XI Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 10 до 13 лет
СЕРЫЙ ДОМ НА ЭСПЕРАНТО

Небольшая справка:

«Эта повесть автобиографична. В ней я описываю события, которые происходили с моей семьей, когда мы переехали в дом под названием «СЕРАЯ ЛОШАДЬ». Такое прозвище нашему дому дали журналисты. А жители, зовут его просто – «СЕРЫЙ ДОМ НА ЭСПЕРАНТО» Улица на которой стоит этот дом раньше называлась Эсперанто. Назвали улицу в честь международного искусственного языка, созданного польским врачом Лазарем Заменгофом, его псевдоним был Эсперанто. И это была единственная улица в нашей стране с таким названием. В 2015 году улицу Эсперанто, в Казани переименовали. Но жители дома все равно, по старой привычке продолжают называть её Эсперанто.

Очень жаль, что из-за ограничения знаков я не могу выложить свою повесть целиком и вынуждена сокращать. То, о чем я пишу, очень важно и я хочу, чтобы меня услышали дети. Эта повесть не только о необычном казанском доме и его жителях, но и еще о том, как мы — обычные современные дети можем влиять на общественное мнение и создавать крутые проекты.

С уважением,

юный житель Серого дома, придумщик общественного — культурного проекта «Возрождение Казанского двора» и автор повести «Серый дом на Эсперанто»

Даная Инхестер

Полную версию повести вы можете прочитать на моей творческой странице в Контакте «Девочка без крыльев»

Отрывок из повести «СЕРЫЙ ДОМ НА ЭСПЕРАНТО»

Автор: Даная Инхестер

Глава 1.

Самая обыкновенная девочка Казани

Меня зовут Даная. Я самая обыкновенная девочка из всех обыкновенных девочек, которые живут в Казани. Моё имя означает песенка. Но мой папа, говорит, что никакая я не песенка, а самый что ни на есть колокольчик. Трещу, трезвоню без остановки весь день.

Мама назвала меня в честь картин. Говорит, что каждый уважающий себя художник рисовал прекрасную Данаю. Это такая богиня в Древней Греции, по-моему.

А бабушка сказала, что это всего лишь древнегреческий миф, и так детей называть нельзя!

Тогда мама сказала, что поздно, что в честь меня уже назван астероид, открытый почти двести лет назад. А дедушке она сказала, что есть такая подлодка — Даная, она очень быстрая и манёвренная. И мой дед сказал — Пусть будет Даная. Если в честь подлодки — я согласен. Он служил три года на Северном флоте и очень любил море, корабли и мою бабушку. Сейчас его нет с нами, бабушка сказала, что он ушёл к своим друзьям-морякам.

Моя старшая сестра Настя, была так счастлива моему появлению на свет, что, ей было все равно, как меня будут звать — лишь бы я была. А вот моему отцу было все равно, как меня назовут. Потому что он оставил маму в тот момент, когда узнал, что у мамы будет ребенок — то есть я.

Самое главное, что мама у меня — необыкновенная! Она такая необыкновенная, что у меня даже нет слов её описать. Моя мама родилась в небе, в самолёте. Может быть поэтому она много путешествовала по миру, жила в разных странах мира и даже на отдалённом острове — Австралия.

Поэтому, ТЕО-РЕ-ТИ-чески я могла родиться где угодно. Например, в маленьком городке Ленгрис — это немецкие Альпы, на острове Фиджи в океане, в австралийском городе Аделаида. Представляете? Этот город назвали в честь принцессы и он находится через дорогу, то есть через океан, от Антарктиды.

А ещё, я могла бы родиться в Геленджике на Чёрном море — там моя мама и встретила моего отца — питерского поэта, музыканта и художника.

Или с большой вероятностью я могла родиться на Эльбрусе. На Эльбрус моя мама поднималась, уже беременная мной. У нас в семье есть шутка, что я покорила Эльбрус, ещё не родившись. Но всё равно, это заслуга мамы — а не моя.

