XI Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
сохранение №17 «каковы дальнейшие действия»

я взрослею. и это неизбежно

зима две тысячи двадцатого года:

я сижу на кухне с ложкой в руке и гипнотизирую банку шоколадной пасты. где-то сбоку мама колдует над котлетами, пробуя новый соус на вкус, немного кривя губы. изредка задает вопросы адресованные мне, оглядываясь через плечо.

в свою очередь,наконец-то распаковываю нутеллу и зачерпываю полную порцию, сразу отправляя в рот.

-ну Лиза, ты хотя бы батон возьми. — это было далеко не недовольное ворчание, привыкшее слышать дети, а снисходительное предложение, которое, конечно, было проигнорировано.

-мам, ты просто не понимаешь. батон перебивает весь вкус. — в конце предложения был послан максимально серьезный взгляд, на который способен четырнадцатилетний подросток в данном контексте.

мои ноги были в позе «бабочки», еще длинные волосы находились повсюду из-за чего часто приходилось выслушивать замечания.

—лиза, немного хоть оставь. уже половину банки съела— а здесь уже недовольный голос родителя. конечно, зубы лечить я никогда не любила, а вот сладкое.. но сейчас не об этом.

—кстати, ты определилась с профессией?- вопрос с подвохом. мама смотрит с презрением ожидая ответа. мы часто «говорили» на эту тему, но толком ни к какому выводу не приходили.

—ладно, я к себе— облизнув ложку, вскакиваю со стула и направляюсь в комнату, уже не вслушиваясь в крики мамы о забытой, грязной посуде, а также главном вопросе.

приземляюсь на кровать и моментально беру в руки телефон. кручу его, каждых пару секунд проверяю на наличие новых уведомлений. пусто.

пожимаю плечами, отправляюсь в противоположный угол комнаты за ноутбуком. взяв гаджет, ищу популярный подростковый сериал, в котором так мало смысловой нагрузки и оставляю его «фонить», все еще проверяя мессенджер.

и, о, чудо!

новое сообщение:

уже определились с предметами для сдачи экзаменов? если да, переходите по ссылке и заполняйте форум с выбором!

—опять экзамены.. сколько можно- с призрением перечитываю информацию, через мгновение удаляя- зачем мне задумываться об этом сейчас? у меня полно времени.. — незаурядный монолог прерывается собственным зевком.

я никогда не умела решать проблемы. мой способ — избежание. уход в царство морфея до сих пор привычный метод не задумываться о будущем, а быть в мире, где все получается с первого раза, разумеется, без особых усилий.

укладываюсь на нерасправленую постель, тюль не спасает от палящего солнца. я все же закрываю глаза, предпочитая отложить мысли о профессии на следующий раз.

—милая, ты ведёшь себя инфантильно. никто не просит принимать такие важные решения прямо сейчас с сто процентной точностью. тебе нужно подыскать несколько вариантов, которые будут компонировать твоей душе, разуму и возможностям.

чтобы в дальнейшем развивать именно эту сферу деятельности. Лиз, тебе будет легче. в будущем скажешь себе «спасибо». — этот мелодичный голос врывается так неожиданно, словно он где-то совсем рядом. возбужденно оглядываюсь и вижу ее.

-кто ты?- кричу изо всех сил, такой прием видела в сериале. я чувствую страх. раньше все сны были подвластны моему мышлению. тогда почему эта девушка сейчас здесь. улыбка добрая, но я чувствую надменные нотки. она — враг.

-не нужно кричать, милая. верни прежнюю октаву своего голоса. нам нужно серьезно поговорить — «деленс » ( я сама прозвала ее так, ведь в этой кличке смешивается благородие и подлость. мне все еще неизвестно, что ожидать от нее) присаживается на край кровати, вторая же прогибается под ее весом.

я только сейчас понимаю, что мы находимся в моей спальне. все абсолютно идентично, только.. в зеркале не хватает стекла. осталась только рама.

—ну-с, пришло время познакомиться..- «деленс» начинает повествование..

август две тысячи двадцать третьего года:

плотно завешенные шторы не пропускают лунный свет в помещение, дабы не беспокоить одинокую фигуру, которая расположилась на хаотично разбросанных подушках. я укрыта двумя одеялами, несмотря на плюсовую температуру.

не помню, когда крайний раз было холодно физически. не думаю, что это имеет значение в данной ситуации.

шепотом желаю домашним добрых снов, а сама тихонько прислушиваюсь к происходящему по ту сторону окна.

там дождь.

не люблю пасмурную погоду, она нагнетает, создавая состояние апатии и душепоглощающего страха.

ничего вышеперечисленного не чувствую.

на смену привычным ощущением приходит умиротворение.

не слышно нецензурных выражений, гула машин или раскатов грома.

только удары капель об подлокотник, но даже они звучат умиротворенно.

им выпала честь забрать возможные переживания, унося их глубоко-глубоко под землю.

заставлю себя подняться с нагретого места, всовывая холодные ступни в мягкие тапочки с изображением кота. улыбаюсь им и шаркая ногами захожу на кухню.

все спят.

достаю из дальнего шкафчика запретное лакомство. медленно проворачиваю крышку, окуная чайную ложку в шоколадную гущу. скрупулезно провожу языком по столовому прибору, стараясь запомнить вкус любимой сладости.

