XI Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Тамбеева Дарья Сергеевна
Страна: Россия
Город: Воскресенск
Перевод с английского на русский
Категория от 14 до 17 лет
Скандал в Богемии, Артур Конан Дойль

Глава первая.

Королевская ошибка.

Для Шерлока Холмса существовала единственная женщина на всём белом свете. Он не мог любить её, ведь чувства к женщинам были не сопоставимы с его рациональным умом. Однако, после той роковой встречи он не мог забыть её. Эту женщину звали Ирэн Адлер.

Однажды мартовским вечером я заглянул к моему старому другу в дом на Бейкер-стрит. Я уже был женат, потому виделся с ним не так часто, как хотелось бы.

— Заходите, Ватсон, — как всегда размеренно пригласил он. — Присаживайтесь. Я очень рад Вас видеть, у меня есть кое-что весьма любопытное. Посмотрите, мне интересно Ваше мнение. Мне принёс его сегодня почтмейстер.

То было письмо без даты, имени и адреса. Оно гласило: “Сегодня Вас навестит один человек по крайне важному и секретному делу. Вы уже помогали другим серьёзным людям, тогда, быть может, сможете выручить и нас. Будьте в 7.45 вечера на месте.”

— Бумага, — проговорил Холмс, убедившись, что я прочёл послание. — Что Вы думаете насчёт бумаги?

Я пытался размышлять как Холмс.

— Она дорогая, значит, адресант — довольно состоятельный человек. Какая-то она странная наощупь.

— Да, странная, ведь она не английская. Если Вы посмотрите на неё через свет, то увидите, что сделана она в Богемии. И, предполагаю, писал письмо немец. О, вот и нагрянула наша интереснейшая личность.

За окном раздалось фырканье коней.

— Холмс, мне, должно быть, стоит уйти? — уточнил я.

— Нет-нет, — ответил мой друг. — Мне понадобится Ваша помощь, Ватсон. Вечер обещает быть крайне интересным.

В дверь кратко постучали.

— Войдите!

Высокий, крепко сложенный мужчина переступил порог комнаты. На нём были крайне изысканные и дорогие вещи, а лицо скрывала маска.

— Можете звать меня Каунт фон Крамм, я из Богемии, — глухо проговорил посетитель. — Моё дело крайне важно. Прежде чем я поведаю Вам о нём, могу ли я удостовериться в том, что вся информация останется в тайне?

— Конечно, — в унисон ответили мы.

— Очень важная персона, которая принадлежит королевской семье, прислала меня к Вам за помощью, — мужчина подошёл ближе. — Я ношу маску, потому что никто не должен знать, что это за персона. Я должен объяснить насколько важно это дело. Если Вам не удастся мне помочь, то одно из самых великих семейств Европы настигнут большие проблемы. Они даже могут повлечь за собой страшный скандал. Я говорю сейчас о семействе Ормстейн, королей Богемии.

— Я понимаю, Ваше Величество, — кивнул Холмс. Он медленно закурил трубку, наблюдая, как гость подскочил с места.

— Что?! — вскрикнул посетитель. — Откуда Вы знаете, кто я?!

Поняв, что скрываться нет смысла, он снял с лица маску и отпустил её, позволяя той упасть на пол.

— Вы правы… Впрочем, скрывать мне больше нечего. Я король. Вильгельм фон Ормстейн, король Богемии. Я хотел увидеть Вас лично, ведь не могу никому доверить свою историю. Она должна быть секретной. Вы понимаете?

— Естественно. Прошу, продолжайте, — отозвался Холмс и прикрыл глаза, слушая своего посетителя.

— Пять лет назад я встретил одну женщину. Её зовут Ирэн Адлер. Мы…

— О, — перебил его мой друг, — Ирэн Адлер, рожденная в 1850 году, певица, проживает в Лондоне, очень красивая женщина. Наслышан, — он посмотрел на Короля Богемии. — Вы и она… Вы любили её какое-то время, пока не покинули её. Но перед тем Вы, должно быть, написали ей несколько писем. А теперь хотите получить их назад.

— Верно, — сдавленно согласился мужчина.

— Вы женились на ней? — уточнил Холмс.

— Нет.

— Если она потребует с Вас деньги или даже покажет кому-либо письма, можно сказать, что их писали не Вы.

— Но, мистер Холмс, у неё моя фотография, — будто бы виновато проговорил Король.

— Вы можете сказать, что не давали ей снимок.

— Мы на том снимке вдвоём…

— Боже, Ваше Величество, это было огромной ошибкой.

— Я знаю. Я был молод и глуп!

— Вам необходимо забрать фотографию назад. Можете ли Вы выкрасть её из дома мисс Адлер?

— Я пытался пять раз, но мои люди не могут её найти. Что мне делать?

Холмс внезапно рассмеялся, а потом вновь закурил.

— Любопытно. Что она собирается делать с фотографией?

— Я скоро собираюсь жениться на Клотильде Лотман фон Саксе-Менинген, дочери Короля Скандинавии. Вам, конечно, известно, что наши семьи являются главенствующими в Европе. Клотильда никогда не выйдет за меня замуж, если вдруг узнает, что я был… Приятелем Ирэн Адлер. Вы не знаете мисс Адлер. Она невероятная женщина, но в гневе может быть страшнее самого грозного мужчины. Мисс Адлер очень разозлилась, когда я покинул её, потому она наверняка постарается помешать моей свадьбе с другой женщиной. Я уверен, она отошлёт эту фотографию семейству Саксе-Менинген и тогда грядёт ужасный скандал! Мы должны найти эту проклятую фотографию до того, как она окажется в руках моей невесты!

