Принято заявок
2558

X Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Сапфировые серьги.

Сегодня я прибыл в Нью-Йорк, чтобы проведать своего старого друга из университета. Он пригласил меня и обещал рассказать новость, от которой я буду приятно удивлён. Из самолёта я вышел в не очень хорошем настроении, ведь весь полёт со мной сидел грузный мужчина, который постоянно пыхтел, и от него исходил неприятный запах. Потом он уснул, и его голова упала на мое плечо, я пытался его разбудить, но сосед был настолько пьян, что не проснулся бы и от атомной бомбы. В общем, полёт мой не удался.

В аэропорту было много народу, люди толпились, суетились и торопились куда-то, не понимая, что им делать. Вдруг в толпе встречающих я заметил Максима- того самого друга из Америки. Он тоже увидел меня и помахал рукой, чтобы я подошёл. Мы обнялись и пожали друг другу руки.

— Здорово, Гоша. Давно не виделись. Ну что, как дела, как долетел?

— Даже не спрашивай. Просто отвратительно.

— Так дело не пойдёт, пошли быстрее, улучшим твоё настроение, мы же в Нью-Йорке, старина,-сказал Максим.

Мы вышли из аэропорта и сели в такси. Время шло к вечеру, а это значит, что ночной город начинает жить. Нью-Йорк предстал передо мной во всей красе, казался невероятным зрелищем. Я повернулся к окну и стал рассматривать всё до мелочей. На улицах среди многоэтажек мелькали лица людей, таких весёлых и беззаботных, будто все проблемы исчезли. Юноши и девушки собирались в кафе, ресторанах и на верандах, чтобы весело провести время пятницы. Никого не пугала дождливая погода. Везде горели фонари, гирлянды играли тёплым, приятным светом, а неоновые вывески заведений так и манили оставить в них кругленькую сумму. Всё это выделялось на фоне застеклённых многоэтажек. Над ними, как отец, возвышался «Эмпайр-стейт-билдинг» с тысячью окнами. Ещё не везде погас свет, в офисах остались лишь отчаянные трудяги, стремящиеся к успеху.

Такси остановилось подле небольшого отеля, я заплатил за проезд, и мы быстро покинули машину. Моросил дождь, но это было приятное ощущение. На улице пахло мокрым асфальтом и свежеиспечёнными булочками из пекарни, находящейся напротив отеля. Максим предложил выпить после того, как я расположусь в своём номере, который уже заранее был забронирован, недолго думая, я согласился. Друг сказал, что на цокольном этаже есть бар. Я попросил его подождать, а сам побежал в номер. Комната была просторная, но рассматривать её у меня не было времени. Бросив все свои вещи на кровать, я поторопился спуститься вниз. Максим сидел на диванчике, читал новенький выпуск газеты «The New York Times» .

— Что там новенького? – спросил я.

— Да ничего особенного, всё та же политика и интриги в шоу-бизнесе. Ну что ж, пойдём? – положив газету на стол, спросил Максим.

— Конечно, только не забывайся, чтобы не было как в прошлый раз.

— Да что уж, я обещаю: такого не будет, а теперь прошу, — смеясь, сказал Максим.

Он открыл дверь, и мы вошли в небольшой бар с восхитительной музыкой. Слева находились кожаные тёмно-коричневые диваны, за которыми сидела небольшая компания студентов. Свет был тёплый, уютный, как раз для разговоров по душам, он освещал только барную стойку и сцену, где выступала джазовая группа. Рояль и саксофон звучали в унисон, оставляя невероятное ощущение спокойствия и веселья одновременно. Весь бар был окутан завесой из дыма сигар. Вот он — самый настоящий американский бар! Мы подошли к барной стойке. Бармен был одет как с иголочки, высокий молодой парниша, он вытирал бокалы. Мы попросили налить нам. Получив свои напитки, Максим сказал:

— Предлагаю выпить за твой приезд.

Мы выпили.

— Как в России, чем занимаешься?

— Вот уже 2 года преподаю в одной городской школе. Живу нормально, есть своя небольшая квартирка в центре города. Платят немного, но стабильно, иногда даже дают премию. Живу обычной холостяцкой жизнью. А ты как?

