XI Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Сухарь

Холодный весенний вечер. Я шёл домой после работы разбитый — снова винил себя за то, что не смог сдержать слово.

Старый обшарпанный подъезд, заедающая личина двери, скрип, звук тугого выключателя — тусклая лампочка осветила скудное убранство прихожей. Небрежно кинул сумку, разулся. Наконец-то я дома. Надо постараться забыть этот кошмар, ну или хотя бы отвлечься на время. А ещё согреться.

Поставил чайник на плиту, готовить ужин сегодня нет сил. Посмотрим, что там, в холодильнике: одинокая пара заветренных сосисок выглядывала с верхней полки, сыр на нижней, кажется, начал перерождаться в иную форму бытия… Пусто. Обойдусь чаем…

Где-то в брошенной сумке зазвонил телефон. Увидев экран, меня будто ошпарило кипятком – «Директор». «Только не это…» — от волнения я почувствовал, как сильно участился пульс.

— Да, Степан Викторович, я вас слушаю.

— Виктор Сергеевич здравствуйте!По всей видимости, вы не услышали меня на педагогическом собрании. Вы не держите дисциплину. Более того, родители пожаловались, что вы кричите на детей. Хочу предупредить, если к окончанию четверти ситуация не улучшится, нам придется изрядно сократить вашу учебную нагрузку!

-Но Степан Викторович, вы же знаете о в 8 «Б» классе! Они же…

-Не хочу больше слышать оправданий. Они не успевают только по вашему предмету! Разговор окончен!

Речь директора оборвалась оскорбительными гудками. Это был отвратительный день. Очередной неудачный день. Я работал в школе учителем физики только первый год, но никак не мог привыкнуть к суровым учебным будням и сюрпризам, которые готовили мне мои замечательные «цветы жизни». Окончив институт, я думал, что самым переломным и трудным моментом станут первые недели три работы. Тогда я видел своё будущее совсем в других красках. Это было прекрасное время, пора надежд и планов. Я чувствовал себя героем, потому что решил пойти в педагогику и отдать себя служению детям. Я хотел уничтожить штамп «Учитель – это женская профессия» собственным примером. А ещё, я когда-то обещал себе, что не буду повышать голос на учеников, но из раза в раз нарушал своё кредо… Так я стоял, погрузившись в мысли, минут десять, пока не почувствовал запах гари.

Чайник! – с криком бросился на кухню. На плите безысходно пыхтел когда-то серый, а теперь чёрный уже чайник. Мда… «Попил чайку».

***

Утром я с трудом проснулся. Раздвинул выцветшие шторы. Надо же, из-за туч показалось солнце. Сразу захотелось открыть форточку, чтобы впустить в мою унылую квартиру весну. Между старыми оконными рамами поселился паук, он устроил себе отличный гамак из паутины, в которую попалась недавно проснувшаяся муха. Хищник не торопился расправляться с добычей, ведь он прекрасно знал слабые места жертвы и с инженерной точностью рассчитал прочность своей ловушки. Он медленно обошёл кругом барахтающуюся в путах муху и замер, словно желая насладиться своим превосходством. Когда несчастная выбилась из сил, паук медленно приблизился и приступил к хладнокровной трапезе. Удивительное сходство! Я оказался жертвой обстоятельств, в точности как эта сонная муха. Проницательные, расчётливые, бессердечные дети загнали меня в ловушку. Вместо того чтобы тянуться к свету, знаниям, они получают удовольствие от охоты за бедным учителем. Да ещё и директор, чего он понимает? Сидит целыми днями с бумажками в своём кабинете! Эх, не выпутаться мне одному…

После вчерашнего на кухню даже заходить страшно, но мой живот ещё с вечера издавал звуки погибающего кита, так что я снова заглянул в пустынную бездну холодильника и определил судьбу несчастных сосисок. Хорошо, что я учитель физики, а не биологии, а то бы точно не стал употреблять в пищу подобное. Так, время, время! Надо бежать на работу.

На улице погода резко изменилась: подул холодный ветер, срывая первые почки деревьев, хлынул дождь. У входа в школу мне встретились виновники моего несчастья… «Здравствуйте, Виктор Сергеевич!» — уныло поздоровалась одна из них. «Утро добрым не бывает, здравствуйте» — сквозь зубы процедил я. Остальные шли молча, сделав вид, что не заметили учителя. Ну вы подумайте, какие невоспитанные дети! Сложно поздороваться? Внутри меня всё кипело от раздражения. Сегодня я им привью любовь к знаниям и заставлю уважать себя.

