IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Просто был конец февраля…

Слякоть… Ненавижу слякоть… Снег, смешанный с водой… Да ещё и этот дождь… Как же сейчас пасмурно. Слабая музыка в наушниках лишь на немного улучшает ситуацию. Мне всё рано грустно, скучно и одиноко. Будто из меня выкачали все соки и влили обратно простую воду. И то с какими-то примесями. Да и музыка какая-то пессимистичная…

О чём я только думаю? Понятия не имею. Я думаю обо всём сразу и ни о чём одновременно. Противно. И куда я иду? Ну, уж точно не домой. Там никого нет. И вообще я гуляю. Гуляю,  в такую отвратительную погоду. На меня не похоже… Может, я просто ненавижу конец февраля? Ну да… много я уже прошла… город такой маленький…

Опять промокли ноги. Ну а что вы ещё ожидали? Гулять по лужам в кроссовках. Ладно. Не заболею. Хотя у меня ещё и шапка с волосами промокли… И пальто… И джинсы… Паршиво.

Спустя некоторое время я всё же решила поднять свою голову и взглянуть на окружающий мир. Тротуар был полностью в слякоти, так что на него даже смотреть не хотелось.

Какая узкая улица… или мне кажется это так? Справа витрины с одеждой. Нет, она меня не интересует. Слева, через дорогу, кондитерский магазин. Как бы мне хотелось съесть хоть один кусочек тортика… но у меня сейчас лишь немного денег. Этой суммы вряд ли хватит…

Поворот за угол. Что меня там ждёт? Музыкальный магазинчик. Хотя я уже давно не гуляла в этой части города, но я всё ещё помню, что где.

Зайти, что ли? Интересно, а товар там давно меняли? Смогли продать ту скрипку?

Нет. Скрипка висела на том же месте. Как и всегда. Я попросила продавца показать мне её. Это всегда был добрый и вежливый старичок. Он мне часто раньше разрешал брать инструменты и играть на них. Да, я на многих играю. В прошлом году закончила музыкальное отделение. Как Она и хотела… Лучше бы я вообще туда не ходила…

Продавец, как всегда, дал мне эту скрипку. Она даже не запылилась. Похоже, старичок хорошо заботился о ней. Чуть погодя, он дал мне смычок.

Уже год я не держала в руках скрипку… Надо вспомнить хоть одну песенку. О, точно!

Я начала играть. Эту мелодию я очень хорошо знаю. Несмотря на то, что она грустная, но с весёлыми нотками. Эта песня когда-то была такой желанной и любимой… Если бы вернуть те времена… Те времена, когда Она ещё была жива, когда Она научила меня играть эту песенку… Если бы эта песенка не была её последней услышанной песней, я бы, наверное, играла её почаще…

Из-за воспоминаний, так больно колющих сердце, я остановилась. Я извинилась перед продавцом и вернула скрипку.

— Как всегда ты великолепна… заходи почаще ко мне, я так давно тебя не видел!- сказал мне продавец.

Я с трудом отошла от грустных мыслей. А в магазине появились новые гитары. И то старое пианино уже продали… зато появился новенький белый рояль… Я всегда о таком мечтала, но у нас дома —  чёрный.

Я побоялась играть на рояле. Он такой великолепный, мне страшно к нему прикасаться… Все-таки синтезатор проще. Великодушный старичок включил мне его. Настройка не заняла много времени. Минуту спустя я уже играла чудесную сказочную мелодию. Эту мелодию я услышала в одной песне, она мне понравилась, и я её подобрала на рояле дома.

Пока я играла, я совсем не заметила, что вокруг меня уже собралось несколько человек. Они заворожённо слушали.

Я закончила играть. Секундная пауза и… аплодисменты. Скромные, но всё же…Смутилась на мгновение, но потом поклонилась и решила уйти.

Вышла из магазина, и на меня снова накрыла волна меланхолии. И снова наушники лишь чуть-чуть спасали ситуацию.

Странно… Мне кажется, что за мной кто-то следит… может это тот парень, что вышел прямо за мной из магазина? Скорее всего.

