Принято заявок
2212

IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 10 до 13 лет
Секрет девяти роз

Из-за облаков выглянуло долгожданное весеннее солнце. Оно светило ослепительно ярко, что я потеряла из виду свою сестру. Почти весь наш класс носился за ней по школьному двору, но никто не мог поймать.

— Лина! — кричала я, — Так нечестно!

Она уже сидела на самом верху детской площадки и смеялась надо мной. Сестре, которую мы уговорили поиграть с нами в салочки, было тринадцать, а нам всем по десять или одиннадцать. Разница небольшая, но мы, по сравнению с Линкой, были улитками. Она в момент могла забраться на какой-нибудь столб или повиснуть на любом заборе.

Я решила оставить сестру и погнаться за кем-нибудь другим. На глаза попалась одноклассница Катя. Подружка пулей полетела в сторону футбольного поля.

Неизвестно, как много времени мы пробегали друг за другом в попытках осалить. Весна, было тепло и темнело позднее. Наша компания не заметила, как солнце ушло на запад.

Вдруг я замерла. Мама вместе с младшей сестрой звали Лину. Только сейчас стало понятно, как долго мы играем: старшую видели последний раз тогда, на детской площадке. А затем, около часа, бегал только мой четвертый класс. Никто из наших ребят не видел ее после.

Пока одноклассников потихоньку забирали домой родители, я, мама и младшая сестра Васька (Василиса, точнее) искали Ангелину. Может она опять спряталась и решила нас разыграть? Линка часто так делала. Мы вдвоем не раз шутили над родственниками или друзьями. В этом мы с ней похожи. Но зная ее, она бы давно вышла. Надоело бы просто так сидеть где-нибудь на дереве и ждать, пока мы захотим искать эту непослушную девчонку.

Пока я думала обо всем этом, успела дойти до того места, где последний раз видела пропавшую. Никаких следов не было. Чего и требовалось ожидать.

Мы с мамой и Васей снова встретились. Сестра выглядела спокойно, а мама была бледной, как смерть. Не просто бледной, а белой, будто увидела

призрака или что страшнее!

— Идем домой. – протараторила она.

Вопрос «что случилось» бесполезен. Мама что-то невнятно бормотала себе под нос, не отвечала. Было ясно одно: Лина просто пропала, а возможно ее даже похитили!

Зайдя в квартиру, мама забежала в свой кабинет и закрылась.

Эта комната была единственным местом, куда не ступала детская нога. Мы называли ее «Запретной зоной»: всем, кроме папы, мама не разрешала туда заходить. Однажды, когда дверь открывалась, мы успели заметить стол с кучей каких-то бумаг. И непонятно, почему туда нам нельзя. Что такого мы можем там найти? Может там информация о нашем с Линой настоящем отце, о котором мама совсем не хочет рассказывать. Только имя – Виктор, которое нам дает ценное «ничего».

Тот, кого мы называем папой, для меня и Лины, на самом деле, отчим. Родной он только Васе. О своем родном, хоть убейте, не помним ничего.

Было много попыток проникновения в кабинет, но он всегда закрыт на ключ, который нам никак не достать. Других способов попасть туда попросту нет.

Наконец она вышла, набирая номер на телефоне. Затем сказала мне:

— Закройся на все замки, открываешь, только если я скажу пароль «девять роз». Василиса всегда должна быть рядом, всегда! Я без понятия, когда вернусь, папа придет со мной. Ты взрослая, справишься. К окнам не подходи, а лучше вообще закрой шторами. И следи за Василисой!

Затем она нажала какие-то кнопки на маленьком пульте и вышла за дверь.

Была у нас в квартире еще одна странная вещь – неизвестное ни мне, ни Лине устройство над дверью. Его мама включала на каждую ночь или когда уходила и оставляла кого-нибудь дома. Интересно, что провод у него только один, и куда он ведет, тоже непонятно. Эта штуковина работает, даже когда нет электричества. Когда я осматривала ее, нашла только какой-то знак и больше ничего. И штука эта – точно не сигнализация, мы проверяли. Никто не знает о предназначении устройства, только родители.

Я сделала все, как сказала мама, и села вместе с Васькой в гостиной. Мы стали обдумывать все происходящее. Трехлетняя сестра, конечно, думала о своем, но, чтобы было спокойнее, я размышляла вслух, спрашивая у мелкой и отвечая сама. Хотя вопросов больше, чем ответов. Намного.

