Принято заявок
2558

X Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Стоять на крыше

Глава 1

Каково это, стоять на крыше?

Стоять на крыше то ли в ожидании божественного знака, то ли полного понимания того, что с тобой происходит, то ли, что кто-нибудь тебя столкнёт и снимет с твоей души этот тяжёлый шаг, а может, что кто-то подойдёт сзади и заставит остаться, остаться и бороться дальше, дальше, до победы. До победы, когда не захочется больше приходить на крышу и смотреть оттуда вниз и в вечность, а ведь она хотела остаться в вечности, но своим поступком что она может сделать? Заставить близких страдать, только и всего.

Тут в её голове пронеслись страшные картины, как её родители стоят около гроба, плачут, мать чуть ли не бьётся в истерике, но вид у неё такой, будто она больше не может чувствовать ничего, кроме боли, будто вовсе утратила эту возможность, навсегда. Выражение лица такое страшное, неживое как будто. Слёзы текут сами, нет спазмов, искривляющих лицо, истошных криков тоже нет. Небо серое, на нём не светит солнце, не идёт дождь, там ничего нет, совсем ничего. А в гробу лежит она, маленькая самоубийца, испортившая жизнь себе, матери, отцу, братику, всем, кого она так любит!

А она всё смотрит вниз, небо такое же неживое, как в её воображаемой картине. При взгляде туда, вниз начинает бить мелкая дрожь. Глаза полны слёз и отчаянья, она не знает, что делать.

Вновь взгляд на небо. Может, оттуда есть причина остаться? Как ей хочется, чтобы кто-то дал ей эту причину, вручил как самый бесценный дар, заставил отказаться от того, что она намерена сделать. Она бы долго не соглашалась, очень долго, а он бы не уходил, стоял, ждал, убеждал и наконец бы убедил! Но его нет.

А кто есть? Сейчас, в этот самый момент, кто для неё есть? Она на крыше, на соседних крышах никого, даже птицы нигде не пролетают. Опять взгляд на небо. Девочка, кого или что ты там ищешь? Кто тебе там нужен?

Она не знает, кто ей нужен. Но когда перед её лицом смерть, она всё же хочет что-нибудь сказать. А поскольку она сейчас одна, обратиться кроме того, кого она не знает, ей не к кому.

Ну, что же тебя останавливает? Не бойся.

С крыши послышался тяжёлый крик : «Кто-нибудь! Я хочу всё исправить! Я должна всё исправить! Мне нужнее это всего на свете! Можно? Можно?! Судьба, верни меня на десять лет назад и я всё исправлю! Я обещаю! Ну? Почему? Ну почему!?». Это было похоже на какие-то капризы, которые прерывают всхлипы и рыданья. Но нет, это были самые отчаянные желания, которым, увы, не суждено было сбыться.

Вы не представляете себе, как внимательно она смотрела в небо. Вдруг среди серых-серых туч начали проглядывать маленькие лучики солнца. Это было невероятно прекрасно, но девочке это ни капли не понравилось. Снова её голос : «Нет, кто бы ты ни был, ты меня слышишь! Если бы ты вернул меня, то я бы была самой счастливой на всём свете! Прошу тебя, мне даже не нужно знать, кто ты.»

Тишина. Голос: «Жаль, но, видимо, ты этого не хочешь. Что? Хочешь сказать своими лучами солнца, всё решаемо?! Что после дождя наступает радуга? А нет! Это всё красивые слова, а на деле они не значат ничего! Ну и ладно»

Она встала на самый край крыши. «Эй, ты видишь?! Я спрыгну!» Ответа всё не было. «Знаешь…» Она хотела что-то сказать, но передумала.

Всё. Она больше не ждала ни знаков судьбы, никого и ничего, ей было уже всё равно. Закружилась голова. Отступила на несколько шагов от края крыши. Бесполезно. Она снова подошла к краю.

