как все люди.

— Но как ты узнала что у меня.. что я… — волновался Рамиль, вопросов было слишком много, а ответов — мало.

— Во-первых, просто твоя привычка ходить в солнцезащитных очках и игнорировать всё и вся. Во-вторых, твоя реакция сейчас это подтвердила, — она лукаво улыбнулась, — был план «Б», что если я ошиблась, то состроила из себя глупую или сказала бы, что задумалась о чем-то своем.

Рамиль шмыгнул носом, будто решил так ответить на ее рассуждения.

— И как мне научиться контролировать свой дар?

— Сконцентрируйся на мне и моих мыслях. Поверь в себя и свои силы, что ты можешь слышать все желаемое, — последнее она произнесла так, словно после каждого слова ставила точку.

Рамиль сощурился и посмотрел Ванессе в глаза. Ничего не получалось, а девушка хитро улыбалась. Снежные глаза будто стоили ему насмешливые гримасы.

— Не выйдет, я после встречи с тобой потерял дар, — взгляд парня скользнул с глаз снежной красавицы на собственные кеды.

— Попробуй еще раз, — сказала девушка, расплываясь в улыбке.

Рамиль вновь посмотрел и услышал: «Красивый, необычный, потерянный».

— Почему в первый раз не вышло? — спросил удивлённый и польщенный студент.

— Люди, у которых есть дар, могут контролировать не только свою возможность слышать мысли чужих, но и не давать таким же одаренным слышать их мысли, если они слабее или не знают о собственных возможностях. Оттого-то ты и не услышал моих мыслей в день встречи — я не дала тебе подслушать меня и.., — она лукаво улыбнулась, — заблокировала твои возможности до следующей встречи, чтобы ты не забыл меня как простую встречную.

Он смотрел ей в глаза и думал , что готов учиться, что он не один, как же хорошо, что встретил Ванессу, такую красивую, странную, живую, умную…

— Хорошо, — Ванесса обворожительно улыбнулась, — когда готов начать учиться?

— Хоть сейчас!

Эпилог.

Прошло полтора года. Снежная принцесса Ванесса и, как называла его девушка, осенний принц Рамиль жили вместе. Рамиль благодарил Ванессу за терпение, доброту и помощь.

Рамиль то катал ее на колесе обозрения на ВДНХ, то показывал огромные старые дубы в Коломенском, то знакомил с домом профессора Преображенского из повести Булгакова «Собачье сердце»… Иногда, когда за окном бушевала стихия, он брал какую-нибудь книгу и устраивал вечер чтения. Рамиль зашторивал окна, зажигал свечки и, приобняв за талию Ванессу, начинал ей читать.

Ванесса тоже была любительницей сделать приятно любимому: вкусно готовила, скромно слушала, тихо направляла.

Они услышали друг друга.

Вот такая история.

Якимова Нина Александровна
Страна: Россия
Город: Правдинский