IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Странная родственница

СТРАННАЯ РОДСТВЕННИЦА

Я снова поссорилась с родителями. В течение года мы почти ежедневно препираемся из-за моего желания стать актрисой. Родители против моего выбора. Сначала они пытались уговорить меня переосмыслить свой выбор, но два месяца назад их терпение кончилось. Уговоры сменились криками, а эмоции больше не сдерживались. Но я не хочу отказываться от своей мечты, даже если им не нравится!

После очередной ссоры я заперлась у себя в комнате и не знала, куда выплеснуть свою злость. Даже подругам не хотелось об этом писать. Мне казалось, что им уже надоело выслушивать мои проблемы.

Тогда я вспомнила о своей тётке, сестре-близнеце моей мамы. Я видела её всего один раз, когда мне было лет восемь. Тогда она ещё ладила со всеми своими родственниками. А потом что-то случилось, и моя мама сказала, что больше её к нам на порог не пустит. Я, по правде сказать, была этому рада, потому что было в моей тёте что-то не то. Нет, она не была сумасшедшей, и проблем с законом у неё не было, насколько я знаю. Но было в её поведении что-то такое непривычное, странное, из-за чего мне было неуютно.

В другой ситуации я бы ни за что не стала ей писать, но в тот момент я об этом особо не задумывалась. Я смогла найти её в одной социальной сети и написала ей очень длинное сообщение (самое длинное сообщение за всю мою жизнь, честно). Написала, что родители в меня не верят, не понимают меня, хотят навязать мне их желания. А ещё написала о том, что и сама боюсь выбрать не тот путь, боюсь потратить своё время на что-то, что принесёт мне лишь разочарование. Хочу рискнуть, но боюсь.

Я написала ей и забыла об этом. Промелькнула мысль о том, что это даже не моя тётя. Но нет, сходство было на лицо, всё-таки они с моей мамой близнецы. Я думала, что она мне не ответит. Вся родня на неё обижена, значит, и она тоже не очень-то хочет с нами водиться, но она ответила. И её ответ был гораздо дружелюбнее, чем я ожидала. А ещё сообщение было написано в каком-то тётином стиле, то есть оно было весьма странным.

«Здравствуй, Арина! Ты бы знала, как я рада возможности пообщаться с тобой. Знаешь, я догадывалась, что рано или поздно ты столкнёшься с этой проблемой. Всё-таки моя сестра никогда не изменится. Давай я тебе кое-что расскажу.

Я работаю психологом уже больше пятнадцати лет. И только два года из этих пяти я отработала нормальным психологом. Иначе говоря, только два года я работала с людьми, а потом… Сейчас расскажу.

Защитив диплом, я отчалила в свободное плаванье в поисках работы. Не сразу, но я всё-таки смогла найти себе клиентов. Сначала это были школьники, переживавшие из-за экзаменов, ссор с родителями и травли в школе. Потом появились более взрослые клиенты, борющиеся с депрессией и тяжёлой работой. В общем, жизнь начала складываться довольно удачно, даже от родителей удалось съехать довольно быстро.

Те два года я работала без перерыва. И в один солнечный, жаркий день июля я почувствовала себя так, будто по мне трижды проехал танк. Тогда я решила – надо взять отпуск. Ещё удачно сложилось, что на ближайшие две недели все мои встречи отменились. Кто уезжал, кто отменял встречу — лето, проще говоря.

Но я не очень-то желала отсидеть весь отпуск дома. На окраине нашего города, совсем рядом с лесом, была хорошая база отдыха для туристов. Я даже других вариантов рассматривать не стала, выехала следующим утром.

База отдыха предлагала небольшие домики для жилья с ванной комнатой, спальней и кухней. В целом, мне достался приличный домик с небольшой террасой, хотя поверхностный ремонт, как мне кажется, не навредил бы.

Идти в поход в лес я даже и не планировала (спорт – это прекрасно, но не моё). И даже самые настойчивые предложения меня не убедили. Я прекрасно проводила время, читая книжки в беседке или гуляя по тропинкам, петлявшим между деревьев. Лесной воздух прекрасно на меня подействовал, через три дня я уже была совершенно отдохнувшей, желания работать, однако, всё равно не появилось.

И в одно прекрасное утро я проснулась от сильного ливня, барабанящего по окнам моего домика. Посочувствовав людям, отправившимся в поход, я заварила себе чашечку кофе. Решив испить его на террасе, я открыла бесшумную дверь, да так и замерла.

