XI Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 10 до 13 лет
Страна воспоминаний

Страна воспоминаний.

Глава 1

-Где я?

Мой голос эхом отобразился по помещению. Интересно, меня кто-нибудь услышал? Правда, я не совсем собиралась услышать ответ, наверное, это был вопрос больше себе, нежели кому-то. В своей голове я быстро пыталась понять где я могу находится. Но ничего не приходило на ум, слишком странное было это место. Раньше мне здесь точно не приходилось бывать, и нигде я о нем не слышала и не читала. Это была очень необычная комната, в ней не было вещей на потолке, не было причудливых узоров на стенах, в ней в принципе ничего не было. Из-за всех стен, потолка и пола исходил очень яркий свет, я бы даже сказала, безумно яркий. Одной рукой я прикрывала глаза, чтобы не ослепнуть, другую я держала вытянутой, чтобы не стукнуться обо что-то.

Я решила исследовать это необычное помещение и направилась в одну из сторон. Но чем дальше я продвигалась, тем все больше росло мое беспокойство. Во всем этом свете я была совершенно одна. Здесь даже банально стен не было. Я решила убрать руку и снова удивилась. Свет не слепил глаза, я могла спокойно видеть. Меня начала охватывать паника, я задыхалась, а все тело дрожало.

Раз везде свет, значит я умерла? От принятия этого факта стало только хуже. Мне придется вечность здесь сидеть. Вечность ходить по этой странной комнате. Вечность страдать. Была лишь надежда раствориться здесь, стать одним лучиком этой комнаты.

-Где я? – мне так сильно хотелось получить ответ, услышать слово, изданное не мной, хотелось услышать хоть звук падения предмета. Сделав глубокий вдох, я крикнула, да так, что заболели легкие, – ГДЕ Я!?

Тут я почувствовала дикую усталость, голова заболела, а стоять стало тяжело. Сон стал все больше одолевать меня, и я решила сесть. Как только я села на пол, он тут же растворился, и я принялась падать. Приняв, лежачее положение, я стала засыпать.

Когда я почти заснула, вдруг мне стало очень хорошо. Мне хотелось вечность так падать и не о чем не думать. Все мое тело стало очень легким, словно, не весило не грамма. Я стала пушинкой, у которой судьба – падать всю жизнь.

Глава 2

Я понятия не имею, сколько времени я спала, думаю, здесь не было такого понятия как “время”.

Когда я поняла, что не сплю, то не поспешила открыть глаза. Я начала вспоминать, что мне снилось, но ничего не приходило на ум. Это даже сложно назвать сном, потому что во время него ничего не происходило. Но я помню, что во время этого “сна” вся тревога и страх пропали. Это было что-то хорошее, что-то невообразимо приятное, это состояние невозможно описать словами.

Но сейчас тоже было хорошо, не было чувства безысходности или страха. Легкий ветерок обдувал лицо и отбрасывал часть волос назад. Трава щекотала часть лица и руки. Она была такая мягкая и свежая, что вечность хотелось так лежать.

Тут я почувствовала, что кто-то гладит мои щеки. Но сразу, себе на удивление, я поняла кто это. Во мне не было ни капли сомнения. Это была Она. Я никогда с Ней не встречалась, я никогда Ее не видела и не думала о Ней. Но в тот момент я поняла, что знаю и всегда знала.

Я поскорее поспешила открыть глаза, чтобы наконец-то увидеть Ее. Она была намного прекраснее, чем я думала. Ее красоту невозможно описать словами. Лицо милое, ангельское, без единого прыщика или морщинки. Руки нежны, словно бархат.

На Ней было безумно красивое белое платье, без единого пятнышка. Подол платья украшала изящная золотая роспись. Оно словно было сделано именно для Нее и никого больше.

Я хотела полежать так еще немного, смотря на Нее, но Она меня позвала:

-Вставай, Оксана, нельзя же столько лежать на земле, — Ее голос был прекрасным и очаровательным, ничего в жизни прекраснее не слышала. Так и хотелось слушать его всю жизнь.

Я приподнялась, упершись на локти. Тут я вспомнила, что понятия не имею, что это за место. Я встала и начала разглядывать местность. Все что здесь было это: небо без облаков, на нем даже солнца не было, но почему-то было светло, точно был день; была одинаково-зеленая трава и мы с Ней. Но находясь здесь, я не чувствовала страха, в отличии от прошлой комнаты.

Ты взяла мою руку и мы принялись идти. Шли мы хоть и долго, я ни капельки не устала. На самом деле я не знаю, как долго мы шли, не уверена, что здесь могли бы быть часы. Но по ощущению как будто прошла целая вечность.