— Я прекрасно! Устроился в одну фирму, хочу начать свой старт-ап. Кстати, ты ещё не забыл, зачем я позвал тебя?

— Давай же говори, не тяни. По глазам вижу: что-то важное и радостное.

— Помнишь мою девушку- Кэтрин? Мы решили пожениться, и на этой неделе я устраиваю мальчишник в Вегасе, прощаюсь с вольной жизнью!

— Вау, круто. Очень рад за вас. С нетерпением жду. Дату свадьбы выбрали?

— Да, в конце июля, сейчас мы все в хлопотах, но в основном организацией занимается Кэтрин, как она говорит: «Внимание к деталям, стремление к идеалу». Золотой, а ты когда уже остепенишься?

Наверное, вы спросите, почему же «золотой», ну что ж, пришло время рассказать немного о себе.

Я родился в Москве, с малых лет был заинтересован познанием мира и его устройством, поэтому в школе увлекался химией. Уже в девятом классе понял, что посвящу свою жизнь преподаванию. Начал усердно учиться. В семнадцать лет окончив школу экстерном, поступил в МГУ на факультет химии. В университете показывал лишь высокие результаты, за что впоследствии я получил прозвище «золотой». Про родителей могу сказать одно: они гордились мной, но этого всё же не хватило, чтобы превзойти своего брата. Вернёмся к нашему диалогу.

— Знаешь, Максим, я ещё не скоро смогу жениться, потому что ещё не оправился от моей прошлой любви.

— Не переживай, всё ещё сложится! Кто она, что смогла влюбить в себя такого, как ты? – поинтересовался Максим.

— Она та, у которой улыбка рождалась в глазах, и весь мир переворачивался. Когда она плакала, становилось так грустно, что плакали все вокруг. И только она заставляла меня плакать.

— Да, мой друг, ты и вправду влюбился. Но что произошло между вами, что вы не вместе сейчас?!

— Давай я расскажу тебе всё сначала. Мне было 22 года, только окончил университет, был полон сил для того, чтобы поскорее приступить к работе. Мне было всё равно в каком городе преподавать, поэтому, выбрав первый попавшийся город, где требовались учителя химии, я сразу же отправился. Прибыв в Узловую, что в Тульской области, нашёл себе небольшую квартиру, о которой я говорил ранее. Обустроил её по своему вкусу, докупил некоторые вещи и поменял обои на кухне. Ещё не пройдя собеседования, прикупил себе новенький костюм. Я был уверен, что меня возьмут, ведь сильное чувство, что всё идёт по плану, не покидало меня за всё это время.

Так 28 августа состоялось собеседование, я тщательно подготовился к нему. Заранее проговорил свою речь, отвечал на все возможные вопросы, которые могла задать комиссия, а также я не забыл и про свой внешний вид: уложил волосы, надел тот самый костюм, почистил ботинки воском. Дорога до школы недалекая, всего каких-то 10 минут ходьбы от дома. Тогда я шёл на собеседование, не подозревая того, что этот день навсегда перевернёт мою жизнь, разделив её на «до» и «после».

Придя в школу, я отправился в кабинет директора. Оказавшись там, я предоставил все свои документы, успешно прошёл собеседование, поэтому меня без промедления взяли на работу, сообщив, что я могу приступить к своим обязанностям с завтрашнего дня. Вдруг я услышал прекрасные звуки фортепиано, что манили меня отыскать место звучания такой нежной игры на инструменте. Музыка раздавалась из кабинета номер 206. Я смог заглянуть в него через стекло на двери, и на миг потерялся во времени, в пространстве. Я был очарован. В кабинете были открыты окна, и небольшой ветерок приподнимал белый тюль, лучи солнца падали на стоящее в центре фортепиано, за которым сидела Она.

