Принято заявок
2212

IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Погодина Анастасия Олеговна
Возраст: 15 лет
Дата рождения: 07.12.2006
Место учебы: МАОУ "Школа №175"
Страна: Россия
Регион: Нижегородская (Горьковская)
Город: Нижний Новгород
Перевод с английского на русский
Категория от 14 до 17 лет
Тень и кость. Ли Бардуго

Следующее утро было лучше, чем предыдущие. Зоя уже сидела за столом в просторном зале, когда я зашла. Она не обратила внимания, когда Надя с Мари поздоровались со мной. А я, в свою очередь, пыталась не обращать на нее внимание.

Я не торопясь спускалась к озеру. Над головой светило осеннее солнышко, и воздух обжигал мои щеки. Мне не хотелось идти в хижину Багры на занятия. Когда я подошла к ее жилищу, то услышала голоса. Я тихо постучала. Голоса сразу стихли, и я осторожно заглянула в дом Багры. Дарклинг стоял около печи хозяйки хижины с, мягко говоря, очень сердитым лицом.

-Простите,- сказала я и уже хотела закрыть дверь, когда Багра гаркнула.

— Заходи, девочка. Не выпускай тепло наружу.

Когда я зашла и закрыла дверь, Дарклинг поклонился мне и спросил

— У тебя все хорошо, Алина?

— Да, я в порядке.

-С ней все в порядке? В Порядке? Она не может осветить даже часть коридора, но она в порядке!-Рявкнула Багра.

Я покраснела и начала рассматривать свои ботинки.

Но к моему удивлению, Даклинг сказал

-Оставь ее.

Багра рассвирепела.

— Ты бы этого хотел, не правда ли?

Даклинг вздохнул и устало провел рукой по темным волосам. Когда он взглянул на меня, он печально улыбался.

-У Багры свое суждение насчет решения проблем.

Не надо надо мной смеяться, глупый мальчишка. Ее голос прозвучал очень резко.

Я удивилась, когда Дарклинг стал ровно, нахмурился, будто одумавшись.

-Не попрекай меня, старуха,- В его голосе зазвучали нотки угрозы.

Древняя энергия появилась в его голосе зазвучали нотки угрозы.

Мне стало страшно. «во что я вляпалась?» спрашивала я у себя. Мне захотелось покинуть комнату и оставить их дальше спорить, когда раздался голос Багры.

— Мальчишка предлагает достать тебе усилитель.

Было непривычно слышать, как самого могущественного Гришу называют мальчишкой. До меня медленно доходил смысл ее слов. Я была удивлена и обрадована. Усилитель! У меня будет усилитель! Багра и Дарклинг были живыми усилителями, поэтому могли призвать мою силу. Тогда почему бы не достать свой усилитель, такой, как медвежьи когти у Ивана или зуб тюленя на шее Мари?

-Это прекрасная идея!- воскликнула я.

Багра издала какой-то непонятный звук, граничащий с отвращением.

Дарклинг предостерегающе на нее посмотрел и повернулся ко мне.

Алина, ты что-нибудь  слышала про стадо Морозова?

-Конечно же, слышала. А еще о единорогах и драконах из Шухана- насмешливо сказала Багра

Лицо самого могущественного Гриши выражало гнев, но потом он мягко обратился ко мне.

-Можно поговорить с тобой, Алина?

-Да, конечно,-в замешательстве ответила я.

Багра недовольно фыркнула, но Дарклинг не обратил на нее никакого внимания. Он взял меня за локоть, и мы вышли из хижины. Дарклинг плотно закрыл дверь, и мы не спеша пошли по дорожке вокруг озера.

Как только мы отошли на достаточно большое расстояние, Дарклинг устало провел рукой по волосам и выдохнул.

-Эта… Женщина.

Я едва сдержала смех.

-Что? Настороженно спросил он.

-Я никогда не видела тебя таким сердитым,– осторожно ответила я

-Багра обладает удивительной способностью выводить людей из себя.

-А она тоже тебя учила?

Дарклинг нахмурился.

-Да. Так что тебе известно про стадо Морозова?

Я прикусила губу.

-Ну…

Он тяжело вздохнул.

-Детские сказки?

Я пожала плечами.

-Все хорошо,- сказал он.- Что ты знаешь из сказок?

Я вернулась в прошлое, вспоминая голос Анны Куи перед сном.