Мир замер. Шаг в вечность совершён, но не тот, из-за которого мы знаем писателей, героев, актёров, учёных, просто хороших людей. Этот шаг был совсем другой, он был в другую вечность. Раз, и всё. Одна секунда. Всего одна роковая секунда, решившая судьбы людей в одну сторону, сторону несчастья.

Такая жизнь. Делаешь несчастье — его и получаешь, счастье — и вперёд в лучшую жизнь.

Летящее вниз тело увидел пятилетний ребёнок. Она не знала, но именно это заставит его поступить так же через пятнадцать лет. Всем понятно, картина, которую она увидела о родителях, была правдой. Да, так и будет.

Младший брат замкнётся и не сможет разговаривать. Убитые горем родители… Вы сами знаете, что бывает в таких случаях. Алкоголизм, депрессии, новые самоубийства.

Да, это жизнь, здесь нет всегда счастливого конца. Бедный ребёнок, она, сама того не осознавая, натворила столько, что вовек ей было бы не отмыться от своих деяний, пусть даже не осознанных, но ей уже всё равно. Однако это был её выбор. А выбор каждого нужно уважать…

Глава 2

Где же очнулась девочка? И очнулась ли она вообще? Никому из нас не дано знать, что ждёт человека после смерти. Ад ли это или рай? Может быть, там и нет ничего вовсе? А все наши религии и убеждения просто попытки человечества скрасить осознание того, что смерти не избежать, не убежать от неё, играя с ней, всё равно проиграешь, сколько бы не старался человек.

Тс… Шум… А, нет, это музыка. Приятная такая, нежная, чистая, словно из горного родника. А может, это голос? Такой ласковый… Что он говорит? Она не слышит, наверное, это всё-таки музыка. Она ближе, ближе… Почему она чувствует себя так … свободно? Надо вспомнить, что с ней было… Шаг в вечность, точно. Что же ей делать теперь, когда всё кончено? Опять музыка ближе, ближе… Такая сладкая… А может, она попала в рай? Вряд ли. Она же… самоубийца. Всё вокруг такое… белое, чистое. Нечего делать только. Она прислушалась к музыке. Что-то знакомое до боли. Боль как-то чувствуется слишком реально. Почему так больно? Свет становится ярче. Музыка громче. Нет, это не музыка. Это голос. Чей? Точно знакомый. Но чей?

Её. Это не речь, это… крик. Свет ослепил глаза. Ничего не видно. Голос звучит громче и громче и уши закладывает от этого истошного, животного крика.

Бах! Белый чистый мир лопнул. Она оторвала руки от головы и увидела… себя. Тело на асфальте. Всё в крови. А она сейчас с ним рядом. Маленький ребёнок лет пяти смотрит на тело. Он плачет. «Мама!» — единственное, что он повторяет между всхлипываниями. Её душу он не видит, а ей его так жаль! Она смотрит на тело, на себя, на тело, на себя… На крик мальчика прибежали люди, они отвели его к маме, вызвали полицию. Кто-то даже успел прокомментировать ситуацию. Так получилось, что они все оказались вокруг неё и как бы выше, она сидела совсем рядом с телом. Приехала полиция, тело погрузили в машину, составили протокол, все разошлись. А она осталась сидеть… Она плачет, неужели, она решилась на это? Смотрит в небо сквозь слёзы.

А что же теперь? Ей, наверное, надо попрощаться со всеми. Но куда же идти? Она уже встала, чтобы идти хоть куда-нибудь, но всё снова стало белым. Она вернулась туда, откуда пришла, хотя, пришла-то она из земного мира, но вернулась в мир с музыкой.

Почему она так часто плачет? Всё же закончилось! Но как оказалось, нет. Всё только началось.

Глава 3

Опять белое и чистое рассеялось, как туман. Где же она теперь?

Она проснулась в своей старой детской комнате, в том доме, где они с семьёй жили в маленьком городке около реки. У них был прекрасный домик. Не очень большой, но и не маленький. Такой уютный и милый. Она провела в нём своё детство до девяти лет, потом у них в семье родился маленький братик, они подкопили денег, продали домик и переехали в квартиру в большой город.

