XI Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 10 до 13 лет
рассказ «Неизвестный»

Рассказ » Неизвестный »

Этот музей был превосходен. Картины в нем завораживали и заставляли остановиться перед каждой, рассматривая детали более подробно.

Я остановилась перед очередным портретом. На этой выставке было много картин, но эта была не похожа на предыдущие. С нее пристально смотрела девушка. Она словно в душу заглядывает, да так, что чувствуешь при ее взгляде беспомощность и скованность. Это, признаться, слегка пугает.

Волосы её цвета дорогого темного шоколада, уложены в роскошную корону, украшенную алыми, словно свежая кровь, рубинами. Того же цвета, что и дорогие камни в волосах, её пышное платье. Покрытые черными кружевами рукава и декольте, оголяющее бледную острую кожу ключиц.

— Чудесный портрет, не так ли? — я дрогнула от неожиданного голоса рядом. Мужчина, лет двадцати пяти, стоял по правую сторону от меня и внимательно смотрел на картину.

— Да, великолепный,- неуверенно призналась я и посмотрела на молодого человека. На нем был надет бежевый плащ со множеством карманов, из-под которого была видна рубашка, не застегнутая на первые две пуговицы, и чёрные классические брюки. Каштановые волосы парня были завязаны в тугой хвост.

— Я начинающий художник. В последнее время я перестал писать картины. — он поджал губы в тонкую линию и слегка нахмурился — В этом времени всё так скучно и неудивительно,- но тут его лицо озарила сияющая улыбка, и он повернул ко мне голову, заглядывая в глаза.

— Увидев Вас, мне снова захотелось рисовать. Не хотели бы Вы быть натурой для моей картины?

— Правда? Я.. — моё дыхание замерло, а щеки порозовели. Мне бы очень хотелось, чтоб меня нарисовали, а с другой стороны, это звучало немного странно. Но художник не выглядел пугающе, даже, наоборот, у него, вероятно, добрые намерения. Он так вежлив со мной, и мне бы не хотелось отказывать ему в столь простой просьбе.

— Если вы уверены, то.. наверное, да,- я глупо улыбнулась в ответ и слегка кивнула головой.

— Благодарю Вас, вы очень любезны, мисс. Не представляете, как Вы мне помогли своим согласием. Когда Вам будет удобно прийти ко мне? Может быть, встретимся завтра?

— Да, конечно, может, спишемся? Я могу дать свой номер, — предложила я выгодный для нас обоих вариант, но мужчина состроил недовольную гримасу и отвёл взгляд, а потом, тяжело вздохнув, ответил:

— Мне не нравятся телефоны и подобные гаджеты. Они совсем мне не нужны и отнимают уйму времени, которое так драгоценно, но люди никак не могут понять этого. Предлагаю встретиться завтра в обед на Невском проспекте.

— Да, хорошо, — ответила я раньше, чем успела подумать.

…..

Мы встретились на следующий день. Я пришла в назначенное время, но художника не было. Прождав полчаса, я собиралась уже уходить, как вдруг неожиданно увидела вдали быстро приближающуюся фигуру молодого человека.

— Простите меня, ради Бога, за опоздание, у меня были срочные дела,- сказал он, запыхавшись, и предложил идти за ним.

Сегодня на нем была та же одежда, что и вчера: распахнутый плащ, белоснежная рубашка и чёрные классические брюки.

Мы вошли в старый маленький дворик. В этих домах жили явно люди пожилого возраста. На скамейках сидели старушки и внимательно наблюдали за каждым нашим шагом. Художник открыл дверь, и мы вошли в парадную. На стенах была видна синяя потрескавшаяся от времени краска и отколупливающаяся штукатурка.

— Вы живёте с бабушкой? – спросила я.

— Нет. …Если Вас что-то беспокоит, то не стоит волноваться. Я выбрал этот дом, так как здесь довольно тихо, и никто не может помешать работе, — ответил он, поднимаясь вперёд по лестнице.

— Как Вас зовут? — поинтересовалась я, не зная, как обращаться к незнакомцу… – Ведь мы так и не познакомились.

— Мисс, это что, допрос? — я и не знала, что ответить

— Нет, что вы просто… Но как мне к Вам обращаться?

— Хм…до этого вы и так справлялись, — пробормотал он еле слышно, а после продолжил чуть громче. — Можете называть меня, как пожелаете, — и он, долго не думая, повернул к нужной двери.

Это была старая черная дверь. Мы остановились на пятом этаже, последнем в этом доме. Парень два раза повернул ключ в замке, и, отворив дверь, жестом пригласил в квартиру.

— Спасибо, — смущённо сказала я, — и вошла. Сразу же после меня художник захлопнул дверь и подошёл ближе ко мне. Он предложил повесить мою куртку в шкаф, аккуратно стянул её с моих плеч и повесил на крючок рядом со своим бежевым плащом.

— Пройдёмте, Агата, — указал он вперёд и двинулся вперёд по коридору.

