Принято заявок
2558

X Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Свободное падение

— В такую температуру прыгать не стоит, — заметил, опираясь на холодный борт самолёта, небритый мужчина в черной кожаной куртке и авиаторском шлеме.

Стоял ясный морозный день, изо рта вылетал пар, а холодный воздух обжигал лёгкие.

— Им нужно, чтобы это было своего рода испытанием, — обнадёжил его второй, с приплющенным носом и в тонком ватнике, тем не менее хорошо защищавшем от холода.

— Совсем не жалеют детей, — с презрением ответил мужчина и пошёл к винту.

— Что задумал? — шутя спросил второй.

— Прокручу его, чтобы наледь слетела.

Он немного подпрыгнул, достав до лопасти, и своим весом опустил её на треть оборота винта. Ледяная корка треснула и посыпалась на рыхлый снег.

— Я пошёл включать авионику. Как только они выйдут, крикни что-нибудь.

В борту самолёта Ан-2 был единственный вход-выход, открывающийся только вовнутрь, на ремнях около входа висела складная лестница. Входом пользовались и пилоты, и пассажиры, которые здесь были, в основном, парашютистами, опытными и начинающими. Пассажирский отсек был рассчитан на 10 сидячих мест, дальше после отсека находилась двухместная кабина пилота и штурмана. Тут, в промёрзшем под низкими температурами левом кресле, обустроился этот мужчина, включил несколько приборов и открыл окно, из которого сразу послышалось:

— Заводи!

— От винта! — крикнул он в ответ и включил двигатель.

Винт с громким хлопком начал вращаться, увеличивая частоту оборотов, из выхлопных труб около мотора вылетела чёрная накопившаяся от застоя сажа. Стоявшие рядом с самолётом дети в парашютных системах вздрогнули.

— Коля! — крикнула девушка из середины колонны.

На зов среагировал мальчик невысокого роста, возглавляющий строй.

— Всё хорошо?

Пустые от страха глаза смотрели в сторону, но он собрался с силами и ответил:

— Боюсь!

Никто его не осудил.

— Страшно-то как! — как будто гордо крикнул парень в конце. — Зато потом мы с вами будем вспоминать, как вместе стояли тут и боялись!

— Думаю, что не лишним будет поздравить друг друга с тем, что все мы тут стоим!

С удивлением они обнаружили, что кричат изо всех сил — мотор раскрутился настолько сильно, что нормально говорить стало очень тяжело.

          — Подходим к люку, я вам показываю, на какой борт вам надо сесть! — обратился к детям мужчина, что только что разговаривал с пилотом. Он развернулся и поманил детей за собой в сторону самолёта.

Дети побежали, едва двигая руками и ногами, немевшими от холода. Их сковывала шестнадцатикилограммовая парашютная система. До самолёта они добежали всего за несколько секунд. Инструктор остановился, отсчитал первых пятерых и сказал:

— Левый борт, остальные правый!

Схватившись двумя руками за косяк двери, Коля поднялся на борт, дохромал до ближайшего к кабине левого кресла, сел и повернул ноги на сорок пять градусов к выходу. Девочки, шедшие за ним, сделали так же, следующие пять человек, что сели на другой борт, тоже. Вслед за ними на борт поднялись ещё два человека, инструктор и проверяющий. Оба были в лёгких спортивных системах.

Дверь закрыли, пилоту крикнули: «Поехали!» Казалось, максимально громкий шум работы двигателя усилился ещё больше, самолёт толкнулся, кто-то взглянул в иллюминатор и членораздельно крикнул:

— Второй заход смотрит, как мы улетаем!

— Супер! — крикнул Коля как-то безучастно и опустил глаза.

Инструктор, заметив это, с широкой улыбкой на лице прокричал:

— Улыбаемся! Первый раз прыгаете, неужели хотите, чтобы первый прыжок запомнился как что-то страшное? — и без того добродушное лицо его озарилось широкой улыбкой. — Получаем удовольствие!

Решив, что это имеет смысл, все на несколько секунд улыбнулись от оптимизма инструктора.

Тем временем самолёт повернул на полосу и начал ускоряться, мотор загудел ещё громче.

Коля посмотрел в иллюминатор и увидел, как дома начали уходить вниз. Самолёт оторвался настолько плавно, что никто этого не заметил, а инструктор, что стоял на ногах, почти не держась ни за что, даже толком не качнулся. Держась одной рукой за поручень, другую парень положил на запасной парашют, что висел на животе и напоминал толстое брюхо.

