Принято заявок
427

IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Пробуждение

Лекция по истории 13 века показалось Артёму чрезвычайно скучной. Он с нетерпением ждал её конца, поминутно разблокируя экран сматфона и глядя как одна цифра сменяет другую. Каждый раз после этого он вздыхал и с раздражением захлопывал крышку чехла, досадуя на товарищей, которые затащили его сюда.

Почти все находящиеся в аудитории тоже скучали. Кто-то с задумчивым видом водил карандашом по страницам тетради, кто-то перешёптывался и хихикал, а кто-то просто сидел с отсутствующим видом. Было ясно, что мысли всех студентов далеки от истории, и профессора никто не слушал.

Артём в очередной раз обвёл аудиторию взглядом и остановился на девушке, сидящей на первом ряду недалеко от стола профессора. Раньше Артём её не замечал, наверное, оттого, что студентка сидела слишком далеко от него и после лекции сразу уходила. Но сейчас взгляд молодого человека остановился на незнакомке, внимательно оглядывая её. Девушка сидела, подперев рукой щеку, и, пожалуй, действительно слушала невнятное бормотание профессора с интересом. Волосы цветы пшеницы, зелёные глаза, тонкие черты лица, не отяжелённые косметикой…. Незнакомка выделялась среди остальных студенток с крашенными волосами, глазами, губами, увешанных кольцами и серьгами сверх меры. 

Внимательно разглядывая девушку, Артём так увлёкся, что даже не заметил, как пролетело оставшееся время лекции. Профессор попрощался со студентами, последние, только этого ожидая, повскакивали со своих мест, и, галдя, шумя, поспешили к выходу. Как ни старался Артём не потерять незнакомку в толпе, ей всё же удалось ускользнуть от его внимательного взгляда и исчезнуть.

Через неделю Артём снова пришёл на эту лекцию. Мысленно он убеждал себя в том, что история очень важна для него, но в глубине души всё же осознавал, что хочет увидеть ещё раз ту самую девушку со светлыми волосами. И она была здесь, сидела на своём прежнем месте, ожидая профессора и размышляя о своём. Сам не ожидая от себя чего-то подобного, Артём подошёл ближе и присел на соседнее с девушкой место. Незнакомка отвлеклась от своих мыслей и, с некоторым удивлением посмотрев на нового соседа, улыбнулась. Артём сделал вид, будто этого не замечает, копаясь в своём рюкзаке.

Всю лекцию он профессора, как и прошлый раз, не замечал, зато вновь исподтишка поглядывал на соседку.  Она внимательно слушала рассказ о Золотой орде, даже не замечая кидаемых на неё украдкой взглядов, что-то записывала в блокноте и иногда переводила взгляд на потолок.

Один раз девушка резко подняла на соседа глаза. Артём растерялся, покраснел, будто его застали за чем-то неприличным, и поспешил опустить взгляд в пустую тетрадь, потому-то он и не видел, как соседка смущённо улыбнулась и украдкой поправила выбившиеся из заколки светлые пряди. Время пролетело незаметно, звонок, вновь разорвал тишину, вызывая радостное оживление среди засидевшихся на одном месте студентов.

Незнакомка тоже поднялась, кинула взгляд на часы, и быстро сложила книги в сумку. Во всей этой спешке она не заметила, как из стопки тетрадей выскользнул карандаш и, подскакивая на ступеньках, покатился вниз. Артём поднял его и обернулся, чтобы отдать, но девушка была уже у дверей.

— Постой! – опомнившись, Артём бросился вдогонку. Лишь в коридоре он остановил её, схватив за руку. Она обернулась и посмотрела на него удивлённо и даже несколько недоумённо, а потом аккуратно избавила запястье от цепкой хватки.

— Это твоё! – выпалил Артём, протягивая ей карандаш.

Девушка внимательно посмотрела на предмет и вдруг смущённо улыбнулась.

— Спасибо! Я, должно быть, обронила его в аудитории…

Она забрала из его рук карандаш и положила в сумку.

Потом девушка сцепила руки вместе и, пожав плечами, произнесла:

— Ну, ещё раз спасибо! Я, пожалуй, пойду! Всего доброго!

И она уже повернулась, чтобы вновь смешаться с толпой, но Артём воскликнул:

— Постой!

Девушка снова обернулась и посмотрела на молодого человека выжидающе.

-Можно тебя проводить до аудитории? – внезапно сказал Артём.

