Принято заявок
2558

X Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Турники

Она бежала, почти не чувствуя, как ее ноги касаются асфальта. В теле ощущалась необычная легкость, хотелось бежать еще и еще быстрее… В другой раз она бы порадовалась этому волшебному чувству, но сейчас мозг сковывал дикий, животный страх. До угла дома оставалось совсем немного, последний рывок – и вот она уже в темноте, в том месте, где ОНИ ее точно не найдут.

Она глубоко вздохнула и передернула плечами: стало очень холодно. Снег еще вчера, растаяв, размазался по земле грязными подтеками, но было по-прежнему холодно, а она стояла в легкой, продуваемой из-под низа ветровке.

Вдруг она уловила слева какой-то звук, метнулась, но было уже поздно – чьи-то руки обхватили ее сзади, другие зажали рот, и поволокли куда-то в сторону, за гаражи.

Волокли ее довольно бесцеремонно, по дороге уронив два раза в лужу и постоянно задевая об окрестные столбы. Она пыталась вырваться, убежать, закричать – любым способом остановить их! – но не могла. В ответ на каждый рывок ее щедро награждали тумаками.

Наконец они пришли. Ее с силой толкнули вперед, и она чуть не упала. Захотелось крикнуть, чтобы кто-то услышал, пришел и забрал ее из этого страшного места.

Один из тех, кто затащил ее сюда, выступил вперед и с гадкой усмешкой произнес:

-Ну что? Поговорим? Ты уже зашла слишком далеко, Диана!

Она стиснула зубы, стараясь не заплакать от собственного бессилия и боли. Боль распространилась повсюду, пульсировала и почти не спадала. А ведь начиналось все совсем по-другому…

***

Диана переехала в это город совсем недавно, в середине третьей четверти. Причиной переезда стало то, что у нее случился крупный нервный срыв – в автокатастрофе погиб ее отец. Первое время Диана ходила с глазами, полными слез, потом немного успокоилась. Но теперь все, что напоминало ей об отце или заставляло чувствовать хоть малейший стресс, отдавалось в горе спазмом и вызывало удушье. У нее часто менялось настроение, Диана могла внезапно заплакать, ничто, никакие средства не помогали.

 — Переезд в другой город – единственный выход, — тихо говорила психолог, — здесь все напоминает ей об отце. Тут малейшая частичка несет в себе воспоминание. Если не сделать этого, она не выживет, сгорит, угаснет… Нервная система уже работает на пределе.

И вот Диана здесь. Стресс и вправду отступил, и она почувствовала, что начинает заново жить. Здесь ее увлечения, которые помогли ей выжить в те годы, стали расти. Одним из них стал воркаут.

Когда-то давно, словно в прошлой жизни, отец, неудавшийся спортсмен, начал учить дочку подтягиваться. Диана, вначале с восторгом принявшая эту идею, быстро поугасла – тренироваться каждый день быстро надоело. Но отец наседал, и к семи годам Диана могла соперничать в силе с мальчишками.

Если бы не он, Диана бы давно перестала заниматься. Но странное дело: теперь, когда отца уже не стало, ее саму потянуло на турники. Воркаут оказался интересным занятием – и как раньше она не замечала этого? Выходы силой, «капитанский подъем», «Лач гейнер» — звучат, как волшебные слова. И пусть руки уже давно покрылись мозолями, а под коленками синяки от кручений – это того стоит. Той радости и гордости за себя, что ты можешь это, тех украдкой брошенных на улице восхищенных взглядов…

Турники полностью захватили сознание Дианы. Она тренировалась без передышки – каждый день. Не в ущерб урокам – это было бы глупо, ведь ничего не должно мешать учебе. Тем более, что учиться Диане нравилось всегда.

…Новый класс показался ей таким же, как прежний – такой же веселый и шумный, «элитный» — математический.  Говорят, что жизнь развивается по спирали, и показалось, что это ее виток, что жизнь повторяется заново. С классом Диана быстро установила приятельские отношения и все бы было хорошо, если бы спустя некоторое время не произошло СОБЫТИЕ.

В класс, спустя две недели после прибытия Дианы, вернулся из больницы выздоровевший от пневмонии некто Вадик Залесов. Это была вражда чуть ли не с первого взгляда, стоило Вадику узнать, что у них появился новый турникмен, а точнее — турникменша, что было еще оскорбительнее.

Обнаружилось это не сразу, где-то спустя три урока, на физкультуре, когда восьмиклассникам не посчастливилось сдавать нормативы.

Началось все с безобидного – прыжков в длину. Все вздохнули с облегчением, опрометчиво забыв, что впереди у них еще два урока физической активности.