Она- девушка 18 лет- играла для своего возраста просто превосходно. Её длинные, тонкие пальцы едва касались клавиш, сама она была лёгкой, нежной, утончённой натурой. Волосы были волнистыми, а лицо ангельским: белая, чистая кожа, о которой мечтает каждая девушка, пушистые длинные ресницы, большие глаза, цвета камня лазурита. А сапфировые серьги, что на ней, подчёркивали их. Пианистка была так увлечена игрой, что не заметила, как за ней наблюдают. Девушка закончила и повернулась в сторону двери, где стоял я. Увидев меня, она улыбнулась мне так искренне, что я не мог отвести глаз от неё. Она навсегда останется в моей памяти, какой я увидел её в первый раз. Как я узнал позже, её звали Аня.

Наступила осень, и я начал новую ступень своей жизни. Мне дали все четыре класса с 8 по 11. Мой первый урок состоялся в 11 Б. Я пришёл в класс после звонка, быстро вошёл в кабинет, что даже не успел разглядеть всех учеников. Перед началом занятия представился классу, но во время знакомства я застыл, ведь увидел ту самую девушку. Она сидела за третьей партой во втором ряду. Вскоре мне намекнули, что я замолчал. Сильно покраснев, но взяв себя в руки, продолжил урок. С ребятами мы быстро нашли общий язык, они слушали, несмотря на то, что я был молод. Прозвенел звонок, все поблагодарили меня за интересный урок. Они были весьма удивлены, что урок химии может пройти интересно. Ученики вышли из класса, последней вышла Аня, улыбнувшись мне как в прошлый раз.

Мои чувства к ней росли с каждым днем, моя любовь была тайной.

Так прошло 2 месяца моей тайной любви. За это время и узнал, что Аня была девушкой сильной, могла постоять за себя: не обижалась на проступки, а умело отвечала на слова своих одноклассников. Она училась неплохо, в основном получала оценки «хорошо» и «отлично», не ругалась ни с кем и старалась решать вопросы мирным путём.

Вскоре пришло время для выбора предметов сдачи ЕГЭ. Мой предмет из 11-го Б выбрали двое учеников: Дима-мой лучший ученик, и Аня. Я был удивлён и невероятно счастлив. Мы назначили время и день консультаций. Я с удовольствием готовил их.

На одну из консультаций Дима прийти не смог. Я впервые говорил с Аней наедине и решил спросить её, зачем ей нужна химия. Она рассказала, что родители хотят отдать её в медицинский университет, и для поступления ей нужен мой предмет. Однако Аня не хотела этого, но не смогла пойти против воли родителей. Её душа стремилась к музыке и большой сцене. Мы разговорились, и я не знаю, как так вышло, проговорился о симпатии к ней. Она стояла в ступоре, и не могла промолвить ни слова, потом схватила свои вещи и убежала. Я корил себя и понимал, что не смогу смотреть ей в глаза. Через 15 минут Аня вернулась. Потупив глаза, она призналась, что чувствует то же, что и я. Никогда раньше я не испытывал большей радости и счастья, чем тогда.

Я предложил ей сходить на концерт классической музыки, который должен был состояться в консерватории, она согласилась.

Я чувствовал, что вечер должен пройти превосходно. Впервые я так долго собирался куда-либо, вертелся у зеркала и к назначенному времени уже стоял на месте. Волновался, как мальчишка. Я стоял к консерватории лицом, вдруг кто-то окликнул меня. Обернувшись, я увидел Аню. Она была невероятно красивой! Она была одета в длинное вечернее платье, а сверху накинута шубка, весь образ завершали сапфировые серьги. Взявшись за руки, мы вошли в концертный зал. Пока шёл концерт, я смотрел на Аню. Её глаза горели. Было видно, что ей нравится, а я был горд от того, что она была счастливой. Концерт закончился, и мы вышли на улицу. Моя спутница пребывала в восторге от произошедшего, предложила пройтись по вечернему городу. Мы разговаривали о чём только можно, будто давние знакомые. Темы для разговора не иссякали, а время летело так быстро. Я узнал, какой кофе она любит, какие книги предпочитает и о целях в жизни. Такое раньше могло мне только сниться.

