Принято заявок
2212

IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Проза «Тьма внутри»

Холм на опушке хвойного леса открывал прекрасный вид на темно-синее небо усыпанное звездами. Прохладный, легкий ветер слегка пригибал высокую, насыщенную красками траву. Атмосфера летней ночи настраивала на мысли о прекрасной и необузданной, первородной красоте мира.

— А ты уверена, что мир до катастрофы выглядел именно так?

— Во всяком случае, так он выглядел в мыслях Гектора. Он часто думает об этом месте, когда вспоминает свою дочь.

Парень обошел вершину холма еще раз и, взглянув на небо, глубоко вздохнул.

— Как ты думаешь, это все может быть реальностью? – спросила Кирена

— До тех пор пока мы не проснулись? Да. После – нет – хладнокровно ответил Аврелиан

— Но почему? Ведь…

— Потому что мы до сих пор там. Кира. На «корабле». В своих каютах. Там наша реальность, а это всего лишь сон.

— Может быть лучше тогда и не просыпаться. – вздохнула девушка

— Кира! Не надо, мы это уже обсуждали!

— Да я знаю! Я просто – не смотря на то, что в покрове она могла выглядеть, как только пожелает, ее лицо вдруг омрачила тень усталости. Ее речь стала прерывистой, а дыхание тяжелым – Я… я н-не знаю… Этот… этот «корабль», с ним что-то не так. В его подсистемах есть то, что я не способна контролировать. И это что-то, словно, высасывает из меня душу… — произнеся это, она вздрогнула, будто сказала что-то лишнее.

— Что?

— Да ничего не важно – она сразу попыталась отмахнуться и перевести тему – слушай, мне уже не много надоел этот пейзаж, может, сменим его на более яркий и…

— Нет уж, теперь говори! Что за подсистемы? Что значит «высасывает душу»?

Она мотнула головой – Это неважно я просто…

— Нет, важно! В последнее время ты становишься все слабее, и пусть ты не говоришь, но ты чего-то боишься, чего-то, что находиться внутри «Арго», я это чувствую! Что происходит?

— Я не могу сказать

— Почему?!

— Я боюсь вспоминать об этом. Каждый раз, когда я об этом вспоминаю, повышается уровень пси-излучения. Они могут это заметить. Если они узнают о том, что мы связываемся, они могут начать подозревать! – ее голос стал дрожащим и нотки страха начали проявляться в ее выражении лица.

Аврелиан подошел к ней и взял за руку

— Эй! Посмотри на меня. Мы отсюда выберемся! Я отдам все ради свободы.

— А ты не думал, может не надо ничего отдавать, все равно ведь нас не ждет ничего хорошего за пределами титана. А как насчет Гектора? Даже не смотря на то, что вы с ним друзья и ты ему почти как сын, он ведь капитан корабля, и то, что ты задумал это, это может разбить ему сердце, да и вообще может…. Может быть лучше остаться – с грустью закончила Кирена

Парень крепко обнял ее

— Нет. Мы сделаем то, что они хотят, а затем навсегда исчезнем. Я не отрекусь от своих идей. Не после того что они сделали с тобой. Я пойду до конца.

Она аккуратно обняла его в ответ и провела рукой вдоль позвоночника, до самого затылка. В местах, где в реальности в его тело были встроены особые имплантаты, необходимые для подключения к компьютерным системам.

— Я больше думаю, о том, что они сделали с тобой. Муки тела не сравнятся с терзаниями души. Вот то, о чем я переживаю больше всего.

— Я знаю. – они простояли так еще какое-то время, после чего Аврелиан отпустил девушку.

— Я должен идти. Попробуй отдохнуть, хорошо? – напоследок он одарил ее своей улыбкой и, повернувшись, мигом погрузился в туннель, унесший его в столь далекие и холодные края, которые люди привыкли называть словом «реальность».

Дрожь.

С момента начала их путешествия прошло уже почти три месяца, однако к ней парень все никак не мог привыкнуть.

Аврелиан открыл глаза. Вокруг его глаз клубилась пелена красноватой псионической дымки, которая постепенно рассеивалась.

Мрачные, бело-зеленые стены, с которых песчаным дождем сыпалась краска, обнажая черную сталь, раскатистый топот огромной махины двигающейся через весь Афайский континент, запах ржавчины и тяжелого ежедневного труда — это его реальность. Но далеко не то, что он мог и хотел бы назвать домом.

