XI Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
У страха глаза велики

Вечер пятницы. Падает снег, покрывая землю своим мягким одеялом. Снежинки переливаются под желтыми лучами фонарей. Мороз, кажется, добрался до каждого, кто сейчас находился на улице, включая юную девушку, вышедшую на крыльцо школы.

Она двинулась к дому. Под ногами хрустела снежная подстилка, люди вокруг смеялись и говорили о чем-то своём, но, казалось, девушка ничего не замечала. Она шла, глубоко погрузившись в свои мысли, которые уже целый день не давали ей покоя.

«Как же так? Я не хочу покидать их всех, — носилось у нее в голове, — мы столько пережили все вместе, а теперь я должна уехать?! Почему мама не могла сказать мне этого раньше?» Она швыркнула и без того уже красным носом, силясь не заплакать у всех на глазах.

За все это время она и не заметила, как подошла к своему подъезду. Вытерев рукавом куртки небольшие капли, она достала ключи и вошла. Запах сырости этого дома никогда ещё не казался ей таким приятным. У нее в голове не укладывалось, что все это: раскрашенный ею почтовый ящик, надписи на стенах, которые когда-то оставила ее компания — все это придется оставить…

Она вошла в квартиру. Коридор уже был обставлен коробками. Из гостиной доносились тихие мамины причитания. Видимо с кухней она уже закончила. Девочка стянула с себя занесённые снегом куртку и сапоги и тихо прошла на кухню. «Сколько же коробок понадобится нам для этого переезда?» — доносились до нее мамины слова. Переезд. Как можно меньше она старалась думать о нем, но, очевидно, это было невозможно.

Мама вошла на кухню и, обняв дочь, произнесла: — «Хорошо, что ты пришла. Иди скорее собирай вещи, мы совершенно не успеваем, а новая работа, как ты понимаешь, ждать не будет. Я так хотела, чтобы меня приняли на эту должность. Вот увидишь, все будет классно!» Мама ободряюще улыбнулась, ожидая ответа. «Вик, ну ты чего?..»

Вика была совершенно не рада этой новости. Все ее эмоции, копившиеся целый день, вырвались наружу: «Это все, что ты хочешь мне сказать? Ты думаешь это так просто, бросить своих друзей, родных, знакомых и переехать в абсолютно незнакомый город в тысячах километров отсюда?! Нет, мам, это очень сложно. А, стоп, конечно, я же маленький ребенок, у которого нет собственного мнения. Ты меня совершенно не понимаешь. Ты ведь даже не извинилась, что сказала мне это так поздно. А теперь ты хочешь скрасить все это одной улыбкой? Нет уж, спасибо!» Мама не успела сказать ни слова, в то время как Вика ушла в свою комнату, заперев дверь.

Ее комната ещё оставалась нетронутой. Она без сил свалилась на кровать прямо в одежде и бездумно глядела в потолок. Пришедшая ей идея написать друзьям и пообщаться с ними не увенчалась успехом, ведь никто не положил денег на счёт интернета. Вика села на край кровати и стала искать себе занятие, пробегая глазами по всем предметам в комнате.

Внезапно ее взгляд наткнулся на неизвестную коробку, подобную тем, в коридоре. Она подошла к ней и заметила записку от мамы. Хмыкнув, она развернула листок и прочла: — «Посмотри, может тебе будет интересно что-то из этого». Хоть девочка и не хотела этого признавать, но ей захотелось узнать, что в коробке. Она раскрыла ее и увидела много старых игрушек. Самым потрёпанным оказался плюшевый зайчик. Его розовая шубка местами была порвана, где-то виднелись бережно пришитые заплатки. Рассмотрев его, Вика заинтересовалась другой вещицей — коробочкой с чем-то внутри. Раскрыв ее, она увидела крошечные фигурки бегемотиков. Все они были как живые, в разных образах: моряк, танцор… Кого здесь только не было! Мама рассказывала, что в детстве пыталась собрать всю коллекцию.

