XI Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Свитер Элизабет

Аромат болгарской розы…Мой самый любимый и сокровенный аромат. Именно таким ароматом пахла моя Элизабет. Этот аромат сводил меня с ума. Лишь учую где-то в толпе отдалённые нотки розы, я сразу вспоминаю её.

Этим ароматом были пропитаны все её вещи, но особое место в моём сердце занимал свитер Эли. Свободный бело-жёлтый свитер, казалось бы ничего особенного, но в моих руках он таял, ведь он напоминал мне о ней.

За всю мою жизнь у меня было лишь три романа, каждый из которых заканчивался скандальным расставанием. Но через пару недель я забывал о своих бывших пассиях, будто ничего и не было. Я жил как обычно, возвращался в свой привычный холостяцкий жизненный ритм.

Но когда однажды увидев Эли в нашей редакции, я, казалось на секунду перестал дышать. Эта девушка с харизмой ребёнка и каштановыми кудрями сразу сразила меня. На нашем общем собрании, касающимся её нового романа, я не мог оторвать от неё взгляд. Она притягивала меня всем, казалось, что всё в ней было идеально. И именно в тот день, перевернувший всю мою жизнь, она была в этом свитере. Может, именно поэтому он остался в моей памяти навсегда.

Мы сразу начали общаться, понимали друг друга с полуслова, казалось, что всё у нас с ней было одинаково: одинаковые взгляды на жизнь, одинаковые любимые блюда, музыкальные исполнители-мы даже мыслили одинаково. С ней было не так, как с моими другими девушка, я чувствовал некую связь между нами. Я ощущал, что это мой человек, которого я столько времени искал. И уже тогда, мне полюбился её аромат.

Спустя месяц общений я признался ей в чувствах, они оказались взаимны. Мы сразу начали отношения. Они развивались очень стремительно. Спустя полгода мы начали жить вместе. Мы всё делали вдвоём: убирались, готовили, смотрели сериалы, а самое главное, что нас это не утомляло, наоборот, мы хотели как можно больше времени проводить вместе.

Через год мне дали повышение. Я стал редактором журнала. Я сразу купил нам билеты в Дубай, чтобы провести время вместе, отдохнуть от Нью-Йоркской суеты. В конце этого путешествия я хотел сделать предложения моей малышке. И я не

сомневался, что она согласится.

Отдых был просто безупречным. Мы пробовали разные блюда, катались на различных аттракционах, гуляли по паркам, купались в тёплом ласковом море. И всё у нас было прекрасно.

По вечерам она писала свой новый роман, я помогал ей в этом. Мы оба знали, что в конце получится шедевр, ведь этот роман был не просто полётом фантазии, а реальностью, так как был он о нас. Мы писали о наших чувствах, о наших отношениях. В этом романе была создана идеальная пара, какой мы и являлись.

И вот в один вечер, Эли дописала своё произведение. Мы оба радовались этому.

Она побежала за шампанским, попросив меня сохранить файл. Я понёсся на кухню, там Эли с брызгами открыла бутылку игристого вина и мы подняли бокалы.

Но за день до вылета, как раз в тот день, когда я хотел задать ей главный вопрос в своей жизни всё пошло не по плану. Эли ворвалась в нашу спальню и начала безудержно кричать.

—Алекс, как ты мог так поступить? Ты всё испортил, столько месяцев работы впустую.

—Милая, что случилось? Почему ты вся в слезах?

—Ты ещё спрашиваешь? Как ты мог не сохранить мой роман? Сегодня уже нужно отправить его ведущему редактору. Это был мой билет в жизнь! Ты понимаешь, что другого шанса у меня уже не будет???

—Эли, я сохранил документ. Я точно это помню…

Но в душе я чувствовал себя ужасно. Ведь тогда на эмоциях я действительно мог забыть сохранить её книгу. Я опасался этого больше всего. Я готов был отдать всё, что угодно, но лишь бы её произведение оказалось сохранено.

Но я ошибся. Я обыскал все папки и архивы, но романа так и не нашёл.

—Как ты мог…,- опустошённо произнесла Элизабет.

—Эли,- крикнул я, но он уже хлопнув дверью, ушла.

За окном я слышал, как звучит зёв двигателя мопеда, и как он в последующем утихал, по мере её удаления. Я стоял посередине комнаты, не зная, что делать.