Она окинула его лицо внимательным взглядом и неожиданно для самой себя тихо ответила:

— Да.

Некоторое время они шли молча, будто бы не решаясь заговорить. Наконец, Артём спросил:

— Как тебя зовут?

— Настя, — ответила девушка. – А тебя?

— Артём. Ты на химическом факультете учишься?

— Да, — подтвердила девушка. – А ты?

-Математика, кибернетика.

Настя кивнула.

— Сложно, должно быть, учиться?

— Да нет, не очень… — ответил Артём.

Он чувствовал, что говорят они о чём-то неправильном, а о том, что нужно, отчего-то молчат.

— А я уже пришла, — Настя указала на одну из дверей, у которой толпились студенты.

— Жаль, — вздохнул Артём – Но…быть может, мы ещё встретимся?

— Нет ничего невозможного! – улыбнулась Настя и направилась к дверям.

После того дня Артём и Настя стали часто встречаться. Каждый день после занятий молодой человек дожидался девушку возле университета, а потом они шли гулять. Вскоре Настя призналась себе, что эти прогулки стали очень важны для неё. Общество Артёма не только вносило в её душу покой, но и, как ей казалось, зарождало в сердце что-то большее. Шагая по хрустящим гравиевым дорожкам парка, молодые люди разговаривали обо всём на свете. Анастасия оказалась очень любознательной и образованной девушкой. Она могла поддержать разговор на любую тему, а также была прекрасным слушателем. О чём бы не заговаривал её собеседник, всё слушала она с необычайным, приятным для говорившего, вниманием. Единственное, что смущало и волновало Артёма, так это то, что прогулки длились совсем недолго. Как только со стороны городских часов раздавалось два удара, Настя прощалась и быстро уходила. Но бывало даже и так, что не успевали молодые люди отойти от университета, как раздавалась трель Настиного телефона, а после недолгого разговора, она менялась в лице, мрачнела и тут же, извинившись, куда-то быстро уходила.

Как-то Артём не выдержал и спросил у неё:

— Где ты работаешь?

— Почему ты решил, что я где-то работаю? – удивилась Настя, однако молодой человек видел по её глазам, что она догадывается, о чём ему хочется спросить. – Я живу на стипендию.

— А все эти звонки? Ты постоянно куда-то убегаешь, — пояснил Артём.

— Ах, это, — грустно улыбнулась Настя. – Это не работа, это мой…долг.

Видя, что Артём заинтригован, она вздохнула и объяснила:

— Я возглавляю волонтёрское движение в помощь бездомным животным.

— И что же ты? Хватаешь блохастых собак и тащишь к себе домой? – сухо удивился Артём.

Настя резко остановилась и посмотрела на него оскорблённо.

— Почему? – пожала плечами она. – Мы просто спасаем их от рук отлова или догхантеров.

— А ты никогда не думала, что они опасны для общества? Что они могут загрызть…

— Загрызть? Те, кого отлавливают, совершенно безобидны! Да они сами идут в руки! – перебив Артёма, горячо заговорила Настя. – Даже убийц, совершивших страшные преступления, сейчас не убивают, а их — подчистую. За что? За то, что им просто не повезло родиться на улице?!

Настя закусила губу и отвернулась. Остаток пути шли молча, каждый думал о своём. В два часа Настя коротко попрощалась и ушла, а Артём остался стоять посреди аллеи, провожая её задумчивым взглядом. «Она – зоозащитница», — эта мысль не укладывалась у него в голове. Как теперь можно сказать ей о том, что он, Артём, работает в службе отлова?

На следующий день Артём вышел из университета и направился в сторону дома, никого не дожидаясь. Но пройдя всего пару метров, он понял, что хочет вернуться. Сердце его рвалось туда, к подножию университета. Артём осознал, что каждое мгновение думает о девушке, ищет с ней встречи. Он резко развернулся и зашагал обратно. Настя стояла на нижней ступеньке и ждала. Сердце Артёма при виде дожидающейся девушки радостно ёкнуло. Их каждодневные прогулки продолжились, но на больную тему никто больше не заговаривал. Оба словно негласно решили обходить её стороной, чтобы не причинять друг другу боли и не ссориться.