Идя по коридорам, кишащими школьниками, как правило, учитель уже не слышит шума и криков, которые непрерывно издают эти существа. Навстречу попалась цветущая жизнелюбием Галина Юрьевна, учительница русского. «Доброе утро, Виктор Сергеевич! Чего вы какой хмурый всё время, серьёзный? Улыбнитесь!» — её немолодое благородное лицо озарила мягкая улыбка, так что на веках появились весёлые морщинки. Казалось, эта женщина не умела грустить. «Школа – не место для шуток и веселья, вы сами понимаете. И вам продуктивного дня!» — я был настроен серьезно и строго.

Зайдя в класс, я оглядел пока ещё пустую арену своего драматического спектакля и со вздохом уселся за рабочий стол. По расписанию 8 «Б» первым уроком. Мои конспекты всегда готовы, презентации сделаны, в физике я плаваю как рыба в воде. Недаром окончил пединститут с красным дипломом.

С нетерпением я ждал урока, прошёлся между рядами парт, предвкушая момент, когда заставлю детей слушать и работать. Да, я отличный учитель, просто этим детям не дано учиться по нормальной программе, они психически нездоровы. Как вообще работала комиссия по набору в школу, раз приняли таких детей? На одной из парт я заметил скверную надпись «Витёк-сухарь». Здесь сидит тот самый отбитый Степенёв. Оттерев отвратительное оскорбление, я уже знал, с кого начну спрашивать домашнее задание.

Прозвенел первый звонок. Зал представления наполняется людьми. Звенит второй… Словами «Здравствуйте, садитесь!» начался спектакль под названием «Возмездие».

— Степенёв, к доске.

— А что сразу я то?

— Мол-ча по-до-шёл к доске! – повысив голос, проскандировал я.

Недовольный приказом отрок пошаркал к месту казни и встал, словно покосившаяся на один бок избушка.

— Руки из карманов вынь! И встань ровно!

— Вы меня что, к параду готовите? Может ещё бабочку надеть?

— С родителями так будешь разговаривать, а это школа. Итак, чему равна сила тока? – я впился взглядом в жалкого школьника.

— Сила тока, эмм, сила тока…

— Не мямли! Рисуя на парте, ты хорошо слова подбираешь, а на деле что, пустослов, тряпка? Садись, два! Кто ещё хочет ответить? Нет желающих? Что ж, давайте по списку. Перечкин, пожалуйста, — я начал входить в азарт, рисуя вердикт каждому провинившемуся.

Что ж, раз до вас не доходит с первого раза, придётся объяснять ещё раз! Открыли тетради, — я подошёл к доске и начал заново объяснять и рисовать простейшую формулу. Почему-то мел отказывался писать. Смех обрушился на мою голову.

— Чем вы натёрли доску, бездари?! Я вызову ваших родителей, и мы будем выяснять чьих это рук дело!

Мой гнев давно не пугал этих детей. Им было всё равно на мои чувства, я для них всего лишь жертва, комичный и неуклюжий Чарли Чаплин, которому так весело ставить подножки и наблюдать за жалкими падениями.

— Урок окончен! Все вон из класса! Не хочу больше видеть вас!

Дети покорно сгребли учебники в рюкзаки и спокойно покинули арену действий. Ну и кто здесь победитель?

***

Рабочий день пролетел незаметно. Из головы не выходил 8 «Б». Господи, да кто же писал эти труды по педагогике и детской психологии?! Хотел бы я посмотреть в глаза тем, кто придумал «нельзя кричать на детей»!

С мыслью «как изменить ситуацию» я сел на пришкольную лавочку в тени сада и погрузился в рефлексию. Неожиданно кто-то постучал мне по плечу. Надо мной зазвучал детский голос: “Дяденька, что с тобой”? Я поднял голову и увидел большие голубые глаза, с любопытством уставившиеся на меня.

-Вcё нормально, — холодно сказал я.

-Тогда почему ты такой грустный?

-Да всё хорошо. Девочка, ты иди куда шла, тебя, вон, подружка ждёт.

— Юля, иди одна, видишь, у меня тут клиент нарисовался!

Меня удивило поведение первоклашки.

— Какой же я тебе клиент, сударыня?

— Самый настоящий! Эх, ничего вы не понимаете и не можете без нас, взрослые. Вот, приходится вам помогать, — сбрасывая на траву тяжеленный рюкзак и усевшись рядом со мной на лавку, девчушка свесила ноги и аккуратно расправила юбку.

-Чем же ты мне собралась помогать? – усмехнувшись, я спросил серьёзно настроенную собеседницу.

— Ну вот смотри. Видишь, туча идёт?

— Ну да.

— Из-за этого стоит грустить?

— Нет. Туча поплачет, погремит, да и пройдёт.

— Так и в жизни, не надо грустить из-за тучи, всё плохое обязательно пройдёт и наступит солнышко!