На моей террасе стояла странная девушка. Очень странная. Она была босиком, в коротком зелёном платье едва выше колен. Её кожа имела бледно-зелёный оттенок, а волосы салатового цвета собраны в небрежный пучок. Присмотревшись к её рукам, я поняла, что прямо из её кожи растёт какое-то растение с розовыми цветками.

Я так удивилась, что просто замерла на пороге, не говоря ни слова. Наверное, моё лицо выглядело довольно нелепо, но в тот момент меня это особо не заботило. Девушка, скорее всего, почувствовала, что на неё кто-то смотрит и резко обернулась. Заметив меня, она громко взвизгнула и поддалась назад, но упала, поскользнувшись. Я же взвизгнула оттого, что взвизгнула она, и тоже дёрнулась, вылив половину кружки на себя, а вторую половину – на пол.

Она не пыталась убежать. Просто смотрела на меня своими чёрными глазами, сидя на полу. Я отвечала ей тем же.

— Эм…, — наконец выдала я, но незваная гостья перебила меня:

— Умоляю, простите! – выпалила она на одном дыхании. – Я сейчас же уйду, только никому не рассказывайте обо мне!

— Не буду, не буду, — поспешно ответила я, выставив вперёд руки, в одной из которых всё ещё держала кружку.

Снова повисло неловкое молчание. Хоть девушка и обещала мне сейчас же уйти, она по-прежнему не двигалась с места. Она, правда, поднялась с пола, но продолжала смотреть на меня испуганным взглядом.

«Ну, — подумала я, — иди, чего стоишь?».

Но внезапно громко отзвучал гром. Ветер усилился, а дождь забарабанил ещё сильнее. Я решила, что моя гостья умеет читать мысли и обиделась на меня. Но она вся сжалась, услышав звук грома и слегка пискнула, поэтому я решила, что на стихию она никак не влияла. Я же сразу поняла, что она не человек! Хотя сейчас удивляюсь, как я тогда смогла так спокойно принять это.

— Слушай, — обратилась я к ней, — если хочешь, можешь переждать грозу у меня.

— Спасибо! – не скрывая радости, воскликнула та и хлопнула в ладоши. Но устыдившись своей радости, она смутилась. – Простите.

Я прошла на кухню, оставив дверь открытой. Вымыв кружку, я сменила футболку и достала швабру и тряпку, чтобы вытереть пол, где я разлила кофе. Я думала, моя гостья зашла в спальню, но она села у двери снаружи. Вымыв пол, я села на кровать. В тот момент я пыталась уверить себя, что всё нормально, ничего необычного не происходит. Сейчас эта девушка уйдёт, и вся эта ситуация покажется мне нелепым сном, бурной фантазией.

Но незнакомка не позволила мне убедить себя в этом. Она заговорила со мной:

— А ты не боишься меня? – робко спросила она с улицы.

— А должна? – вопросом на вопрос ответила я.

— Ну, люди обычно более эмоционально реагируют на моё появление, — пояснила незнакомка. – Как правило, они чем-то кидают в меня или просто очень громко кричат.

— Это нормально, — ответила я на автомате, работа психологом даёт о себе знать. – Людей пугает то, чего они не знают или с чем никогда не сталкивались.

— Да? – воскликнула та, приободрившись. – Тогда ладно.

Мы снова недолго помолчали. Но вскоре она опять спросила:

— А как тебя зовут?

— Карина, — ответила я, не раздумывая.

— А меня Диана. Приятно познакомиться.

— Мне тоже. Слушай, а кто ты? – задала я вполне логичный вопрос. Я встала с кровати и вышла к ней на террасу, сев рядом. Раз уж мы общаемся, то так это делать гораздо удобнее.

— Дриада, — ответила она, уткнув подбородок в колени. – Дриады — духи леса, если быть проще. Живём в деревьях и защищаем их от недобрых намерений человека.

— Оу, — вырвалось у меня. – А что ты здесь делала?

Диана мгновенно омрачилась, и весёлый тон её голоса погрустнел, но она всё равно ответила:

— Я сбежала. Я не смогла защитить своё дерево, и его срубили, — голос её дрогнул. Едва сдерживая слёзы, она пояснила: — Как я теперь покажусь на глаза сёстрам?! Дриада никогда не имеет права не защитить своё дерево. А если так случилось, что защитить его не удалось, то я должна была сполна отомстить обидчикам, как это сделала бы любая дриада! Но я не смогла. Не смогла! Нет, другие дриады на меня теперь даже смотреть не захотят, это такое унижение для них, — она разрыдалась, уткнувшись в коленки.