-В сумерках появляются волшебные существа- белые олени

-Они такие же реальные, как и мы. Только они очень древние, а потому и могущественные.

— Они существуют?- недоверчиво поинтересовалась я. Я не чувствовала себя волшебной или могущественной.

-Думаю,да.

-Но Багра так не думает.

-Она всегда думает, что мои идеи нелепы. Что ты еще знаешь?

Ну…, — сказала я с улыбкой-  Они умели разговаривать, а если их поймать, то они исполнили бы любое желание.

Дарклинг рассмеялся. Я застыла. Я впервые слышала его смех. Это был звучный и красивый звук.

-Эта часть однозначно выдумана.

-А все остальное?

-Мои предки веками искали стадо Морозова. Охотники сказали, что видели следы оленей.

-Ты веришь им?

В его бездонных глазах проскользнула уверенность.

-Мои люди не лгут.

Меня прошиб холодный пот. Зная, насколько он могуществен, я бы тоже не отважилась лгать.

-Хорошо.

Если поймать оленя Морозова, из его рогов можно сделать усилитель. Вот здесь,- он прикоснулся к моей ключице.

-Колье?- растерянно спросила я, все еще  чувствуя прикосновение его пальцев.

Он утвердительно кивнул.

-Это будет самый мощный усилитель.

Я была шокирована.

-И ты хочешь отдать его мне?

Парень кивнул.

-А разве не проще достать мне клык или зуб?

-Нет. Если есть хоть малейшая надежда уничтожить Каньон, нужна сила оленя.

-Но, может быть, мне попрактиковаться …?

-Ты же знаешь, твоя сила другая.

-Правда?

Он нахмурился.

-Ты не читала теории?

Я недоуменно на него посмотрела.

-Слишком много теории.

Вдруг он улыбнулся.

-Я и забыл, что ты еще не все изучила.

-А мне трудно это не забыть.

-Неужели все настолько отвратительно?

Я почувствовала ком в горле.

-Багра, наверное, тебе уже сказала, что я не могу самостоятельно вызвать свет.

— Ты сможешь вызвать его, я уверен.

-Уверен?

-Да. А даже если и нет, мы достанем оленя, и ты сможешь воззвать к силе самостоятельно.

Я была разочарована. Я хотела стать настоящим Гришей прямо сейчас, а не ждать рога какого-то оленя.

-Если никто за это время не нашел стадо Морозова, почему ты думаешь, что тебе это удастся?

-Потому что это должно произойти.  Алина, олень предназначен тебе. Я это чувствую.- он посмотрел на меня. Утреннее солнце играло с его темными волосами. Это выглядело безумно красиво. Дарклинг был похож на человека.

-Прошу тебя, доверься мне.

Я не знала, что сказать. Мне не оставалось ничего другого, кроме как довериться ему. Дарклинг хотел, чтобы я была терпеливой.

-Хорошо,- просто ответила я.- Но поторопись.

Он опять засмеялся своим звучным смехом, а я в смущении покраснела.

Потом его лицо снова стало серьезным.

— Алина, я так долго ждал тебя. Мы с тобой изменим мир.

Я рассмеялась.

-Боюсь, я еще не готова к переменам.

Просто подожди,- сказал он и посмотрел на меня своими серыми глазами так, что мое сердце пропустило удар.

Дарклинг собирался еще что-то сказать, но потом отступил назад.

— Удачи на занятиях!- он поклонился мне и зашагал к озеру. После того, как он прошел несколько шагов,он повернулся ко мне.

— Алина, насчет оленя…

-Что?

-Пожалуйста, держи это в секрете. Многие думают, что это просто детские сказки.

— Конечно. Я буду молчать.

Он кивнул и пошел прочь. Я смотрела, как он удаляется. По какой-то причине я чувствовала смятение.

Когда я подняла глаза, Багра смотрела на меня. Почему-то я покраснела.

Она фыркнула и удалилась к себе.

***

 После разговора у озера я пошла в библиотеку. В книгах не было упоминания о стаде Морозова. Но я нашла упоминание о Илье Морозове, который был одним из самых могущественных Гришей.

Также я нашла много информации о усилителях. В книге было написано, что у Гриши может быть только один усилитель за всю жизнь, и что пока Гриша владеет усилителем, никто другой не может его забрать.