— Да что-то у меня ни одного лучика за год не пробилось…

— Ммм… — нахмурив брови, девчушка отвела взгляд в сторону и снова уставилась на меня: Значит, у тебя о-го-го какая большая туча!

— Ну а как тебя зовут то, «разгонительница» туч?

— Ангелина, можно просто Геля.

— Ангелина переводится с греческого как посланница или благая весть.

— Вот видишь, значит, меня к тебе солнышко послало! А тебя как звать?

— Виктор Сергеевич.

— О, дядя Витя! Расскажи мне, что с тобой случилось…

Не знаю, что со мной случилось, но почему-то я решил довериться этой маленькой девочке, которая искренне хотела мне помочь. Она слушала с интересом, не прерывая мой рассказ, иногда её брови вздергивались от удивления, порой она задумчиво подносила палец к подбородку и исподлобья разглядывала моё лицо. Когда я закончил, по её выражению лица было видно, что Геля знает, в чем дело и готова к наставлениям, но, вдруг, призадумалась и робко начала:

— Дядя Витя, ты очень умный и много знаешь про электричество, но… ты совсем не хочешь приручать детей.

— Это как, приручать?

— Моя бабушка мне всегда говорила: «Мы в ответе за тех, кого приручили», но ведь ещё и приручить надо сначала. Ты хочешь, чтобы твои ученики исполняли твои приказы и делали уроки, но тебе совсем не интересно, чего они хотят, чем они живут и какие они люди.

— Да какие они люди? Им надо очень постараться, чтобы когда-нибудь стать людьми!

— Нет, человек, он с самого начала жизни всё видит, слышит и чувствует, а ещё обращает внимание на то, что ему интересно. Ты говоришь, им неинтересны твои уроки? А ты попробуй их сделать такими!

— Я что, шут, чтобы перед ними плясать? Как можно сделать интересной точную науку?

— А ты бери примеры из жизни, на них и объясняй. Детям всегда интересно то, с чем они уже знакомы. А ещё, дядя Витя, попробуй стать для них добрым другом…

-Геля, какой же ты наивный ребёнок! Для кого? Для детей? Да между нами пропасть в интеллекте и огромная разница в возрасте!

— Мне вообще 7 лет, и ты уже полчаса со мной разговариваешь, не смотря на возраст и интеллект! – взглянув на розовые электронные часы, Геля с гордым видом посмотрела мне прямо в глаза.

— Да, Геля, ты права… Кажется, дождь начинается, спасибо тебе за разговор, я не ожидал, что ты можешь открыть мне глаза на некоторые вещи…

Сползая с высокой лавки, Геля по-деловому напялила на себя ранец и встала напротив меня:

— Дядя Витя, ты же знаешь, мы, дети, говорим то, что видим, потому что пока ещё не научились заумным мыслям, которыми вы себе мозги запудриваете. Вот, держи от меня подарок и помни, что если радоваться и ждать солнышко, то туча быстрее проходит!

Она положила мне в ладошку ярко-жёлтый стикер-смайлик и побежала по мокнущей дороге.

— Спасибо, Геля…

Я надел капюшон и поспешил в свою холодную квартиру.

***

Звучит второй звонок. 8 «Б» вальяжно заваливается в кабинет, ожидая очередную скучную лекцию и нотации «Сухаря».

«Поскорее, пожалуйста» — спокойным голосом поторопил я учеников. В их глазах читалась отстраненность и полное отсутствие желания «грызть гранит науки». Я был готов к любым сюрпризам, но на этот раз доску не испортили и жевачек на учительский стул не налепили.

— Ну что ж, давайте продолжим разбираться с электрическим током, — повернувшись к доске начал я. Неправду говорят, что учитель не видит спиной. В тот момент я отчётливо слышал, как Пострелов и Воступин перестреливались жёваными бумажками через отверстие ручки. Я постарался держать выбранный курс и не срываться по пустякам.

На минуту стрельбы прекратились, мол, надо же, Сухарь не ведётся на стандартные выходки. После чего в ход пошли резинки. В один момент самодельное орудие молниеносно стрельнуло в потолок, и разбилась лампочка. Гробовая тишина… Публика смотрела на меня в ожидании трагической кульминации. Гнев подступал к моему горлу, но тут на рабочем столе я увидел смайлик, выглядывающий из-под бумаг. Я пока ещё не верил, что смогу что-то изменить. Я вспомнил слова Ангелины о том, что детей нужно приручить. Окинув взором весь класс, я почему-то вспомнил паука и муху на своем окне. То, что накопилось внутри меня, я хотел вылить на детей, но это больше походило на поведение хищника, палача. Всё это время я пытался поймать их в невежестве, нежелании учиться, хотел задавить их собственные мысли и сделать из детей послушных роботов. Я блокировал своей паутиной их собственные движения, интересы, мечты. Незаметно я сделал глубокий вдох и спокойно продолжил:

— Кто дежурный? Подметите, пожалуйста, осколки.