Налюбовавшись и ими, девочка добралась до самого дна коробки. Она нащупала какую-то книгу. Это оказался очень старый блокнот, со всех сторон облепленный наклейками. Открыв первый разворот, она нашла много рисунков и записок, вероятно, принадлежавших автору блокнота. Сразу было понятно, автором являлась ее мама, ведь вся эта коробка была наполнена ее детскими вещами. Наверное, она не заметила и со всеми этими старыми игрушками закинула туда и свой личный дневник.

Немного подумав, но в конечном итоге отогнав свою совесть, Вика открыла его и начала читать.

1994 июнь.

Ура! У меня сегодня был настоящий праздник — день Рождения. Сегодня у нас дома собралась вся семья. Мама купила очень вкусный торт, он был шоколадный, с кремом. Но самое главное случилось потом — папа дал мне этот блокнотик! Я ведь так давно его хотела. У Кати и Машки, и вообще у всех в мире есть дневник, вот и у меня он появился. Я уже так люблю тебя, блокнотик!

Спустя пять часов.

Сегодня мне не спится. Мама сказала, что из-за праздника я буду спать «как убитая» — не знаю, что это значит — но все не выходит. За окном шумит ветер. По моей комнате летают страшные тени. Папа сказал, что все это выдумки, но я ему не верю. В окно что-то скребётся, а в темноте я вижу странные фигуры. Я укрылась одеялом, свечу фонариком и пишу это. Пока я пишу, все страхи отходят куда-то далеко-далеко. Что же сидит в этой темноте? Может прямо сейчас под моей кроватью сидит черный-черный монстр? А вдруг он вытащит меня из под одеяла и съест, прямо как я сегодня кушала торт, а потом облизнется и будет ждать моих родителей?

Когда я была у бабушки в деревне, она рассказала мне секрет: надо 5 раз написать свое желание, зажмуриться, и оно точно-точно сбудется.

Хочу, чтобы монстра не было

Хочу, чтобы монстра не было

Хочу, чтобы монстра не было

Хочу, чтобы монстра не было

Хочу, чтобы монстра не было

Надеюсь, все получится…

Спокойной ночи, дневничок.

1997 май.

Привет дневник! Как же я рада! Ты точно хочешь узнать почему. Это все из-за того, что совсем скоро наступит лето, а это значит конец школе! Ха-ха-ха-ха, написала так, будто ухожу отсюда навсегда. Нет, это не так. Но учителя рассказали нам, что в пятом классе все будет совсем по-другому. Мы будем как настоящие взрослые дяди и тети, представляешь?

Нас даже пустят в старшую школу. Туда мы обычно не ходим, там всегда все какие-то грустные. Наверное получили двойку по математике — вот и расстраиваются. Я точно буду не такая. Мы с Машей будем самыми крутыми. С Катей мы больше не дружим. Она ябеда!

Я начала больше общаться с Лёшей, оказалось, он знает много всего интересного. Он и правда умный, я думаю, в конце школа наградит его золотой медалью. Я тоже учусь неплохо, но совсем не понимаю математику. Эх, а что же будет дальше, дневничок? Что будет тогда, когда я перейду, например, в 8 класс — это же так далеко…

Знаешь что? Я уверена, у меня все получится, и я буду загорать на солнышке и купаться в бассейнах. Мама сказала: «Никто не знает, что случится завтра». Но я уже продумала свой план по захвату всего мира. Ха-ха-ха, шутка!

2000 октябрь

Привет, дневник. Как же мне нужна твоя помощь! Мне так сложно сейчас, но я не могу рассказать это никому, кроме тебя. Я не прекращаю думать о нем, о Боже… Как только начинаю представлять эти кудрявые волосы или его голос — тут же заливаюсь краской.

А сегодня, мы даже мило поболтали о том, о сем, но потом… Эх! Я наверняка стояла и бубнила себе что-то под нос. Он больше никогда со мной не заговорит!

Спустя 4 часа.

Да уж, сегодня был непростой день. Я даже толком ничего и не написала… Эмоции просто рвались наружу, и я думала, что лучше — пойти покричать в лес или написать все в дневник (В итоге сделала и то, и другое).

Конечно, я писала о Лёше… Я сегодня так провинилась перед ним. В школе давали кефир, и я даже не успела понять, как все случилось! Вот я хочу отнести посуду, встаю, меня толкают, я теряю равновесие и… и….