Марк приподнялся на локтях. Его полностью окутывала тьма, лишь запах металла и грохот пятисот сорока тысяч тонн металла напоминали ему о том, где он сейчас находится.

— Следовательно, технически, я могу быть где угодно – подумал парень – даже… на пляже!

Он закрыл глаза и начал представлять. Морской бриз, корабль врезавшийся килем в мягкий песок и бескрайние просторы свободы.

— Аврелиан! – вдруг взорвалась рация голосом капитана – Где ты, черт тебя бери! Бегом на свой пост!

— Да-да. Это всего лишь сон. – вздохнул он и, хрустнув позвонками, поднялся с койки – Долг зовет.

Стена перед ним нагрелась, осветив тесную каюту с четырьмя койками. По полу были разбросаны вещи тех, кто здесь жил. Одежда, наручные часы, фотографии близких. После реставрации и набора членов экспедиции стало ясно, что большая часть помещений «Арго» больше не нужны, и в миссии задействоваться не будут. Часть из этих помещений разобрали на запчасти или переделали под другие нужды. А часть, такие как эта, так и оставили пустовать, лишь сварив входные шлюзы.

Аврелиан расплавил одну из стен.

Парень бросил напоследок короткий взгляд, словно в память о том мрачном прошлом, откуда эти люди не смогли вернуться, и ушел. Раскаленная масса металла снова раскалилась и, вернувшись в изначальную форму, застыла.

Он направился по коридору к капитанскому мостику. Там его уже ждал рассвирепевший Гектор.

Как только Аврелиан подошел к нему, тот раздраженно воскликнул.

— Где ты пропадаешь? – и продолжил, постепенно переходя на крик – выделенное тебе время на отдых иссякло более часа назад! Ты хоть представляешь, какому риску ты подвергаешь «Арго» и весь его экипаж?! В любой момент на нас могут напасть мародеры, важные системы могут выйти из-под контроля, на склад с взрывчаткой мы можем налететь, а он ходит черт знает где!

— Знаешь Гектор, риск придает этому миру осмысленность и азарт, а без них и застрелиться не долго. – устало отмахнулся парень

-В том числе и риск вылететь с судна вниз головой?! А ну живо к своим обязанностям солдат!

— Так точно товарищ Капитан! – вскрикнул «по-солдатски» Аврелиан и, поднявшись на мостик, пошел к своему месту, в левом нижнем углу. На основном помосте стояла Кира. Она выглядела, как и всегда, невозмутимой и сконцентрированной только на выполнении поставленных ей задач – управлению и питанию машины, а также передаче команд капитана экипажу с помощью пси-способности. Однако в последнее время она выглядела слишком измотанной и выбившейся из сил.

— Она устала – подумал он – ну ничего, скоро, совсем скоро этим мучениям придет конец. Обещаю!

Он спустился с помоста в свой угол и уселся в кресло, которое тут же начало задвигаться внутрь, подключая его к системе прогнозирования. Он посмотрел перед собой.

Из-за стекла открывался еще более мрачный вид, чем внутри этой машины. Разрушенные города призраки, над которыми горящим багрянцем, словно глаз какого-то гигантского хищного создания возвышалось восходящее солнце.

Он закрыл глаза и следующую половину дня провел в прогнозировании будущего Арго и поиске оптимального пути мимо пси-аномалий.

«Ваш запрос был принят, Аргонавт Праймус.

Предоставленный вами документ содержит краткую информацию, необходимую для выполнения миссии.

Для выполнения задания Советом Безопасности Астреи под ваше командование был передан сверхтяжелый танк-авианосец под кодовым названием «Арго» и весь экипаж в 216 человек.

Краткое описание:

Титан-авианосец «Арго» — колоссальных размеров мобильная многоцелевая платформа, ранее служившая армии Афайской Конфедерации в качестве центра коммуникации и координации войск, а также орудием прорыва. Для передвижения использует сложную систему, по принципу работы, схожую с опорно-двигательной системой четвероногих животных. Ранее носил имя «Владыка». После Пробуждения потерял значение ввиду неэффективности и уязвимости в борьбе с псиониками.

