XI Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 10 до 13 лет
Рассказ «Мой детский страх»

 

Мой детский страх

    

     Рассказ

 

      «Странная тема для домашнего сочинения, ничего себе!» — подумала я, когда учительница на доске написала: «Тема домашнего сочинения: «Мой детский страх». И добавила: «Постарайтесь, ребята, вспомнить о каком-нибудь из своих детских страхов и интересно рассказать о нём».

       «О чём же можно рассказать в этом сочинении? – размышляла я. — О том, как я боялась оставаться дома одна или о пугающей темноте, если вдруг случайно просыпалась среди ночи? А может, рассказать о страшной крысе Шушаре, чей образ долго преследовал меня, после того как мне, четырёхлетней, прочитали сказку про Буратино?»  Но вдруг из глубины моего сознания «выполз» страх, о котором, если бы не эта тема сочинения, я никогда, наверное, уже не вспомнила.  Вот, слушайте…

      Чего боялась я в детстве? Ни за что не догадаетесь!… Инспекторов ГИБДД! Да-да, тех самых инспекторов, которые стоят у дороги, останавливают своей полосатой палочкой проезжающие мимо машины и серьёзно разговаривают с водителями, если те нарушают правила дорожного движения. Это я сейчас понимаю, что без них невозможен порядок на дороге и что сложности, которые являлись причиной моего детского страха, создавала сама.

       В нашей семье и папа, и мама водят машину. Меня с самого рождения возят на машине по очереди – то папа, то мама. Когда я еще не умела самостоятельно сидеть, меня держал кто-нибудь на руках, а когда мне исполнилось два года, в машину поставили детское кресло, и тогда я уже самостоятельно сидела на заднем сиденье. Вот только адаптер, приковывающий меня к креслу, был мне совсем не по душе, потому что лишал меня свободы!  На уговоры «пристегнуться» не действовало ничто, даже мои «полёты» на пол машины, если вдруг кто-то резко тормозил.

        Вспоминаю, как еду в машине с мамой: она – за рулём, а я сижу одна на заднем сиденье, весело болтая ногами. Хочу — сижу, хочу — лежу, хочу в одно окно смотрю, хочу – в другое… Вдруг мама испуганно кричит: «Настя, гаишники!!! Пристёгивайся или прячься за сиденьями!» Мама сильно напугана, значит, происходит действительно что-то очень страшное и мне надо этого тоже бояться, причем очень бояться. Я в ужасе! Пытаюсь нащупать рукой адаптер – напрасно! Как испуганный воробей, прячусь за сиденьями, сворачиваюсь в малюсенький комочек, сижу не дыша и слышу, как за мной в этот промежуток с тихим шорохом спускается ремешок с адаптером…  Мы проезжаем мимо. Нас не останавливают. Мама, вздохнув, говорит мне: «Настя, вылезай, проехали!» Я заползаю обратно на детское кресло и думаю: «Какие всё-таки злые и страшные эти люди – гаишники! Интересно, что они могут нам сделать? Мне и моей любимой маме?» И в моем воображении рисуются страшные картинки…

        Второе воспоминание. Я уже постарше и еду с папой встречать маму с работы. Как всегда, по своему упрямству, не пристегнута. Слушаю песенку, звучащую из автомагнитолы и тихонько подпеваю. Вдруг папа громко кричит: «Гаишники!» Сердце — в пятки! Лихорадочно пытаюсь найти ремень, чтобы пристегнуться, и не могу! Его снова нет рядом! А в это время к машине неторопливо подходят два инспектора ГИБДД и заглядывают в окно. О, ужас! Они увидели меня, не пристегнутую!  Папа берет какие-то маленькие карточки и молча выходит из машины, громко хлопнув дверью. Я остаюсь одна и с волнением наблюдаю за происходящим в окно. Вот папу сажают в чужую машину с синими полосками. Папа сидит там долго. А что я? Я трясусь от страха и воображаю себе, что сейчас происходит там с моим папой… Наверное, ему сделали замораживающий укол, и поэтому он не выходит так долго?.. А еще я чувствую себя виноватой: всё произошло из-за того, что я не была пристегнута!.. Но вот, наконец, появляется папа. Выражение лица у него очень сердитое.  «Пап, а что они с тобой сделали?» – спрашиваю я тихо, когда он открывает дверцу машины. «Да оштрафовали за то, что ты не пристегнута! Вечное твоё упрямство!» — отвечает он. Едем дальше, и папа читает мне бесконечные нотации о том, что все — таки надо пристегиваться… А я радуюсь тому, что с моим папой ничего не произошло, что его не заморозили, а только выписали штраф, потихоньку успокаиваюсь и прихожу к убеждению: больше не стану подводить родителей и буду пристёгиваться адаптером.

           Конечно же, по мере взросления я задавала вопросы родителям по поводу этих самых «гаишников» и постепенно пришла к пониманию того, что они вовсе не страшные, а самые обычные люди. Просто инспектора ГИБДД добросовестно выполняют свою работу: следят за тем, чтобы водители соблюдали правила дорожного движения, и ничего плохого никому не желают. Даже наоборот, их профессия очень важна и нужна для безопасности людей! А еще я поняла, что мои родители, хоть и очень меня любят, все-таки поступали неправильно: они не пристегивали меня, потакая моему детскому упрямству, которое могло стоить мне жизни.

          Вот так. Теперь этого страха у меня уже нет. Когда я поняла, в чем его причина, – он исчез. Удивительно, не правда ли? Может быть, во мне есть задатки будущего психолога, как у моей мамы? Поживем — увидим. Но я уже сейчас хочу обратиться к настоящим и будущим родителям: пожалуйста, не пугайте детей гаишниками! Сажайте их в детские кресла и надежно пристегивайте, несмотря на их протесты! Соблюдайте правила дорожного движения!

Рясова Анастасия Андреевна
Страна: Россия
Город: Чистополь