Провал! Полный провал! И что же теперь он будет думать обо мне? Конечно, я извинилась, но все произошло в такой спешке… Я мучаюсь, пытаюсь догадаться, продумать наш завтрашний диалог. Ах, если бы я только могла читать мысли людей, то мир бы стал в тысячу раз проще. Я бы сразу поняла взаимны ли мои чувства. Но, к сожалению, это невозможно. Весь театр человеческих мыслей скрывается за ширмой, темной и непроникновенной. Если бы я только могла её немного приоткрыть, то поняла бы, как с ним лучше поговорить, но это останется загадкой, пока я не начну экспериментировать.

Эта неизвестность так меня пугает…

2004 июнь.

Ну что, как обычно, здравствуй, дорогой дневник.

Этот блокнот так долго служил мне. Столько приятных, личных, странных, весёлых историй описано в нем. Я перечитала все свои записи, начиная от первой строчки, и эти чувства просто невозможно передать словами. Кажется, я только недавно писала о своем восьмом дне Рождения, но вот мне уже исполнилось восемнадцать. Через неделю мы будем праздновать окончание школы. Читатель, ты прошел огромный путь, изучая эти записи. Надеюсь, ты разделял со мной те же чувства, что испытывала и я… Не зря мама когда-то сказала мне: «Никто не знает, что случится завтра» — я убедилась в этом на собственном опыте, и вот, стою возле двери в огромный, бесконечно наполненный маленькими и большими чудесами мир. Я не могу предположить, что произойдет со мной дальше, но каждое мое действие, каким бы оно ни было, принесет мне испытания, а с ними придет и опыт, который ещё никогда и никому не вредил. Хочется дать совет и себе, и тебе — прошу, живи настоящим и ничего не бойся! Неизвестность не ломает, а закаляет.

Вика закрыла блокнот и погрузилась в свои мысли. Одна из последних фраз сильнее всего крутилась в ее голове, не давала ни на секунду отвлечься от нее. «Живи настоящим и ничего не бойся». Раньше она считала это словами глупых оптимистов, не снимающих розовые очки, но теперь, увидев истории близкого для себя человека, начала осознавать обратное.

«Ох, что же я натворила…», — пролепетала она, вспомнив о словах, сказанных маме в пылу ссоры. Она немедленно встала с кровати и, открыв дверь, скользнула к гостиной. Мама Вики сидела на краю дивана и, спустив рукава, складывала оставшиеся вещи.

Увидев дочь со своим старым дневником в руках, она удивилась. «Мам, прости меня, пожалуйста…. За то, что накричала … Я все это время думала, что ты совсем меня не понимаешь, ведь ты давно уже не ребенок. И, когда сегодня утром ты сообщила мне о переезде, до меня сразу дошло- я потеряю всех тех, с кем могла поговорить по душам. Я действительно испугалась… Но, когда я прочла твой дневник, я поняла, что, возможно, могу попросить помощи у тебя?» — произнесла на одном дыхании Вика.

«Доченька…,- сказала мама, и нежная, теплая улыбка появилась на ее лице, — конечно, ты можешь обратиться ко мне. Да, ты права, я очень много раз за всю свою жизнь чувствовала страх, и всегда он был совершенно разным. Ты никогда не сможешь предугадать, откуда придет беда или предотвратить ее, но одно ты сделать можешь всегда: быть готовой бороться со всеми невзгодами жизни. Я понимаю, что в твоих глазах это кажется страшным и невозможным: взять и переехать оттуда, где ты жил всю свою жизнь. Но все это получится, стоит только посмотреть на ситуацию под другим углом. Тем более, если рядом с тобой есть человек, готовый помочь тебе в любую минуту», — с этими словами мама Вики распахнула руки, как бы намекая на себя и приглашая дочь в объятия.

Девочка тутже прижалась к ней, мысленно прощая все мамины сегодняшние ошибки. Да, несомненно, она все ещё грустила о переезде, но страх прошел. Вика понимала, что главного человека в ее жизни не заберёт никто. Это грело ей душу сильнее всего

Шишкина Полина Сергеевна
Страна: Россия
Город: Березовский (Свердловская обл.)