— Для них это всего лишь унижение, — ответила я, делая ударение на «всего лишь». – А для тебя это удар, обида, сожаление и горе. Не думай сейчас, что скажут другие, а подумай о себе. Попробуй сначала простить себя за совершённую ошибку. Ты живая, поэтому имеешь право ошибаться.

Она посмотрела на меня, утирая слёзы руками.

— Да…, — согласилась она, всхлипнув, и утирая слёзы руками. – Но как же они…

— А если они немедленно выскажутся о своём унижении, а не попытаются понять тебя, — перебила я твёрдым голосом, — то разворачивайся и уходи прочь. Они не стоят и грамма твоих переживаний!

— Ты права, — всё-таки согласилась со мной Диана. – Но я так переживаю из-за того, что натворила.

— Надо не переживать из-за ошибки, а исправлять её, — ответила я ей. — Срубленное дерево ты, конечно, никак не восстановишь, но можно же остановить дальнейшую вырубку леса, верно?

— Точно! – живо вскочила дриада на ноги. – Я немедленно должна собрать дриад, живущих рядом. Какая же я глупая! – она запустила себе пальцы в волосы, но тут же опомнилась и радостно бросилась ко мне, схватив за обе руки. – Спасибо! Я, видно, так разнервничалась, что забыла о самом главном. Я пойду, пока не поздно!

И Диана с силой и грацией оттолкнулась от пола и приземлилась на ветку высокого дерева, а затем устремилась глубже в лес. Я быстро потеряла её из вида. Дождь тоже стал постепенно стихать. Гроза закончилась, оставив после себя лишь небольшой дождик.

На следующий день Диана снова пожаловала, но на этот раз с корзинкой цветов. Протянув её мне, она весело сказала:

— За оказанную поддержку! Мне этого действительно тогда не хватало.

— Не стоило, — скромно ответила я, принимая корзинку. – Всё закончилось благополучно?

— Да! — активно закивала головой Диана. – Мы смогли остановить вы-рубку. А дриады отреагировали достаточно спокойно на мою ошибку. Мы собираемся вместе искать для меня новое дерево, — она обернулась назад, улыбнувшись кому-то. Я вообще никого не увидела. Дриады слишком хорошо сливались с зеленью леса.

— Я рада за тебя, — сказала я Диане. – И рада, что смогла помочь.

— Надеюсь, ещё увидимся, — улыбнулась Дриада на прощание, махнув рукой. – Пока-пока, — и она снова устремилась в лес, как сделала это в первый раз.

— Пока, — ответила я, когда она уже скрылась.

Закрыв дверь на террасу, я облегчённо выдохнула. Наконец-то все странности прекратились, и я снова могла жить спокойно!

— Надеюсь, — сказала я сама себе, — что хоть с единорогами мне не надо будет общаться.

Тогда я оказалась права, единорогов не было. Но мифология, оказывается, гораздо обширнее, чем я себе представляла.

Мой отпуск давно закончился. На дворе царствовал неприветливый октябрь.

Был уже поздний вечер. Я отдыхала, смотря свой сериал на семьсот серий. Я только включила серию 589, как раздался дверной звонок. Я очень удивилась и даже слегка обеспокоилась, потому что уже поздний вечер, а я никого не ждала. Подойдя к двери, я глянула в дверной глазок, но никого не увидела. Спрашивать я, разумеется, не стала и дверь не открыла. Может, я немного трусиха, зато останусь целой.

Вернувшись к себе в комнату, я не сразу обратила внимание на кровать. Но когда всё-таки подняла взгляд, то не удержалась и вскрикнула. Рядом с моим ноутбуком сидел необычный маленький старичок морщинистым лицом и длинной бородой. На нём был русский национальный костюм и лапти. Он сидел, расставив ноги в стороны и положив трость на колени. Взглянув на меня, он улыбнулся.

— Пожалуйста, не бойся, человеческий мудрец, — сказал он мне. – Я наслышан о том, что ты способна успокоить любую душу лишь одним разговором. Надеюсь, ты не откажешь мне в помощи. Выслушай меня.

