Принято заявок
203

IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Признавательный падеж

Это было раннее утро самой обычной осенней пятницы. Обычное для многих, но только не для Васи, ученика 4б класса. Он не спеша шёл в сторону школы, вдыхая запах мокрых, после ночного дождя, дорог и свежего хлеба из пекарни, что стоит на углу. Навстречу мальчику шел пожилой мужчина с собакой. Вася остановился и, одобрительно оглядывая пса, поздоровался с мужчиной.

— Доброе утро! Золотистый ретривер? Это моя любимая порода! Скоро и у меня такой будет.

— Хорошо, хорошо. Собака —  верный друг,-  улыбаясь, ответил прохожий.

Да, завтра осуществится его мечта, и, находясь на финишной прямой, Вася не побоялся сказать об этом вслух. Собака станет наградой за хорошее поведение в школе, а сегодняшний день – последний в испытательном сроке. Мысли о скором событии заставили его бежать и уже через несколько минут мальчик стоял на пороге класса.

«Никого нет, это же редкая удача! Можно еще осуществить и мечту номер два! Ну, что? Попаду или нет?» — подумал Вася и стал крутиться вокруг себя. Поворачиваясь к партам, он прищуривал глаза и закусывал губу. Промахнуться было нельзя, к этой попытке он готовился давно, рассчитывая силу и траекторию полета.

— Внимание! Попытку выполняет многократный Олимпийский чемпион Василий Пяточкин. Сейчас будет поражена четвертая парта первого ряда. Смотрите и учитесь!

После этих слов в сторону окна полетел объемный рюкзак. И в эту же секунду мальчик понял, что поражена будет совсем другая мишень. Рюкзак задел макеты геометрических фигур, они упали на стопку тетрадей, а те, в свою очередь, пододвинули к самому краю стола стеклянную вазу. Ваза стала балансировать, и под громкий Васин вздох, превратилась в море ярких осколков.

В миг, перед его глазами пронеслись все возможные виды наказания: лишение компьютера, телефона, телевизора и то, что заставляло сердце биться быстрее и подкашивало ноги…

«Я пропал! Как же быть дальше?», — думал Вася, вытаскивая рюкзак из-под парты. Затем сквозь маленькую щелку он осмотрел коридор. В голове молниеносно созрел план.

«Бежать! Бежать! Никто не видел!» с рюкзаком в обнимку, Вася бежал прочь. В школе еще почти никого не было. Мальчик миновал кабинеты начальных классов, спортивный зал и по длинному коридору устремился в основное здание. Там, оказавшись в тупике, он присел на пол и, положив голову на руки, стал обдумывать произошедшее.

«Я пропал! Это же надо… ваза какая- то…а так хорошо летел сначала…сознаться? Нееет! Да, лучше сознаться, все тайное…мама всегда говорит…», — мысли путались, противоречили друг другу.

Вдруг перед самым Васиным лицом оказалась книга. «Достоевский Федор Михайлович, — прочитал мальчик. — Я знаю Достоевского, он в нашем городе в ссылке был. Вот раскроется все, и меня будут судить. Поставят перед классом, каждый будет говорить, какой я плохой. И Марья Ивановна тоже скажет, как ошиблась, когда хвалила меня на собрании».

Со всех сторон доносились обрывки фраз. Старшеклассники, столпившиеся у кабинета литературы, что-то бурно обсуждали.

— Тебе понравилось «Преступление и наказание»?

Эти слова прогремели как гром.

«Преступление…Наказание…Преступление…», — мальчику показалось, что он ушел под воду. Глаза заволокли слезы, а звуки превратились в гул.

— Мне больше «Идиот» понравился, — донеслось издалека до Васи. Эти слова заставили вынырнуть и, жадно хватая воздух, устремить глаза на старшеклассниц.

«Идиот!» — мальчик очень хотел спросить, кого так назвали, и не разбивал ли он случайно ваз, но побоялся.

— А «Что делать?» осилила? – наверху продолжался разговор.

«Что делать? Что же делать, что же мне теперь делать?» — мучил себя Вася, щёки горели, свело живот. В этот момент прозвучал, как показалось мальчику, самый долгий и громкий звонок, разделяющий жизнь на небольшой отрезок до урока и неизбежный ад после… Вася встал и вернулся в свой класс. С напускным равнодушием прошел через толпу одноклассников, выслушал версии произошедшего и, наконец, водрузил рюкзак на четвертую парту первого ряда.