Еще одна странность: по пути нам совершенно ничего не попадалось, мне было безумно интересно куда мы идем. Но тут я увидела маленький домик. Мне кажется, если бы я туда зашла, то смогла бы только стоять, ну или сесть на корточки. Домик был из желтого кирпича и красной кирпичный крыши, дверь коричневая. С виду самый обычный дом, если не считать размера.

— Можешь здесь поспать, -Она махнула рукой, указывая на него.

— Но я совершено не хочу спать, я даже не устала, — ответила я.

— Думаешь?

После ее слов, я почувствовала дикую усталость и сонливость. Я открыла дверь, зашла в дом. Наружность оказалась обманчива. В этом домике стояла кровать, стол, стул и шкаф, а снаружи казалось, что он безумно маленький. Подойдя к кровати, я плюхнулась на нее и уснула.

Глава 3

-Оксана! – мамин голос слышался где-то рядом, где-то совсем близко, но я не понимала откуда.

-Оксана! – это голос моего братишки.

-Оксана! – вот уже папа меня зовет.

-Оксана! – все их голоса слились в унисон, они звали меня, но я не могла им ответить.

Вот мы на пикнике. Я лежу на пледе и наблюдаю за остальными членами семьи. Братик Андрей ловил бабочек, но его панамка слезла на глаза, и он стал звать маму. Мама, которая до этого доставала еду из корзинки, идет помогать Андрею. А папа пытается поставить навес, чтобы сильно не пекло.

Я с улыбкой на лице смотрю на все происходящие, люблю пикники с семьей. Или любила? Стоп, почему любила? Голову пронзает жуткая боль. А точно ли мы на пикнике?

-Оксана, – мама подходит ко мне и строгим голосом говорит, – пожалуйста будь аккуратна на дороге.

Почему-то вся семья уже не улыбается. Весь мир почернел, а они значительно увеличились. Собравшись вокруг меня, они очень серьезно смотрят. К чему это все? Мы же на пикнике. На пикнике…

***

-Оксана! – Она стояла на пороге дома и смотрела на меня. – Давай, вставай, нам нужно идти.

-Куда? – спросила я, потянувшись на кровати.

-Потом увидишь, идем!

Я встала с кровати и вышла из дома. Как только я переступила порог, помещение вдруг исчезло, будто его и не было. Я решила этому особо не удивляться, мало ли что в этом мире может быть.

Когда мы шли, я вспомнила про свой сон. Что он мог значить? Кто все эти люди, которых я видела? Про какую дорогу говорила эта женщина?

Но тут мы подошли, как я поняла, к небольшому городку. Это были в два ряда расставленные одноэтажные домики, окружал их самый обычный металлический забор. Подальше домиков был сад. Это место манило и притягивало, я даже сама не знаю чем.

Я потянулась рукой к калитке, мне очень уж хотелось попасть внутрь. Но тут Она схватила мою руку, не давая мне открыть дверь.

-Постой, – сказала Ты, – ты помнишь все что было До этого места?

Тут я почувствовала резкую головную боль. Голова сильно затрещала, и я все вспомнила. Свою семью, друзей, все моменты которые я провела с ними. Все горести и радости, все победы и утраты. Я поняла значение сна.

-Значит, почти что забыла, – Она укоризненно посмотрела на меня.

-Но я уже вспомнила, — сказала я Ей.

-Если бы я не сказала, то не вспомнила бы. Если ты забудешь все, то потеряешься здесь, потеряешь себя. Этот мир попытается заставить тебя это сделать, а я должна была лишь тебя проводить, больше я ничего не должна. Если тебе будет легче запомнить, то мня зовут Эля.

-А можно мне не идти? – я почувствовала дрожь в теле.

-Прости, но ты должна. И еще, – Она остановила меня, когда я уже захотела зайти, – постарайся не общаться ни с кем, мало ли что.

После этих слов Она исчезла. Я аккуратно открыла дверь калитки, вздохнула и вошла внутрь.

Глава 4

Когда дверь калитки захлопнулась, я обернулась. Но ее, как и забора уже не было, забора вообще нигде не было. Место этого, везде стояли дома. Они все такие одинаковые: из розового кирпича, с желтой крышей, одноэтажные. Они все очень напоминали тот дом, в котором я спала.

Но среди всех их, стояла огромная оранжерею. А в самой его середине, разбивая потолок, росло дерево. Оно казалось таким прекрасным и манящим, так и хотелось залезть на него. Мне казалось, что так я достигну чего-то невероятного.

Недолго думая, я побежала туда. И тут откуда не возьмись появился ветер. Он сначала дул мне в спину, а потом и вовсе понес меня. Мне осталось лечь на спину и лететь по течению. Ветер нес все быстрее, я была все ближе к месту назначения.

