XI Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 10 до 13 лет
Повесть «Твоя вера спасла тебя»

Посвящается моим

прадедушке и прабабушке

Часть первая

Спасая солдата

Жаркое знойное утро. Июльское солнце буквально прожигает листья деревьев. Ветер стих. Лишь в лесу можно было почувствовать прохладу.

Здесь же, тихо крадется Вера. Она ищет раненых русских солдат. Еще совсем недавно глаза по-детски были наполнены радостью и счастьем. Теперь, повзрослевший от войны, взгляд отражает всю смелость и решительность девушки.

Он блуждает от одного куста к другому. Слух различает каждую мелочь: жужжание комаров, что кружат в диких зарослях, птичьи песни, которые раздаются по всему лесу, иногда легкое, как облако, дуновение ветра.

Тут послышался стук дятла. Вера резко повернула голову в это направление. Нет, она не испугалась. В сердце девушки что-то екнуло. Затем пульс участился. Вера сама не поняла, что происходит. Далее быстро, но очень осторожно девушка идет на шум. Туда, где было слышно постукивание дятла.

Подходя ближе, Вера слышит едва уловимый стон. С осторожностью выглядывая из-за дерева, девушка видит пять русских солдат. Четверо лежат около друг друга. Пятый же находится в двадцати пяти шагах от них. Все они лежат неподвижно.

Вера оглядывается и убеждается в том, что рядом никого нет. Это означает одно — можно начинать спасать солдат, если они еще живы.

Девушка проверяет у них пульс. Впереди лежащие мертвы. Вновь покрутив голову в разные стороны, Вера подбегает к последнему. У него санинструктор нащупывает едва ощутимые удары сердца. Похоже у солдата случился болевой шок от ранения, которое, к счастью, не являлось смертельным. Вера оперативно перевязывает рану.

Затем девушка укладывает солдата на носилки и волоком тащит к медико-санитарному батальону. Солдат для хрупкой Веры оказался нелегким. А до наших еще больше километра!

Через какое-то время раненый издает стон. Девушка останавливается. Молодой парень начинает еле шевелить губами. Вера понимает его просьбу и достает из-за пазухи флягу с водой.

Дав смочить горло и губы солдату, девушка успевает его рассмотреть. Желтоватое азиатское лицо, черные как смоль волосы стоят «ежиком». Будто бы поняв, что его разглядывают, парень поднимает глаза. В узеньких глазенках можно было разглядеть черные, словно бусинки зрачки.

— Как звать тебя? — спрашивает Вера.

— Даши́, — тихо отвечает солдат.

— А, Саша! – проговаривает девушка.

Вера подумала, что плохо расслышала имя. Или же ей показалось оно непривычным и каким-то странным. Но так похожим на знакомое ей русское слово «Саша».

— Что ж ты такой желтенький?! — произносит Вера, с волнением.

Солдат снова теряет сознание.

В лесу становиться все жарче. Еще час и солнце будет жечь на свой максимум. Ведь дальше, после леса, девушке придется идти через поле, где ничего не спасет тебя от дневного светила. И где при обстреле у тебя почти нет шанса на выживание.

Вера делает последнюю остановку. После нее она, с раненым солдатом, выйдет из лесной чащи и будет полагаться на волю случая.

Тут мысли приходят в голову девушки, мечтавшей стать врачом: «Могут ли люди видеть что-то без сознания? Или для них это просто на просто сон? Такой же, как и у всех, когда они засыпают. Может они видят какие-то предсказания? А что, если они вспоминают самые родные для них места?

Тем временем Саша погрузился в мир грез. Он видит перед собой переливающуюся в свете солнца гладь воды озера Байкал. Видит нескончаемые просторы тайги: пихты, кедры, тополя. Видит скалу, на которой чудом выросла кривая береза. Юноша поворачивает голову и замечает традиционное жилище бурят — юрту. В ней он находит свой дом.

На пороге Саша видит свою маму. Она спокойно режет недавно выловленную рыбу. Мама будто бы не изменилась. Жаль, что ее глаза выдают смешанные чувства и переживания.

Юноше так и хочется крикнуть: «Мама, я вернулся! Я живой!». Но что-то не дает ему это сделать. Какая-то неведомая сила заставляет его молчать. Вдруг дует сильный холодный ветер, который пробирает тело парня до мурашек. Слышится топот лошадиного табуна. Кажется, что еще чуть-чуть и перепонки не выдержат шума. Саша резко просыпается. Рядом с ним разрывается снаряд.

Пока юноша без сознания и его накрыли самые счастливые воспоминания, на земле творится настоящий ад — второй авиационный налет.

Вера изо всех сил старается идти, но силы заканчиваются. Все же усталость за последние две бессонные ночи дает о себе знать. Ноги подкашиваются, в глазах темнеет.

Завидев из далека медико-санитарный батальон, девушка слегка оживляется. Словно открывается второе дыхание. Превозмогая боль и усталость, она идет. У нее одна цель — дойти до батальона, который стал для нее родным домом.

Вдруг Вера спотыкается об что-то. Девушка падает ничком, разбивая левую коленку в кровь. Она приподнимается, но в глазах предательски темнеет. Последнее, что видит девушка, это спешащих на помощь наших солдат и юношу, что лежит в колосьях.

Часть вторая

Осколки мирной жизни

— Все равно не понимаю почему он такой желтенький! — возмущенно говорит Вера.

Сейчас девушка сидит рядом со своей подругой Тоней — медсестрой. Прошло двое суток с того момента как Вера и Саша лежали без сознания у входа в батальон.