«как только Гриша получает усилитель, у него устанавливается связь. Гриша претендует на усилитель, также как и усилитель претендует на Гришу. Подобное взывает к подобному, и связь нерушима».

Причина была мне непонятна, но, наверное, это было как-то связано с силой Гриши.

«лошадь имеет скорость, медведь- силу, птица крылья. Но ни одно существо не обладает всеми дарами, поэтому связь не может быть разрушена. Усилители-это часть баланса, а не средство его нарушения, поэтому Гриша должен помнить об этом.

Другой философ написал: «почему за всю жизнь Гриша может владеть только одним усилителем?  На это я задам вопрос: «Что бесконечно? Жадность людей или Вселенная?»

Сидя в библиотеке, я думала о Черном Еретике. Дарклинг говорил, что Тенистый Каньон появился из-за жадности его предка. Может быть, философ это и имел ввиду?

Мне пришло в голову, что только в Тенистом Каньоне у Дарклинга нет сил. Потомки Черного Еретика теперь расхлебывали последствия. Но почему-то я думала, что больше всех эта ошибка отозвалась на Равке.

***

Теплая осень сменилась морозной зимой, и холодные ветры оставили деревья без листвы, но на столы по-прежнему ставили свежие фрукты и цветы, привезенные из теплиц Гришей. Они могли подстроить погоду под себя. Но даже аппетитные фрукты не могли вернуть мне аппетит. Я думала, что мой разговор с Дарклингом может что-то изменить во мне. Мне  хотелось верить ему. Тогда, стоя на тропинке, я поверила ему. Но во мне ничего не изменилось. Я не могла призвать свет без помощи Багры, не была полноценным Гришей.

Но это не печалило меня. Дарклинг хотел, чтобы я доверилась ему, и если олень был ответом, то мне оставалось только надеяться, что он окажется прав. Я по-прежнему уклонялась от приглашений практиковаться вместе с Заклинателями, но позволила себе пойти с Надей и Мари в баню и на балет в Большом дворце. Я также разрешила Жене немного подкрашивать мои щеки.

Мое отношение ко всему приводило Багру в бешенство.

— Ты больше не пытаешься!- кричала она в ярости – Ты надеешься, что олень придет и спасет тебя? Хочешь себе красивое колье? Тогда с таким же успехом можешь ждать, что единорог положит тебе голову на колени, глупая девчонка!

Когда она ругала меня, я просто пожимала плечами. Мне нечего было возразить, ведь она была права. Я устала пытаться, устала от неудач. Я не была похожа на других Гришей, и мне надо было это принять. Более того, какая-то моя часть даже наслаждалась тем, что выводила ее из себя. Я не знала, какое наказание понесла Зоя, но она до сих пор меня игнорировала. Ей было запрещено показываться в тренировочных залах, и поговаривали, что она вернется в Крибирск только после праздников. Иногда я ловила на себе злобный взгляд или хихиканье  со своими друзьями-заклинателями, но я старалась не обращаться внимания.

Я не могла избавиться от ощущения своей неудачи. Когда выпал первый снег, проснувшись, я увидела новый кафтан на двери. Он был сшит из теплой темно-синей ткани с капюшоном. Я надела его, но чувствовала себя в нем неудачницей. Размазав завтрак по тарелке, я отправилась на очередное занятие с Багрой.

Гравийные дорожки, расчищенные стараниями Инфернов, сверкали под ослепительным солнцем. Я почти дошла до озера, когда меня догнала служанка.

Она протянула мне аккуратно сложенный лист бумаги и присела в реверансе, прежде чем уйти обратно. Развернув листок, я узнала почерк Жени.

« Подразделение Мальена Орецева размещено в Северной Цибее уже как шесть недель. Он здоров. Если хочешь, можешь отправить письмо его полку.

Керчийские послы заваливают королеву подарками. Устрицы и кулики, упакованные в сухой лед(гадость) и миндальные конфеты! Я принесу немного вечером.» Ж.

Мал в Цибее в безопасности. Живой, далеко от боевых действий, наверное, охотился на дичь. Я должна быть рада.

«если хочешь, можешь отправить письмо его полку». Я месяцами отправляла ему письма. Мне вспомнилось последнее:

«Дорогой Мал,- писала я,– от тебя нет никаких вестей, поэтому я думаю, что ты женился на Волькре и с удобством живешь в Тенистом Каньоне, где нет ни света, ни бумаги, чтобы писать. Или твоя жена отгрызла тебе руки».

