XI Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Туман по ту сторону

Яркий свет больничной палаты ослепил и заставил прищуриться мальчика, открывшего глаза после долгого сна. Мальчик совершенно не помнил, как оказался здесь. Проморгавшись и привыкнув к свету, он обнаружил, что это была самая обычная палата для одного человека – больничная койка, тумбочка для вещей, капельница, стол со стулом и две двери – выход из палаты и душевая. Было и окно, за которым, однако, ничего не было видно, кроме плотного тумана.

Кроме того, в тумбочке ничего не было. И капельница просто стояла рядом, и хотя на ней был пакет с лекарством, трубка просто валялась на полу. Да и за дверью палаты было тихо, словно мальчик во всей больнице был один-одинёшенек. Всё это показалось мальчику странным, но он решил не задаваться вопросами, на которые ответов не было.

Мальчик встал с койки и обнаружил, что на нём обыкновенная больничная пижама светло-голубого оттенка. На правом запястье был красный силиконовый браслет.

Мальчик вошёл в душевую комнату и встал перед зеркалом. Голубые глаза, каштановые короткие волосы, веснушки. Всё как обычно. Только кожа немного бледнее, но в целом мальчик чувствовал себя отлично. Тогда почему он в больнице?

Тишина за дверью палаты начинала пугать. Может, сейчас ночь? Это объясняло полное отсутствие звуков, если не брать в расчёт тихие шаги босого мальчика. Только вот часов в палате не было, так что определить время было невозможно. Мальчик немного постоял у двери, собираясь с духом, и открыл её. Та даже не заскрипела.

За дверью мальчик увидел длинный тёмный коридор, по бокам которого расположились палаты с номерами. На ближайших значились «2» и «3». На его собственной двери мальчик обнаружил табличку с номером «1».

Идти босиком по холодному кафелю было неприятно, однако мальчик очень хотел увидеть кого-нибудь. Убедиться, что он здесь не один. В больнице всё ещё царила гнетущая тишина. Неужели абсолютно все спят? Обычно в больницах кто-нибудь да не спит, особенно в детских.

Подойдя к двери с номером «2», мальчик осторожно постучал. Стук разнёсся по коридору, нарушая ночное безмолвие. Почему-то ответа не последовало, и мальчик решил приоткрыть дверь и заглянуть внутрь.

Однако там он увидел не такую же палату, в которой был только что, а кухню своей предыдущей квартиры. Круглый стол, за которым сидел он же, только помладше. Посередине стола большой шоколадный торт с семью свечками, за стулом именинника стоят счастливые родители, а рядом с ним – его друзья. Кроме торта, на столе ещё гора угощений. Это его, мальчика, день рождения. Из палаты-воспоминания не доносилось ни звука, хотя все люди двигались. Друзья хлопали в ладоши, явно поздравляя именинника, а мама ласково потрепала его по волосам.

Мальчик в растерянности закрыл дверь. Почему там это воспоминание? Должна же быть обычная палата. Всё какое-то сюрреалистичное. Больше похоже на сон. Да, наверняка это просто сон!

Удовлетворившись этим объяснением, мальчик поспешил к двери под номером «3». Ему было интересно, что ещё покажет это необычное сновидение.

За третьей палатой его ждало первое сентября. Второй класс. Он, весь нарядный, в парадной форме, сидит за одной партой с девочкой, которая ему очень нравилась. Тогда он даже попросил папу купить не только букет для учительницы, но и цветок для этой девочки. Она тогда обрадовалась подарку, обняла мальчика и поцеловала его в щёку. Весь тот учебный год они просидели за одной партой и много общались. Улыбнувшись радостному воспоминанию, мальчик закрыл дверь и направился к следующей.

За номером «4» он обнаружил комнату в лагере. Мальчик сидел на кровати, а рядом с ним было ещё трое – его лагерные друзья. Кажется, они играли в какую-то настольную игру, которую привёз из дома один из тех, кто сидел рядом с мальчиком. Жаль, что после лагеря они не смогли общаться – все были из разных городов.