Учитель 8-го «Б», Арменак Размикович, — крупный габаритный мужчина с перекаченными руками – был человеком серьезным и преданным своему высокому званию физкультурника. Будь на его месте кто другой, давно бы уже махнул рукой на восьмой «Б», себе дороже – «элитные математики» с завидным постоянством влипали в разные истории. Что стоит только то, что совсем недавно на одного мальчика упал гриф от гантели! Причем упал достаточно глобально – несчастный месяц пролежал в больнице с открытым переломом.

Но Арменак Размикович не был бы Аременаком Размиковичем, если бы сбежал от восьмого «Б», как другие учителя физкультуры. Он, мастер спорта по рукопашному бою и плаванию, решил воспитать из своих учеников разрядников, поэтому с первого же урока, грозя двойками в табеле, записал каждого в спортивный кружок в школе, организованный под его чутким руководством. Особо способных ребят он взял в инструктора – на подмогу.

Этого ему показалось мало. Раз в неделю класс сдавал нормативы, по несколько раз за урок – и горе тому, кто увиливал от сдачи! Для этих счастливчиков норма увеличивалась в разы.

Вот и сегодняшний день не стал исключением. Сначала весь класс дружно сдавал прыжки в длину, а потом Арменак Размикович радостно объявил: «Идем подтягиваться!», и класс, издавая стоны, поплелся к турникам.

-Значит так, — важно сказал физкультурник, открывая классный журнал, — у меня здесь записаны нормы подтягиваний. Но я решил их усовершенствовать.

Класс подавился от таких слов.

-…Мальчикам – пятнадцать подтягиваний на «пять». Хороших, качественных, без раскачки и дрыгов ногами. Девчонкам – три раза. Обычно они не сдают подтягивания, но я считаю, что им тоже нужно наращивать силу.

Кто-то из девочек попытался упасть в обморок, но Арменак Размикович не обратил на эти жалкие попытки никакого внимания.

-Начинаем! Подтягиваемся по два человека, на левом турнике — девочка, на правом – мальчик. Ну?

Класс не шелохнулся. Арменак Размикович вздохнул и с укоризной сказал:

-Что ж, тогда по списку… Асманов, Берендеева!

Асманов нехотя подошел к турнику и, подпрыгнув, повис на нем. Рядом кульком болталась Берендеева.

-Р-раз! – Асманов подтянулся, а Берендеева, совершив нечеловеческое усилие, поднялась до половины согнутых локтей и беспомощно повисла.

-Два! – Асманов, который успел подтянуться уже пять раз, с удивлением следил за Берендеевой, с мужеством штурмующей второе подтягивание.

-Три! – Берендеева свалилась с перекладины. Вслед за ней, спустя полминуты, последовал и Асманов.

-В целом неплохо, — задумчиво сказал Арменак Размикович, — но все же… Это не «пять». Но твердая «четыре» точно!

Обрадованный восьмой «Б» немного расшевелился, и через пятнадцать минут все сдали норматив. Осталась последняя пара – Вадик и Диана.

-Вот, Вадик сейчас вам мастер-класс покажет! – воскликнул физкультурник. –И ты, новенькая, как тебя там… Диана, тоже не стесняйся!

Вадик и Диана запрыгнули на турники почти одновременно. Арменак Размикович уже было хотел подбодрить девчонку, но каково было его изумление, когда Диана с легкостью начала подтягиваться!

-Что? – выдохнул класс, глядя на синхронно двигающиеся фигурки мальчика и девочки.

Вадик, который в начале не понимал, почему все внимание приковано не к нему, признанному силачу класса, сейчас буквально разрывался от злости. Масла в огонь подливало еще и то, что он с трудом вымучивал из себя четырнадцатый раз, а Диана с легкостью сделала уже семнадцать!

-Это подстава! – подумал Вадик и твердо решил не сдаваться до последнего – во что бы то ни стало подтянуться больше новенькой-нахалки!

Диана с улыбкой покосилась на мальчишку. Соревноваться надумал? Давай!

Восемнадцать раз. Вадик ясно почувствовал, как каждая мышца на руках наливается невыносимой тяжестью. Девятнадцать. Ладони горели и, вспотев, соскальзывали с турника.

Два-адца-а…

-Бух! – руки мальчишки разжались, и он упал на пол. Вадик увидел устремленные на него взгляды одноклассников, у кого-то – сочувствующие, у кого-то – откровенно усмехающиеся.

— Сколько? – хрипло спросил Вадик. – Сколько она подтянулась?

-Двадцать семь.

