Принято заявок
2212

IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Самовар Петра

— Зоя Михайловна, успокойтесь. Скажите внятно, что у вас украли? – полноватый невысокий мужчина лет пятидесяти, одетый в форму полицейского, стоял у окна и нетерпеливо теребил фуражку.

— Са-са-самовар, — старушка подняла своё заплаканное лицо на мужчину.

Участковый опешил.

— Вы издеваетесь что ли? Из-за самовара так убиваться?

— Это не просто самовар, Борька. Это семейная реликвия, — бабушка вытерла слёзы платком.

— Да какая реликвия, Зоя Михайловна. То, что он старше вас, не делает его ценным, — рассмеялся участковый.

— Вот что ты несешь, балбес? Иди и молча ищи. Ишь чего, ржёт он. Лучше преступника лови!

— Ой, баб Зоя, не нуди. Я как-никак представитель власти. Найду я твой металлолом. Скажи, видела может кого-то поблизости, — устало проговорил участковый.

— Да понятно всё с тобой – старушка продолжала изобличать участкового. — Оборотень ты в погонах, а не представитель власти, лодырь и этот, как его… —  баба Зоя потеряла мысль и на пару мгновений замолкала. — Ну ничего, сама прошляпила, сама и найду. От тебя толку все равно нет и не было никогда… дармоед ты, вот кто, — Зоя Михайловна горделиво вскинул плечи и отвернулась от участкового, показывая всем видом, что в его услугах не нуждается.

— Много слов, — участковый махнул рукой на старушку, водрузил на голову фуражку и вышел из избы.

Шел он к полицейскому участку, который располагался на другой стороне деревни. И всю дорогу бормотал себе под нос, что осталось дотерпеть до пенсии всего пару месяцев, и с этой неблагодарной службой будет покончено.

Подходя к участку, он увидел у его дверей двух незнакомых парней, уткнувшихся носами в телефоны. Участковый подошёл поближе и деликатно покашлял.

— Доброго дня. Майор полиции Чурин Борис Иванович. Не меня случаем ждёте, молодые люди? – отдав честь, спросил участковый.

—  Здрасьте. Мы стажёры. Прибыли для прохождения…, — высокий светловолосый парень, начавший говорить, смущенно замялся.

— А, это вы, те провинившиеся студены Академии МВД? Я и забыл совсем. Зовут то вас как?

— Я Жора, а это Петр, — кивнул Жора на своего молчаливого приятеля.

Участковый по очереди пожал ребятам руки. Отметил про себя мягкое, еще детское рукопожатие дылды Жоры и сильное рукопожатие коренастого Петра.

— Вовремя прибыли. Есть дело, как раз для вас. Вчера вечером у одной вредной старушенции пропал самовар. Нужно найти в кратчайшие сроки. Пока эта бабка мне всю кровь не выпила и плешь не проела.

— Заявление от потерпевшей есть? — деловито спросил Петр.

Участковый вспомнил, что до оформления заявления дело так и не дошло, и досадливо крякнул.

— Так, стажеры. Много слов. Махом в «бобик», он во дворе стоит, и дуйте к бабке. Права у вас есть ведь? Отлично. Заявление примите, самовар найдете, отчет напишите и свободны. Я начальству слово замолвлю, что вы свой проступок, из-за которого вас в эту глушь сослали, полностью искупили. Ключи в машине. Бабка живет на краю деревни, вам прямо до последнего дома, не ошибётесь. Зоя Михайловна Плотникова зовут. Результат нужен к утру. За работу.

Борис Иванович еще раз отдал честь и прошёл в участок.

Студенты подошли к потрёпанному жизнью УАЗику с надписью «Полиция», причём первые две буквы были неаккуратно нанесены белой, уже почти облезшей краской, и под ними были видны буквы «ми».

— Ну, хотя бы не пешком, — саркастично ухмыльнувшись, произнес Жора. — По-быстрому найдем пропавший металлолом и с хорошей характеристикой вернемся обратно в Москву, да, напарник?

Пётр молча сел за руль.

Зоя Михайловна не очень тепло приняла новоиспечённых сыщиков. Она с порога сообщила, что полиции теперь не верит в принципе, что лично они прохиндеи почище этого бездельника Борьки, раз им даже форму не выдали. Чтобы войти в доверие к старушке Пётр и Жора использовали все психологические уловки, которым их обучали в Академии МВД. Не помогло. После трюка «добрый и злой полицейский» друзьям пришлось ретироваться, потому что Зоя Михайлова схватилась за скалку.