Но теперь она не чувствовала себя так же свободно, как раньше, она словно вернулась в своё тело, только… Она оглядела себя. Она выглядит по-другому. Ей снова пять. Точно пять, рядом с кроваткой стоит самокат, который ей подарили на День рождения и который сломался через неделю после праздника.

Опять непонимание. Что же с ней случилось, а главное — зачем оно так случилось? «Точно…» И в её голове тут же пронеслась ясная твёрдая мысль о том, что с ней. Она же перед тем, как спрыгнуть просила вернуть её на десять лет назад, чтобы всё исправить. И вот, видимо, её услышали. Интересно, это навсегда? Или опять она вернётся туда, откуда пришла?

Тс… Слышишь? Шаги… Это, наверное, мама идёт её будить.

— Эй, вставай, пора в садик.

— Мама…

— Что, солнышко?

— Да так, ничего.

— Тебя что-то беспокоит?

— Нет-нет, мам, всё хорошо.

— Одевайся, я пойду сделаю тебе завтрак.

Надо же, когда-то у них с мамой были такие тёплые отношения…

Она была в полном замешательстве, что ей делать, поэтому решила не выдавать себя и идти в детский сад как ни в чём не бывало.

День там прошёл очень хорошо, она обрадовалась, ведь там был тихий час, а она уже так давно не высыпалась из-за ночей в слезах и тех, кто заставлял её проводить эти ночи в слезах.

Мама забрала её и состоялся диалог.

— Мне воспитательницы сказали, что ты сегодня совсем по-другому себя вела, чем обычно, даже спала на тихом часе. Молодец, нужно хорошо себя вести. Кстати, мы с папой вот думаем в горы съездить, на лыжах, сноуборде покататься. Что думаешь? У нас же отпуск скоро.

Резко в голове нашей героини пронеслись очень больные воспоминания. В этих самых горах её отец сломал себе что-то серьёзное, да так, что он два месяца лежал в больнице.

— Мама, я думаю, это не очень хорошая идея.

— Почему? Ты разве не любишь кататься на лыжах?

— Люблю, но горы — это очень-очень опасно, можно сломать что-то.

— Не бойся, там склон совсем пологий, не страшно, даже если упадёшь.

Домой они дошли молча. Дальше был обычный день, но он прошёл для неё в размышлениях, что же предпринять ей, ребёнку, чтобы не допустить такого страха, какой они с мамой испытали.

Следующий день был выходным. Мама с папой смотрели какой-то фильм, она пришла к ним, посмотрела его вместе с ними, ведь она его не видела.

— Доча, а тебе правда интересно? — спросили родители.

— Ты понимаешь, что там происходит?

— Да, конечно. Это кино о том, что не смотря ни на какие обстоятельства в жизни, нужно продолжать бороться. Главной героине пришлось очень нелегко, но она справилась.

— А это сильно.

— Да, доченька, это очень умно для девочки пяти лет.

— Не нужно в горы. Там можно разбиться.

— Опять ты за своё.

И так она поднимала тему гор изо дня в день, пока родители не отказались от идеи туда поехать.

Глава 4

Так она жила, наша героиня. Её хвалили родители за большие успехи в столь раннем возрасте. Жизнь была снова беззаботной и весёлой. Она оберегала родителей и себя от ошибок, которые они совершили в той, другой жизни.

Так что жилось ей довольно весело, пока не случилось что-то важное.

Это был обычный вечер и обычный ужин её семьи. Мама, папа и она собрались за одним столом за вкусной едой. Речь зашла о каких-то деньгах, которые пропали из кошелька отца. Такой ситуации в памяти нашей героини не было.

— Дочка, а это часом не ты взяла деньги?

— Пап, ты чего? Зачем они мне?

— Значит…

— Эй, ты что, на меня намекаешь?!

— Вообще-то да.

— Да я… Да ты…

Мама вышла из-за стола и ушла в свою комнату, такое подозрение задело её до глубины души.

— Папа, ты почему так про маму думаешь? Может деньги просто украли?