Я встала в ступор. Человеческий мудрец? Да я окончила школу с двумя тройками! Успокоить душу? Звучит так, как будто я кого-то хороню!

— Я не человеческий мудрец, — ответила я, выставляя руку вперёд. – Я психолог. Ничьи души я не успокаиваю, а помогаю людям разобраться в себе.

— Но ты можешь выслушать старца? – спросил он, глядя на меня с беспокойством. – Если ты мне не поможешь, то никто не поможет.

«Симулянт!» — подумала я про себя, но вслух ответила:

— Конечно, что Вас беспокоит?

— Видишь ли, психолог, — начал дедушка, — я домовой. И живу я на свете очень долго, но последние лет двадцать присматриваю за одной небольшой квартиркой, большой дом я уже не осилю. Но люди, живущие в моей квартире, собираются переехать. Я не знаю, что и думать. То ли с ними переезжать, то ли с новыми хозяевами оставаться. А знаешь, я думаю, что я на них даже обиду держу. Сколько лет старался для них, а они вдруг решили уехать! Неужели я плохо слежу за их хозяйством?!

Домовой, начавший свой рассказ твёрдым голосом, действительно разозлился. Крепко сжал он свою тросточку, и, наверное, хотел помахать ею, но сдержался.

— Да, пришла, кажись, старость, — печально закончил домовой. – Ни на что уже не гожусь.

— Нет, — ответила я уверенно. – Во-первых, никогда не говорите себе, что Вы ни на что не годны. Во-вторых, Вы хорошо присматриваете за их квартирой, так?

— Даже не сомневайся! – горячо заверил меня домовой. – Ни одного таракана к ним не пускаю!

— Вот, — поддержала я его, — если квартира в хорошем состоянии, значит, и сами хозяева не особо хотят уехать. Может быть, их что-то вынуждает переехать. Например, место работы далеко.

— Вполне возможно, — задумчиво покивал старик, поглаживая свою бороду. – А как ты думаешь, психолог, стоит ли мне с ними ехать?

— Если поедете с ними, придётся оставить квартиру. Что Вам дороже: квартира или люди?

— Эх, даже не знаю, — вздохнул домовой. – Вроде и к людям привык, и квартиру оставлять не хочется, сколько там моих трудов! Вот если бы ничего не менялось…

— Но так не получится, — ответила я ему, покачав головой. – Нельзя разорваться на две стороны. Иногда приходится выбирать что-то одно.

Домовой молчал, перекатывая у себя на ногах свою трость. Я заметила, что взгляд его погрустнел, плечи опустились.

Тогда я очень тихо сказала ему, пытаясь не опечалить домового ещё больше:

— Перемены – вещь естественная. По сути, каждый день в нашей жизни что-то меняется, но иногда эти перемены настолько малы и незаметны, что мы не придаём этому особого значения. Поэтому когда нас застаёт врасплох какое-то глобальное изменение в нашей жизни, мы теряемся, начинаем нервничать и чувствовать себя неуютно, но это пройдёт. К переменам привыкаешь быстро, почти всегда. Очень быстро они становятся частью нашей жизни, и мы уже не помним, как жили без этого. Не бойтесь перемен, они естественны.

— Я, наверное, поеду с людьми, — вздохнул домовой, голос его немного дрожал, но я была уверенна, что он не заплачет, а сможет сдержать себя. – Всё-таки без этих людей мне будет одиноко, а квартира – это для меня не так важно, как они.

— Я очень рада, что смогла помочь, — улыбнулась я, вставая на ноги.

— Спасибо тебе, психолог, — сказал домовой и, к моему удивлению, до-стал кошелёк. Обычный человеческий кошелёк, который по сравнению с домовым казался довольно большим. – Сколько за приём?

— Откуда это у Вас?! – воскликнула я и даже сделала шаг назад.

— А ты думаешь, я им тараканов задаром в дом не пускаю? – посмотрел старичок на меня, выгнув левую бровь. – И ты не отнекивайся, даже я знаю, как у людей дела делаются. Сколько?

— Нисколько! – уверенно ответила я, отказываясь принимать деньги. – Не нужно мне…

— Как это не нужно? – удивился домовой. – Тебе еду в магазине разве бесплатно выдают?

— Нет, но…

— Думаю, этого хватит, — ответил домовой, бросая на кровать пятитысячную купюру. – До свидания, психолог. Я и остальным тебя порекомендую.

— Постойте! – вспомнила я очень важную вещь. – Как Вы узнали обо мне?