— И что делать будем? – растерянно спросил Жора. Через пыльное окно ему было видно, что старушенция принялась лепить пельмени, продолжая отпускать при этом нелестные эпитеты в адрес работников сыска.

— Как учили, проведем опрос соседей. Может, они видели что-нибудь, — предложил Пётр, разглядывая близлежащие избы. Почти все дома стояли с заколоченными окнами, полностью заброшенными. Только у одной избушки на скамеечке сидела старушка в платке. И еще недалеко от дома Зои Михайловны, на пригорке стоял высокий мужчина с мольбертом и что-то неспешно рисовал, периодически бросая взгляды на полицейский «бобик». Начать опрос свидетелей друзья решили с него.

— Добрый день, – поздоровался с мужчиной Пётр. — Извините, что отвлекаем, но может вы видели вчера кого-то подозрительного? Или что-то необычное?

—  Нет, ничего необычного не видел. А вы кто, ребят? Я и вас раньше здесь не видел.

— А мы стажёры полиции из Москвы, – влез в разговор Жора. — Нам участковый задание дал, тут у одной…

— А что это у вас? – Петр не дал Жоре договорить и показал рукой на журнал, лежавший рядом с мольбертом.

— Это комикс. Он помахал журналом перед носом у ребят. Петр успел прочитать название «Deadpool» и разглядеть персонажа в красно-черной маске с двумя катанами за спиной.

— Я искусствовед, работаю в Эрмитаже. А современное графическое искусство — это мое хобби. У автора этого комикса очень интересный стиль рисования. Вот, изучаю на досуге. У меня тут дача недалеко, — спокойно ответил мужчина.

— Понятно, извините еще раз, что отвлекли. Если что-то вспомните, сообщите нам, пожалуйста.

В списке возможных свидетелей осталась только старушка на скамеечке, и стажёры устремились к ней. Бабуля сразу показалась им немного странной. Она напевала под нос странную песню «бейби шарк ду ду ду ду». На ребят старушка смотрела без всякого интереса и продолжала петь, как будто их и не было рядом.

— Здрасьте. Мы полицейские-стажёры. Расследуем дело о краже самовара у вашей соседки. Вы видели что-нибудь подозрительное вчера? – протарахтел Жора.

Старушка допела куплет, затем указала пальцем на дорогу, уходившую из деревни в лес, захихикала и произнесла нараспев:

— Ме-е-ертвый ба-а-ассе-е-ейн, — И снова вернулась к исполнению песенки.

— Чего-чего? – удивленно переспросил Жора. — Какой мёртвый бассейн? Вы видели кого-то?

— Да-а-а. Ме-е-ертвый ба-а-а-сс-е-е-ейн. Во-о-он ту-у-уда-а-а, — и бабушка снова показала на дорогу.

Петр отвёл Жору в сторону.

— Сумасшедшая наверно. Но зацепок у нас все равно других нет, поехали, взглянем что за мертвый бассейн там находится?

Они сели в машину и двинулись в указанном старушкой направлении. Дорога очень скоро перешла в лесную заросшую тропинку, усеянная ухабами. На одной особо большой кочке УАЗик подпрыгнул, и Жора ударился головой о крышу машины.

— Вот чёрт, — сказал он, потирая шишку.

— Походу все, приехали, — тропинка закончилась, упершись в небольшое болотце.

Ребята порыскали по болоту где-то с час, но после того, как Жора чуть не утонул, решили временно прекратить поиски.

— «Мертвый бассейн» … Неужели та старушка так болото назвала? Бассейн – это маленький водоём. А мёртвый водоём – это болото, — задумчиво произнес Петр.

— Интересная мысль. Фух, первое дело и сразу риск для жизни, — смеясь сказал мокрый Жора. – Слушай, для такой опасной операции нужно соответствующее название. Самовар Петра, — выдал Жора. – Ну как, звучит?

Но Петр, погруженный в свои мысли, не обратил внимания на подколку друга. И пока одежда Жоры сохла, осмотрел болото ещё раз.

— Результатов ноль. Зря поверили той сумасшедшей, — подытожил Жора.

Начинало темнеть. Когда они проезжали мимо дома Зои Михайловны, то та помахала им, подзывая к себе. Она пригласила ребят в избу, угостила пельменями и извинилась за неласковый прием, которого стажеры удостоились днем.