В письме я описала Боткина, сопящую собаку королевы и увлечения Гришей крестьянскими обычаями. Рассказала о прекрасной Жене, о чудесном стеклянном куполе в библиотеке, о павильонах у озера. Я рассказала о Багре, цветах в оранжерее и птицах, нарисованных над моей кроватью. Но я не решилась написать о моих переживаниях, об олене Морозова и что я скучаю по нему.

Когда я закончила, поколебавшись, нацарапала внизу: « Я не знаю, получил ли ты мои письма. Это место выглядит намного красивее, чем я могу написать, но я бы все отдала, чтобы попрыгать с тобой, бросая камешки в пруд Тривки. Прошу тебя, ответь».

Но он же получил мои письма. Что он с ними делал? Он вообще их открывал? Вздохнул ли от смущения, когда пришло пятое, шестое письмо? Я поморщилась. Пожалуйста, напиши мне, Мал. Пожалуйста, не забывай меня.

Жалко подумала я, вытирая слезы. Посмотрев на озеро, я подумала о ручье, протекавшем через поместье князя Керамзова. Каждую зиму мы с Малом ждали, пока ручей замерзнет, и мы смогли бы покататься на коньках. Я смяла записку Жени. Мне надоело думать о Мале. Хотелось стереть в памяти все моменты с ним. И тут же жутко захотелось скрыться в комнате и реветь. Но я должна была идти на занятие. Я понуро побрела по тропинке к хижине Багры и с грохотом распахнула дверь.

Она, как всегда, сидела и грелась у камина. Я опустилась в кресло напротив и стала ждать, что она будет говорить.

Багра издала короткий смешок.

— Ты злишься, девочка? И из-за чего же? Что, надоело ждать своего волшебного оленя?

Я нахмурилась и сложила руки на груди, но промолчала.

-Давай говори, – приказала Багра

Наверное, в прошлом я бы ответила, что все в порядке и я просто устала. Но я сорвалась

— Меня тошнит от такой жизни. Мне надоел хлеб с селедкой на завтрак. Мне надоело носить эту одежду. Меня тошнит от Боткина, который избивает меня, и мне надоела ты- я думала, она будет кричать на меня после таких слов, но Багра просто посмотрела на меня. Ее голова была чуть наклонена, а черные глаза прожигали меня взглядом. В таком виде она была очень похожа на ворону.

— Нет,- медленно произнесла она- дело не в этом. Есть еще что-то. Ну конечно, бедная девочка скучает по своему дому?

Я фыркнула.

-Тоска по дому? Из-за чего?

— На этот вопрос ты мне и ответь. Что же такого ужасного в твоей жизни во Дворце? Новая одежда, мягкая постель, много еды, шанс стать зверюшкой Дарклинга.

-Я не его зверюшка.