И она услышала море оскорблений, направленных в сторону мамы. Они резали ей уши, словно нож, который медленно вдавливают в сердце.

Решив, что лучше поговорить с мамой, она ушла к ней в комнату. Однако там она тоже не услышала ничего утешительного. Фраза «Ненавижу его!» всё объяснила.

Эту ночь она снова проплакала, как последние месяца той жизни. Это стало отправной точкой. Да, не к чему рассказывать читателю о многих других ссорах и разборках, приведших семью к разводу.

Глава 5

И вот стоит она, хотевшая всё исправить, около скамьи в суде, где проходит бракоразводный процесс и плачет. Да, она снова плачет. Она не смогла ничего исправить. Всё поплыло перед глазами. Она ничего не слышала, никого не видела.

И снова она стоит на крыше. Она продержалась год. Ровно год. «Что мне делать? Как всё исправить? Не допустить ничьи страданья? Как?» Она медленно опускается на колени, голова ужасно кружится. «Может, ещё шанс? Один маленький шансик!»

Всё вокруг снова белое-белое. И чистое. И такое свободное.

Снова мысли. Слёзы текли ручьями.

Вдруг голос. Или всё-таки музыка?

Из ниоткуда звучит такой нежный приятный голос, это голос, но он не говорит, это лишь мелодия, напеваемая им.

-Ты кто?

— Я тебя люблю.

— Ты… ты кто?

— Это не важно. Любой, кто тебя любит, твой ангел.

— Да уж… А из меня тогда кто получился? Демон что ли? Я не смогла ничего исправить… Всем стало только хуже от меня.

— А зачем тебе было исправлять в другой жизни? Можно же и в обычной.

— Так в этой я же…

— Ты спрыгнула.

— Мне… мне так жаль… Тогда ведь, наверное, можно было всё исправить, а вот сейчас… Сломалось самое главное, сломалась моя семья! Из-за меня сломалась! Но скажи, что я неправильно сделала?! Что?!

— Ты лишила семью испытаний, тем самым сделав её хлипкой. Твоя мама стала сильней, когда два месяца ухаживала за твоим папой, сломавшим в горах всё, что только можно. А твой папа увидел её огромную любовь, что не заставило его в ней сомневаться больше никогда. Это лишь пример, жизнь ещё сложнее. Ты поняла?

И словно маленькой девочке кто-то объяснял словно по-новому нашей героине всё, что с ней случилось. И она всё поняла, всё осознала. Теперь всё казалось ей полностью осмысленным, всё, что с ней происходило.

— Поняла.

Пауза, тянувшаяся часы.

— Ты умерла.

— Я знаю.

— Хочешь остаться здесь или вернуться?

— Вернуться и всё исправить? Нет уж, не хочу больше видеть себя пятилетней, не хочу ничего тогда менять. Наверное, это не были мои родители, и это не была я.

— Нет, девочка. Вернуться в секунду перед шагом в вечность. Твоим шагом, ты помнишь?

— И всё исправить?

— Не нужно ничего исправлять. Сделай выбор. Снова.

— Ты думаешь, у меня получится, а если я подумаю, что это всё сон?

— Конечно получится. Идём.

Минута ходьбы среди белого чистого мира.

— Остановись. Теперь сделай шаг. Но перед этим запомни, всё нельзя исправить. Но перед самым совершением роковой ошибки выбор ещё можно изменить.

Улыбка героини. Она впервые появилась на её лице за всё наше повествование.

Шаг. Белый мир снова туманно рассеялся.

Она снова на крыше. На самом бортике. Перед ней выбор.

И она сделает его правильно. И решит судьбы людей в одну сторону. Сторону счастья. Такая жизнь. Делаешь несчастье — его и получаешь, счастье — и вперёд в лучшую жизнь.

«Спасибо»- произнесла девочка.

Янова Василиса Олеговна
Возраст: 16 лет
Дата рождения: 28.05.2007
Место учебы: ГБОУ Школа №1637
Страна: Россия
Регион: Москва и Московская обл.
Город: Москва