XI Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Просьба господина Реверди

«30 сентября 2030 года на нашем месте, возле «хромой черепахи» на озере, 12 часов утра» — гласил уже пожелтевший клочок бумаги, слегка потрепанный у краёв. Любовная записка, подумаете вы. Чёрта с два! Любовь в этом деле самый страшный враг. И уж не кто другой, как я, знаю это. На календаре 27 число, осталось ещё три дня…

Несмотря на то, что вот-вот стукнет 5 лет с той встречи, я помню её до мелочей. Она относится к одному из таких воспоминаний, о которых, может, ты и не думаешь каждый час, но они сидят у тебя глубоко в сердце, и в минуты размышлений неожиданно приходят в твою голову, ты погружаешься в них с головой, забываешь обо всём вокруг – эти создаваемые небольшие мирки, будто бы воплощения какого-то отрадного чувства, такого, если бы слово «счастье» имело миллион синонимов, и все они объединялись в одно целое.

Тогда мне было двадцать пять лет, но даже в этом юном возрасте я пользовался большим уважением, и звался я важно – Александр Рудецкий. Не то, что сейчас. Сашка, да и всё. Хожу в каких-то обносках, преимущественно светлых цветов, когда раньше одевался исключительно в чёрные деловые костюмы. В то время в жизни не было других интересов, кроме своего удовольствия, я старался искать такие дела, в которых прикладываешь минимум усилий, а получаешь большую выгоду. А я эгоист. Со временем ты оглядываешься назад и смотришь на себя, но не с осуждением – это слишком жестоко, а с лёгкой улыбкой на лице, выражающей то ли сочувствие, то ли сожаление.

Итак, в тот сентябрьский день две тысячи двадцать пятого года жара была не хуже, чем летом. Деревья понемногу меняли окрас листьев, щебетали птицы. В ожидании я прогуливался по дорожке, покрытой гравием, любовался создаваемыми лёгким ветерком волнами на воде. В общем, погода самая обыкновенная, а значит никаких знаков, что буквально через час моя жизнь изменится на «до» и «после».

По заранее обговорённой встрече я подошёл в ту часть прилежащего к озеру сквера, в которой почти никогда не было людей. А что тут ходить, это будто бы всеми забытый клочок земли. Объясню, когда сквер решили благоустроить, к этой части даже не притронулись, поэтому здесь так и остались старые лавочки, фонари, с которых краска уже почти слезла, а ещё стояла большая бетонная фигура черепахи, прошлой достопримечательности, но теперь всеми забытой. Со временем у неё отвалилась передняя лапа, поэтому местные прозвали её «хромой».

Солнце очень било в глаза, стоял полдень. Ну где же он? Такой человек опаздывать не может. Жду его с минуты на минуту. А вот, кажется, и он. Ну нет, верно, я ошибся. Пусть идеальным зрением я не обладаю, но не может мне казаться, что там идёт два человека! Скорее всего, обычные местные, решившие пройти по старым дорожкам. Я оглянулся. В старом парке я совершенно один, за исключением тех прогуливающихся горожан. Мне показалось, что они идут прямо на меня. Со временем казаться перестало, потому что теперь я с уверенностью мог сказать, что так оно и было! Когда они подошли чуть ближе, я смог разглядеть их лица. Это был солидный молодой человек с девушкой, прелестнее которой я в жизни не видел. Первый был господин Реверди, с ним же и была назначена у меня встреча. Его настоящее имя мало кто знал, по крайней мере, к их числу я не относился. Однако, я впервые видел эту девушку, признаться, они были очень похожи между собой. Но зачем он её сюда привёл?

— Доброго полудня, господин Реверди. Думал, уже не дождусь вас.

— Не стоит обольщаться, Александр. Я опоздал только на минуту и девять секунд, и то по причине вынужденных обстоятельств. Но не будем терять время на разговоры, перейдем сразу к делу. Прошу прощения, я забыл представить вам свою сестру. Знакомьтесь, Лиля.

Мы одновременно посмотрели друг на друга. Мне не забыть ее взгляда, не забыть этих небесно-синих глаз, это не просто глаза, это два бескрайних океана, в которые смотришь и тонешь, такого оттенка в жизни больше не увидишь, разве что у прелестной Лилички. Полминуты я стоял как завороженный, пока она первая не поздоровалась:

-Здравствуйте, господин Рудецкий, рада знакомству,- сказала она, не отрывая взгляда.

-Ну что вы, для вас я просто Александр. Благодарю судьбу, что мне посчастливилось встретиться с вами.

Мы бы обменивались любезностями еще долго, если бы не вмешался Реверди.

-Думаю, нам стоит перейти к нашему общему делу, не так ли? Дорогая Лиля, подожди нас, пожалуйста.

Мы отошли. Реверди тут же начал быстрым тихим голосом говорить:

-Они приедут уже завтра, заберут меня и через день меня в городе уже не будет. Надолго. Я доверяю вам большое дело, не подведите. Вот здесь все написано,- он протянул мне какую-то бумажку, тут же попрощался и удалился вместе с Лилей.