Остановиться? Наверное, это будет самый верный способ. И не просто остановиться, а ещё и спросить, что ему от меня надо.

— Извините, не подскажите, сколько время? — как бы невзначай спросила я. Всё же начинать разговор с подозрений неприлично.

— Половина седьмого, — кратко ответил мне этот странный тип.

Похоже, ему просто по пути со мной, вот и всё. А я просто напридумывала себе. Я почувствовала облегчение. «Уф… пронесло…» — мелькнуло у меня в голове. Я хотела было уже пойти дальше, но…

— Извиняюсь, конечно, но как тебя зовут? — спросил он. Мне стало как-то не по себе…

— Зачем вам моё имя?- всё же решилась я ответить на этот вопрос.

На самом деле мне было страшно. А как иначе? Идёшь, идёшь, и тут тебе: «Как тебя зовут!». Я не отличаюсь такой уж привлекательной внешностью, к тому же у меня сейчас довольно глупый вид: небольшой рост, мокрые кроссовки, джинсы, пальто, мокрые волосы и такая же шапка.

— Ну… — парень помялся. Я уже начала готовиться к худшему… — Я хотел пригласить тебя в нашу группу.

Это было неожиданно. Меня, такого бездаря, решили пригласить в группу!? забавно, даже очень…

— У  нас просто клавишник уехал и нам некого ставить.

— Можно попробовать… но вы же не знаете, как я играю!- это была единственная нить, но и она оборвалась.

— Вообще-то слышал. Ты играла в магазине.

Подслушивал, значит… вот гад, а!

— Ну, так скажешь своё имя?

— Рина, Регина. Называй, как хочешь.

— Хорошо.

Он широко улыбнулся. Вообще это был довольно весёлый и высокий парень, среднего телосложения. В пальто, джинсах, тоже в кроссовках, только в отличие от моих кросс, он в непромокаемых. Правда, шапку он снял, когда назвал своё имя. У него, оказывается, ещё и длинные волосы…

А он довольно симпатичный. И разговорчивый. Практически он навязался ко мне в спутники. Спросил куда иду и просто пошёл со мной рядом. Он успел даже достать свой телефон и рассказать обо всех людях, состоящих в его группе, как создал группу. Это было очень интересно.

Я не заметила, как уже знала, что он учится на втором курсе (а я ещё только в одиннадцатом классе) института. Родители работают за границей, так что он живёт один. Тоже играет на нескольких инструментах и сочиняет песни.

Мы шли и разговаривали о музыке. Правда, не только о ней. Я тоже немного рассказала о себе. На самом деле я сирота. Родители умерли в автоаварии, а брат ещё задолго до этого. Я тоже тогда пострадала, но … я единственная в семье выжила. Ещё только недавно я вернулась к своей нормальной жизни и переехала в свою квартиру. Правда, мне назначили опекуна, но это не смертельно. Где работали родители уже не важно, но их хобби было музыкой. Они даже иногда играли в маленьком местном оркестре. Именно они научили меня играть на инструментах. А мама научила ещё и петь…

Да… моя история грустна, но всё же терпима. Хотя я до сих пор не могу и не хочу забыть ни одного момента, проведённого с ними… Особенно маму…

Я проголодалась. Мне хотелось чего-то сладкого и вкусного… У меня ж в рюкзаке — сникерс! Как я рада была это вспомнить! Я быстро полезла в рюкзак и нашла свой кусочек счастья.

Парень посмотрел на меня такими странными глазами… по-моему, он тоже голоден. Он сразу отвернулся, как только поймал на себе мой взгляд. Мне стало неловко… но это же шоколадка! Моя самая-самая любимая!

Я не выдержала.

— Держи,- сказала я, протягивая большую часть сникерса. Парень взял, поблагодарил и начал есть. Стоп! Почему я покраснела?! Мои щёки почему-то пылают! Ну-ка перестаньте!!!

Я откусила шоколадку. Уф… хоть краснота ушла…

— Сколько уже время? — внезапно спросила я.