Я невольно вздрогнула, услышав свое имя из уст художника. Откуда он знал моё имя? И многое ли он обо мне знает? Это странно и довольно страшно.

Заметив мое испуганное выражение лица, у парня слегка дернулся уголок рта и он добродушно усмехнулся.

— Не пугайтесь, я знаю Ваше имя, ведь слышал, как друзья с университета называли Вас Агатой. Боюсь предположить, что это и есть Ваше имя, — успокоил он меня, проводив дальше.

Он завернул за угол, и мне открылась просторная комната, похожая на студию. Она была совсем неубранная: повсюду были разбросаны холсты и краски, множество кистей, готовых рисунков и поспешно начертанных карандашом набросков. Через секунду он повернулся ко мне и посмотрел оценивающим взглядом, а затем, приподняв бровь, спросил:

— Вас рисовать в этом? — он обвел взглядом мою одежду, — Вы не взяли чего-либо ещё с собой из одежды? — с надеждой уточнил парень.

Я также оглядела свою одежду. Черные джинсы и свободная, не заправленная футболка постельного цвета. Я всегда так хожу.

— Что-то не так? – я устремила взор в его изумрудные глаза. Они были копией моих. Вообще, он чем-то был похож на меня — цвет волос, губы и, конечно, глаза. Сложно не заметить удивительное сходство.

Он глубоко вздохнул и, развернувшись, направился к выходу из импровизированной студии. Жестом он позвал меня за собой, и я последовала за художником во вторую, последнюю комнату в этой квартире. Она была крошечная. В нее вместился лишь потрёпанный временем шкаф, со множеством паутины и пыли, и раскладушка, которая, казалось, сейчас развалится на части.

— Всё не так мисс, всё совершенно не так, — парень распахнул дверцы шкафа и стал перебирать одежду на вешалках. К моему удивлению, там было достаточно много платьев и несколько мужских костюмов. Одно было ясно, шкаф переполнен, и явно не новыми вещами.

— В ваше время все ходят просто и не элегантно. Я подберу Вам что-нибудь.

Через несколько секунд он достал необыкновенный наряд. Пышное бальное платье было черным, переливающимся изумрудным оттенком. Длинные рукава окаймляли чёрные кружева, а на талии красовался корсет под цвет платья.

— Ну что? Я думаю, в этом будет намного лучше. — он протянул мне платье. — Примеряйте, а я пока найду украшение ,- и удалился из комнаты.

Затянув корсет, я посмотрела на себя в зеркало. Я выглядела так, словно платье сшили на меня, словом, оно сидело, как влитое.

В комнату постучались.

— Входите, — ответила я, будто это была моя комната. В дверях застыл широко улыбающийся художник, скрестивший руки на груди.

— Великолепно, Агата, — тихо сказал он в восхищении и подошёл к зеркалу. Он надел мне на шею прекрасное сверкающее ожерелье,

— Откуда это у Вас? — спросила я. — Такие вещи давно не продают в магазинах.

— Оно принадлежало моей матери. Теперь оно Ваше по праву, — ответил он, ступая по коридору и провожая меня к рабочему месту.

-Но почему? — задала я логичный вопрос, поднимая по пути юбки, чтоб случайно не оступиться и не упасть.

Но он лишь улыбнулся и присел на небольшой стул перед холстом. Молодой человек тоже успел переодеться. Сейчас на нем была бесформенная тёмно-серая футболка, испачканная красками разных цветов, и такие же испачканные брюки.

— Мне нужно как-то встать? Или руки, может, вот так? — замешкалась я, не зная, как лучше позировать. Меня впервые рисовали, и это было очень волнительно. Но художник лишь расхохотался и непринужденно бросил:

— Не нужно никак вставать, Агата, Вам не стоит застывать в какой-либо позе. Присядьте, как Вам будет удобнее, и просто разговаривайте со мной. Можете и молчать, если хочется. Я хочу запечатлеть не бездвижную куклу, а живого человека. Понимаете, о чём я? — закончил свои наставления парень, слегка наклонив голову.

— Да, хорошо, я поняла.

— Вы чувствуете себя скованно, перестаньте, наконец, меня бояться, — сказал он, начиная готовить палитру, и приступил к работе.

— Вы когда-нибудь изучали свою родословную? — нарушил тишину художник.

Его руки были испачканы краской от логтей до кончиков пальцев.

— А кто не изучал свою родословную? — задала встречный вопрос я, на что он пожал плечами. – Наверно, каждый человек, хоть раз в жизни, пробовал делать это.

— Да, скорее, вы правы. Это так занимательно изучать её, не так ли? — парень поднял голову и стал что-то быстро искать глазами по комнате. Как только нашел взглядом, поспешно вытер руки об брюки и направился к столику посередине комнаты. Схватив тюбик с краской, он выдавил немного цвета на палитру и стал смешивать, добиваясь нужного оттенка.

— Только порой она кажется мне странной, — сказала я, и меня охватили воспоминания.