Shadow and Bone. Leigh Bardugo
THE NEXT MORNING wasn’t as bad as I’d expected. Zoya was already in the domed hall when I entered. She sat by herself at the end of the Summoners’ table, eating her breakfast in silence. She didn’t look up as Marie and Nadia called their greetings to me, and I did my best to ignore her, too.
I savored every step of my walk down to the lake. The sun was bright, the air cold on my cheeks, and I wasn’t looking forward to the stuffy, windowless confines of Baghra’s hut. But when I climbed the steps to her door, I heard raised voices.
I hesitated and then knocked softly. The voices quieted abruptly, and after a moment, I pushed the door open and peeked inside. The Darkling was standing by Baghra’s tile oven, his face furious.
“Sorry,” I said, and began to back out the door.
But Baghra just snapped, “In, girl.Don’t let the heat out.”
When I entered and shut the door, the Darkling gave me a small bow. “How are you, Alina?”
“I’m fine,” I managed.
“She’s fine!” hooted Baghra. “She’s fine! She cannot light a hallway, but she’s fine.”
I winced and wished I could disappear into my boots.
To my surprise, the Darkling said, “Leave her be.”
Baghra’s eyes narrowed. “You’d like that, wouldn’t you?”
The Darkling sighed and ran his hands through his dark hair in exasperation. When he looked at me, there was a rueful smile on his lips, and his hair was going every which way. “Baghra has her own way of doing things,” he said.
“Don’t patronize me, boy!” Her voice cracked out like a whip. To my amazement, I saw the Darkling stand up straighter and then scowl as if he’dcaught himself.
“Don’t chide me, old woman,” he said in a low, dangerous voice.
Angry energy crackled through the room. What had I walked into? I was thinking about slipping out the door and leaving them to finish whatever argument I’d interrupted when Baghra’s voice lashed out again.
“The boy thinks to get you an amplifier,” she said. “What do you think of that, girl?”
It was so strange to hear the Darkling called “boy” that it took me a moment to understand her meaning. But when I did, hope and relief rushed through me. An amplifier! Why hadn’t I thought of it before? Why hadn’t they thought of it before? Baghra and the Darkling were able to help me call my power because they were living amplifiers, so why not an amplifier of my own like Ivan’s bear claws or the seal tooth I’d seen hanging around Marie’s neck?“I think it’s brilliant!” I exclaimed more loudly than I’d intended.
Baghra made a disgusted sound.
The Darkling gave her a sharp glance, but then he turned to me. “Alina, have you ever heard of Morozova’s herd?”
“Of course she has. She’s also heard of unicorns and the Shu Han dragons,” Baghra said mockingly.
An angry look passed over the Darkling’s features, but then he seemed to master himself. “May I have a word with you, Alina?” he inquired politely.
“Of… of course,” I stammered.
Baghra snorted again, but the Darkling ignored her and took me by the elbow to lead me out of the cottage, shutting the door firmly behind us. When we had walked a short distance down the path, he heaved a huge sigh and ran his hands through his hair again. “That woman,” he muttered.
It was hard not to laugh.“What?” he said warily.
“I’ve just never seen you so… ruffled.”
“Baghra has that effect on people.”
“Was she your teacher, too?”
A shadow crossed his face. “Yes,” he said. “So what do you know about Morozova’s herd?”
I bit my lip. “Just, well, you know…”
He sighed. “Just children’s stories?”
I shrugged apologetically.
“It’s all right,” he said. “What do you remember from the stories?”
I thought back, remembering Ana Kuya’s voice in the dormitories late at night. “They were white deer, magical creatures that appeared only at twilight.”
“They’re no more magical than we are. But they are ancient and very powerful.”
“They’re real?” I asked incredulously. I didn’t mention that I certainly hadn’t been feeling very magical or powerful lately.
“I think so.”“But Baghra doesn’t.”
“She usually finds my ideas ridiculous. What else do you remember?”
“Well,” I said with a laugh. “In Ana Kuya’s stories, they could talk, and if a hunter captured them and spared their lives, they granted wishes.”
He laughed then. It was the first time I’d ever heard his laugh, a lovely dark sound that rippled through the air. “Well, that part definitely isn’t true.”
“But the rest is?”
“Kings and Darklings have been searching for Morozova’s herd for centuries. My hunters claim they’ve seen signs of them, though they’ve never seen the creatures themselves.”
“And you believe them?”
His slate-colored gaze was cool and steady. “My men don’t lie to me.”
I felt a chill skitter up my spine. Knowing what the Darkling could do, I wouldn’t be keen on lying to him either. “All right,” Isaid uneasily.
“If Morozova’s stag can be taken, its antlers can be made into an amplifier.” He reached out and tapped my collarbone—even that brief contact was enough to send a jolt of surety through me.
“A necklace?” I asked, trying to picture it, still feeling the tap of his fingers at the base of my throat.
He nodded. “The most powerful amplifier ever known.”
My jaw dropped. “And you want to give it to me?”
