XI Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Рыжая

В моей груди горит огонь,

Он сердце жжёт и в зной, и в стужу.

С огнём я вся – троянский конь,

Ведь жар спалит мой мир

и вырвется наружу.

Софья Сытова.

На одной серой-серой планете, вечно покрытой пылевыми облаками, скрывавшими лучи далёкого солнца, на пепельном куске земли, пафосно называвшемся континентом и торчащем ровно посередине Серого моря, в одном из сотен тысяч совершенно одинаковых серых городов, на безликой улице жила неожиданно рыжая, как огонь, девушка. Веснушки на её лице будто бы светились изнутри, а в зелёных глазах вспыхивали звёздные, яркие, как пламя ночного костра, искры.

Каждое утро ровно в шесть часов она аккуратно выключала свой серый, противно дребезжащий будильник, протирая глаза шла в ванную, облицованную серой плиткой, чистила зубы жёсткой серой зубной щёткой, на серой кухне на ходу глотала битую чашку пыльного цвета кофе, бежала по серому асфальту к серой автобусной остановке, чтобы не опоздать на опостылевшую работу… и так много-много дней подряд.

Рядом с ней были пустые, равнодушные люди, давно уже переставшие смотреть на то, что происходит вокруг. Целыми днями они листали скудные сайты в своих серых смартфонах, не замечая, как сами потихоньку сереют, покрываясь седой пылью. Люди, бывало, подсмеивались над её рыжестью, но не со зла, а лишь потому, что им почти всегда было скучно. Равнодушие рождает скуку, а скука является одной из неочевидных причин злобы, поэтому время, проведённое в сером городе любым хоть сколько-нибудь добрым человеком, становилось для последнего тяжёлым испытанием, которое мало кто выдерживал. Всё перечисленное объясняется очень просто: в то время в городе была мода на серость и одинаковость, а тренды в современном обществе выгоднее соблюдать, чем игнорировать. Равнодушие, стереотипность, продажность и запустение – вот каким видела свой серый мир яркая девушка.

Но рыжая, по всем канонам современной антиутопии, совершенно не могла смириться с таким положением дел, ей хотелось хоть кому-то показать нечто иное, во что сама она верила больше всего – то, что мир ещё не окончательно покрылся пылью, что где-то на этом свете всё ещё есть место, в котором можно танцевать, петь, по-настоящему дружить, искренне любить, делать добро и чувствовать себя живым человеком. Хотелось зажечь в своём сердце огонь, показать его другим и, передавая языки счастливого пламени повсюду, навсегда изгнать серость с планеты, на которой она жила.

«Хочешь поменять мир – начни с себя!». И рыжая начала. Она играла на гитаре опавшим листьям на людных улицах (просто потому, что они были её самыми благодарными слушателями), писала портреты, оживавшие под её кистью, сочиняла не слишком красивые, но искренние стихи, ярко, странно и со вкусом одевалась, помогала всем тем, кто об этом просил (и даже тем, кто просить стеснялся) – и, в конце концов, её душа начала наполняться добром. А потом внутри загорелся огонёк человеколюбия, о котором она мечтала, но единомышленников рыжая так и не встретила. Серые люди, в свою очередь, смотрели на девушку с неодобрением, но не могли ничего сделать – они были так заняты тем, чтобы быть похожими друг на друга, что боялись даже слово сказать без одобрения других клеток своей родной, одноцветной массы, не то, что проявить добрые чувства или совершить хороший поступок. А рыжая так и жила, пряча в себе огонь добра и одновременно неприязнь к враждебной реальности, а ещё к себе, не имеющей возможности практически ничего изменить, пока однажды не случилось непредвиденное.

В ту ночь облака расступились, небо было особенно чёрным и на нём отчётливо просматривались яркие, светившиеся как будто изнутри звёзды. Рыжая сидела у открытого окна своей маленькой квартирки и выводила что-то в тетради, как вдруг в вышине сверкнул жёлтый прочерк и за её спиной неожиданно вспыхнуло пламя. Его языки неспешно поползли по комнате, окрашивая серые панельные перекрытия в яркие, закатные оттенки, и всё ближе подбирались к беспечной и будто не боявшейся огня девушке.

Постепенно из интереса подошедшие на свет серые люди с удивлением смотрели, как рыжая широко улыбается им, машет рукой, пританцовывает и смеётся, наблюдая за пожаром. «Теперь я наконец-то вижу вокруг свет! Впервые столько света! Это начало перемен! Я верила, что смогу раскрасить нашу жизнь, наполнив её добром и пониманием!» — кричала в радостном исступлении рыжая.

Серые люди продолжали, не двигаясь, смотреть на то, как пламя усиливается и подбирается к девушке, которая, начиная понимать какая мощная энергия вовлекает её в свой поток, бросила крик о помощи. Никто не сдвинулся с места, зато все приготовили телефоны и включили камеры, сняв, как глаза рыжей вспыхнули в последний раз, рассыпавшись на миллионы ярких, огненных звёзд.

И вот уже выпущенный на волю рыжий внутренний огонь летит вниз, метеорами врезаясь в толпу зевак, где точно так же зажигает и оживляет каждого, освещая его лицо, может быть, первой за всю жизнь настоящей улыбкой. Люди с удивлением видят вокруг себя траву, деревья, небо, покрытое драгоценными звёздами, а после вспоминают, что произошло из-за их равнодушия не только несколько секунд назад, но и за всю жизнь серого города, и в слезах начинают думать, можно ли всё исправить. Откуда-то сверху на них, возможно, смотрит рыжая, веснушчатая девушка. Она, наверное, машет рукой и неожиданно весело смеётся.

Хотела бы я закончить так, но, к сожалению, из правды слов не выкинешь и на другие не заменишь (иначе это будет уж слишком творческий подход). Итак, поговаривают, что после пожара в квартире девушки нашли непочатый тюбик серой краски для волос и новую серую одежду, купленную в тот вечер и так и не успевшую ей пригодиться. Забавно, что как раз в тот момент, когда она решила сдаться, её идеи невольно подхватило множество людей – они красили волосы в рыжий цвет, жертвовали сотни тысяч на благотворительность и пытались быть «не такими, как все». Естественно, получалось у них так себе, и вместо идеи человеколюбивой оригинальности постепенно создался новый тренд на уникальность, по факту всё так же бывшую бездушной копиркой. Очень скоро у всё таких же серых в душе людей появились новые кумиры, но только затем, чтобы через короткое время снова разонравиться им и уступить место кому-то ещё, более удобному для подражания.

А где-то там, наверху, теряясь среди звёзд, неслась рыжая комета, разрубая космическое пространство и приводя в шок жителей планетки. Комета пока не имела души, ей было совершенно всё равно на то, что происходит сейчас на этом сером куске гранита под ней. Направляемая кем-то более сильным, она летела сквозь пространство и время, чтобы приземлиться где-нибудь на пепельном куске земли, пафосно называвшемся континентом и торчащем ровно посередине Серого моря, в одном из сотен тысяч совершенно одинаковых серых городов на безликой улице и стать новой рыжей девушкой, которой, быть может, удастся-таки стать сильнее и случайно уничтожить эту планету, сделав её уязвимой, то есть посеяв на ней вдохновение, любовь и сострадание среди вселенского хаоса, безликости и жестокости.

О, как не прав был Прометей, столь опрометчиво даруя неокрепшим людям огонь, которым можно зажигать души и сердца!..

Сытова Софья Сергеевна
Страна: Россия
Город: Нижний Новгород