Они поднимались ещё выше; внизу, как на ладони, были видны лес и река неподалёку, и всё было в снегу. Деревья на вид уже не превышали сантиметра в высоту, инструктор начал раздавать детям тросы, сплетённые в петли:

— Это прибор, который выпустит вам стабилизирующий парашют! — он протянул торчавшую из него завязанную в петлю ленту и добавил:

— Пальцы в петлю не суйте!

Они с проверяющим подцепили их к ранцам, что находились прямо у шеи. После того, как все десять человек оказались подключены к стабилизации, детям включили приборы запасного парашюта, которые срабатывали на высоте триста метров. Это действие инструктор сопроводил словами:

— Напоминаю, что после прыжка отсчитываем три секунды, дёргаем кольцо и осматриваем купол. Не забываем расчековать запасной парашют!.. Всё ясно? — с улыбкой спросил инструктор. Увидев одобрительные кивки, он заулыбался ещё шире. — Молодцы, но не забывайте улыбаться… Внимание! Руки в кольца!!!

По этой команде ребята продели правую руку в резинку на кольце у левого плеча, провернули её, чтобы она плотнее сидела на руке и схватились за кольцо, положив левую руку на основание правой кисти.

Самолёт набирал высоту кругами, петляя над аэродромом, счёт времени потеряли все, никто уже не мог вспомнить, минуту они в воздухе или час. Все впали в транс, ощущая волнение вперемешку с появившимся вдруг страхом высоты. Из этого транса их вывела сирена, которая вдруг подала короткий противно кричащий сигнал. По этому сигналу инструктор взял в руку рулон гофрированной бумаги и открыл люк самолёта. Раздался оглушающий свист набегающего потока воздуха. В открытую дверь он выбросил рулон и стал смотреть, как тот падает вниз.

— Боже мой, как страшно! — уже без гордости произнёс тот же парень, что говорил то же самое на земле. Он увидел, насколько маленькими стали деревья и дома.

— Чего тут бояться? — как будто недоумевая, но явно шутя спросил инструктор, закрывая дверь. — Ваша задача просто выйти из самолёта, а система уже благополучно доставит вас на землю.

Он обошёл всех взглядом и, шутя, произнёс:

— Вон, бедолага, сидит, — указал он на Колю, — ему ещё смотреть, как страшно вам перед выходом!

Коля поймал на себе понимающие взгляды друзей, поддерживающие его и одновременно сочувствующие ему.

— Колян, не дрейфь! — сказал один парень с правого борта.

— Ребята! Когда будем выпрыгивать, всем надо кричать «УРА!», как будто вы собираетесь идти в последний бой! — произнёс другой, что сидел рядом.

— Парень, красавец! — одобрил инструктор. — Все кричите «Ура!», так вам будет легче, и вы сможете поддержать друга!

Ярче всех заулыбались девочки, рядом с которыми он сидел. Одна из них повернула к нему голову и шёпотом, умоляющим голосом сказала:

— Не бойся, а то я испугаюсь.

— Не буду, — улыбаясь, обнадёжил он её.

Незаметно для всех, самолёт сделал круг над полем, и пилот подал два коротких сигнала.

— Внимание! Один! — показал инструктор пальцем на самого тяжёлого в группе человека. — Вставай!

Немного дрожа, он поднялся со своего кресла и встал на полусогнутых ногах около двери.

— Не забываем расчековать запасной парашют и крикнуть «Ура!», — сказал инструктор, вдруг улыбнувшись как-то по-злому, чем ввёл всех в небывалое замешательство. — И еще кое-что… все безбилетники будут высажены до посадки самолёта!

Не поняв шутки, парень собрался переспросить, но не успел. Подали длинный противный сигнал, и мужчина крикнул:

— Пошёл!

Едва успев прокричать «Ура!», парень толкнулся ногой и выпрыгнул. Его слова были оборваны потоком ветра. Инструктор подобрал трос, который остался после того, как был раскрыт стабилизирующий парашют, и закрыл дверь.

Первый ушёл, за ним в синеву прыгнули ещё два захода.