Учтите! Вся информация, следующая далее строго конфиденциальна, убедитесь, что она не перейдет в ненадежные руки»

Дальше следовал файл с перечнем досье на каждого из членов экипажа, начиная с капитана из Фениксии Гектора Драйзера и заканчивая рядовым инженером-юнгой Шарлем Децимусом.

В самом низу был текст:

«Примечание: Ввиду нехватки достоверной информации о природе Покрова и обо всем, что с ним связанно данная информация не является надежной и не может быть рассмотрена как единственно верная. Действуйте на свой страх и риск. На случай непредвиденных ситуаций вам переданы крайние полномочия уровня 4 – предпоследний уровень.

Придерживайтесь основного плана, в случае если объект дельта 3208 и/или объект лямбда выйдут из-под контроля вам приказано следовать протоколу «Забвение».

Мы надеемся на вас агент, не подведите свою организацию и свою родину, иначе вы подведете самого себя.

Удачи»

— Н-да уж! А ведь думал еще в отпуск отпроситься. – вздохнул Тадеуш, отведя взгляд от монитора и вальяжно опрокинувшись на спинку своего кресла.

Он оглядел свою каюту. Тесная, угловатая, с пустыми ящиками от оружия.

Все это навеяло ему воспоминания о том, как его мать рассказывала ему о море. О том, как оно красиво, о том насколько оно могуче и о том насколько человек беспомощен и жалок перед ним.

— Он барахтается в нем, неспособный ни доплыть до суши, ни достать до дна, и все равно продолжает барахтаться, все глубже и глубже погружаясь в пучину бездны. Бездны, которой он так боится и с которой он так желает встретиться. Бойся бездны сынок. Бойся того кто смотрит на тебя в отражении… —

Тадеуш повернулся к своей матери, сидевшей с ним на берегу, но ее вид был как-то странно искажен. Она слегка извивалась в неестественных изгибах, словно отражение в волнующейся воде. На ней была усмирительная рубашка, а вместо глаз в орбитах зияли две темные пропасти.

Внезапно ее голос изменился.

-Это они сделали – прошипела она змеиным шепотом, но этот шепот эхом разнесся, казалось, по всему миру – Они это сделали, они! Они убили твоего отца, твоего брата и даже твою сестренку. Они убили всех! И, ты должен отомстить, ты должен!

Он вновь посмотрел на волны, что раньше так приятно ласкали ему пятки, а теперь стали такими густыми и неприятными на ощупь, словно нефть.

Вода окрасилась в багровый цвет и помутнела, а отражение было искажено волнами. Когда же волны стихли, и мальчик попытался разглядеть в них себя, он увидел нечто темное, переливающееся красным и черным. Внезапно вода из этого места взорвалась фонтаном, и нечто оттуда набросилось на мальчика, вцепившись в него острыми, как бритва, зубами.

Тадеуш вздрогнул и тут же проснулся. По его лбу скатывались серебряные капельки пота, а все еще непотушенная сигарета заполняла каюту сероватой дымкой и кислым запахом столь расхваленного его «кабинетными коллегами» фениксийского табака, что придавало помещению странную атмосферу. В его душе пробудилось чувство или даже предчувствие — нечто между безысходным тупиком и вселяющим надежду и трепет распутьем.

— Псионики! – произнес он шепотом и чертыхнулся.

— Внимание! – донеслось из динамика его компьютера – Обнаружено увеличение уровня стресса, возможно псионическое воздействие извне. В целях безопасности рекомендуется…

— Да-да, я помню – таблетки! Заткнись уже, – буркнул Тадеуш и достал из кармана маленький футляр. Вынул две черно-белые таблетки «Церебрум Протекта» (сокращенно Церпра) и с неохотой выпил, морщась от их противного вкуса.

Вдруг лампы на крыше всех помещений вспыхнули красным, а телепатическая передача Киры сообщила о приближении вражеской техники с северо-востока и о том, что всему экипажу следует немедленно занять боевые посты.

В мгновение ока жизнь забурлила на борту четвероногого танка. Весь экипаж инженеров-ремонтников, псиоников-грузчиков, врачей, солдат и множества других служащих, забегал по махине как муравьи в норах своего муравейника.