Однако Артём об этом разговоре очень часто вспоминал, слова девушки не выходили у него из головы. Она словно открыла ему глаза на то, чего раньше он не замечал, и в его душу прокрались сомнения. На работу в отлов Артём пошёл только ради денег, она первая подвернулась ему под руку при поиске подработки. Но теперь Артём впервые задумался: совершает ли он убийство? Однажды ночью ему приснились умоляющие, широко раскрытые от страха, глаза собаки. Работа опостылела, Артём шёл на неё с липким чувством отвращения и ненависти. Наконец, молодой человек решил бросить работу, но в конторе его уговорили съездить на последний вызов, чтобы после отдать зарплату. Артём приехал во двор одного из домов, вылез из машины и огляделся. Никого не заметив, он посвистел. На свист откуда-то из глубины двора выбежал белоснежный щенок с разноцветными глазами и, яростно виляя хвостом, подбежал к Артёму. Он вился у его ног, тёрся носом о ткань брюк. Молодой человек поднял щенка на руки и заглянул в его весёлые, доверчивые глаза. Вдруг из-под арки во двор вбежала девушка. Артём замер, когда понял, что эта девушка – Настя.

Она остановилась на месте, её глаза расширились, потом Настя закусила губу и опустила взгляд на мокрый тёмно-серый асфальт. Когда она вновь посмотрела на Артёма, он понял, что никогда ещё не видел её такой. Он глядел в её потемневшие зелёные глаза, и с каждой секундой вина затапливала душу всё больше, понимание ужаса происходящего замораживало сердце, а она всё продолжала стоять на месте, словно ледяная статуя, и только смотрела. Где-то высоко в небе загрохотал гром, сначала далеко, а потом, приблизившись, прямо у них над головами. Этот звук словно пробудил её, Настя сдвинулась с места и подошла к молодому человеку почти вплотную. Артём замер в ожидании пощечины, целого потока слов, истерики, но Настя только аккуратно, стараясь не дотрагиваться до его рук, забрала щенка. Руки у неё были холодные, будто она действительно была мраморной статуей. Этот холод не был поверхностным, он шёл изнутри, как будто кровь внутри Насти застыла и превратилась в лёд. Ещё один долгий, пронзительный, прощающийся взгляд… Настя развернулась и быстро зашагала в ту сторону, откуда пришла.

— Настя, – прошептал Артём.

— Настя, — крикнул он громче, очнувшись.

Когда звук её имени достиг слуха девушки, она зашагала ещё быстрее, постепенно переходя на бег. Завернула за угол, смешалась среди людей. Артём не остановил, остался один…

Люди кругом бежали, пытаясь спрятаться от сильного, беспощадного ливня, а Настя шла медленно, пожалуй, даже сама не зная куда.  В одну секунду мир перед глазами поблек. Дождь не казался чем-то прекрасным и удивительным, она шла ровно и медленно, словно отстукивая ногами какой-то свой немыслимый ритм. Дождь вымочил её с головы до ног, вода заливалась за шиворот, противно хлюпала в туфлях. На всё это Настя просто не обращала внимания, в её голове находилась одна и та же мысль, она стучала в висках, порой улетучивалась куда-то оставляя в голове тянущую пустоту, но каждый раз возвращалась, с новой силой ударяя по душе, пытаясь выбить слёзы. «Почему он так со мной? За что?» Простые мысли, глупые, она задавала себе те вопросы, на которые уже получила ответы, но всё ещё хотела верить и надеяться, в глубине души отчётливо осознавая: всё кончено!

Вдруг девушка почувствовала, как дрожит у неё на руках щенок, словно очнулась ото сна, и осмотрелась. Вокруг на неё смотрели знакомые дома Парковой улицы. Старые, серые здания…

— Здесь рядом живёт Маша, — подумалось вдруг девушке, и решение пришло само собой. Настя свернула в переулок и побрела к жёлтому дому, где жил единственный в мире человек, который её поймёт и выслушает.

После недолгой, но звонкой трели звонка, заполнившего всю квартиру,  дверь открылась. Тёмная лестничная клетка наполнилась светом, звуком работающего в квартире телевизора и запахом гречневой каши. Как только Маша увидела стоящую перед порогом своей квартиры Настю, улыбка тут же слетела с её губ.

— Что с тобой? – испуганно выдохнула девушка и тут же добавила, – Входи скорее!

В коридоре Маша усадила гостью на пуф и присела на колени рядом, заглядывая в глаза.

— Что случилось?

Но Настя только тряслась и неслышно шевелила синими от холода губами.

— Я сейчас, — опомнилась Маша и кинулась в комнату за сухой одеждой и полотенцем.