 

К прыжку приготовились последние четыре человека. Они сидели, ожидая команды на прыжок, нервные и испуганные сильнее обычного. Инструктор ещё несколько раз повторил про отсчёт и расчековку, прежде чем дали сигнал подниматься из кресел.

Коля поднялся неувереннее всех, его качало при каждом движении самолёта, в то время как оставшиеся с ним три девочки стояли уверенно и не замечали волнения стоящего за ними парня. Он смотрел им в спины и на инструктора, который говорил:

— Наши авиалинии были рады обслуживать вас, желаем удачи и мягких посадок!

С чего-то посчитав нужным ответить, Коля выкрикнул:

— Где можно оставить положительный комментарий?

Инструктор, с секунду подумав, ответил:

— Никогда на своём веку не видел отрицательных!

В последний момент перед прыжком к Коле повернулась полубоком ближайшая девушка и робко сказала:

— Увидимся на земле.

— Взаимно, — ответил он, и его слова были прерваны сиреной, дававшей сигнал на выход.

Инструктор открыл дверь перед ребятами, и для каждого повторил слово, дававшее добро на прыжок: «Пошёл!»

Девушки прыгнули с перерывом в несколько секунд, крикнув оговоренное «Ура!», Коля занял место перед дверью и перед тем, как услышать команду, вдруг впал в транс, из-за чего слова инструктора прозвучали отдалённо и очень глухо. Он сделал шаг из самолёта бессознательно, ставший уже привычным гул двигателя в один момент превратился в оглушительный свист ветра вокруг.

От неожиданности совершенного им действия он «проснулся» и начал считать «221… 222… 223…» Он не успел сгруппироваться, отчего его завращало по всем осям. Когда он отсчитал три секунды, с силой было выдернуто кольцо на левой лямке ранца. Через полсекунды Коля почувствовал сильный динамический удар.

Он осмотрел купол над собой и огляделся по сторонам. Громко и высоко прокричав: «Расчекуй!», он выдернул толстый шнур из петли на запасном парашюте. В ответ послышалось слабое женское «расчекуй» неподалёку. Слева от него летели девушки, прыгнувшие с ним в одном заходе. Услышав их, он криком спросил:

— Как ощущения?

В ответ прозвучало весёлое: «Супер!», Коля заулыбался, попробовав повернуться и оглядеться. Найдя под собой взлётную полосу, он взял вправо и с силой отпустил красные стропы управления парашютом. Через секунду он услышал, что на нём что-то рвётся.

Ещё через секунду, не успев ничего понять, он почувствовал, как из его рук выскользнули стропы управления, и он начал быстро падать с высоты около семисот метров прямо на глазах у девчонок…

 

В просторный высокий класс зашло двадцать тепло одетых детей. Каждому из них было от четырнадцати до восемнадцати лет, одинаковое число девочек и мальчиков.

Комната была заставлена стеллажами с наградами авиаклуба, несколько столов, много стульев. На потолке были закреплены три учебные системы, имитировавшие раскрытый купол парашюта. Ровное белое освещение довершало учебную обстановку, в которой ребятам предстояло изучить последние азы прыжка.

В класс сразу за детьми зашёл среднего роста мужчина с короткой стрижкой, приплюснутым носом, в дутых штанах на лямках и тёплой кофте:

— Итак, всем привет. Зовут меня Сергей, я буду вашим выпускающим сегодня. Для начала, есть среди вас те, кто уже прыгал с парашютом?

Два парня подняли руки, инструктор отправил их на системы, потом нашёл третьего добровольца, маленького худого паренька.

— Для начала разберём ваши действия на борту. Первое и главное правило: всегда слушать и слышать то, что я говорю. По моей команде вы садитесь в самолёт, поднимаетесь с кресел и отделяетесь. Сидеть будете не долго, но испугаться успеете.

– Второе. После посадки вы будете держаться за поручни над иллюминаторами до команды «Руки в кольца!» На кольцах будут резинки, вы проденете руки сначала в них, а потом уже схватитесь за сами кольца. Непосредственно перед прыжком вам подключат систему стабилизации и активируют прибор запасного парашюта.

Я буду постоянно держать вас в курсе происходящего. Первый круг над полем будет пристрелочным, я сброшу рулон бумаги над полем и проверю ветер. Также я скажу, когда кому вставать и в каком порядке садиться в самолёт. Есть вопросы?

— Да, — сказал худой мальчик в системе, — на какой высоте вы подключите нам системы?