Я всё же, — самая обыкновенная девочка Казани.

Вот только глаза у меня разные. Один глаз серо-зелёный, а другой — жёлто-коричневый. И веснушки на лице. А мама говорит, что это к радости, что это -солнышко поцеловало. Но это тоже не моя заслуга – я такая родилась!

Родилась я в Казани, а вышло так, что, спустившись с Эльбруса, моя мама села на поезд «Кисловодск-Казань» и через три дня родила меня здесь.

Сначала мы жили втроём: я, мама и старшая сестра. Потом Настя поступила в институт и переехала от нас. А потом она влюбилась и вышла замуж. Я помню, как мы получили телеграмму от неё «С Днем рождения» и мама почему-то плакала, наверное, от радости. В телеграмме был такой текст: «Мамочка! Поздравляю С Днем рождения! Зарплату получила тчк справку института взяла тчк ботинки купила тчк замуж вышла тчк».

А когда мне было шесть — Настя родила племянника. Ой, то есть, ей-то он сыном приходится, а мне – племянником Адамом. Так что я молодая тётя.

Мама воспитывала меня одна, пока однажды на онлайн-курсах немецкого языка в самый разгар пандемии, не познакомилась с человеком из Сибири. Человеком, которого сейчас я очень люблю и зову своим папой.

Мой второй папа — учёный. Он биолог, доктор наук, преподаватель сразу двух Университетов — Новосибирского и Казанского.

Мы с мамой полгода жили у папы в Сибири в Академгородке, пока однажды не посадили папу в машину, и он не привёз нас в Казань.

Потом у нас умер дедушка, и бабушка переехала к нам в Казань, чтобы быть поближе к нам.

Вот так мы и живём, все вместе, в доме под названием «Серая лошадь» на улице Эсперанто. В доме, которому почти сто лет!

Два года назад мы переехали в этот дом, тогда и начались наши приключения. Именно с этого момента я и начала писать. Но обо всём по порядку.

Глава 5.

Давайте есть слона по кусочкам

Не успели мы заселиться в этот дом, как у нас случился потоп. То есть сверху нас залили. Самое интересно, что мы не знали кто нас заливал — потому что соседей своих мы ещё в глаза не видели.

— Хороший повод познакомиться,- сказала мама,- подставляя очередную кастрюльку под капающую воду с потолка.

Маму мы оставили дома, — сторожить воду. Хотя она не очень-то в этом нуждалась (не наша мама, конечно, а вода), она, не спрашивая нашего разрешения, просто лилась, заливая всё на своём пути — и мамин любимый коврик, и мои коробки с игрушками, и папину любимую коллекцию средневековых фигурок.

Маму мы оставили справляться с этой водой, а сами с папой пошли знакомиться с соседями. Мы бы не пошли с пустыми руками, как иногда говорит моя мама, а захватили бы с собой яблочный пирог. Но мы не успели его испечь — затопило нас гораздо раньше. Уж, извините соседи!

Мы много раз звонили, нажимали на эту дурацкую кнопку, но никто нам не открывал. Мы даже стучали, просили нам открыть. Но за дверью было тихо, ни звука.

– Наверное, им стыдно, — подумала я, — и они сидят тихонько, спрятались под стол и не подходят к двери. Не вышли они из-под стола ни на обед, ни на ужин, сидели там под столом голодные.

Мы уже перезнакомились почти со всеми соседями, а тётя Маша с дядей Мишей — наши соседи напротив, — даже пришли к нам на помощь. Они принесли свои ведра и тряпки и помогали нам затирать воду, а она всё лилась и лилась. Хотя мы давно всё что можно и что нельзя — перекрыли.

— Видимо, там никого нет,- сказала тётя Маша, или они уехали на дачу, или в отпуск. А это от пятнадцати до тридцати дней.

— Нет, столько мы не продержимся,- сказала мама, выжимая с тряпки воду в ведро.

— Тогда надо объявить их в розыск,- подал идею дядя Миша.

И мы объявили «наших соседей сверху» в розыск.

