XI Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Поэзия на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Сказ о том, как литература зарождалась..

Я захожу в дом,

И оглядываюсь кругом.

Только ступлю на порог,

Тут же навстречу – он.

Высокий и с бородой,

Мантия в пол, немного седой.

С цепью тяжёлой на шее

Крест на груди он несет (1).

Вдруг, подойдя ко мне,

За руку тихо берет.

Вот мы плывем по сеням,

Он же, в сиянье свечи,

Шепчет мне: «Ты молчи,

А я расскажу о Жеривле,

О язычества мгле, о Владимре

И о подвиге славном его» (2).

Слушаю сказ я забвенно,

Но уж дошли мы степенно.

Комнаты дверь отворяется мне.

Убрано здесь всё по-русски:

В углу «черная» печь,

На скамье пряжа и гусли,

И за стол предлагают мне сесть.

Подле меня, самый первый,

Сидит Антиох Кантемир (3).

Напротив него, в младом теле,

Фонвизин внезапно возник (4).

Ох, как же они смеялись,

Вспомня Медора с Лукой.

Но всё же сильнее от тех бесновались,

Кто не шёл за наукой большой (5).

«Не хочет учиться, жену подавай!» —

Кричал недовольно поэт (6).

Но тут же послышался с края стола

«Светила науки» ответ:

«Голубчики, тише, прошу не шуметь.

Вы лучше о том позаботьтесь,

Чтоб каждый ваш стих – высокий стиль,

Не мешался с другими, извольте» (7).

Выслушав гения, все замолчали.

Я же прошла к двери.

Как же мы раньше не замечали,

Тут ведь Державин стоит!

Ревностно служит и пишет стихи (8).

Впрочем, всё, как всегда.

Да и из этой комнаты

Вышла совсем я не зря.

Вышла, и оказалась, вдруг,

Средь чудотворных стен.

А вдали показался мне

Михаил Карамзин – «Русский Стерн» (9).

Примечания:

1 – речь идёт о Феофане Прокоповиче – именно с него начинается русская литера —

тура и эпоха классицизма. Он был архиепископом и проповедником, отсюда, крест

на груди. Действие начинается с порога, с начала дома – как бы начала литературы.

Сени — прихожая в те времена, является своего рода переходом, мостиком меж —

ду этим самым порогом ( то есть началом) к серьёзной литературе, а сам Феофан яв —

ляется проводником в мир классицизма, первого литературного направления в

нашей стране.

2 – Жеривол – один из 3 жрецов в трагикомедии «Владимир» Феофана Прокопо —

вича, сам князь Владимир – в главной роле, он принял решение принять Христиан —

ство, противостоять, отказаться от «злого» язычества на Руси, именно это автор

считает подвигом.

3 — Антиох Кантемир – продолжатель и ученик Феофана Прокоповича, поэтому он

сидит первый, как один из первых представителей, зачинателей классицизма.

4 – Д.И. Фонвизин – один из самых ярких и одновременно последних представите —

лей классицизма (в младом теле), он не застал Кантемира, поэтому сидит с ним не

рядом, а напротив.

5 – Медор и Лука – герои сатиры Кантемира «На хулящих учение. К уму своему».

Классицисты смеялись от нелепости хода мыслей героев, но одновременно пре —

зирали их за отрицание необходимости науки и учения.

6 – «Не хочу учиться, а хочу жениться» — крылатая фраза из пьесы Фонвизина

«Недоросль».

7 – Светило науки, конечно, — М.В. Ломоносов, внёсший большой вклад в развитие

русского слова и литературы. В его письме о правилах Российского стихотворства,

одним из важнейших пунктов было недопущение смешения стилей, которое я и

привела в своей работе. А так как он жил в период между Кантемиром и Фонвизи —

ным, он сидит не с ними, а у другого конца стола.

8 – Г.Р. Державин – последний представитель русского классицизма, поэтому, не

удивительно, что он расположился у выхода из комнаты. Строки о ревностной служ —

бе я упомянула из-за того, что с должности министра он был уволен за «слишком

ревностную службу», а живя в эпоху сентиментализма и романтизма его стихи не

были востребованы, так как он не ушёл от чётких правил классицизма.

9 – Выйдя из комнаты, я оказалась у места гибели Лизы – героини повести Н.М

Карамзина «Бедная Лиза», девушка утопилась в пруду около стен монастыря.

Именно там мне показался сам автор, прозванный «Русским Стерном», как бы

основателем сентиментализма в России.

Махмутова Маргарита Рустамовна
Страна: Россия
Город: Волгоград