— Прошёл всего лишь час, не беспокойся,- сказал мой спутник, и мы продолжили гулять. Мы  продолжали щебетать о музыке, пока…

— Смотри, как красиво! — показал он мне на закат солнце. Оно было прекрасно… оно было таким красным и теплым… мы продолжали идти в этот момент и я случайно поскользнулась…

Казалось, что время замедлило свой ход. Я почти было упала, но в последний момент, когда я зажмурила глаза, меня подхватили. Открыв их, я поняла, что это он. Он буквально спас меня от встречи с бордюром…

— Ты цела?- беспокоящимся тоном спросил он. Парень не отпускал меня, а я всё ещё этого боялась.

Он был так близко. Слишком близко. Моё сердце… нет! Остановись! Не бейся так бешено! Я же уже в порядке!.. Ведь так?..

— Д-да… — ответила я и постаралась быстро встать на ноги. Не знаю, как он, но моё сердечко, казалось, сейчас прямо вырвется из груди!

Парень на секунду отвернулся. Я успела лишь заметить легкий румянец у него на щеке, да и тот быстро пропал.

— Ты любишь сладости?- спросил он, когда полностью убедился, что я в полном порядке.

— Конечно, люблю! Это и без вопросов ясно! Особенно я люблю шоколад… – подумала я.

— По твоему лицу видно, что да!- снова улыбнулся он.- Может, тогда зайдёшь ко мне на чай?

Я раньше никогда не была в гостях у парня, без разрешения родителей. Мне стало немного не по себе, но я всё же согласилась. Правда, я опять почему-то покраснела.

Оказывается, он живёт в роскошном доме. Точнее в шикарной квартире на небоскрёбе. В зале стояла большая плазменная панель, инструменты (барабаны, две электрических и одна обыкновенная гитара, виолончель) на полу был шикарный ковер, в стену встроен камин, ну а самым удивительным было окно… Оно было панорамным… Можно было увидеть весь город как на ладони….

Он снял пальто, и мне даже неловко стало. Он был лишь в одной сырой футболке. Теперь понятно, почему он половину пути вздрагивал. Я его изрядно поморозила… Хотя и сама я тоже немного замёрзла. Конечно… с трёх часов моросил дождь, а я всё это время под ним мокла… даже свитер насквозь сырой…

— Ну что ты встала на пороге? Давай раздевайся, — улыбнулся мне парень. Он включил свет и отправился в одну из комнат. Я сняла кроссовки и обнаружила совершенно мокрые ноги… хорошо, что завтра не надо идти в школу. И свитер, действительно, мокрый насквозь. Ладно, хоть волосы немного высохли.

Я вздрогнула. В один момент мне показалось дико холодно. Но я тут же согрелась. В  квартире было очень тепло, и я опять покраснела. Правда, сейчас у меня есть отговорка: у него дома жарко. Сердце застучало каким-то странным ритмом. И я… чихнула. От этого я ещё сильнее раскраснелась. А он лишь улыбнулся.

И тут я увидела этот рояль. Он был точно такой же, как и в инструментальном магазине… Белый и идеальный… Я не выдержала и подошла. Каждая линия изящна и неповторима… Я открыла крышку. Белоснежные клавиши манили мои пальцы сыграть.. Хотя бы что-нибудь…

Этого искушения я не выдержала и начала играть… играть так, как раньше никогда не играла. Это был порыв чувств, выливающийся в прекрасную мелодию… минорные ноты переплетались с весёлыми и наоборот… это было прекрасное ощущение! Будто не я играю на рояле, а рояль увлекает меня в мир гармонии…

Последний аккорд, и всё… тишина и умиротворение охватило меня со всех сторон. И я заметила его взгляд. Меня снова залила краска.

— И-извиняюсь, я… я просто… я… — захотела начать оправдываться, но он уже меня перебил и сказал, что ничего страшного не случилось. Я выдохнула.

Но тут он резко спохватился и смущенно протянул мне футболку и рубашку. Проводив меня в комнату, на пороге предложил выпить чай.