нужно приготовить таблетки с вечера.

завтра лицо станет опухшим и красным, не хочу, чтобы мама волновалась.

взяв упаковку лекарства,не оглядываясь на закрытый шкафчик, иду к своему окну.

—вместо написания сочинения — бездельничаю. — опять ругаю себя за минутную слабость и отдых на атласных простынях.

не могу расслабиться, зная, что впреди еще уйма работы.

-пора возвращаться. — сажусь за родной рабочий стол. за этот учетный год он несколько раз поменял свое расположение, тем самым олицетворяя мои неудачи и истерики. приступаю к анализу произведения «Недоросль». стараюсь внимательно вчитываться, подчеркивать важные моменты и не упускать ремарки. все тщетно. глаза слипаются от жуткой усталость. руки сами собой складываются на поверхности, голова опускается на них.

я уже где-то в другом месте.

—ну-с, пришло время познакомиться..- «деленс» начинает повествование..

слышу свой голос и медленно начинаю понимать, что происходит.

на меня испуганно смотрит четырнадцатилетняя девочка. выглядит она по-детски невинно.

огромные глаза с длинными ресницами, которые еще не знают о существовании туши. нос с горбинкой усеянный большими неуместными веснушками, маленькие губы, которые постоянно приоткрыты из-за неправильного прикуса и запутанные волосы.

—я повторяю, «кто ты?» — слышу повторный крик, видно, она настроенна враждебно и точно не узнает меня. неужели за несколько лет я так поменялась..

—Лиз, ты серьезно не узнаешь меня? — конечно, теперь большие не только глаза, но и синяки под ними, которые мастерки прячутся под тональным средством. косметики на моем лице не так много, но она придает лицу свежесть в такой сложный период школьной жизни. —

я — это ты из будущего. — сама стараюсь не рассмеяться, ведь звучу так, как буто вылезла из дешевого сиквела.

—че? ты за меня придурка не держи — ох уж этот молодёжный жаргон.. давно его не слышала. усмехаюсь про себя и думаю, что чтение книг явно пошло мне на пользу.

—я..я.. что ты хочешь от меня?— лиза продолжает неистово орать, что изрядно начинает напрягать и портить настроение.

—можешь относиться ко мне как хочешь. мое дело донести до тебя простую мораль.

я знаю, что ты не любишь читать. твое окружение это презирает. но детскую басню помнишь? про попрыгунью-стрекозу?— выдерживаю паузу и приподнимаю бровь, ожидая реакции от маленькой меня.

—да..?- звучит неуверенно. все еще боится, но уже не кричит. сидит сутулившись и кусая губы. дурацкая привычка, которая до сих пор со мной.

—хорошо. сейчас ты в роли стрекозы. понимаешь, ты на стадии очень щепетильного возраста, когда каждое действие может стать решающим. — проверяю реакцию ребенка и решаю продолжить—

я искренне волнуюсь за тебя. ведь ты — это я.

«живешь и видишь каждый день — солнышко большое,

не бойся вихрей, да метель,

побойся только черта»

слова становились все тише и тише, комната начала неистово трястись.

—ЧТО? ЧТО ПРОИСХОДИТ? — но Лизе уже никто не ответил.

возвращаемся в две тысячи двадцатый:

—Лиза, Лиза, вставай. — мама трясет девочку за плечо добрых семь минут. и наконец-то глаза открываются..

—«деленс».. мне нужно найти..- вскакиваю с кровати, позабыв про тапочки. забегаю в ванну и внимательно рассматриваю зеркало, а потом себя.

начинаю наконец-то понимать посыл слов семнадцатилетней меня..

обливаю лицо ледяной водой и тяжело дышу. проговариваю, словно мантру:

—живешь и видишь каждый день солнышко большое.. так, это же моя обычная жизнь, точно! и солнце — мама, которая освещает мой путь взросления. ДА-ДА!— с огромным энтузиазмом продолжаю разбирать строчки.-не бойня вихря..да метель.. конечно, это же проигрыши и неудачи! ТОЧНО! ВСЕ СХОДИТСЯ! — каждое слово, словно гипноз действует на девочку. в голове столько мыслей и событий, все путается между собой, но пазл выстраивается. — побойся только черта.. неужели.. — резкая вспышка озарения. «друзья», которые тянут на дно.

—я знаю, что делать! МАМА, Я ЗНАЮ, ЧТО ДЕЛАТЬ! — громкий топот ног, крик и счастливая улыбка. это то, что видит и слышит испуганный родитель.

-ты сподобилась помыть ложку? спасибо, уже не нужно. я сделала это сама. —

не отрываясь от документах пробормотала уставшая женщина.

-нет же! я решила, что буду филологом. хочу уйти в научную деятельность, копаться в старинных текстах, разгадывать строчки стихотворений.. — губу оказывается зажата меж зубов, а мысли невольно отправляются к сегодняшней загадке.

потрясенная мама не может подобрать слов. глаза слезятся, а руки сами собой рассеиваются и помещают в объятия единственную дочь.

-Господи, как же я рада слышать это. что же сподвигло тебя так кардинально заняться своим будущим? — с восторгом спрашивает женщина.

-ну.. есть одна девочка.. — загадочный взгляд устремляется в зеркало..

Шикина Елизавета Артёмовна
Страна: Россия
Город: Новокузнецк