И в то время как весь экипаж мчался сломя голову, на свои позиции Аврелиан думал о видении, или даже правильнее сказать воспоминании из другой вариации настоящего, что он увидел пока сидел в машине прогнозирования.

— Аврелиан! – крикнул Гектор – Зайди ко мне в каюту как освободишься, у меня есть к тебе одно дело.

— Есть сер!

Гектор сидел на своем кресле и явно думал о чем-то крайне важном. Настолько важном, что даже не услышал голоса Аврелиана за дверью и не заметил, как шлюз каюты с противным скрежетом открылся, и лишь после того, как Аврелиан позвал его, тот обратил внимание.

Капитан вздрогнул и, заметя парня в дверном проеме, даже слегка взволновался.

— Вы вызывали капитан, чем могу помочь?

— А это ты! Проходи сынок. Мне нужно кое о чем поговорить. — он указал ему на заранее подготовленный стул с другой стороны его стола.

— Послушай вот это, но учти! Эта информация не должна распространиться по кораблю. Я позвал тебя только потому, что моих старых, проржавевших, солдафонских мозгов не хватает, чтобы осмыслить все это.

Запись пошла, и из динамиков раздался странный, нечеловеческий голос, но отчаянно его имитирующий, словно составленный из обрывков речи реального человека.

— …ассимиляция языка прошла успешна. Внимание! Система биосферного анализа повреждена. Производится локальный анализ биосферы планеты в радиусе трех тысяч километров. Статус окружающей среды: регистрируется крайне высокий радиационный фон, токсичная воздушная среда, объем питьевой воды минимален. Статус окружающей среды оценивается как, непригодный. Статус человеческой популяции: крайне высокая смертность, высокий уровень стресса в обществе, общая численность оценивается как, крайне низкая. Статус человеческой популяции оценивается как, вымирание. Запускаю программу «Феникс». Внимание всему человеческому населению планеты!

Согласно протоколам программы «Феникс», в случае если, в следующие десять климатических циклов, статус окружающей среды планеты не будет изменен на, «пригодный» и/или статус человеческой популяции не будет изменен на, «жизнеспособный», комплекс начнет радикальное изменение биосферных условий согласно протоколу терраформирования. Что приведет к полному вымиранию высших форм жизни, включая людей.

Рекомендуется: привести выше озвученные параметры к необходимому уровню и/или восстановить систему биосферного анализа, для полной оценки пригодности планеты и жизнеспособности популяции. Координаты прилагаются…- на этом моменте Гектор остановил запись.

— Военные из министерства перехватили эту запись около девяти лет назад. Тогда-то они и начали собирать команду и реставрировать «Арго». И лишь спустя столько времени они удосужились сообщить об этом человека, который посылает, по сути, своих ребят в путешествие в один конец. Понимаешь, что это значит? Я нет.

— Вот значит, зачем нас отправили на другой конец континента

— Да. Эта штуковина назвала себя комплекс «Янус» и судя по координатам, то она находится глубоко под толщей океана. Предположительно она туда попала в результате тектонических сдвигов и затопления участка суши, но очевидно одно – если мы не сделаем, как она хочет, нам будет плохо.

— Интересно: почему в этой ветви времени он мне об этом не рассказал?

С этими мыслями Аврелиан спокойно взобрался на капитанский мостик, словно пришел попить чай. Там капитан разговаривал со вторым помощником и Кирой

— Доклад!

— Орудия готовы, система маскировки активна – произнес второй помощник

— Экипаж занял боевые позиции, ждут указаний – холодно, словно робот сказала Архитектор.

Аврелиан подбежал к своему компьютеру, представлявшую из себя маленькую комнату с кучей процессоров, и начал анализировать данные на мониторах.

— Пророк! У нас все идет по плану? – спросил Гектор.

— Система подтвердила совпадение с прогнозом B28L3, с точностью 87,28 процентов. Нашел его?

Гектор поковырялся в своем компьютере – Да. И так. У нас все идет по плану?

— Не считая того, что они двигаются на километр дальше, чем было рассчитано.

— На километр? Ты уверен, что подобная разница…

— В пределах погрешности. – закончил за него Марк – никак нет, сер! Но так даже лучше, не так ли? Как в старые добрые!

— Не хотелось бы мне как в старые «добрые», – грустно пробубнил Гектор – Кирена, начинай передачу информации экипажу.