Тут ветреной поток вынес меня к двери и исчез, будто его и не было. Передо мной была обычная, деревянная дверь. Я дернула за ручку и оказалась в большом красивом саду. Тут были и разных видов цветы, и разные деревья, тропинки из белого камня, даже скамейки. В воздухе же стоял приятный аромат от всего цветущего.

Но в глаза больше всего в глаза бросалось то самое большое дерево, растущее в самой середине сада, кроны которого уходили в потолок. Мне, захотелось забраться на него все больше. Я подошла к нему и прыгнула, чтобы дотянуться до ветки. Как ни странно, ветка не согнулась под моим весом. Я спокойно потянулась и забралась. Когда я искала новую ветку, кто-то крикнул мне:

-Слезай! – это был мальчик лет шести.

-Отстань! – я прыгнула уже на следующею ветку. Я очень удивилась, что так ответила, обычно мои ответы не грубые.

-Не отстану! Я также как ты говорил, а потом все забыл!

-Что забыл? – я аккуратно спрыгнула вниз и посмотрела на мальчика. Один его глаз скрывала повязка, и сам он был бледный.

-Все что было До. Я также хотел залезть на дерево, меня начал останавливать какой-то человек. Я его не послушал, забрался, а когда слез, все забыл! Тот человек хотел мне помочь все вспомнить, но не получилось. А потом пришла Она и все.

-Она? Ты имеешь ввиду Элю? – этот мальчик помог мне вспомнить некоторые вещи, а Она говорила мне ни с кем не общаться.

-Я не знаю, но она сначала была доброй, а потом нет. А теперь еще и того человека нет. Я был совсем один. А теперь ты есть. Ты главное ничего не забывай!

Все мои воспоминания становились мутнее, но не исчезали. Значит, если все забуду, стану как этот мальчик, нужно быть аккуратной. И, видимо, Эля никогда не была за меня, ее работа лишь проводник. Странно, что я только сейчас это поняла.

Глава 5

По настоянию того мальчика, мы пошли в другой конец оранжереи. Чем дальше идешь, тем меньше становится цветов, деревьев. Остается лишь сухая, будто сгоревшая, трава. Окна не были чистыми, в них не заходили лучи солнца. Они были грязными, даже где-то выбитыми. В воздухе витал запах сырости и почему-то ржавчины. Наверное, это из-за металлической трубы, проходящей наверху.

-Почему мы здесь? – спросила я.

-Человека делают его воспоминания. С помощью них, он такой какой он есть. А если он всё забудет? Будет ли он тем, кем является? Ведь…- он резко замолчал и стал смотреть в потолок.

-К чему ты это?

-…он не помнит своих мыслей, размышлений. А он не помнит всех своих знаний, как белый лист. Лист без ничего. Скажи вот имеет ценность пустая книга, а пустой диск?

-Глупо сравнивать человека и диск.

-Тем не менее: «Человек, который однажды забыл всю свою жизнь, потерял свою личность». Я тогда этого не понимал, сейчас понял. Это вообще единственное, что я запомнил. А ведь даже своего имени не помню. А ты помнишь?

Голова снова начала болеть, когда я пытался вспомнить все что было До. Воспоминания все мутнели и мутнели нельзя, но ещё не исчезли. Вообще, когда я пыталась, что-либо вспомнить, головная боль давала о себе знать.

-А почему сюда ты нас привел? – снова спросила я.

-Мне здесь спокойнее. Я всё равно скоро исчезну. – ответил он.

-Как отсутствие прошлого влияет на исчезновение?

Он задумался, отошел к окну и сел на подоконник.

-Потому что я стану другим человеком. Ещё, если ты сможешь забраться на дерево ничего не забыв, это действительно что-то значит.

Он испарился, оставив после себя слабо свечение.

Я пошла обратно к дереву и нашла свою первую ветку, забралась на неё. Потом нашла вторую, так же. Воспоминаний все сгущались, они становились все темнее. Меня ослепляли цветы, когда смотрела вниз. Они как будто желали, чтобы я все забыла. Забираться все сложнее, но сил как будто все больше. Вспоминание темнее и темнее, мне пришлось бормотать свое имя чтобы хотя бы его не забыть.

Если вдруг возникнет вопрос, как я так забралась, ветки были относительно близкий друг другу. И вот я уже на вершине. Воспоминаний почти угасли. Тут появилась Она.

-Хм, похвально, что ты туда забралась. – Она косо посмотрела на меня.

-Эля, тебя же так зовут.

-Я думала, что ты все забудешь, обычно многие кто забирался, все забывал. А я лишь проводник, помочь бы ничем не смогла.

*

Я очнулась в больнице, рядом никого не было. Потом ко мне подошла медсестра, сказала, что сообщит все моим родителям. Последнее что я помнила, то что я переходила дорогу, а потом белый свет. Было ли что-то после этого?

Милана Фатхуллина Ильдаровна
Страна: Россия
Город: Уфа