— Я уверен, мы найдём её, — изрёк Холмс. — И Вы, конечно, остаётесь в Лондоне? Я напишу Вам после решения этой ужасной проблемы. И награда..?

Король положил увесистую сумку на стол.

— Я должен получить фотографию, — напомнил он. — Здесь тысяча фунтов. Если Вам нужно больше, только скажите. Деньги — не проблема.

— И адрес этой милой особы? — уточнил Холмс.

— Брайони Лодж, Серпантайн-авеню, Сент Джонс Вуд, Лондон.

— Доброй ночи, — попрощался Холмс с посетителем. — Я думаю, скоро пришлю Вам приятные вести.

Когда Король ушёл, Шерлок повернулся ко мне.

— И Вам доброй ночи, Ватсон. Загляните ко мне завтра в три часа после полудня, будьте добры.

A scandal in Bohemia, Arthur Conan Doyle

Chapter one

The King’s Mistake

For Sherlock Holmes, there was only one woman in the world. He did not love her, because he never loved women. But after their meeting he never forgot her. Her name was Irene Adler.

One night in March I visited my old friend at his home in Baker Street. I was married by now, so I did not often see him.

‘Come in, Watson,’ he said. ‘Sit down. I’m happy to see you, because I’ve got something to show you. What do you think of this? It arrived in the last post.’ It was a letter, with no date, name or address. It said:

‘Tonight someone will visit you, to talk about some very secret business. You have helped other important people, and you can, we hope, help us. Be in your room at 7.45 p.m.’

‘The paper — what do you think about the paper?’ asked Holmes.

I tried to think like Holmes. ‘It’s expensive, so this person is rich. It’s strange paper.’

‘Yes, it’s not English. If you look at it in the light, you can see that it was made in Bohemia. And a German, I think, wrote the letter. Ah, here comes our man now.’ We could hear the horses in the street.

‘Shall I leave, Holmes?’ I asked.

‘No, no, I need your help. This will be interesting,’ my friend answered. There was a knock at the door.

‘Come in!’ called Holmes.

A tall, strong man came into the room. He was wearing expensive clothes, and a mask over his face.

‘You can call me Count von Kramm. I come from Bohemia,’ he said. ‘My business is most important. Before I tell you about it, do you agree to keep it a secret?’

‘I do,’ we said together.

‘A very important person, who belongs to a royal family, has sent me to ask for your help,’ he went on. ‘I wear a mask because nobody must know who that person is. I must explain how important this business is. If you cannot help, there will be difficulty and trouble for one of the most important families in Europe — and perhaps a very big scandal. I am talking about the famous House of Ormstein, Kings of Bohemia.’

‘I know, Your Majesty,’ said Holmes. He quietly smoked his cigarette.

The man jumped up from his chair, ‘What!’ he cried. ‘How do you know who I am?’ Then he pulled the mask off his face and threw it on the ground. ‘You are right. Why do I hide it? I am the King. I am Wilhelm von Ormstein, King of Bohemia. I came to see you myself because I could not ask another person to tell my story. It must be a secret. You understand?’

‘Very well. Go on,’ said Holmes. He closed his eyes and listened.

‘Five years ago I met a woman called Irene Adler. We…’

‘Ah,’ said Holmes, ‘Irene Adler, born in 1850, singer, lives in London, a very beautiful woman, I hear …’ He looked at the King. ‘You and she … You loved her, for a while, and then left her. But before you left her, you wrote her some letters perhaps. And now you want to get these letters back.’

‘That’s right.’

‘Did you marry her?’

‘No.’

‘If she asks you for money and shows you the letters, you can say that you didn’t write them.’

‘But Mr Holmes, she also has my photograph.’

‘You can say that you didn’t give her a photograph.’

‘We were both in the photograph.’

‘Oh dear. That was a mistake, Your Majesty.’

‘I know. I was stupid… but I was very young!’

‘You must get the photograph back. Can you steal it from her house?’

‘I have tried five times but my men couldn’t find it. What can I do?’

Holmes laughed. ‘This is very interesting. What does she plan to do with the photograph?’

‘Soon I am going to marry Clotilde Lothman von Saxe-Meningen, daughter of the King of Scandinavia. You know, of course, that we are two of the most important royal families in Europe. Clotilde will never marry me if she learns that I have been a… friend of Irene Adler. You do not know Irene Adler. She’s a beautiful woman, but she can be as hard as a man. She was angry when I left her, and so she doesn’t want me to marry another woman. I know that she will send this photograph to the Saxe-Meningen family, and then there will be a terrible scandal. We must find the photograph before she sends it!’

‘I am sure that we will find it,’ said Holmes. ‘You are, of course, staying in London? I will write to you to tell you what happens. And, the money…?’

The King put a large heavy bag on the table. ‘I must have that photograph,’ he said. ‘There is one thousand pounds here. If you need more, you must ask at once. The money is not important.’

‘And the young woman’s address?’ asked Holmes.

‘Briony Lodge, Serpentine Avenue, St John’s Wood, London.’

‘Good night, Your Majesty,’ said Holmes. ‘I hope to have some good news for you soon.’ The King left, and Holmes turned to me. ‘And good night, Watson. Please come back tomorrow at three o’clock in the afternoon.’