За пятой дверью было воспоминание о собаке. Мальчик очень долго упрашивал родителей купить ему щенка. Клялся, что будет за ней убирать, дрессировать её, что это будет самый послушный и воспитанный щенок в мире. И за дверью мальчик увидел момент, как мама протягивает ему коробку, из которой выпрыгивает маленький золотистый ретривер. Он сдержал свою клятву – щенок вырос добрым и преданным.

Шестая дверь показала самую первую ночёвку мальчика. Тогда он поехал к бабушке и дедушке в деревню и познакомился с двойняшками – братом и сестрой из соседнего дома. Они были ровесниками мальчика, так что легко подружились и часто играли втроём на улице. Однажды двойняшки пришли к мальчику домой и позвали его к себе на ночь. Бабушка долго не хотела его отпускать, но в конце концов сжалилась и разрешила. Полночи они просто болтали и таскали сладости из кухни, но потом их детские организмы одолел сон.

Холод кафельного пола уже не заботил мальчика – он бегал от двери к двери, радуясь, что видит такой интересный сон. Вот он впервые сам заработал свои деньги, когда помог соседу в огороде. А вот победа его команды, когда компания из соседнего двора предложила ему и его друзьям устроить собственный уличный матч по футболу. Здесь они с родителями, новорождённой сестрёнкой и щенком переезжают в новую квартиру – гораздо больше, потому что семья тоже стала больше.

Столько хороших, добрых, радостных воспоминаний!

Однако осталась только одна дверь с номером. Та, что рядом, была без таблички и металлическая – скорее всего, выход. Немного растроенный тем, что сон заканчивается, мальчик открыл последнюю палату.

Но за ней было отнюдь не хорошее воспоминание. Там мальчик сидел в кабинете врача. Бледный, похудевший, с синяками под глазами. Рядом стояли родители и сам доктор, что-то объясняющий. Мама плачет. Папа хмурится, но внимательно слушает, обнимая безутешную маму одной рукой.

Мальчик захлопнул дверь. Он не помнил этого. То есть, он помнил, что в последнее время у него ухудшился аппетит, часто были слабость и головокружение, он много спал и принимал много лекарств. Но этого похода к врачу не помнит.

Теперь мальчик снова ощущал, как кафель морозит босые ноги. Красный браслет на руке вдруг стал жутко неудобный, а больничная пижама висела на нём мешком, словно ему выдали слишком большой размер. Оглядев внимательно свои руки, мальчик заметил, что он нездорово тощий, а на предплечьях были следы от уколов капельницы.

Испуганный и растерянный, мальчик побрёл к двери, которую считал выходом. Это же всё просто сон. Сейчас он проснётся, мама будет сидеть рядом и скажет, что простуда начала отступать. Правильно?

Металлическая дверь поддалась не сразу – мальчику пришлось приложить немало усилий, чтобы открыть её. Однако он не проснулся, как того ожидал, а вышел на какой-то луг. Неподалёку сквозь туман проглядывалась речка, через которую был переброшен широкий мост. А возле моста стояла фигура.

Дверь с громким неприятным грохотом закрылась, и мальчик, вздрогнув, обернулся. Но позади ничего не было – только луг, объятый непроглядным туманом.

Вздохнув и набравшись сил, мальчик подошёл к фигуре, пытаясь разглядеть, что по ту сторону моста. Но это не позволял сделать тот же самый туман.

Фигура была в чёрной накидке до самой земли и в капюшоне, из-за которого мальчик не мог увидеть лицо. Накидка была просторная, из-за чего невозможно было понять, это был мужчина или женщина.

Некоторое время они простояли молча. Мальчик боялся что-то спрашивать, несмотря на то, что в его голове роились сотни вопросов, которые раньше он объяснял себе сном. Затем фигура, всё ещё ничего не говоря, протянула руку в чёрной перчатке. Мальчик неуверенно взялся за неё, и фигура повела его через мост в молчании. Прямо в туман по ту сторону.

Панфилова Виктория Александровна
Страна: Россия
Город: Казань