Но не успели мы их разыскать, как на следующее утро у нас обвалился потолок.

Мы даже не успели позавтракать. И даже опомнится не успели. Он просто взял и рухнул прямо на пол. Образовалась самая настоящая дыра в потолке. Через которую было видно «соседский» пол. Ведь перекрытия, — так сказал папа, — в нашем доме — деревянные.

Мы пытались дозвониться до нашей Управляющей компании, но там никто не брал трубку.

— Наверное, они на даче,- сказала я, — как наша бабушка, — поливают огурцы. Польют, и приедут к нам. Только у нас уже ничего поливать не надо, всё что можно — уже у нас полили, да так, что мы остались жить с дырой в потолке.

Пришлось нам вызывать МЧС и составлять АКТ — это такой документ — важный.

Вечером приехала бабушка и привезла нам огурцы, а мы показали ей дыру в потолке. Бабушка похвалила нашу дыру. Она сказала: «Ваша дыра в потолке, намного круче, чем мои огурцы!»

— И что вы теперь с ней будете делать? – поинтересовалась она.

И я сказала: «Буду водить на экскурсию свой класс!» и билеты продавать. Ведь не забесплатно мне работать экскурсоводом.

Мама сказала — надо звонить в «Открытую Казань» и делать РЕПОРТАЖ, о нашей дыре. Может быть нам надо бежать из этого странного дома, пока всё тут не обвалилось.

А папа сказал: «Пустяки! Дело-то житейское! Без паники! Разберемся!»

Но сказал он это так громко и таким голосом, что мы сразу запаниковали.

Но бабушка нас успокоила: «ДАВАЙТЕ СЛОНА ЕСТЬ ПО КУСОЧКАМ! Узнаем об этом доме побольше, поспрашиваем соседей, сходим в управляющую компанию, а дальше — будем действовать по обстоятельствам!»

И МЫ РЕШИЛИ ЕСТЬ СЛОНА ПО КУСОЧКАМ…

Глава 6.

Открытая Казань приёмм…приём..

На следующее утро, вооружившись блокнотами и ручками, мы отправились к соседям брать интервью о нашем странном сером доме.

Честно говоря, я думала мамин рассказ о дыре в потолке вызовет у соседей ошеломляющий эффект! Они будут удивляться, изумляться и даже восхищаться тем, что с нами произошло. И даже — завидовать начнут нашей славе.

Но странное дело, соседи, только услышав о нашей дыре, начинали махать руками как о чём-то, совершенно обыденном и приглашали нас взглянуть на их дыры в потолке. А они у них были — еще больше! И это нам теперь надо было завидовать их дырам. А один сосед с пятого этажа, дядя Коля, пожилой такой мужчина в смешной круглой оправе очков и с маленькой бородкой, почесав за ухом, поведал нам:

— Да что ваша дыра в потолке! — по сравнению с крышей дома, которая улетела во время урагана, и это после капитального ремонта!

Да..сс.. теперь мы, почесывали у себя за ушами и думали,- Куда мы влипли?

Ещё соседи рассказали нам, что в доме где-то спрятаны сокровища, в подвале сеть потайных ходов, а в расположенном на первом этаже ресторане «La Maison Grise», что в переводе с французского означает «Серый дом», по ночам гуляют призраки. Их было так много, что посетители сбежали и ресторан закрыли навсегда.

Мама тяжело вздохнула,- ещё призраков нам не хватало! – самое время звонить в приёмную «Открытая Казань»!

Это такая служба у нас в городе, где принимают заявки на то, что надо исправить. Или на то, что плохо работает или кто-то плохо работает.

А я немного подумала, и спросила маму:

— А как «Открытая Казань» будет изгонять наших приведений? Они будут брызгать везде ДИХЛОФОСОМ, и приведения, как тараканы — уйдут?..

Глава 7.

Мы с мамой идём в архив, а сначала -в библиотеку

На другой день мама одела свою лучшую соломенную шляпку, красивое платье и мы отправились с ней в нашу Управляющую компанию. Но на приём не попали. Оказывается, к начальнику попасть не так-то просто.