He nodded again.
“Wouldn’t it just be easier for me to get a claw or a fang or, I don’t know, pretty much anything else?”
He shook his head. “If we have any hope of destroying the Fold, we need the stag’s power.”
“But maybe if I had one to practice with—”
“You know it doesn’t work that way.”“I do?”
He frowned. “Haven’t you been reading your theory?”
I gave him a look and said, “There’s a lot of theory.”
He surprised me by smiling. “I forget that you’re new to this.”
“Well, I don’t,” I muttered.
“Is it that bad?”
To my embarrassment, I felt a lump well up in my throat. I swallowed it down. “Baghra must have told you I can’t summon a single sunbeam on my own.”
“It will happen, Alina. I’m not worried.”
“You’re not?”
“No. And even if I were, once we have the stag, it won’t matter.”
I felt a surge of frustration. If an amplifier could make it possible for me to be a real Grisha, then I didn’t want to wait for some mythical antler. I wanted a real one. Now.
“If no one’s found Morozova’s herd inall this time, what makes you think you’ll find it now?” I asked.
“Because this was meant to be. The stag was meant for you, Alina. I can feel it.” He looked at me. His hair was still a mess, and in the bright morning sunlight, he looked more handsome and more human than I’d ever seen him. “I guess I’m asking you to trust me,” he said.
What was I supposed to say? I didn’t really have a choice. If the Darkling wanted me to be patient, I would have to be patient. “Okay,” I said finally. “But hurry it up.”
He laughed again, and I felt a pleased flush creep up my cheeks. Then his expression became serious. “I’ve been waiting for you a long time, Alina,” he said. “You and I are going to change the world.”
I laughed nervously. “I’m not the world-changing type.”
“Just wait,” he said softly, and when he looked at me with those gray quartz eyes, my heart gave a little thump. I thought hewas going to say something more, but abruptly he stepped back, a troubled look on his face. “Good luck with your lessons,” he said. He gave me a short bow and turned on his heel to walk up the path to the lakeshore. But he’d only gone a few steps before he turned back to me. “Alina,” he said. “About the stag?”
“Yes?”
“Please keep it to yourself. Most people think it’s just a children’s story, and I’d hate to look a fool.”
“I won’t say anything,” I promised.
He nodded once and, without another word, strode away. I stared after him. I felt a little dazed, and I wasn’t sure why.
When I looked up, Baghra was standing on the porch of her cottage, watching me. For no reason at all, I blushed.
“Hmph,” she snorted, and then she turned her back on me, too.
AFTER MY CONVERSATION with the Darkling, I took my first opportunity to visit the library. There was no mention of thestag in any of my theory books, but I did find a reference to Ilya Morozova, one of the first and most powerful Grisha.
There was also plenty about amplifiers. The books were very clear on the fact that a Grisha could have only one amplifier in his or her lifetime and that once a Grisha owned an amplifier, it could be possessed by no one else: “The Grisha claims the amplifier, but the amplifier claims the Grisha, as well. Once it is done, there can be no other. Like calls to like, and the bond is made.”
The reason for this wasn’t entirely clear to me, but it seemed to have something to do with a check on Grisha power.
“The horse has speed. The bear has strength. The bird has wings. No creature has all of these gifts, and so the world is held in balance. Amplifiers are part of this balance, not a means of subverting it, and each Grisha would do well to remember this or risk the consequences.”
Another philosopher wrote, “Why can aGrisha possess but one amplifier? I will answer this question instead: What is infinite? The universe and the greed of men.”
Sitting beneath the library’s glass dome, I thought of the Black Heretic. The Darkling had said that the Shadow Fold was the result of his ancestor’s greed. Was that what the philosophers meant by consequences? For the first time, it occurred to me that the Fold was the one place where the Darkling was helpless, where his powers meant nothing. The Black Heretic’s descendants had suffered for his ambition. Still, I couldn’t help but think that it was Ravka that had been made to pay in blood.
FALL TURNED TO WINTER, and cold winds stripped the branches in the palace gardens bare. Our table was still laden with fresh fruit and flowers furnished from the Grisha hothouses, where they made their own weather. But even juicy plums and purple grapes did little to improve my appetite.Somehow I’d thought that my conversation with the Darkling might change something in me. I wanted to believe the things he’d said, and standing by the lakeshore, I almost had. But nothing changed. I still couldn’t summon without Baghra’s help. I still wasn’t truly a Grisha.
All the same, I felt a bit less miserable about it. The Darkling had asked me to trust him, and if he believed that the stag was the answer, then all I could do was hope he was right. I still avoided practicing with the other Summoners, but I let Marie and Nadia drag me to the banya a couple of times and to one of the ballets at the Grand Palace. I even let Genya put a little color in my cheeks.