— Вы уж простите, меня, дуру старую. Самовар этот — наша семейная реликвия. Он достался мне от отца. А моему отцу от его отца. И так далее, — старушка посмотрела в окно и снова чуть не расплакалась. — Сколько себя помню, всегда самовар у окна стоял, на солнышке блестел, глаз радовал. Вдруг она вскочила и ушла вглубь дома. Вернулась с несколькими фотографиями. Вот какой самовар. А это вот отец мой. И вчера его украли. Самовар украли, не отца, — Старушка начала тереть глаза, смахивая слезы.

— Да найдём мы ваш самовар, не переживайте, — начал успокаивать её Жора.

— Я видела, что вы пытались узнать у Антонины что-то. Не скажет она ничего путного, даже если и видела. Учительницей английского она работала. А как на пенсию вышла умом тронулась. Из-за мужа…

Тут Жора взял фотографию поближе.

— Знаете, что-то мне этот самовар напоминает. Он на телефон щелкнул фото и позвонил кому-то.

— Пап, привет. Помнишь ты мне как-то рассказывал байки про Петра Первого? Про самовар еще говорил, помнишь? Я тебе фотку скинул, глянь, тот самовар или нет? Ага, спасибо пап.

Положив трубку, он поймал на себе удивлённый взгляд Петра.

— У меня отец увлекается историей. Сейчас он кое-что проверит и перезвонит.

Телефон Жоры звякнул. Он схватил трубку, выслушал звонившего и улыбнулся.

— Зоя Михайловна, а ведь ваш самовар стоит целое состояние! Короче, есть легенда, что Петр Первый подарил плотнику, у которого учился ремеслу, самовар. Да не простой самовар, его на заказ сделал дворцовый ювелир. Уникальная вещь и очень дорогая. В Эрмитаже есть рисунок этого самовара. И выходит, тот плотник был вашим предком. Ну а самовар выкрали точно не на металлолом. Кто-то узнал его истинную ценность и спёр… Но вот только кто в деревне мог про это знать, раз вы и сами не знали, —  Жора почесал в затылке, наткнулся на шишку, полученную в поисках самовара, и айкнул.

— Преступник всегда возвращается на место преступления… Вот он тут сегодня и ошивался, — прошептал Петр. Вскочив на ноги, он пулей выскочил из избы Зои Михайловны. Ничего не понимающий Жора бросился следом.

До дачи искусствоведа доехали быстро. Настойчиво постучали в дверь. В комнате загорелся свет, дверь открыл чуть заспанный искусствовед. Ни говоря ни слова, Пётр решительной походкой прошел в комнату. На полках стояли многочисленные комиксы про Дэдпула, а одна из стен была украшена постерами, красно-черной маской и двумя катанами Дедпула.

— Вы прям большой фанат этого персонажа, как я посмотрю, — улыбнувшись сказал Петр. – Самовар то сразу отдадите или препираться начнете?

— Молодые люди, вы что себе позволяете! Начал было возмущаться искусствовед.

— Вы знаете, как переводится DeadPool на русский? – перебил его Пётр. —  Ну, по крайней мере, как переводит его одна пожилая учительница английского, которая видела вас в момент совершения преступления? Вы ведь в маске были? Катаны тоже нацепили, не удержались? Полное погружение в образ, ага? – глядя в глаза искусствоведу, сыпал вопросами Петр. Увидев испуг в глазах  подозреваемого, Петр решился пойти на блеф.

— Препираться бесполезно. Учительница поведала нам всю историю. И как вы в костюме Дедпула вытаскивали самовара из дома бабы Зои, и как везли его прятать в болоте за деревней, — внезапно Петр вытянулся на цыпочки и потрогал макушку искусствоведа.

— Ай, — дёрнулся тот.

— Ну вот. У вас шишка на голове. Как и у Жоры. Издержки высокого роста. Постоянно бьёшься головой в машине, проезжая кочки. Но зато можно заглядывать в соседские окна, вдруг там какие ценности стоят, правда ведь?

-Это чушь какая-то! Зачем мне красть у деревенской старухи ее никчемный металлолом!

— Сколько этот «никчемный металлом» стоит вы знаете лучше нас, — парировал Петр. — Но, воля ваша. Не хотите по-хорошему? Значит мы кинологов утром подключим, и собаки мигом найдут украденный вами самовар. Мы же знаем, где вы его спрятали.

Искусствовед понуро сел на стул.

– Не надо кинологов. Явку с повинной оформляйте, так это кажется называется…

Жора довольно хмыкнул.

— А знаешь, это ведь правда самовар Петра…

 

Шантарин Матвей Андреевич
Возраст: 16 лет
Дата рождения: 10.04.2006
Место учебы: МАОУ СОШ №22
Страна: Россия
Регион: Свердловская обл.
Город: Верхняя Пышма