Все произошло настолько быстро, что я в ступоре провожал их глазами. В руках вертелась записка. Я развернул лист и начал читать:

«Через неделю Лиля выходит замуж за моего очень хорошего знакомого, но есть проблема: мои враги сделают всё, чтобы забрать моё единственное счастье. Я волнуюсь, как бы за время моего отсутствия с Лилей что-нибудь не случилось, ведь у меня не будет возможности её обезопасить. Прошу вас, не дайте произойти какому-либо происшествию, берегите её, как свою сестру.

По моему возвращению просите всё, что хотите.

30 сентября 2030 года на нашем месте, возле «хромой черепахи» на озере мы встретимся вновь. Благодарю вас, берегите себя, а главное – мою Лилю!»

Я несколько раз перечитал текст. В голове просто не укладывалось, я подписал контракт на 10 лет?! Но это пустяк, Лиля выходит замуж, а значит, любит кого-то другого! Я был готов упасть на колени и зарыдать горькими слезами.

Как я мог влюбиться так быстро? Неужели это и зовется любовью с первого взгляда? Раньше такое неведомое моему сердце чувство, теперь открытая рана в груди. Выбора у меня нет, я исполню просьбу господина Реверди.

На следующий день его помощник отправил мне все документы, которые могли помочь в этом деле: подозреваемые лица, которые могли нанести удар, а также кто таков был тот жених, очарованный милой Лилей не больше, чем я, также были адреса всех участников данной трагедии. Но больше всех страдал я.

Теперь каждое своё утро я начинал на ул. Театральной, на которой, собственно, и жила Лиля. Представляясь невинным прохожим, я бродил туда-сюда по улице, то и дело посматривая в её окна. Несколько раз я видел её с женихом, он был чем-то похож с Реверди, не внешностью, а вкусом в одежде, манерах поведения, видно, люди из одного круга.

Все шло хорошо, пока в один день она меня не заметила. Мне некуда было деться, но Лиля уже подошла.

-Что вы постоянно тут ошиваетесь? Заняться, что ли, нечем? Каждый день, каждое утро, каждую минуту! Идите домой!

-Э.. Простите, но… Дело в том, что…

-Ничего слышать не хочу, и если я ещё раз встречу вас под своими окнами, то я позабочусь, чтобы это был последний раз!

Она резко развернулась и грозно потопала прочь. Не сказать бы, что я сильно был расстроен её негодованием, главное, она говорила со мной, со мной! И даже её раздражённый голос всё так же мил мне. Ах, я бы выслушал тысячи её гневных тирад!

* * * * * * * * * * * * * * *

Сегодня 30 число 2030 года. Месяц сентябрь. На часах девять утра. Врачи разрешают выходить из клиники только по выходным, но сегодня вторник. Сказав, что мне срочно нужно в город и приведя несколько вялых аргументов, меня всё-таки отпустили. Наверно, заметили, что я вёл себя хорошо последнюю неделю.

Итак, я снова на озере. За 5 лет вроде бы ничего не поменялось, деревья всё те же, разве что новые высадили; появилась детская площадка; на каждом углу открылось кафе. Но старый парк всё тот же. Теперь там точно никто не ходит, да и вовсе о нем почти не знают. Он весь зарос, найти дорожку, выходящую на него, оказалось нелегко. Старушка черепаха покрылась мхом, для насекомых она наверно стала мудрой собеседницей.

12:01. Ну где же они? Такого не может быть, что они не придут. Прошло пять минут. Никого нет. Десять минут. Всё так же.

Может я действительно сумасшедший, как говорят врачи? Помешался на выдуманной любви и всё такое. Но я знаю, что это не так. На протяжении двух лет я беспрекословно выполнял просьбу Реверди, пока Лиля не заметила. Она просила больше не появляться, но что же бы я сказал ему, если бы с ней что-то случилось? Я приходил и следующие дни, но ненадолго. Меня забрали в какое-то место, где все в один голос говорят, что я помешан, но они обязательно мне помогут. Да-да, конечно. Три года прошли в мучительной тоске по Лиле, но я ждал этого часа, чтобы объясниться Реверди, что я совершенно ни при чем, я пропал, потому что меня куда-то забрали.

Но час пробил. В чём дело? 14:55. Может, он забыл? Ну нет. Нет, нет, нет. Я совершенно в порядке, приду сюда снова завтра, он обязательно извинится, возможно он будет с Лилей, и она узнает, что я всё время не просто прохаживался мимо, а выполнял важную задачу – следил за ней и защищал её. И тогда она падёт к моим ногам и будет извиняться за сказанную грубость, а я…

-Рудецкий! Мы весь город прочесали! Ты задержался на три часа! Месяц без прогулок, вперёд за нами!

И тут я понял, почему Реверди не пришёл. Его просто никогда не существовало. А Лиля… Свела меня с ума!

Бузанова Вероника Романовна
Страна: Россия
Город: Ставрополь