Через несколько минут Настя уже сидела на кухне закутанная в махровое полотенце и крепко сжимала в руках кружку с горячим чаем.

— Настя, прошу тебя, только не молчи! Ты пугаешь меня! Что случилось? – взволнованно произнесла Маша, перегибаясь через стол.

Настя подняла на подругу полный печали и боли взгляд и, наконец, тихо проговорила:

— Артём работает в отлове.

— Но… — Маша оборвала речь на полуслове, осознав собственную глупость.

— Что же ты теперь будешь делать? – спросила она, помолчав немного прежде.

— Жить, — тихо ответила Настя, глядя на дрожащую поверхность чая в кружке. – Перейду временно на вечернее, чтобы с ним не встречаться…

— Но он будет тебя искать, спросит у меня, что мне ответить? – растерялась Маша.

— Скажи, что я уехала из города, что заболела. Что угодно! Я не могу его видеть, по крайней мере, сейчас!

Маша уставилась в одну точку и покусывала губу. Наконец, волнующий её вопрос всё-таки сорвался с языка.

— Но ты его любишь?

— Ах, не мучай меня! – жалобно попросила Настя, надавливая пальцами на веки. – Сейчас я уже ни в чём не уверена…

Дни потекли дальше, не останавливаясь на ссорах и обидах. Замедлить или ускорить их ход невозможно. Они словно секундные стрелки чётко и равномерно тикают в вечность. 

Артём много раз пытался найти Настю в университете, объяснить ей всё, извиниться, но в коридорах больше не было видно её светлых волос и лёгкой походки. Как ни искал девушку Артём, удача не улыбалась ему, и с каждым днём он становился всё мрачнее. Артём расспросил половину университета, однако никто ничего об исчезновении Насти не знал. Молодой человек прекрасно осознавал, что девушка просто не хочет его видеть, и от этого становилось только больнее.

А Настя продолжала прилежно учиться, только теперь её занятия проходили дома. Несмотря на то, что она загружала себя сверх меры, мысли всё равно возвращались к Артёму. Она отгоняла их от себя, но они постоянно возвращались и кружились где-то поблизости. День 15 апреля Настя провела как обычно за книгами, стараясь не думать о своих проблемах, но вечером девушка заметила, что в доме нет хлеба. Ругая себя за непредусмотрительность, Настя отправилась в магазин. Ночь накрыла город. Круглосуточный магазин находился достаточно далеко, и идти по пустым улицам было жутковато. Выходя из дверей, девушка сразу заметила несколько тёмных теней, оторвавшихся при виде неё от стены и немедленно начавших преследование…

Она бежала по тёмным, пустым улицам, освещаемым только тускло-жёлтым светом фонарей. Натыкалась на сырые, холодные стены, сдирала руки в кровь, отталкиваясь от их шершавых поверхностей, и снова бежала. Лёгкие уже саднило, сил почти не было, но страх вновь подгонял её вперёд, заставлял не останавливаться, потому что за спиной уже слышалась неотвратимая поступь её преследователей. Они что-то кричали ей, смеялись, улюлюкали. Эта погоня явно забавляла их так же сильно, как и приводила в ужас Настю. Она бежала, проклиная свой город за то, что на его улицах после десяти почти не оставалось людей. Завернула под арку и вбежала во двор, надеясь проскочить в подъезд. Почти в исступлении, чуть не плача, она дёргала неподдающуюся дверь. Потом, услышав в арке отзвуки смеха, собрала все оставшиеся силы и вновь побежала. Увидев перед собой глухую стену, она резко остановилась и почувствовала, как ужас сгребает её в свои объятия, парализующий, холодный, как всё вокруг. Она закричала и в исступлении ударила ладонью по стене. Сердце стучало как заведённое, а в голове метались, как рассыпанный по полу бисер, мысли. Наконец, девушка сжала руки в кулаки и обернулась. Её мучители уже собрались перед ней, заблокировав выход из тупика. Хотя сердце в груди рвано ухало от страха, Настя спокойно обвела собравшихся взглядом. Всех четверых она знала: особо ярые догхантеры-садисты, которым убийства приносят лишь удовольствие. Сейчас они стояли и довольно ухмылялись, видимо предвкушая развлечение. Вдруг они зашевелились, медленно приближаясь, и наслаждаясь видом жертвы перед собой. Настя затравленно оборачивалась по сторонам, судорожно ища взглядом какую-нибудь лазейку в плотно сомкнутой стене нападавших. Наконец, она решилась и резко рванулась вправо. Явно не ожидавший такой прыти догхантер от удара упал на спину, а Настя, выскочив из этого смертельного круга, быстро побежала к выходу из арки. В каменных сводах гулко отдавался топот догоняющих ног, и когда Настя уже была близка к выходу, чья-то рука крепко обхватила её за талию и отбросила назад. Боль от удара отдалась во всём теле, Настя попыталась подняться, но кто-то ударил её по лицу, из тонко очерченной ноздри потекла кровь. Больше подняться она не смогла… Нападавшие налетели со всех сторон, ударяя ногами по животу, голове, спине. Настя вся сжалась, обхватила голову руками, стараясь закрыться от сыплющихся отовсюду ударов. Через некоторое время она потеряла сознание…