— Принимает он раз в неделю, по четвергам, и к нему надо записываться заранее, недели за три-четыре, — сказала нам в приёмной женщина с именем Ляля.

— Хорошо,- ответила ей мама,- мы это учтём.

И мы с мамой по дороге домой размышляли, куда нам можно ещё сходить.

— В Архив, — подумав немного,- сказала мама.

— Нам надо сходить в Архив, но сначала заглянем в Национальную библиотеку. Дом старый, и там должны быть о нём сведения. Уж в Национальной библиотеке — всё есть!

В библиотеке мы спросили у консультанта, как мы можем получить справку о нашем историческом доме. Консультант переспросил нас — А вы точно знаете, что дом исторический?

— Не просто исторический, — ответила мама,- а даже ЛЕГЕНДАРНЫЙ ДОМ!

— У него и кличка есть,- добавила я, но не сказала про лошадь, — потому что мама строго посмотрела на меня.

Консультант, молодой парень в очках, пожав плечами, велел нам пройти к компьютеру и зарегистрировать свой вопрос. – Не забудьте написать свои контактные данные, чтобы мы могли отправить вам ответ.

— А кто именно будет отвечать? — полюбопытствовала я.

— Любой консультант нашей библиотеки, когда у него будет время напишет свой ответ. Лучшие ответы мы отправим вам на электронную почту. А библиотекарь — получит свои баллы и его рейтинг повысится,- ответил мне серьёзно парень в очках.

Мы оставили запрос про наш дом и решили попытать еще счастья в ЧИТАЛЬНОМ ЗАЛЕ. Это такой зал, где все молча шуршат страницами книг. Где людям нельзя разговаривать, а только книгам. Вот, Пушкин прошуршал, а там — Самуил Яковлевич Маршак шуршит. А здесь громко и смешно пошуршивает Наринэ Абгарян — девочка читает «Манюню».

Мы подошли к консультанту читального зала и молча прошуршали наш запрос.. ой.. то есть написали на бумажке наш вопрос.

Консультант сказала: «Минуточку» И через десять минут подала нам бумажку, на которой написала название отдела, номер ряда, номер стеллажа и букву полки, на которой находится книга с нужной нам информации о доме.

Мы её поблагодарили и пошли искать туда, не знаем куда. Искать то, не знаем, что.

Этим- «не зная, что» оказалась огромная толстая книга, которую мама сначала даже снять с полки без моей помощи не смогла. Вот какая огромная!

— Да… прошептала мама — за почти столетие, дом оброс легендами и тайнами, о которых нам только предстоит узнать.

Мы сели за стол и молча, ведь это был зал молчания людей, стали читать. Важную информацию мы шепотом переписывали в свои блокноты. Мама в свой, а я – в свой. И наша книга С. Саначин «Архитектурные шаги советской Казани» зашуршала страницами.

Глава 8.

Куда ушли комсомольцы?

Мы купили с мамой торт «Прага».

И вечером, когда пришёл с работы папа, и к нам заглянула бабушка, мы пригласили к чаю ещё и наших соседей напротив – тётю Машу и дядю Мишу.

Мы позвали вас сюда, — торжественно начала речь мама, когда все уселись за круглый стол с абажуром, — чтобы рассказать вам всем, тайны о нашем удивительном доме.

— Легендарном доме, — подхватила я.

Мы с Данаей, — и мама выразительно посмотрела на меня, — ходили сегодня в Национальную библиотеку и вот что мы узнали.

— Даная, начинай! – скомандовала мама.

И я заглянула в свой блокнот.

— КУДА УШЛИ КОМСОМОЛЬЦЫ? — прочитала я единственную фразу, которая была записана в моем блокноте. Я устрашающе оглядела всех присутствующих и грозно повторила свой вопрос:

— Куда они ушли?! …

Все молча переглянулись. А бабушка пожала плечами и вздохнула.