— О, так мне сосед приведение рассказал, — ответил домовой, взбираясь на подоконник. – Он как умер тридцать лет назад, так с тех пор только сплетнями себя и развлекает. Он обо всём в курсе.

— А как он узнал обо мне? – спросила я, делая ударение на «он».

— Да кто его знает, — пожал плечами домовой. – С кем он только не общается. До свидания, в общем, — закончил он наш разговор и выпрыгнул в окно. Я кинулась следом за ним, но не увидела его. Не разбился, и хорошо!

Я вернулась на кровать. Взгляд снова упал на пятитысячную купюру. Я беру немного дешевле. Рассмотрев её со всех сторон, я всё-таки решила, что она настоящая. Положив её в свою заветную шкатулку, куда обычно складывала деньги, я упала на кровать, раскинув руки в стороны.

«Что происходит? – подумала я и неожиданно вспомнила про случай летом. – Я уже почти забыла обо всём, что тогда приключилось, как всё началось снова! А ещё он сказал, что порекомендует меня другим. Кому другим? Чего или кого мне ещё ждать? Почему именно я?».

В голове вертелось столько вопросов, и на большинство ответов не было. Я действительно очень остро отреагировала на всё происходящее. Забавно, но рассуждая о том, что перемен не стоит бояться, я, кажется, сама переживала. Но кто бы не переживал на моём месте? Можешь ли ты, Арина, показать мне этого человека?

Но, тем не менее, время шло, а перемены неумолимо приближались ко мне.

Не прошло и недели, как ко мне нагрянул пёсиголовец — человек в доспехах, но у него была собачья голова и когти! Он равнодушно смотрел на меня своими сверкающими серыми глазами. Он просто позвонил мне во входную дверь! А если бы его увидел кто-то из соседей?! Я, например, грохнулась в обморок сразу же, как увидела его!

Очнулась я на диванчике на кухне. Пёсиголовец сидел рядом на стуле и смотрел на меня внимательным взглядом. Заметив, что я проснулась, он облегчённо вздохнул:

— Вы очнулись, я очень рад, — в его голосе был немного слышен глухой рык, и я бы назвала его голос каким-то скрипучим. – Скажите, психолог – это Вы?

«Может, мне соврать?» — промелькнула в голове мысль. Но я отогнала эту затею, потому что вспомнила, что где-то читала о том, что песиголовцы не прочь полакомиться людьми. Если бы знала, что они действительно существуют, читала бы внимательнее!

— Да, я тот психолог, которого Вы ищете, — ответила я, вздохнув, и приподнялась на диване, сев к нему лицом.

— Значит, можете мне помочь! – обрадовался он. – Видите ли, я…

Следующие часа два я была занята моим гостем. Он рассказал мне, что совсем недавно его свергли со своего поста вожака. У пёсиголовцев суровая иерархия. Вожаком стаи может являться только самый сильный из них. Будучи поверженным молодым членом стаи, теперь он является главной темой насмешек. Но не это его волновало, а то, что он не смог справиться с этим. И сейчас «жалуется» мне на свою судьбу. Но он чувствовал, что ему надо выговориться, иначе он загрыз бы самого себя от переживаний. А ещё он не знает, как убедить стаю перестать подшучивать над ним.

— Я мог бы перегрызть бы им всем глотки, — сказал он мне с серьёзной задумчивостью. – Но всё-таки на дворе двадцать первый век, и надо бы вести себе немного цивилизованнее.

«Хорошо, что он это понимает, — с облегчением подумала я. – Значит, есть надежда, что я останусь целой!».

Потом я говорила с ним о его проблемах. О том, что любое живое существо иногда нуждается в том, чтобы его выслушали. О том, что не быть сильным всегда и во всём – это нормально. О том, что все мы иногда проигрываем в чём-то, но никогда не надо впадать в отчаяние из-за этого. А ещё порекомендовала ему не переживать из-за насмешек, потому что они так и останутся всего лишь на словах, и единственный вред, который они могут принести – это уколы по гордости.

К концу нашей беседы он вроде бы выглядел вполне ободрённым и не таким подавленным. Поблагодарив меня, он ушёл, оставив несколько купюр. И откуда у них деньги?! И вообще, если они так спокойно разгуливают по улицам, чего я их раньше не видела?!