— Есть.

— Согласно прогнозу они обнаружат нас через 23 минуты, в бой вступят через 45 минут, тогда можно будет перенаправить энергию, расходуемую на маскировку, на орудийные системы – продолжил парень.

— Так и поступим, Архитектор! – он обратился к Кире.

— Будет сделано капитан – все так же холодно и равнодушно ответила она.

Спустя какое-то время на мостик взобрался Тадеуш Бакински.

— Странно, за этот день я встретился с ним больше чем за все предыдущие месяцы. – подумал Аврелиан про себя, а затем обратился к Гектору – Кэ-эп!

— Что не так, юнга? Опять вывел Адмирала – так звали их кота, которого они забрали с собой как талисман – во внешние коридоры и забыл вернуть?

— При всем уважении кэп – он принял серьезный вид – корректнее с вашей стороны было сказать «снова»!

— Бедное животное – вздохнул тот – да говори уже, что у тебя!

— Помнишь презент от министерства? Тот, что на крайний случай.

— Ты про ту Галийскую «вундервафлю»?

— Давно мечтал попробовать! – ехидно улыбнулся Марк

— Эх, ладно! Валяй, даю добро, вооружись и займи удобную позицию, дальнейшие действия — как сочтешь нужным.

— Есть!

Тем временем Тадеуш наблюдал как из-за, казалось, бескрайнего поля вздымает в небо шлейф песка и дыма. Голос архитектора зазвучал в его голове.

— Всему экипажу приготовиться к бою, маскировочные системы отключены.

Они нашли нас. – проскользнуло в его мыслях

Аврелиан, тем временем, спустился на уровень ниже, к оружейной, где его ждал его костюм. «Панцирь» — герметичный защитный экзоскелет, многократно усиливающий силу и ловкость человека, соединяющийся напрямую с нервной системой носителя через имплантаты на позвоночном столбе и затылке.

Огромная часть человеческих технологий была утрачена во время пробуждения. Это – одна из тех технологий. А потому, она была крайне ценна. Но бесспорно самая ценная часть этого костюма – шлем ведь он концентрировал его дар прорицания на ближайших 2-3 минутах, делая видения более ясными.

Наконец он, введя специальный пароль, вынул из железного ящика небольшой ранец с тремя турбинами. Один большой направленный вверх, а два меньших размеров, были подвижными, и могли быть направлены куда угодно.

Он выбежал к массивному шарообразному лифту и на панели нажал кнопку четвертого уровня. Ногу титана пронизывала сеть узких технических, и боевых туннелей, с торчащими из них пулеметными гнездами, турелями и прочими системами защиты, что ввиду своего морального устаревания не могли нанести ощутимого вреда врагу. В отличие от Аврелиана.

Он двигался настолько быстро, насколько мог.

— Пророк вызывает всех членов инженерной группы ЛП (так на борту Арго обозначалась левая, передняя нога махины), находящихся на четвертом уровне, приготовьтесь к удару, займите укрытие сейчас же и не высовывайтесь! Повторяю: срочно займите укрытие и не выходите оттуда, вы меня поняли? – произнес он в рацию.

— Вас поняли Пророк, занимаем укрытия – ответил главный инженер, прижимаясь спиной к специальной нише в противоположной бойницам стене и приказывая всем остальным сделать тоже самое.

Через секунду в проходе уже никого не было за исключением одного юнца, младшего техника первого ранга. Тот изумленно уставился на огромный песчаный шлейф создаваемый техникой мародеров, которая ежесекундно извергала поток выстрелов. Он никогда не видел ничего подобного.

Вдруг он почувствовал резкий толчок в бок. Ему понадобилось какое-то время, чтобы понять что произошло, а затем он увидел в двух шагах от себя темный силуэт в два метра ростом.

— Судя по всему, не все меня поняли. – раздался холодный металлический голос из рации.

Не успел парень ничего ответить, как пустое пространство между ними разрезало нечто очень быстрое и тяжелое, и в то же мгновение слева раздался громкий хлопок, а ударная волна перевернула парня на бок. Он, кряхтя и хватаясь за левое ухо, приподнялся на локтях.

— Берите товарища и прячьтесь. – обратился он к команде. Те повиновались.