My new attitude infuriated Baghra.
“You’re not even trying anymore!” she shouted. “You’re waiting for some magical deer to come save you? For your pretty necklace? You might as well wait for a unicorn to put its head in your lap, you stupid thing.”When she started railing at me, I just shrugged. She was right. I was tired of trying and failing. I wasn’t like the other Grisha, and it was time I accepted that. Besides, some rebellious part of me enjoyed driving her into a tizzy.
I didn’t know what punishment Zoya had received, but she continued to ignore me. She’d been barred from the training rooms, and I’d heard she would be returning to Kribirsk after the winter fete. Occasionally, I caught her glaring at me or giggling behind her hand with her little group of Summoner friends, but I tried not to let it get to me.
Still, I couldn’t shake the sense of my own failure. When the first snow came, I woke to find a new kefta waiting for me on my door. It was made of heavy midnight blue wool and had a hood lined in thick golden fur. I put it on, but it was hard not to feel like a fraud.
After picking at my breakfast, I made the familiar walk to Baghra’s cottage. Thegravel paths, cleared of snow by Inferni, sparkled beneath the weak winter sun. I was almost all the way to the lake when a servant caught up with me.
She handed me a folded piece of paper and bobbed a curtsy before scurrying back up the path. I recognized Genya’s handwriting.
Malyen Oretsev’s unit has been stationed at the Chernast outpost in northern Tsibeya for six weeks. He is listed as healthy. You can write to him care of his regiment.
The Kerch ambassadors are showering the Queen with gifts. Oysters and sandpipers packed in dry ice (vile) and almond candies! I’ll bring some by tonight.—G
Mal was in Tsibeya. He was safe, alive, far from the fighting, probably hunting winter game.
I should be grateful. I should be glad.
You can write to him care of his regiment. I’d been writing to him care of hisregiment for months.
I thought of the last letter I’d sent.
Dear Mal, I’d written. I haven’t heard from you, so I assume you’ve met and married a volcra and that you’re living comfortably on the Shadow Fold, where you have neither light nor paper with which to write. Or, possibly, your new bride ate both your hands.
I’d filled the letter with descriptions of Botkin, the Queen’s snuffling dog, and the Grisha’s curious fascination with peasant customs. I’d told him about beautiful Genya and the pavilions by the lake and the marvelous glass dome in the library. I’d told him about mysterious Baghra and the orchids in the hothouse and the birds painted above my bed. But I hadn’t told him about Morozova’s stag or the fact that I was such a disaster as a Grisha or that I still missed him every single day.
When I was done, I’d hesitated and then hastily scrawled at the bottom, I don’t know if you got my other letters.This place is more beautiful than I can describe, but I would trade it all to spend an afternoon skipping stones with you at Trivka’s pond. Please write.
But he had gotten my letters. What had he done with all of them? Had he even bothered to open them? Had he sighed with embarrassment when the fifth and the sixth and the seventh arrived?
I cringed. Please write, Mal. Please don’t forget me, Mal.
Pathetic, I thought, brushing angry tears away.
I stared out at the lake. It was starting to freeze. I thought of the creek that ran through Duke Keramsov’s estate. Every winter, Mal and I had waited for that creek to freeze so we could skate on it.
I crumpled Genya’s note in my fist. I didn’t want to think about Mal anymore. I wished I could blot out every memory of Keramzin. Mostly I wished I could run back to my room and have a good cry. But I couldn’t. I had to spend another pointless, miserable morning withBaghra.
I took my time making my way down the lake path, then stomped up the steps to Baghra’s hut and banged open the door.
As usual, she was sitting by the fire, warming her bony body by the flames. I plunked myself down in the chair opposite her and waited.
Baghra let out a short bark of laughter. “So you’re angry today, girl? What do you have to be angry about? Are you sick of waiting for your magical white deer?”
I crossed my arms and said nothing.
“Speak up, girl.”
On any other day, I would have lied, told her I was fine, said that I was tired. But I guess I’d reached my breaking point, because I snapped. “I’m sick of all of this,” I said angrily. “I’m sick of eating rye and herring for breakfast. I’m sick of wearing this stupid kefta. I’m sick of being pummeled by Botkin, and I’m sick of you.”
I thought she would be furious, but instead she just peered at me. With herhead cocked to one side and her eyes glittering black in the firelight, she looked like a very mean sparrow.
“No,” she said slowly. “No. It’s not that. There’s something else. What is it? Is the poor little girl homesick?”
I snorted. “Homesick for what?”
“You tell me, girl. What’s so bad about your life here? New clothes, a soft bed, hot food at every meal, the chance to be the Darkling’s pet.”
“I’m not his pet.”
***