А ещё я стала волноваться за моих человеческих клиентов. Почти все из них приходят ко мне домой, лишь с некоторыми я общаюсь через Интернет. Что будет, если они пересекутся? Не хочу себе этого представлять! У некоторых и так нервы расшатаны, а тут они ещё такое увидят! Поэтому я перестала набирать клиентов среди людей, для них самих же будет лучше.

А клиентов из «нелюдей» становилось всё больше. К декабрю не проходило и дня, чтобы ко мне кто-нибудь из них не нагрянул. Кого только не было! О некоторых я вообще ничего не знала, поэтому ради своей же безопасности и избегания неловких моментов я перечитала вся сборники по мифологии, которые смогла найти в Интернете.

Даже был довольно страшный случай. Ко мне пришла девушка в длинном белом платье в пол. У неё были длинные седые волосы, а светло-серые глаза имели заплаканный вид. Я, возможно, и не отличила бы её от человека, если бы от неё не веяло ледяным холодом, пробирающим до костей. Её приход был весьма странным, целый час она мне плакалась то по одной причине, то по другой, то по третьей. А потом, когда она выговорилась, она просто встала и ушла, я даже ничего сказать не успела. Лишь пару дней спустя я наткнулась на описание такого существа, как банши – предвестница, которая своим завыванием и плачем предупреждает людей о скорой кончине или серьёзных несчастьях. Я даже печеньем подавилась, когда это читала. Но прошло уже достаточно много времени, а я осталась жива, значит, беда меня миновала.

Потом ко мне прилетала горгулья, сидящая на крыше городского музея. Рассказывала, что её не понимают даже стоящие рядом горгульи, и что сейчас люди не уделяют им должного внимания, и во Франции в семнадцатом и восемнадцатом веках было лучше.

Ко мне приходил каппа – обитатель рек, своего рода водяной, только из японской мифологии. На мой вопрос, что он делает в России, он ответил, что на дворе двадцать первый век и все жители мифов и легенд распространились по всему миру. Он рассказал, что рассорился с водяным и лешим, хотел бы помириться с ними, но признавать свою вину не хочет.

А ещё ко мне приходил жнец… Тот самый, который провожает души людей в мир мёртвых. Я едва удержала себя на ногах, думала по мою душу пришёл. Но нет, он просто рассказал, как ему тяжело живётся, не может он больше на людские страдания смотреть и на то, как люди умирают, но его срок ещё не закончился, поэтому он должен работать, но как же это тяжело.

Вот таким образом я и перестала работать с людьми. Теперь я психолог для «нелюдей», в котором многие нуждаются. Если ты заинтересуешься мифологией, то обнаружишь много созданий, которые, как пишут, желают зла людям, но, на самом деле, далеко не все из них прямо-таки мечтают навредить людям. Многие из них всего лишь мечтают о покое, а некоторые просто слишком вспыльчивые. Если люди их не будут трогать, то и они никого не тронут.

К чему я всё это тебе рассказываю? К тому, что твоя жизнь не будет более чудаковатой, чем моя. Поэтому не бойся строить самые рисковые планы, ставить себе самые высокие цели, стремиться даже за, кажется, несбыточными мечтами. И я тебя умоляю, игнорируй тех, кто говорит тебе, что ты не справишься, что это невозможно и прочий бред. Главное – это не сдаваться! Конечно, советую тебе не надеяться, что всё получится с первого раза так, как ты этого хочешь. Может быть, не получится даже не со второй попытки и не с третьей. Но поверь, всего достигает тот, кто не опускает руки даже после пятидесятой неудачи. А победа слаще только после нескольких проигрышей.

Удачи тебе!

P. S.: Только давай ты будешь действовать и мечтать в рамках закона».

Тогда я подумала, что моя тётя действительно очень странная, и ещё я поняла, почему она поссорилась с моими родителями. Думаю, она и сама это осознавала, но она была потрясающим, исключительным человеком. Она смогла научиться игнорировать мнение окружающих и теперь живёт ради самой себя, живёт в своё удовольствие. Она уверена в себе, в своём деле, в своих поступках и словах. Она не плыла по течению, она управляла этим течением и получала от этого удовольствие.

Да, я решила, каким человеком я хочу стать. В конце концов, это моя жизнь, и только я решаю, какой она будет.

Ракитина Анна Максимовна
Возраст: 16 лет
Дата рождения: 06.03.2006
Место учебы: МБОУ СОШ №46
Страна: Россия
Регион: Брянская обл.
Город: Брянск