Двадцать семь раз! Залесов чуть не заплакал. Какой позор! Подтянуться меньше девчонки… Другим мальчишкам хотя бы не так стыдно и обидно – они и так подтягиваться толком никогда не умели, Вадик их на каждой сдаче нормативов унижал своей силой, но теперь…

Арменак Размикович тем временем с открытым от изумления ртом стоял перед Дианой.

-Мощно! – наконец выдохнул он. – Кто научил?

-Сама, — пожала плечами Диана. – Я – воркаутер – самоучка.

-Да-а… Крутая ты! Сколько у тебя рекорд отжиманий?

-Если очень чистых – девяносто.

-Слушай, а ты не хочешь поехать на республиканский турнир по воркауту? Мы каждый год отправляем туда одного человека, который самый сильный в школе. У нас уже были отборочные испытания, но, думаю, совет школы согласится со мной – послать туда тебя. Уж по подтягиваниям у тебя есть все шансы выиграть! Даже среди мальчишек.

— Здорово! – обрадовалась Диана. – Конечно, поеду!

-Арменак Размикович, — прошептал Вадик, — вы ведь… мне обещали! Я же прошел школьный отбор! – он метнул полный злобы взгляд на Диану.

Арменак Размикович молча посмотрел на него – мол, прости, парень, но ты в пролете, тут налицо явное преимущество!

-Ну, Диана, — с ненавистью процедил сквозь зубы Залесов, — ну ты получишь… За все получишь!

«Ты пожалеешь. Откажешься от поездки. И уйдешь из нашей школы. Все снова станет хорошо, — мрачно думал он, — я даже знаю, как это сделать».

***

С этого дня Диана стала не жить, а выживать. Вадик, помня о том, что из-за нее он не поедет на турнир, искал теперь любой повод вывести оппонента из строя.

Якобы случайные подножки, толчки, испорченный турник в ее дворе, где она каждый день занималась… Залесов терпеливо выжидал момента, когда врагиню можно будет побить, желательно при свидетелях, чтобы вернуть былой авторитет. Признавать поражение – и от кого! от девчонки! – ему казалось немыслимым. Особенно после того, как на физкультуре энергичный физкультурник устроил баттл – Залесов на турнике против Дианы. Вадик умер уже после двух выходов силы, и Диана спокойно его уделала.

Она, если честно, уже давно перестала радоваться, что скоро поедет на свои первые в жизни соревнования. На днях они с Вадиком умудрились подраться – из-за чего, к концу драки оба уже забыли, но поцапались сильно. В этой схватке вышла боевая ничья – рост, помноженный на вес Вадика, давал большое преимущество перед низкорослой Дианой.

Дрались они в школе, после уроков, благо никто из учителей не увидел этой битвы, а то бы никому не поздоровилось.

Драться еще раз не хотелось. Диана старалась избегать Вадика.

-Да чего тебе бояться? – в который раз говорила ей Берендеева, сидевшая рядом на алгебре. – Ты же сильная!

— И что? Ты посмотри на него, — также в который раз кивала в сторону Залесова Диана, которого на алгебре можно было застать только в одном положении – головой на парте. Умаявшись на первых занятиях, Вадик благополучно засыпал к середине урока. – Он меня на полторы головы выше и тяжелее намного. Если как следует разозлится – с легкостью задавит.

-Но когда вы дрались, он же тебя не задавил!

Диана только усмехнулась.

***

А потом были соревнования. Условия на них были ни к черту – стояла ранняя весна, и организаторы, ничтоже сумняшеся, провели турнир на улице. От холода руки плохо слушались, и многие участники, рассчитывающие на победу, проиграла из-за этого досадного факта.

Диана умудрилась не войти в число этих счастливчиков и взяла-таки первое место по подтягиваниям и фристайлу. На брусьях она провалилась в прямом смысле этого слова: кто-то услужливо перед ее выходом облил их водой, и Диана, соскользнув, упала.

Вернулась в город она только вечером и решила потренироваться перед сном – вышла на турник. А потом увидела подозрительные фигуры и поспешила ретироваться от них. Но не успела.

***

…- Молчишь?

Вадик стоял перед Дианой, высокий и широкоплечий. Его губы были искривлены в гадостной ухмылке, словно перед дракой. Было слишком понятно, кого он собирался бить, но легче от этой информации не было.

Диана отвела от него взгляд и посмотрела на тех, кто ее держал. Незнакомые ребята. Стало одновременно и радостно от того, что одноклассники не пришли «на забив» вместе в Вадиком, и жутко – а чего ожидать от этих?