Я переоделась. Рубашка мне немного была велика, и я не стала её застёгивать. А вот футболка была в самый раз. Правда она пахла каким-то приятным, но чужим запахом. Этот запах был таким тёплым и притягивающим…

Я оглянулась вокруг. Это была маленькая комната с одной кроватью и большим шкафом. В углу стоял письменный стол с полками. На стенах висели разноцветные грамоты. Я прочитала одну из них. Мне стало так странно, что я ещё не знаю его имени. Сколько мы сегодня гуляли, но я ни разу не поинтересовалась, как его зовут.

И тут я прочитала… его зовут Кирилл… Так же как и звали моего старшего брата… Он погиб… (мне иногда кажется, что наша семья проклята…) Ему тогда было пятнадцать. А мне семь. Я так его любила… Он был моим самым дорогим и близким человеком… Если бы… Если бы он тогда не принёс от соседей эти старые газеты. Кто знал, что это и станет концом…

Воспоминания …Я уже не смогла сдержать слёзы…  упала на колени и начала плакать, все, повторяя и повторяя их имена… имя брата, мамы, отца… и всё задавала вопрос: почему? почему смерть обошла меня столько раз? почему мои родные из-за меня же погибли?!

Я ничего вокруг не замечала… Я не заметила, как Кирилл прибежал весь испуганный, как  пытался меня успокоить, как говорил мне то, что я так давно мечтала услышать… «тихо, тихо… успокойся моя дорогая, моя хорошая…».

Лишь спустя несколько минут я успокоилась в объятиях Кирилла.

— Извини..- прошептал он мне… я не поняла… я же должна извиняться! Я!

— Х-хорошо… — выдавила я из себя. Ну вот, снова предоставляю неудобства!

— П-прости м-мен-ня… я… я так б-больше н-не б-буду…- прошептала маленькая, подавленная и теперь защищенная Я.

Я  начала быстро приходить в себя и тут же подумала о том, как выйти из этого неловкого положения. И тут я услышала спасительный свист чайника!

— Может уж-же пойдём п-пить чай?- спросила я, немного выдавливая из себя улыбку.

— Конечно!- с улыбкой ответил Кир.

На кухне я откровенно рассказала свою историю жизни. И о брате, и о той страшной аварии. Он сказал, что мне нужно их отпустить. Понять, что они хотели меня спасти, дать возможность жить дальше, а если я буду вот так вот постоянно переживать, то как им там будет? Они меня спасали для того, чтобы я жила… И я это поняла, и почувствовала вкус шоколада. И конфеты. Нет, я всё-таки неисправимая сладкоежка!

Выпив чай, Кир предложил мне послушать одну из их песен. Он включил запись, и я с наслаждением погрузилась в  мир музыки. В песне было столько смысла и чувств, что перестать слушать эту песню было не в моих силах…

Я уже было хотела сказать, что они классно играют вместе, как вдруг я услышала рояль…

Оказывается, пока я слушала, Кир уже сел за рояль. Он играл самую романтичную мелодию, что я когда-либо слышала в жизни… и тут он начал петь… мне в один момент показалось, что эта песня для кого-то, и то, что в этой песне не хватает гитары… Я тут же взяла гитару и начала подыгрывать… получалось довольно красиво… на припеве я немного подпевала.

И тут он замолчал, но музыка продолжала играть. Мне почему-то так захотелось разрушить это молчание, и я начала петь… Придумывая строчку за строчкой.  А вот припев мы уже пели вместе. Мне так не хотелось заканчивать эту песню… Так хотелось продолжать придумывать куплеты и строчки вместе… это невероятно!

Когда закончилась песня, мы улыбнулись друг другу. И тут Кир достал диктофон и щёлкнул.

— Это останется мне на память,- ещё шире улыбнулся он.

— Т-ты записывал?!- недоумевала я, в один момент я так сильно покраснела, что даже помидор на моём фоне был бы розовый. Да как он вообще посмел меня записывать! Я впервые спела вслух свою песню, а он!

— Да. Если что-то не нравится, попробуй, забери, а помидорчик!- так же улыбаясь, подразнил он меня. Ну а это уже наглость! Обзывать меня помидорчиком?! Да я тебя…!!!