…Никаких легендарных рассказов о нашем доме вчера больше не было. Всё закончилось пионерскими песнями и речевками, которые до самой ночи пели наши соседи вместе с бабушкой и моими родителями. Бабушка, вспоминала свою комсомольскую юность, как она после школы поехала на БАМ – молодежную стройку, строить город на Каме. Город МеЧТЫ — НАБЕРЕЖНЫЕ ЧЕЛНЫ, и встретила там дедушку в стройотряде. Дядя Миша рассказывал, как они с комсомольским отрядом весело ехали на поезде на Урал. Мама чуть не расплакалась, когда вспомнила свою школу, где она была в совете дружины и рисовала там плакаты с молниями. Папа вспомнил, как в пионерском лагере отстукивал на барабанах пионерский отбой.

А тётя Маша припомнила, как ездила на картошку с классом в кузове грузовой машины, и как весело они орали пионерские песни на весь колхоз!

Из их рассказов я поняла, что это такой был Квест, который раньше проходили все, если ты жил в Советской.

Первый уровень — малыши, второй — октябрята, третий — пионеры, четвертый — комсомольцы и, наконец, — строители коммунизма, а потом у них кончались жизни, и они уходили под марш.

Играла специальная музыка. У них был там рейтинг, но совсем наоборот, чем сейчас. Лайки они уже набирали в самом конце. И мальчики мечтали стать как Юрий Гагарин или как Алексей Стаханов, но пока они были малыши — ходили все зайчиками. И у них было всё одинаковое — они так маскировались.

Всё было в жутком дефиците, особенно гаджеты, — а, их там вообще еще не было! Был клоун Ириска, вместо Сникерса, тоже ириски, мороженое, только по 22 копейки. Зато был на каждом шагу лимонад! Но чтобы его купить, нужно было собирать пустые бутылки и нести их в пункт приема. В котором тебе, изнывающему от жажды без воды, наконец-то выдавали маленькую стеклянную бутылочку с этикеткой – «Буратино»

Комсомольцы были очень активными, как наши волонтёры сейчас, и как говорит моя бабушка, жили тогда очень весело и задорно!

Всё это, конечно, хорошо, комсомольцы, картошка, барабаны и лимонад!

Но мой вопрос, остаётся открытым

— КУДА УШЛИ КОМСОМОЛЬЦЫ?.. НАШИ КОМСОМОЛЬЦЫ.

Ведь когда-то же они стояли на выступах нашего дома? Четыре скульптуры комсомольцев, два парня и две девушки. Они были не просто комсомольцы, они были спортсмены-комсомольцы. А на водонапорной башне нашего дома сиял герб СССР.

Глава 9.

Первые заселенцы. Кино на палочке

На этот раз тётя Маша с дядей Мишей позвали нас к себе в гости.

Мы пили чай с ватрушками и рассматривали старый альбом с фотографиями.

— Это мы во дворе нашего дома, возле акаций — сказала тётя Маша, показывая черно-белую фотографию, — Очень красивые деревья были. Сейчас их нет — срубили.

Я посмотрела на фотографию, на ней светловолосый парень держал за руку девушку и улыбался. Девушка была в простом белом платье, а улыбка у нее была счастливая-пресчастливая. Сразу было видно, что они влюблённые. Но влюблённые на фотографии совсем не похожи на тётю Машу и тем более на дядю Мишу. У дяди Миши ведь усы.

– Какие вы молодые! — сказала мама.

— Это нам по двадцать лет. Семидесятый год,- сказала тётя Маша.

— А вот на этой фотографии мои бабушка и дедушка — это 30-е годы прошлого века. Со старого чёрно-белого снимка на меня смотрели мужчина и женщина. Они были молодые. Серьёзные, но очень красивые. Мужчина был с усами, как дядя Миша сейчас.

В 1938 году они заселились в этот дом. У них уже были дети — Анечке было 5, а Косте — моему папе, — 9 лет.