— Вот фильмы, детективы. Там похищения совсем по-другому выглядят. Выходит, там неправда?

Пароли, что придумывала мама, обычно были связана с каким-нибудь приколом, который знает только семья. А вот шутки «девять роз» я не знала. Это факт, конечно, самый бесполезной в этой истории, но мне интересно.

Василиса сидела на диване и болтала со своими куклами. Ее не волновало ничего, кроме игрушек. А я решила сделать домашнее задание, периодически оглядываясь на сестру. Правда, в школу я завтра вряд ли пойду. Не знаю, когда вернется мама.

Оказывается, Вася тоже была шокирована, или же ей просто было все равно на меня. Обычно эта вредина пыталась разозлить меня, чтобы я швырнула в нее снова тапок, а она нажаловалась бы маме. Так часто было, но нагоняй получала сама мелкая. Лину любила, а я для нее была главным врагом, которого нужно обстрелять игрушками.

Думать об учебе было тяжело, как-никак, пропала сестра. Я просто решила посмотреть ответы в Интернете. Все равно когда-нибудь нужно будет показывать эти задания учителю, а они не сделаны.

Не успела я взять свой старенький телефон, как пришло сообщение от мамы:

«Кира, читай внимательно!

Вернусь я завтра или послезавтра, не знаю. В холодильнике и на полках еда есть. Покормишь себя и Василису, если что, макароны или пельмени ты сварить сможешь. Надеюсь, ты закрылась на все замки и зашторила все окна. Что бы ты ни услышала на улице или в подъезде, не высовывайся из квартиры. К окнам вообще лучше не подходи. Если услышишь сирену, иди к соседке тете Лене из 103 квартиры. А потом уже все действия с ней. В любых других случаях из дома ни ногой.

Если кто-то позвонит в дверь, смотри в глазок, если увидишь кого из знакомых, жди, пока скажут пароль. Лучше всего делайте вид, что в квартире никого.

Может отключиться свет, но из квартиры не выходить! В гостиной, в тумбочке под телевизором есть фонари с батарейками. Если что, бери их.

В случае экстренной ситуации, на устройстве, которое я включала перед выходом, есть красная кнопка. Жми ту, что слева, не перепутай! После нажатия получишь дальнейшие инструкции. Только в экстренной ситуации!

Из дома ни шагу, к окнам не подходи! Следи за Василисой! Люблю!»

Хорошо мелкой. Сидит, мало чего понимает. А вот у меня много вопросов, которые, скорее всего, долго пробудут без ответов. Почему мама не может написать, что еще за инструкции, что делает устройство и что вообще происходит? В такой-то ситуации, разве это может оставаться в тайне! Мы хотим знать правду!

Я оглянулась на Василису и уже вслух исправилась:

— Я хочу.

Ей, думаю, плевать хотелось на то, что происходит. А мою голову переполняло множество вопросов.

Кто и зачем мог похитить Лину? Для чего так закрываться? Что может случиться, если мы выйдем из квартиры просто так? Для чего нам этот пароль? Разве нельзя просто посмотреть в глазок и открыть, если увижу знакомого? С чего вдруг должен выключаться свет? Что еще за «экстренная ситуация»? Почему нельзя просто сказать: «при таких-то обстоятельствах жми кнопку»? Что делают эти кнопки? И стоит ли проверять? Какие еще инструкции и почему нельзя сразу их написать?

— Кира, Кира! – внезапно отвлекла меня Василиса от размышлений.

Она смотрела своими зелеными испуганными глазами куда-то в просвет между шторой и стеной. Она что-то на улице увидела?

Я подошла к дивану, где сидела сестра, и попробовала разглядеть то место, которое ее так встревожило. Мы обе отскочили в сторону. На нашем балконе стоял человек, он пытался рассмотреть находящиеся в квартире вещи, а затем резко повернулся на нас. Пугающее зрелище!

Мне пришлось тихо подкрасться к окну, быстро отодвинуть штору и закрыть окно. Ветер перестал залетать в дом, щель скрылась. Надеюсь, что тот неизвестный тоже. Что вообще он забыл на нашем балконе? И как он добрался до тринадцатого этажа? И подниматься снизу, и спускаться с крыши опасно! Либо же он решил, что бессмертный.