Мы сели на скамейку. Уличный свет давал отблеск в серьгах Ани, мне стало интересно узнать о них, и я спросил её: «У тебя такие красивые серьги, будто лунный свет, могу ли я узнать, откуда они?». «Да, конечно. Это семейная реликвия, которая передаётся по наследству, они достались мне от прабабушки по маминой линии. По легенде сапфир светится ещё ярче, если девушка находится рядом с любимым человеком. Видишь, как светятся, это потому, что ты рядом»,- ответила Аня. «Спасибо, что ты меня так ценишь»,- сказал я, и мы обнялись.

Потом мы немного прогулялись, и я проводил её до дома. Ты бы знал, что у меня творилось внутри, какие чувства меня переполняли. Всё кипело во мне, казалось вот-вот взорвусь от счастья.

Два месяца всё было восхитительно, мы общались, изредка виделись вне школы, я делал ей небольшие подарки. Но в один день всё разрушилось. День мой не задался с утра: я пролил кофе на свою белоснежную рубашку и опоздал на работу, за что меня отчитали. Проходя мимо учительской, услышал, как мои коллеги сплетничали обо мне и Ане, говоря, что она соблазнила меня. Я пришёл в бешенство, резко открыл дверь. «Как вы смеете такое говорить?!» — разъяренно сказал я. «Как вы можете обвинять её, она ни в чём не виновата, и то, что мы любим друг друга, не преступление. Как вы можете судить нас, не зная всего?! Я разочарован, не ожидал услышать от вас такого»,- хлопнув дверью, я вышел. Потом эти дамы пришли с извинениями, было видно, что они это делают для виду. Я знал, что такое может произойти, но не ожидал услышать этого от своих коллег.

После уроков ко мне пришла Аня, её глаза были полны слёз. Я подумал, что она расстроена из-за слухов. Не успел я спросить, что случилось, как она всучила мне в руки записку и свои серьги. Она, не сдерживая слез, сказала: «Спасибо тебе за все! Я уезжаю в Германию, прошу тебя, не задавай мне никаких вопросов, не пиши и не ищи меня. Мы не можем быть вместе, этого никто не примет. А теперь, прощай!» Я не знал, что мне делать. Она ушла, будто была в моей жизни просто мечтой. Она не оглянулась назад, а я не пошел за ней, потому что она попросила.

Шокированный этим событием, я вспомнил про записку и серьги только через день. На небольшой бумажке было написано: «Прощай навсегда, я оставляю эти сапфировые серьги, ведь только при тебе они светились, светятся и будут светится так ярко, как ни при ком другом». По моей щеке пробежала мужская скупая слеза. Первые месяцы без неё мне давались сложно, поэтому я долгое время не выходил на связь. Я не понимал, почему она ушла от меня, ведь вместе мы смогли бы преодолеть все трудности и справились бы с гнетом со стороны окружающих. Но вскоре я смог взять себя в руки и вышел на работу. Мои дни проходили уныло, она никак не выходила из моей головы.

Через полгода я узнал, что Аня умерла от болезни, её похоронили недалеко от города Мюнхена. Моё сердце погибло окончательно. Я взял первый билет и улетел в Германию. Родители Ани согласились показать мне место её захоронения. Придя на кладбище, я упал к её могиле, слезы катились градом по моим щекам. Я встал и минут десять стоял молча. У её надгробья я произнёс: «Ты самое лучшее, что случилось со мной в этой жизни! Я люблю тебя и буду любить вечно! Спасибо и прости меня…»

С тех пор я ношу ту записку у себя в нагрудном кармане, а серьги в коробочке, которая всегда со мной. Вот и вся история.

— Да, старина, потрепала тебя жизнь. Если тебе нужна поддержка, обращайся, я помогу тебе и буду рядом. Может ты сможешь обрести новую любовь.

— Знаешь, Максим, не всем суждено быть с любимыми. Некоторые из нас обречены на одиночество всю жизнь.

Я пошарил в карманах и достал коробочку. Взяв серьги, я внимательно посмотрел на них, и они засветились тем самым блеском, словно каждая часть сапфира говорила о любви.

Бикмуллина Разиля Ильнуровна
Возраст: 19 лет
Дата рождения: 09.02.2005
Место учебы: МБОУ
Страна: Россия
Регион: Татарстан
Район: Камско-Устьинский муниципальный район
Город: Камское Устье