— А вот фотография нашего фонтана Черномора! Рядом с Черномором моя тётя Анечка. 1940 год, — прочитала тётя Маша надпись на фотографии. — Анечке семь лет. Это она сфотографирована тут, за год до начала Великой Отечественной войны.

— Значит, ей было восемь, когда началась война,- подсчитала я.

— Черномор совсем не изменился — заметил мой папа.

— Да, это он в 90-х годах стал клумбой, а раньше был фонтаном!

Как красиво цвели акации вокруг фонтана! — сказала тётя Маша.

— Это было божественно красиво, — добавил дядя Миша, — сейчас почти все те деревья повырубали. Нет нашей большой горки. Ах какая огромная была у нас во дворе горка! Я ведь жил тут неподалёку, через два дома, а Маша с родителями и с бабушкой и дедушкой — жили в этом доме.

— Да, горка была замечательная, — улыбнулась тётя Маша, — чуть только хорошая погода, со всей округи дети собирались и слышны были смех и гам. Окна-то раньше, не то что сейчас, двух-рамные дубовые были. Слышно через них было, как жизнь во дворе, на улице кипит! Это сейчас пластиковые, глухо — как в танке, только если окно откроешь.

Тетя Маша показала еще одну фотографию — своего маленького папы. Костик. 9 лет. 1938 год — было написано на обратной стороне. С фотографии смотрела маленькая тетя Маша — до чего ж она была похожа на своего папу Костика!

Тогда, в тридцатые годы, — тётя Маша захлопнула фотоальбом и стала рассказывать, — наш дом считался модным не только по советским, но и по европейским меркам.

(Я уже понимала, о чем речь, ведь где- то уже читала, что СОВЕТСКАЯ – так звали нашу страну до ПЕРЕИМЕНОВАНИЯ. Это как раньше — была улица Эсперанто, а потом её переименовали)

— Дом производил на горожан ошеломляющее впечатление, -говорила тётя Маша, — отдельные квартиры, большие окна, высокие потолки, широкие лестничные пролёты.

— Да, мы читали с мамой о наших трёх- маршевых лестницах вчера в библиотеке, — сказала я, — они входят в рейтинг, в десятку самых красивых лестниц города Казани!

— Да, и орнаменты какие на них интересные, олени, что ли? — спросил папа.

— Олени. А вы знаете, что раньше перила этой лестницы натирали самым настоящим рояльным лаком? Каким раньше только рояли покрывали? — решила блеснуть своими познаниями о доме я.

— Неужели? — удивилась моя мама. И все улыбнулись.

Это был не просто дом, а целый жилой комбинат со своим собственным Дворцом Культуры, где ребятишки со всей округи занимались бесплатно в различных кружках, а сейчас это здание Татарской Филармонии, она стоит напротив нашего дома.

В доме были магазины, столовая, детский сад, школа, прачечная, кулинария, ремонт обуви, бомбоубежище и даже свой собственный кинотеатр! Он был так популярен, что билетов на показы часто не хватало. Люди сидели не только в креслах, но и на деревянных подлокотниках. Они напоминали по форме палочки. У жителей дома, это так и называлось — «смотреть кино на палочке».

— Да, было время — мечтательно вздохнул дядя Миша, — Маш, а ты помнишь, какая была здесь пельменная! В жизни своей я не ел пельменей вкуснее. Тётя Зоя там работала.

— Да помню Зою. Ох и вкусные были пельмешки, согласна! А ещё поговаривают, что кафе во дворе дома построили в срочном порядке к приезду Хрущёва.

— А кто это? — спросила я, — муж тёти Зои?

— Это Никита Сергеевич Хрущёв — бывший Глава правительства СССР, — ответил мне дядя Миша, — ОН НА СВОЕЙ МАШИНЕ ПРОЕХАЛ МИМО И ПОМАХАЛ СВОЕЙ БЕЛОЙ ШЛЯПОЙ.