Я зашёл в кухню, налил себе виски, кинул туда пару кубиков льда так, что несколько капель напитка выплеснулись на барную стойку.

Зайдя на балкон, я долго смотрел вдаль. Везде стояла гробовая тишина. Даже людей во дворе отеля не было, только иногда пройдёт какой-нибудь постоялец и всё. Я ни о чём не думал, просто смотрел на горизонт.

Но эту тишину прервал телефонный звонок. Я подошёл взял трубку.

—Мистер Метью, мы должны сообщить вам трагичную новость…Ваша девушка Элизабет Браун разбилась на своём мопеде на трассе. Мы нашли ваши данные в её бумажнике. Приношу свои соболезнования. Можете через час приехать в морг?

Я бросил трубку, я не мог понять, что её больше нет. Самого любимого и дорогого мне человека больше нет. Я начал в истерике бить посуду и крушить всё на своём пути. Мне уже было всё равно, что это кто-то услышит. Слёзы катились по моим щекам сами собой, я не знал, что дальше делать, как дальше жить.

Через час я уже был в местном морге. Повсюду были врачи в белых халатах. На скамейках сидели люди, явно страдающие от потере своих близких. Ко мне сразу подошла врач-патологоанатом.

—Мистер Метью, здравствуйте. Я вам искренне соболезную, пройдёмте со мной.

Мы прошли по длинному серому коридору, мне он казался бесконечным. На когда мы зашли в нужное помещение у меня сразу потемнело в глазах. Я увидел на железной кушетке её, накрытую белой простынёй. Она смиренно лежала на ней, вся в ссадинах и синяках.

Я опять начал плакать. Я не мог остановиться. Я упал головой на её груди и начал кричать. Мне казалось, что только так смогу хоть немного усмирить ту боль, которая рвала меня на части. Я не мог смириться с тем, что её больше нет.

—Эли, открой глаза! Слышишь? Открой глаза! Умоляю! Господи, зачем ты забрал её?! Забери меня, только сделай так, чтобы она очнулась!

Далее всё было в сером цвете. Я не понимал почему я ещё живу, не понимал, что будет дальше.

На похоронах была только мама Эли и я. Она всю церемонию только плакала, зажимая рот платком, чтобы не издать ни звука. Я же стоял молча, смотря на место захоронения. Но тут в кармане брюк я нащупал что-то странное, это оказалась коробочка, внутри которой было обручальное кольцо для Элизабет. Я открыл коробочку, достал кольцо, оно было выполнено из серебра и украшено бриллиантами. Я аккуратно надел его на безымянный палец своей возлюбленной. Тогда и у меня покатились слёзы из глаз, и текли они у меня ещё из-за того, что в морге мне сообщили о беременности Эли. Срок был лишь несколько недель. Матери я об этом ничего не сообщил, ведь у той слабое сердце.

Я не мог мыслить, я лишь хотел вернуться обратно домой, подальше от этого места.

Спустя день я прилетел в Нью-Йорк. Меня тяготило всё: работа, окружение, моё существование на этой планете, которого я явно не заслуживаю.

Я уволился с работы, продал квартиру в центре города и переехал в заброшенную деревню. До ближайших поселений здесь более пяти миль, поэтому можно смело сказать, что я отделился от общества, стал настоящим изгоем. Я выбросил все вещи и предметы, которые могли бы мне напомнить мою прошлую счастливую жизнь, наполненную улыбками и любовью. Но лишь одну вещь я оставил. Это был то самый свитер Элизабет, пахнущий духами из болгарской розы.

Сейчас мне шестьдесят лет, я также живу вдали от людей. Я не женился, у меня нет детей. А всё потому, что не найдётся больше на Земле такой женщины, которую я мог также полюбить. Ведь Эли была моей судьбой, человеком, который был бы рядом всю оставшуюся жизнь, если бы не та моя роковая ошибка.

Я по прежнему каждый день держу в руках её свитер и чувствую тот святой для меня аромат. Даже самый дорогой парфюм за столько лет выветрился бы, но этот запах останется со мной навсегда. И я всегда буду помнить это пленяющее благоухание её духов и нежность того свитера, в котором я впервые повстречал Элизабет.

Морозова Ангелина Дмитриевна
Страна: Россия
Город: Васильево