В тот день я работала над проектом, который мне задали в университете. Я

собирала информацию о своей родословной и смогла это сделать лишь до 19 века.

Только вот про одного родственника я никак не смогла найти ничего. Абсолютно ничего. Даже имя его неизвестно.

Моя прапрабабушка Агата родила пять дочерей и сына. У каждой из них и далее есть цепочка из детей, внуков и правнуков. Вот только на единственном сыне эта цепь обрывается. Ни детей, ни имени, никакой информации. На месте, где должны быть указаны годы жизни, известна только дата его рождения,будто он и по сей день живёт и радуется жизни. Неизвестный.

Он в недоумении поднял на меня взгляд

— И впрямь странной? – убрал он спадающую на лоб прядь волос и несколько каштановых локонов тут же окрасилось в синий цвет.

— Да, просто.. Неважно… — отрезала я, обидевшись

— Агата, Агата… — медленно протянул он, — Так звали мою матушку, удивительно, правда? — Я опешила. На ум почему-то сразу пришла моя прапрабабушка Агата, та самая, с неизвестным сыном, но я тут же откинула эту мысль, и промычала что-то нечленораздельное, стараясь выразить согласие. В ответ на это он лишь спокойно кивнул и продолжил писать.

……..

— Готово, мисс, — как только художник произнёс эти слова, я подбежала и стала рассматривать портрет. Это была вылитая я, сидевшая прямо и гордо, с лёгкой улыбкой и розовым от смущения румянцем на щеках.

— Ах… — вырвалось у меня, на что парень широко улыбнулся, — это чудесно.

— Помниться мне, Вы хотели, чтобы Ваш портрет висел в музее на всеобщем обозрении,- напомнил он.

— Да, было, — усмехнулась я, все ещё разглядывая внимательно каждую деталь на картине.

— В каком музее окажется Ваша картина? Вернее, где бы Вы хотели её увидеть? — задал он столь необычный вопрос, но я ответила сразу же, то, что первое пришло на ум.

— В » Эрарта «.

— Чудесный выбор, — сказал он, вставая со стула.

— Я могу пойти переодеться?

— Эти вещи Ваши, Агата, можете забрать их себе.

— Ну, уж нет. Платье точно не моё и забирать я его не буду, — он развернулся ко мне лицом. Мне показалось, или в его глазах и в правду отразилась грусть.

Он глубоко вздохнул, и ответил, озаряя меня улыбкой:

— Тогда сделайте мне одолжение, я хочу подарить это колье, что у Вас на шее. Это ожерелье — семейная реликвия, и было бы лучше, чтоб оно осталось у Вас.

— Почему же Вы не отдадите его своим детям? Или может, у вас есть братья или сёстры? Я же Вам совершенно чужой человек! — поспешно ответила я, на что он лишь улыбнулся и спокойно ответил:

— У меня не будет детей, и у меня уже давно нет братьев и сестер. И Вы ошибаетесь, потому что Вы мне не чужой человек, Агата,- мягко ответил он.

Мне показалось это очень странным.

— Так Вы согласны принять от меня это украшение? — снова задал вопрос художник.

Вздохнув, я согласилась оставить ожерелье у себя.

…..

— Мы встретимся с Вами ещё? — спросила я перед уходом, отказавшись от его предложения проводить меня.

— Всё может быть, — сказал он и после добавил, — Выполните мою единственную просьбу, — сказал он, и, не отрывая взгляда, продолжил, — Приходите в эти выходные в музей «Эрарта «, и Вы будете приятно удивлены.

……….

Едва дождавшись субботы, после учёбы я отправилась в музей. Картины, как всегда, были прекрасными, но глазами я искала парня, надеясь увидеть его вновь. Что такого он хочет мне подарить?

Ожерелье висело на моей шее. Я спрятала его под вязаным свитером. Совсем не хотелось его никому показывать. Это была моя сокровенная тайна.

Пройдя ещё немного по узкому коридорчику, я наткнулась на новую картину. Приглядевшись, я узнала на картине себя. Это был портрет, что рисовал художник. На нем была точно я. Чуть ниже портрета висела табличка с надписью: «Девушка из будущего »

Я невольно потянулась к колье, висевшее у меня на шее. Оно оставалось на месте.

— Добрый вечер! — я подбежала к экскурсоводу музея, — не подскажете, когда выставили эту картину? — девушка посмотрела на меня странным, непонимающим взглядом, а потом ответила:

— «Девушка из будущего?» — я поспешно кивнула, — Она висит тут уже давно, с самого основания музея. Автор неизвестен. А вот самой картине уже более двухсот лет.

Я не смогла выдавить ни слова, поблагодарив девушку за ответ кивком головы. Рука моя все ещё лежала на колье, будто я боялась, что оно вдруг пропадет.

На картине была точно я. А художник был Неизвестным.

Василина Антипова Александровна
Страна: Россия
Город: Лениногорск