(Продолжение есть. К сожалению, я ограничена здесь знаками)

Содержание подробное, от юного автора дорогим читателям:

Глава 1. Самая обыкновенная девочка в Казани. Эта глава про меня- самую обыкновенную девочку, которая живет в Казани.

Глава 2. Причём здесь Эсперанто? О приключении с моим папой на улице Эсперанто.

Глава 3. Мы переезжаем в Серую лошадь Глава о том, как мы с Адамом организовали свой оркестр.

Глава 4. Золото- бриллианты и комнаты для прислуги Тайны Серого дома.

Глава 5. Давайте есть слона по кусочкам

Наш потоп и дырка в потолке — круче, чем бабушкины огурцы.

Глава 6. Открытая Казань приём… приём…

О чём молчат соседи? Или до ёлки надо плыть

Глава 7. Мы с мамой идём в архив, а сначала — в библиотеку

Добываем информацию о доме — шуршим книгой С. Саначина.

Глава 8. Куда ушли комсомольцы? Об этом никто не знает,- даже моя бабушка.

Глава 9. Первые заселенцы. Кино на палочке В ней вы узнаете кто такой Хрущёв, сразу скажу — это не муж тёти Зои.

Глава 10. Яблочный пирог – Мама рассказывает семейную традицию.

Глава 11. Пушкин, помоги! Как клумба была фонтаном, или фонтан стал клумбой? Короче, -одна надежда на Пушкина

Глава12. Валентина Васильевна рулит Знакомство с женщиной в шляпе.

Глава 13. Моя мама одевает шляпу Ну, если моя мама одевает ШЛЯПУ…? Что тогда — узнаете в этой главе

Глава14. Создаём общественный проект: «ВОЗРОЖДЕНИЕ КАЗАНСКОГО ДВОРА» Мы решили навести порядок, а начали со своего двора.

Глава 15. Мы с бабушкой идём на барахолку Про Шаляпина, патефон и сушёную рыбу.

Глава 16. Что сказал бы Том Сойер? Что бы он сказал, узнаете, если прочитаете эту главу.

Глава 17. Дома –как люди. И наш дом с настроением.

Глава 18. Логическая цепочка Глава — помощь, как сделать доклад в своей школе.

Глава 19. Ну, четвероклашки, — держитесь! Секрет обезьянки в красных кроссовках.

Глава 20. На помощь идут ветераны Про дорогих ветеранов и про Галину Павловну. (Потому что она просила про неё написать)

Глава 21. Истории ветеранов Они даже круче, чем кино на палочке.

Глава 22. Тимуровцы Собачьего переулка. Мы решили создать отряд.

Глава 23. Писатели пишут легенды, а Серёжа Королёв — детектив!

Глава 24. Место встречи – библиотека. Писатели берут интервью у жителей «Серой лошади»

Глава 24. Спасите наши МЫШИ В ней я рассказываю о том, как мы с «тимуровцами» спасали мышей.

Глава 25. Про Дела Государственной важности К нам на помощь приходят писатели – пенсионеры Советского района.

Глава 26. Мы снимаем кино- локация Серый дом. Экранизируем «Цветик- семи-цветик»

Глава 27. Давайте сделаем музей! Про лапту, шар-таяк, 12 палочек и про книгу-музей «Счастливого детства»

Глава 28. Архитектура — это то, что с нами на века!

Глава о том, как я делала доклад о Сером доме в Торгово-промышленной палате Республики Татарстан.

Глава 29. Тайна 13 подъезда — он всё- таки существует! Мы с мамой идём к фотографам.

Глава 30. Все на субботник! Готовимся к празднику двора.

Глава31. Винт Да Винчи и «Литературный дворик» Мы пригласили к нам на праздник двора именитых писателей Республики.

Глава32. Мы проснулись знаменитыми О нас пишут в газете. Нас показывают в кино.

Глава 33. Ура! Мы едем на конкурс!

Глава 34. Волки на парашютах Мы проиграли выборы, что же дальше?

(Конец 1 части) Вторая часть есть)

Инхестер Даная Игоревна
Страна: Россия
Город: Казань