Вадик, видя, что внимание опять приковано не к нему, прошипел:

-Чего по сторонам глядишь? Как же ты мне надоела!

-А как же ты мне надоел, — прошептала Диана. Один из парней, держащих ее, предупреждающе встряхнул девчонку.

-Ты унизила меня! Перед классом, перед физруком! Из-за тебя я не поехал на турнир! Ты… настолько мерзкая… Но я тоже способен на подлость! Я не знаю, что с тобой сделаю, но клянусь, что это будет нечто ужасное!

-Ты больной. Тебя лечить надо, — совершенно серьезно сказала Диана.

-Я больной? Ну нет!

Что же он стоит? Что задумал? На что способен пойти Залесов?

-Пацаны, удалитесь на время, — прищурил глаза Вадик. – Настало время мести.

Парни, недоуменно пожав плечами, отпустили Диану и ушли за гаражи.

Диана стояла перед Вадиком – маленькая тонкая девочка перед высоким массивным парнем. Она оглянулась по сторонам – и не убежишь! Вокруг забор, а за углом друзья Залесова – не вырвешься…

Вадик все наступал и наступал. Диана медленно отходила назад, пока не уперлась в дверь гаража.

Залесов с мрачной усмешкой подходил все ближе и ближе, и уже примерился для удара, как вдруг произошло что-то необычное: поскользнувшись в луже, он упал.

Диана испуганно посмотрела вниз – это ловушка или… Он неподвижной головы Залесова медленно расползалось красное пятно.

-Черт! – Диана подскочила к недавнему врагу и с усилием подняла его. Вадик не двигался.

Как же можно было так приложиться? Он же просто упал… тут взгляд Дианы упал в лужу. В ней, хищно щерясь острыми краями, лежала взятая откуда ни возьмись консервная банка.

-Вот ведь везунчик… — пробормотала она.

Нужно вызвать «скорую»! Диана быстро нашарила в кармане куртки телефон и вызвала врачей. Попыталась остановить кровь платком, с трудом обвязав его вокруг головы Вадика.

Послышался вой сирены – приближалась «скорая». Пока мальчишку приводили в себя врачи, Диана смылась. Отвечать на неуместные вопросы работников «скорой» хотелось сейчас меньше всего.

***

Диана лежала в больнице с многочисленными ушибами – недавние приключения дали о себе знать. Врачам так и не удалось добиться, где она умудрилась так упасть — Диана отмалчивалась о Вадике.

Было девять часов утра. К некоторым больным приходили родственники и друзья, с «передачами», которые врачи в последнее время устали конфисковать. Диана никого не ждала. Мать была на работе и навещала ее только вечером, после ужина.

Вдруг в дверь тихонько постучали.

-Войдите, — сказала Диана, откладывая в сторону учебник по математике, который читала в свободное время.

В палату, неловко переминаясь, шагнул… Залесов.

-Ва-адик? – удивленно приподняла брови Диана. – Ты ничего не перепутал?

Тот молчал, уставившись в пол.

-Идиот! Зачем ты пришел? Зачем? – разозлилась Диана. – То убить меня пытаешься, то навещать приходишь!

-Я пришел извиниться, — Залесов поднял глаза на Диану, — за все. Прости меня. Я глупо себя вел.

-Глупо?

-Да, глупо! Я предлагаю тебе мир и дружбу. Быть вторым силачом класса я как-нибудь переживу.

-Ты совсем пришибленный, да? – яростно прошипела девочка. – Ты избил меня, угрожал, чуть не довел задуманное до конца за гаражами…

-Но ведь ты вызвала «скорую», когда я упал и перебинтовала меня! Значит, уже не злишься!

-Уходи, — твердо сказала Диана.

-Диана, я…

-Уходи, — тихо повторила Диана и закрыла лицо руками. – Я знаю про тебя больше, чем ты думаешь. Уйди.

Вадик нерешительно потоптался на месте и ушел. Ему не было слышно, как потом долго плакала Диана, зарывшись лицом в подушку.

***

Как же закончилась эта история? Вадика Залесова Диана больше не видела – говорили, что он уехал в другой город. О нем быстро забыли – бывший авторитет класса оказался никому не нужен.

Диана до сих пор ходит в ту школу, словно забыв о событиях, которые чуть не сломали ей жизнь. Ее часто можно увидеть на турниках – воркаут, несмотря на то, что он стал яблоком раздора, она так и не бросила.

Галеева Дина Равилевна
Возраст: 19 лет
Дата рождения: 24.08.2004
Место учебы: СОШ №170
Страна: Россия
Регион: Татарстан
Район: Казань
Город: Казань