Аврелиан подбежал к окну-амбразуре, оценивая ситуацию. Огромная колонна врага стремительно сокращала расстояние.

Марк разбежался и выпрыгнул из махины. Налету запустив реактивный ранец, он взмыл в небо.

Все это время противник безуспешно поливал Арго огнем, пытаясь попасть в самые важные его места, в том числе и в самого Аврелиана. Внезапно одна из ракет все же попала в цель. За мгновение парень почувствовал взрыв, ослепительную вспышку и жар сравнимый с температурой звезды, проедавший и расплавлявший костюм.

Прыжок.

Аврелиан открыл глаза.

-Сейчас. — прошептал он себе и сделал крутой разворот в воздухе. Снаряд пролетел мимо, и он продолжил полет.

Очень скоро он сблизился с колонной и на несколько секунд повис в воздухе, подняв кулаки. На его руках начал собираться смог из псионических частиц. В следующее мгновение он уже летел, вниз неся за собой, подобно комете, длинный красный хвост из псионов. В момент, когда он соприкоснулся с землей, произошел огромный взрыв. Все мчавшие впереди машины опрокинуло и с чудовищной силой бросило на другие, словно они были игрушечные. И без того едва напоминавший хотя бы подобие формации клин техники врага, превратился в бесформенный рой пчел.

Он продолжил вести бой, сокрушая машины мародеров одну за другой. Собранная в подвале из мусора техника не могли ничего противопоставить высокотехнологичному оружию давно забытого светлого, но столь хрупкого мира. Через какое-то время, количество мародеров поредело, а те, что остались явно не имели особого желания продолжать бой и они начали разворачиваться.

Тогда парень вновь взмыл в небо и уже через пару секунд снова оказался на борту титана.

— Эй, кэп! Они отступают, теперь можно расслабиться.

Произнеся это, он вдруг ощутил нечто странное. Будто он делает что-то неправильное. Он ясно чувствовал, что должен был быть в другом месте, словно кто-то внедрил ему алгоритм действий чтобы, в конечном итоге он оказался здесь.

— Стоп. Подождите. Капитан! – крикнул он в рацию – Не регистрировала ли система охраны жизнедеятельности всплеск псионического излучения в 14:02?!

— Да, было такое. Мы продвигались через поле пси-аномалий, а что тебя так взволновало?

— Выведи диаграмму излучения, в каком месте находился ее пик? – вдруг связь начала прерываться, рация начала громко шипеть

-Что?

— Я говорю, проверь диаграмму! Куда пришлось максимальное значение излу… — его слова прервал оглушительный свист, который через мгновение обрушился взрывом в коленном механизме титана.

Арго начало трясти, и тот издал громкий гул — словно живое существо, застонал от боли.

Парень схватился за амбразуру, поддерживая равновесие. Он выронил пулемет.

Через секунду он услышал в своей голове истошный крик девушки.

— Кира! – вскрикнул парень и тут же он почувствовал, как что-то ударило его в груди, пробив защитный костюм. Он чувствовал, как по его телу растекается горячая, густая жидкость. Последнее что он увидел, перед тем как упал за борт это вновь приближающуюся колонну мародеров.

— Этого не может быть. Система прогнозирования никогда не ошибалась. Я никогда не ошибался. Что происходит? — вертелось в его голове некоторое время пока он не начал терять сознание – Арго… комплекс Янус… — внезапно ему начали приходить образы из будущего.

Военная техника. Пляж. Тадеуш в луже крови. Янус, погребенный под водой. И тьма. Тянущаяся со дна и окутывающая собой все.

— Тьма. Мы не должны ей верить. Мы не должны верить тем, кого видим в отражении – донеслось из потемок сознания.

Тут в его разуме возник образ Киры. Она стояла на освящаемом багряным цветом заходящего солнца, пляже. Ее светлые волосы развивались на ветру, а кожа отражала на себе закат. Она вся была такая живая.

За исключением глаз. Остекленевшие, не выражающие эмоций, они были словно две черные дыры. Мертвы.

– Кира… прости.

Мирзаев Шароф Бахтиëрович
Возраст: 17 лет
Дата рождения: 30.06.2005
Место учебы: 21 средняя общеобразовательная школа
Страна: Узбекистан
Регион: Самаркандская обл.
Город: Самарканд