— Надеюсь, он меня не заметил. – сказала я, глядя на напуганную Васю.

В гостиной сидеть больше не хотелось. Казалось, что тот человек прямо сейчас может разбить окно и проникнуть к нам. В сторону плохие мысли! Нужно попытаться отвлечься, а то я уже схожу с ума.

Мы сели в нашей с Линой комнате. Сестра кое-как забралась на второй ярус кровати, туда, где спала старшая, а я села за компьютер посмотреть в Интернете фильм. Лампочки в люстре то тускнели, то становились ярче. Возможно перегорели. Чтобы не напрягать глаза мерцающим светом, можно включить ночник, он тоже дает много света, но почему-то тоже мерцает. Ну и ладно, света от экрана будет достаточно.

Мои раздумья снова прервал телефон. Мама написала новое сообщение.

«Надеюсь, у вас все хорошо. Не волнуйтесь там, папа вернется завтра днем, а пока покорми себя и Василису. И еще, не звони никому! Целую, скоро вернемся с Линой.»

Все хорошо. Пока что. Быстрее бы пришел хоть кто-нибудь. А то, что мама вернется с Линой, лучше вдвойне. Правда, почему звонить-то нельзя? И почему нельзя сразу написать ответ в своем сообщении? Разве это так сложно? Вообще, я не знаю, куда и зачем поехала мама, может у нее мало времени, и она ответит, когда придет.

Единственное место, а точнее то, зачем могла она поехать, – это найти и вытащить Лину, где бы она ни была. Мама так выглядела, будто знает где сестра и как ее спасать.

Только сейчас мое внимание было обращено на время: половина одиннадцатого! Как же быстро оно летит. Не успели мы зайти в квартиру, как уже скоро ночь!

Впервые я и Василиса будем спать без взрослых рядом, что могут защитить. Мои пальцы начали нервно отстукивать по столу ритм, пытаясь повторить мелодию в наушниках. Ночью все казалось еще страшнее. В особенности пугали звуки с улицы. То крики, то громкие разговоры какой-нибудь веселой компании, идущей мимо, то шум машин, быстро ездящих по двору. Еще и ночник, который собирался следовать главному правилу ужастиков. Жуть!

Мы с младшей, наконец, поужинали. Василиса легла спать на место Лины, а у меня сна ни в одном глазу. Я решила попытаться осмыслить и понять, что вообще происходит.

Самой, в одиночку, размышлять не получалось. Идея! Можно написать дачной подруге. Софа часто не спит по ночам, к тому ей нравится все странное и непонятное, к тому же, соображает быстро. Поэтому она со старшей и дружит, в этом они очень похожи. Мне кажется, с ней вместе я немного, да разберусь со всем этим.

Мама запретила звонить, да и это будет громко, а вот по Интернету переписываться, думаю, можно, мама же пишет мне. Что в этом страшного? В принципе, как и в звонке, но в такой ситуации я не могу ослушаться.

— Привет! – пишу я ей, — Ты сейчас свободна? У меня есть для тебя история и вопросы к ней. Сама, к сожалению, ответить не могу, помоги.

Ответа долго ждать не пришлось:

— Привет! С каких пор мама разрешает тебе, в такое время, сидеть в телефоне? А истории с вопросами мы любим, начинай, не томи.

Я пересказала ей все: от пропажи Лины до человека за окном. Мои ожидания оправдались:

— Кир, тебе с такими сюжетами надо сценарии писать! Я бы посмотрела такой фильм и позавидовала бы твоей фантазии. Круто!

Я всячески пыталась убедить Софу в истине своих слов, но поначалу было бесполезно. Сообщений от мамы, подтверждений Васи и многих других аргументов ей было недостаточно. Но все же подруга с трудом поверила.

Мы с ней начали думать и разбираться. Теперь, в квартире без взрослых, я чувствовала себя под, какой-никакой, защитой. Можно так сказать, Софа защищала меня на расстоянии. Стало спокойнее, получалось строить разные догадки, размышлять о произошедшем.