Тишина с каждой секундой становилась громче. Веник зловеще шаркал по линолеуму, словно отсчитывая последние секунды жизни. Напряженный эпизод закончился звоном осколков, приземлившихся в мусорное ведро. Дежурный вернулся на место. Я неторопливо подошёл к школьному шкафу и достал оттуда новую лампочку. От меня не отрывали глаз. Не проявляя никаких эмоций, я вернулся на арену действий, протянул перед собой руку с осветительным прибором и, наконец, заговорил:

— У меня в руке удивительное изобретение человечества. Возможно, вы скажете, что нет ничего особенного в обычной лампочке, но это сегодня. В Российской империи первая лампочка была запатентована только в 1876 году. А как же люди жили до этого, кто-нибудь может представить?

-Жгли свечи?

-Лучины?

-Керосиновая лампа?

-Вы совершенно правы! Какие недостатки были у этих приборов освещения?

— Нууу, они были тусклые, быстро гасли…

— И вообще-то это всё огнеопасно!

— Именно! И именно поэтому изобретение электричества стало для человечества настоящим чудом! А как же устроена эта чудесная лампочка?

Всё больше учеников включалось в беседу, кто-то поднимал руку, а кто-то выкрикивал с места, но это было уже неважно… Незаметно и гармонично в увлекательный водоворот мыслей вплетались формулы силы тока, напряжения, сопротивления… На этом уроке не было идеальной тишины, напротив, класс бурлил вопросами, ответами, спорами и возгласами удивления.

И вот зазвенел звонок, но почему-то, ни я, ни дети его не услышали. Никто не увидел, как директор приоткрыл дверь и осторожно вошёл в кабинет. Он стоял в изумлении минут пять.

— Хм, здравствуйте, Виктор Сергеевич и 8 «Б» класс, я смотрю, вы так увлечены… — заговорил директор.

— Степан Викторович, извините, я вас не заметил… — растерянно замямлил я, но меня тут же перебил Перечкин:

— Степан Викторович! У нас тут чудесное изобретение человечества! Мы электричество проходим!

— Так, а почему же у вас лампочки на потолке нет? – спросил директор, искренне не понимая, что здесь произошло. Я покраснел от стыда, стараясь подобрать подходящую фразу.

— Так мы на примере лампочки разбирали! Сейчас всё починим! – вступился за меня Степенёв, убедительно потрясая новой лампочкой перед лицом директора. Мальчишка мигом снял обувь, забрался на парту и вкрутил лампочку в пустое отверстие.

— Вот, готово! – довольно потирая руки, он вытянулся стрункой перед Степаном Викторовичем.

— Ну что ж, 8 «Б», на сегодня вы свободны, – довольно произнес директор.

— Виктор Сергеевич, а в следующий раз мы продолжим? — заканючили девчонки.

— Да, конечно, отправляйтесь домой, — стараясь сдерживать волнение, проговорил я.

— Ну что, Виктор Сергеевич, зайдёте ко мне в кабинет? Расскажете мне про своё чудесное изобретение? – подмигнув, заманчиво произнес директор и покинул класс. В коридоре послышалось: «Хех, лампочка! Интересно, интересно…»

***

Солнце пускало свои лучи сквозь ветви деревьев, играя бликами на свежих зеркальных лужах. На детской площадке куролесила малышня. Две девчушки строили куличики в песочнице, а мальчишки, то и дело ловили момент, чтобы незаметно сломать шедевры юных кулинарок. Если им это удавалось, то погоня за преступниками была беспощадной. Крики, смех, снова крики… — словно вся палитра чувств играла в этих маленьких, искренних сердечках. Они явно счастливы быть самими собой.

Так, не торопясь, наблюдая за происходящим на улице, я вернулся домой. Правда, не забыл зайти в магазин за новым чайником. Купил красный, в горошек, со свистком, чтоб наверняка.

Дома я понял, что огромная туча, которая сидела внутри меня, ушла ещё в школе. А еще я понял то, что сегодня я был самим собой, забыв обо всех конспектах и презентациях на свете.

Поставил чайник и решил помыть окна. Извини, паучок, будешь охотиться в другом месте. Сквозь сверкающие чистотой окна солнце с лёгкостью протянуло в комнаты свои тёплые руки. Теперь из окон и пейзаж стал ярче, веселее. «Вот она, настоящая весна пришла» – констатировал я, с прихлёбом допивая свежезаваренный душистый чай и закусывая размоченными в нём сухарями, как в детстве.

Константин Борьков Игоревич
Страна: Россия
Город: Саров (Нижегородская обл.)