— Между тремя и восемью сотнями метров. На высоте триста метров срабатывает нерасчекованный прибор запасного парашюта. Переходим к стадии отделения. Встаньте в стойку на полусогнутые ноги, левая нога должна быть спереди, правая сзади, руки на кольце, правая держит кольцо, левая – правую руку. – Дети, закреплённые в системе, приняли стойку и приготовились прыгать. — Отделяемся по команде «пошёл», команда будет даваться для каждого индивидуально. Ведёте отсчет «221, 222, 223», дергаете кольцо, ждёте динамический удар, осматриваете купол, расчековываете запасной парашют, надеваете кольцо на руку и не теряете его. Чтобы его расчековать, вам надо будет дёрнуть за нитку на нём, она будет спрятана… здесь, — он поднял с пола плотноупакованную сумку и приподнял на ней кусок ткани, прижатый большим количеством резинок. — Вам надо будет дёрнуть за этот шнур. Парашют будет расчекован, открыть его можно будет только дёрнув кольцо запасного парашюта.

– Теперь по полёту. Выравниваетесь по ветру так, чтобы земля бежала вам навстречу, таким образом, при приземлении вы с меньшей вероятностью повредите что-нибудь, для поворотов у вас будут красные стропы по бокам. Для движения в сторону натягиваете те две из четырёх толстых строп на парашюте, в сторону которых вам необходимо переместиться.

Около голов ребят висело четыре широкие стропы, которые поднимались вверх и расходились на множество более тонких строп, идущих прямо к куполу. Инструктор дал несколько учебных команд на прыжок, проверяя, как действия были усвоены ими. Удовлетворённый увиденным он сказал:

— Теперь разберём случаи отказа основного парашюта. Парашют может оказаться порванным в районе строп и купола. Если вы видите, что на куполе расходится более одного квадрата ткани, значит, нужно открыть запасной парашют, для этого прячете левую руку за спину и дёргаете запаску, выкидывая кольцо, — на него теперь отвлекаться нельзя. Вам надо взять парашют за стропы и наполнить купол воздухом, для этого просто потрясите его. Так же делаете, если у вас есть порыв от трёх строп, то есть если у вас порыв три стропы и больше, дёргаете запасной парашют сразу, кольцо выкидываете. Так же поступаете, если у вас стропы завязались в узел или оказались поверх купола. Сначала, конечно, попробуйте устранить, а потом, если не получится, дергайте запаску.

Это случаи так называемого неполного отказа системы, а при полном отказе, когда купола нет вообще, отведите левую руку в сторону, это стабилизирует падение, и дёргайте кольцо…

 

«С такой высоты падать не больше десяти секунд, запасной парашют расчекован, так что он не сработает автоматически, а поэтому… Сам!»

Коля от набегающего воздуха еле шевелился. Больших трудов ему стоило отвести руку в сторону и сделать что-то с тем бешеным вращением, которое он получил. Он буквально не мог различить ничего из того, что происходило вокруг. Вращение замедлилось, но счёт времени он потерял и не знал, нужно ли дёргать, совсем забыв, что чем раньше это произойдёт, тем больше будет шансов безопасно приземлиться.

Он набирал скорость, неотвратимо приближаясь к земле. Падал он спиной вниз и не видел, как приближается поле для посадки. Из того ощущения беспомощности, в котором он оказался, его вывел прибор запасного парашюта, который без шнура сработал в холостую.

Моментально осознав своё смертельно опасное положение, он, уже немедля, положил руку на кольцо и отвёл его резко вперёд, выбросив в сторону. Пружина, которая давила на упакованный парашют, резко выбросила второй купол, который через полторы секунды наполнился.

 

Торможение было сильным. От толчка, который произошёл при сбросе скорости, у него потемнело в глазах и передавило руки и ноги. Ещё полсекунды перед ним бегали «зайчики», а потом он столкнулся с чем-то твёрдым.

Накатанная полоса оказалась очень хорошо утрамбована. Он сильно ударился о неё и потерял сознание, возможно, даже сломал себе ноги и получил сотрясение мозга…

Но… выжил.

Сосновкин Николай Игоревич
Возраст: 21 год
Дата рождения: 14.02.2003
Место учебы: МАОУ "СОШ 9"
Страна: Россия
Регион: Тюменская область
Район: -
Город: Тобольск