Я подбежала к нему и попыталась достать диктофон. Чёрт! Почему же он такой высокий, а я такая маленькая!!! Мои попытки отобрать у него диктофон не приносили успеха. Как вдруг Кир схватил меня за запястье, чтобы я не достала, и тут… мы полетели вниз…

Я зажмурилась. Открыв глаза, я поняла, что лежу на Кире.

— Кир, ты… ты цел? — спросила я. По его сморщенному лицу можно было бы сказать обратное.

— Все же хорошо, что мама переубедила меня купить именно этот ковёр…- тихо сказал Кир. Он только заметил, в каком мы оказались положении. Я хотела было встать, но Кир всё ещё держал моё запястье. Он не отпускал его, даже когда мы падали. Я посмотрела в его глаза. Они светились каким-то странным желанием… Моё сердце бешено заколотилось… Я почувствовала, что его сердце тоже… мы были близко… слишком близко… и эта близость меня уже почти не пугала. Кир чуть-чуть поднялся на локтях, и мы стали ещё ближе… сердце сбивалось с привычного ритма… я с наслаждение рассматривала его лицо… его прекрасное лицо и, дойдя до губ остановилась…

— Хочешь поцеловать меня?- прошептал он и, не дожидаясь ответа, наши губы слились… мир уплывал из сознания… но правильно ли мы делаем? Мы только познакомились и … неважно. Всё неважно. Сейчас лишь важны только мы…

Проклятый телефон! Почему ты всегда всё портишь?! Сердце сжалось от обиды, это даже не телефон, а мой тупой будильник! Чёрт бы его побрал! Надо было мне ставить его?!

Я быстро вскочила и вся смущённая подбежала к телефону. Ну почему такие моменты обречены на провал?! Время, повернись назад, умоляю…

— Эм… Мне пора…

Кир рывком сел. Похоже, его это (так же как и меня) не очень обрадовало.

— Тебя потеряли? Давай провожу.

-Н-не стоит, — глупо улыбнулась я. Ну ведь хочу же, чтоб проводил! Эх… Дура я…

Кир поднялся, тряхнул головой, поправил волосы и встал в очень задумчивую позу… Что бы это значило?

— Может останешься, если не против?

Такой вопрос… Тупик. Вроде остаться хочу, но…

— Просто уже темно и я подумал… — смущённо пробормотал Кир.

 Я тоже смутилась. Когда вообще потемнело?! Я ещё это только заметила. Нет, лучше такси и дом.

— Спасибо, но я всё же поеду домой.

— Хорошо. Тогда давай я вызову такси,- чуть неуверенно, с легкой улыбкой на лице ответил Кир. Какая у него красивая улыбка…

Он взял телефон. Я села на диван. Чувствую себя и хорошо, и ужасно. Всё, что произошло сегодня – чудо! Просто нереальная сказка! Кто бы мог поверить, что это произойдёт?

— Ну, вот и всё. Через минуту такси будет стоять у подъезда. Будешь переодеваться или так поедешь?

— Конечно оденусь!!! – я немного обиделась даже, но тем не менее улыбнулась. Было так хорошо…

Я переоделась,  Кир помог мне одеть рюкзак. Я… Надо спросить его номер!

Нет, ну Кир читает мои мысли! Я как раз хотела спросить, как он мне даёт мой телефон и улыбаясь говорит:

— Я записал свой номер. Надеюсь на звонок.

— Обязательно!

Секундный взгляд в глаза может рассказать многое… Его взгляд…

Он меня обнял. Крепко обнял. Я сначала растерялась, но тут же обняла. Я… Я его люблю. Очень. Как я это могла отрицать?! Дура…

— Кир… Я…

— Я знаю… Я тоже… — нежно прошептал он и обнял ещё сильнее.

Такси… Не хочу уезжать… Дура же я… Но я его ещё увижу. Обязательно увижу! Ведь это не сон? Нет? Завтра я пойду на встречу с  группой, и мы снова встретимся! Надеюсь, что это реальность…

Набиуллина Регина Рафаэлевна
Возраст: 23 года
Дата рождения: 01.01.1999