Догхантеры ушли, оставляя лежать на мокром асфальте её искалеченное тело. Кровь смешивалась с дождевой водой, обагряя асфальт вокруг, светлые волосы девушки разметались, они были смешаны с кровью и грязью, лицо Насти было бледно, глаза закрыты, а вокруг по-прежнему никого…

Когда девушка очнулась, она почувствовала запах хлора и лекарств.  Кругом всё было белое: белые стены, белая простыня, даже столик рядом с койкой из белого крашеного металла.

Пробуждение от спасительного забытья стало мучительно болезненным. Мысли и воспоминания водопадом нахлынули на Настю без предупреждения. Она вновь закрыла глаза, пытаясь вернуть душевное равновесие, но оно уже ускользнуло сквозь пальцы.

Несколько дней Настя оставалась в больнице. За всё это время она очень часто мысленно  возвращалась к последней встрече с Артёмом, прокручивала в голове обрывки их разговоров.

Одним утром Настя решила отвлечься от уже порядком надоевших и утомивших мыслей и почитать. Однако книга, которую принесла Маша, во время последнего визита, оказалось необычайно скучной. Настя со вздохом отложила её обратно на столик и прикрыла глаза. Вдруг дверь скрипнула, кто-то вошел и безмолвно остановился на пороге. Настя замерла. А потом медленно подняла веки. Увидев остановившегося на пороге Артёма, она отчего-то не удивилась.

— Привет, — тихо произнёс Артём, переминаясь с ноги на ногу.

— Послушай, я знаю, что поступил ужасно, если ты меня не простишь я пойму! – выдохнул молодой человек.

Наконец, Настя заговорила, тихо и хрипло от долгого молчания:

— Я не имею права осуждать тебя за твой выбор, хочу знать только: почему ты всё это время молчал?

Артём потупил взгляд.

— Сначала я побоялся, зная, как ты относишься к догхантерам, а потом повода подходящего не было.

— Ты бы и дальше молчал? – спросила Настя, а на глазах её появились слёзы.

— Нет! – горячо кинулся убеждать её Артём. – Тот выезд был последним, я бросил эту работу! Ты открыла мне глаза на то, чего я раньше не видел!

Всхлипнув, Настя отвернулась в сторону окна и замолчала. Минуты текли как резиновые, а она всё молчала, отвернувшись. Потом Артём не выдержал:

— Если ты не сможешь меня простить, скажи, и я уйду и больше никогда не появлюсь в твоей жизни, обещаю! Мне уйти?

Настя резко повернула голову в сторону молодого человека и тихо, но отчётливо произнесла:

— Нет!

Лицо Артёма преобразила улыбка, и он, сорвавшись с места, быстро подошёл к кровати больной и присел рядом, сжимая её руку.

— Кто тебе сказал, что я здесь? – спросила Настя, тихо улыбаясь.

Артём молчал, но это молчание было красноречивее всяких слов.

— Маша, — кивнула девушка. – Она – лучшая моя подруга! – серьёзно добавила она и порывисто прижалась к Артёму.

 

Как только молодая семья вошла в ворота городского приюта, отовсюду послышался лай и радостный визг. Виляя хвостами, собаки подбегали к новым гостям и ласково заглядывали в глаза. Настя держала в руках поводок, а Артём нёс мешок корма. Через пару часов возвращались домой уже с собакой, белого пёсика с глазами разного цвета, которого решено было назвать Горошком.

А над их головами ярко светило солнце, освещая жизнь своим ласковым светом.

Иванова Мария Александровна
Возраст: 19 лет
Дата рождения: 04.02.2003
Место учебы: МОУ Гимназия №1
Страна: Россия
Регион: Волгоградская область
Город: Волгоград