Марья Ивановна начала урок с вопроса:

— Никто не знает, почему упала и разбилась ваза?

Ребята зашумели, они сожалели, что пришли поздно и ничего не видели.

— Это сквозняк, наверное, — негромко сказал Вася. Эта идея пришла только что и, не успев обдуматься, была вынесена на всеобщее обсуждение.

— Сквозняк? – глаза учительницы прищурились. Она внимательно посмотрела на покрасневшего мальчика и сказала, что версия принимается.

Весь класс смотрел на Васю. Он втянул голову в плечи и стал бессвязно отвечать на поступавшие со всех сторон вопросы.

— Ребята, раз никто не ронял вазу, никто не видел, как это произошло, будем считать, что виновник происшествия – сквозняк. Давайте начнем урок рисования. Мы должны были работать над натюрмортом, но так как разбитую вазу нельзя склеить, вам придется нарисовать по памяти, — сказала Марья Ивановна.

Ребята открыли альбомы. Зашуршали карандаши, ластики, кто-то потихоньку запел. Вася никак не мог сосредоточиться. Он ерзал на стуле, точил карандаш и тут же его обламывал. На лице мальчика была усталость, а на альбомном листе лишь грязный набросок.

Вторым был урок русского языка.

— Класс, сегодня мы будем продолжать повторять пройденные ранее темы. Вспоминаем винительный падеж, — произнесла учительница, введя мальчика в состояния ужаса.

В голове Васи пронеслось: «Винительный, преступительный, обвинительный, наказательный».

Ребята называли вопросы:

— Виню Кого? Что?

«Меня! Меня!» — про себя кричал ученик. Сердце стучало так, будто готово было выпрыгнуть из груди.

— Вижу что? Вазу, — отвечала соседка по парте.

— Да, я видела вазу утром, а теперь ее нет. И я постоянно думаю о ком, о чем? О вазе. Это какой падеж? – спросила Марья Ивановна.

— Творительный, — предположили на первой парте.

— Ничего не творительный, вовсе не творительный, — Вася вскочил с места. Заметив удивленные взгляды, он уронил ручку и полез доставать ее под парту, мечтая остаться там навсегда.

Во время следующего урока, Марья Ивановна читала сказку. Вася смотрел во двор школы, мысленно перенесся в парк, где мечтал гулять с собакой, затем в зоологический магазин, затем на набережную. Он даже улыбнулся краешком рта, забыв о том, что сдавило грудь.

— Василий, ты слушаешь? Заяц в нашей сказке спрашивает у ежа: «Что ты возомнил?». Мы не можем понять, о чем он говорит. А ты знаешь значение слова «возомнить»? Ва – зам – нить, —  по слогам произнесла учительница.

Мальчик отрицательно покачал головой и опустил глаза. Сгорбившись, он разглядывал носки ботинок, мучительно пытаясь придумать связь неизвестного слова хоть с чем-нибудь кроме вазы.

На математике для Васи остановилось время. Он вздыхал, то и дело вытирал о брюки вспотевшие ладошки, вместо решения примеров рисовал на полях осколки вазы и совсем запутался в мыслях. Не было уже ни одного произнесенного слова, не напоминавшего ему об утреннем преступлении и позорном побеге. Не смотря на то, что никто не догадался, кто разбил вазу, мальчик представил, как он просит прощения у щенка. Он дал облизать свое лицо, пожал обе лапки и пожелал найти хорошего хозяина.

— Мы с вами записали краткое условие задачи, начертили схему, сделали вычисления. И что мы теперь с легкостью можем доказать? – обратилась к классу Марья Ивановна.

— Что это я разбил вазу! – закричал, вскочив, Василий Пяточкин.

Все ребята повернулись к мальчику. Послышался шепот, смешки, осуждение.

— Мы можем с легкостью доказать, что это я разбил вазу, — уверенно и спокойно добавил ученик.

— Какой замечательный сегодня день, — на удивление всем, сказала Марья Ивановна. – Я обязательно позвоню сегодня твоим родителям и похвалю за хорошее поведение. Еще утром мне казалось, что разбитую вазу не склеить, а сейчас я уверена, что нет ничего невозможного! А винительный падеж в нашем классе теперь можно именовать признавательным!

Вася сел на место, он не замечал ни толчков в спину, ни прищуриных взглядов. Он чувствовал только необычайную легкость и издалека слышал звонкий лай маленького щенка.

Сергеев Данил Дмитриевич
Возраст: 21 год
Дата рождения: 01.01.2001
Страна: Россия