Мама попросила шторы закрыть, чтобы тот, кто, скорее всего, следит за нами, не знал, где мы. А дверь, чтобы никто точно не зашел, защитники – три замка. Для чего пароль, мы так и не придумали, ни одной разумной, логичной идеи. Непонятно, для чего мог бы понадобиться код. Свет могут выключать, чтобы попробовать выманить из квартиры. Что такое «экстренная ситуация» и что делает устройство, мы тоже не смогли придумать. Кто стоял на балконе, почему мама побежала так, слово знает, где искать Лину, для чего ее могли похитить? Эти вопросы остались без догадок.

Софу мама заставила убрать телефон и пойти спать. Стало снова страшно. Ноутбук, на котором я смотрела фильм, разрядился.

А свет выключили!

— Ни в коем случае не выходить из квартиры. – повторяла я себе под нос.

Было четыре утра, я экономила заряд телефона и читала книгу. Но, видимо, очень устала, раз уснула с ней в руках. Меня разбудил внезапный звонок в дверь. Кого могло принести так рано, нормальные люди спят! «Не выходить из квартиры», — вспомнилось сразу, как только подошла к входу. Там могли быть те же люди, что выключили свет ночью.

За окном все еще было темно, тихо. Тело сковал страх. Я стояла на месте как вкопанная. А за дверью слышался голос мамы, но какой-то… совершенно другой, чужой.

Очнувшись, я посмотрела в глазок.

— Мама! – хотелось прокричать, но получалось только шептать.

Мне не понадобилось много времени, чтобы осознать: за дверью кто-то, кто хочет попасть именно к нам в квартиру и кто очень похож на маму. В страхе, снова застыв, я думала. В голову лезло очень много ужасных мыслей. О том, что эти люди могут с нами сделать, что им может быть нужно. Вот только почему мы? Разве у администратора и врача в поликлинике могут быть враги? Может быть и да, но чтоб такие…

Вдруг из коридора послышались крики. От испуга я отпрыгнула от двери подальше. Непонятно было, кто туда пришел и что началось.

Снова звонок в дверь и… лицо Лины!

— Девять роз, Кира, открывай, мама скоро придет. Она отводит тех людей к своим, чтобы увезли.

Растерявшись, я нашла ключи, кое-как вставила и повернула их в замке. Сомнений, что это может быть вовсе не сестра, не было. И на этот раз я оказалась права. В квартиру зашла сестра.

Сколько бы времени не прошло, мы долго обнимались и рассказывали, что с каждой из нас происходило. Моя история оказалась цветочками.

Когда мы гуляли, Лину кто-то схватил. Прямо с детской площадки похитили! Ужас! Как того человека не заметили, не ясно и не важно. У сестры те люди пытались узнать все секреты. Оказывается, родители работают не в поликлинике, а секретными агентами, которые мир спасают!

Те злодеи пытались выпытать у Лины все об их агентстве. Вот только мама нам не рассказывала ничего. В кабинете, скорее всего, всякие шпионские штучки, поэтому даже бабушке с дедушкой туда нельзя. Еще секретными агентами могут быть и дети, но родители не хотят нас втягивать во все это. Говорят, что там не только такие проблемы, как с Линой. Жизнь переворачивается с ног на голову. Все очень сложно, со своими необычными трудностями.

У тех шпионов свои правила. Нам нельзя будет даже в обычной школе учиться, только специальная.

Пока я пребывала в настоящем шоке, вернулись мама с папой. Они все рассказали точнее, теперь было нечего скрывать.

Мы с Линой посоветовались и решили:

— Мы тоже хотим быть как вы. Это точно.

Родители немного удивились, отговаривали нас, но все же, спорить было бесполезно. Настаивая на своем, мы добились положительного ответа. Это опасно, но мне с сестрой очень интересно. Да и к тому же сначала несколько лет надо учиться и тренироваться. Василисе все равно, так что ее не считаем.

Спустя некоторое время мы переехали. Я и Лина начали учиться совершенно новому. Конечно, школьные предметы тоже были, но были еще и уроки, которых в обычной школе быть не может.

Впервые нам нравилось ходить в школу. Возможно, когда-нибудь мы станем такими же лучшими агентами, как мама и папа, и будем спасать мир. А пока только учеба.

Науменко Валерия Сергеевна
Возраст: 12 лет
Дата рождения: 16.01.2010
Место учебы: ГБОУ школа №2097
Страна: Россия
Регион: Москва и Московская обл.
Город: Москва