— Похоже мне придется еще раз рассказывать, — отвечает Тоня.

Затем она распускает темные волнистые волосы. Бледное лицо, имеющее четкие скулы, дополняют карие глаза. Юная украинская девушка двадцати двух лет улыбнулась, продемонстрировав ямочки на щечках.

— Я пойду, — устало проговаривает Тоня, протирая глаза.

— Иди. Сегодня же мое дежурство, — говорит Вера чуть с унынием.

— Спокойной ночи.

Вера кивает и лишь слегка приподнимает уголки губ. Тоня покрепче обнимает подругу и уходит спать. И тут Вера остается наедине со своими мыслями.

Навязчивые воспоминания лезут в ее голову. Девушка вспоминает как в июне 1941 года она закончила школу с отличием. Собираясь уехать поступать в медицинский институт, Вера, вместе со своей семьей, сидит за столом. Субботний шаббат. Все о чем-то весело и оживленно разговаривают. Папа рассказывает о новом юридическом процессе. Мама испекла халу. Завтра старшая из трех сестер Таня – учительница русского языка и литературы – уедет в детский лагерь вожатой, где будет проводить лето. Младшая Рая, двенадцати лет, останется с родителями и будет ждать возвращения сестер домой.

Вера тогда не знала, что видит свою семью в последний раз. Уехав в другой город, ее настигло известие о начале войны.

Девушка хорошо помнит, как фланировала по улицам, не зная куда себя деть. Поехать домой она не могла. Ее родной город давно разбомбили фашисты. Учеба приостановлена. Деньги на исходе.

Одинокие женщины и дети, в полупустых домах, совсем изменились. На их лицах отражаться страх за юношей, за мужчин, за страну.

Деревья и трава уже не такие зеленые как раньше. Небо приобрело темно-серый оттенок. Высокие многоэтажки будто согнулись, почернели. Кажется, что сам город показывает всю сложность и безнадежность положения. Но вера есть у всех. Она не пропадает ни на секунду.

Девушка, опустив голову вниз, идет по дорожке. Под подошвами обуви слышна галька. Словно призрак во тьме она беспричинно ходит по населенному пункту. Если раньше у Веры были хоть какие-то мысли на уме, то сейчас нет. Совершенно пустым взглядом девушка смотрит на свою обувь. Поддевает камушки. Они с шумом падают на другие, создавая пыль.

Все, абсолютно все рухнуло, когда Вера узнала о начале войны. Она потеряла мирное небо над головой, свой дом, свою семью…

Вдруг слышится шуршание шин, что терлись об асфальт. Темно — зеленая машина едет не спеша. За прошедшее время девушка не видела здесь еще ни одной военной машины. А потому, недавно бывшая студентка решает направить свой взгляд на технику.

Ее взору представляется относительно новый грузовик ЗиС-5. Девушка сразу узнает машину, ведь сегодня утром она читала газету, в которой рассказывали про основной транспорт Красной армии.

Внезапно Вере кажется, что транспорт переменил свой путь. Средство передвижения направляется на молодую девушку. Скорость заметно увеличивается. Вера слегка теряется, однако подходит ближе к концу асфальтной дороги.

В кузове техники находиться около пятнадцати солдат. В кабине, рядом с шофером, сидит юная девушка. Издалека увидев Веру все оживленно начинают улыбаться и махать рукой в знак приветствия.

Вера заливается румянцем. Ее еще никогда так не встречали. Тем более люди, которых она видит первый раз. Девушка показывает свою улыбку. Веснушки на ее лице становятся ярче из-за упавшего луча света.

— Эй, красавица! — весело произносит шофер.

Вера поворачивает голову в его сторону.

— Мы, значит, едем в военную часть на распределение. А один паренек окликнул меня, мол смотри там девушка. Может с собой ее заберем. Говорит, вид у нее грустный. Мне, конечно, разрешили взять кого-нибудь по дороге, однако больше пяти минут уделять человеку не положено. Так что выбор тебе даю. Либо с нами едешь, либо здесь остаешься. Времени у тебя в обрез, поэтому давай ответ.

Мысли, огромным потоком летают в голове у Веры. Через долгих семь секунд девушка ответила:

— Я решила. Я еду с вами.

Очередное воспоминание… Для чего оно? Для того чтобы не забывать прекрасные моменты своей жизни? Воспоминания напоминают о том, что жизнь не бесконечна. Они помогают не забывать то, что действительно важно и дорого для нас. Вера понимает, что ее родители и младшая сестренка Рая скорее всего мертвы. Именно поэтому она ценит и любит свое воспоминание о последнем проведенном дне со всей семьей. Она гонит грустные мысли прочь, хотя и знает, что ее вера в лучшее не поможет ничем. Остается надеяться только на Таню. Ведь детский лагерь должен был быть эвакуирован как можно дальше от боевых действий…

Вспоминая о Саше, Вера улыбается. Найдя его документы, девушка узнает, что юноше двадцать четыре года. И что любопытно, то он уже был умелым авиационным механиком. Те четверо солдат, которых Вера нашла мертвыми, пошли покурить. Все же таким способом они отдыхали и снимали стресс. Саша же не был курящим человеком, поэтому продолжил ремонтировать штурмовик Ил-2. Внезапно прилетели самолеты фашистов и начался обстрел. Бомба убила тех курящих, а в Сашу прилетел осколок. Как раз после того налета Вера пошла в лес.

Всю ночь девушка проводит в своих думах и размышлениях. Она вспоминает обо всем. Но главное, не забывает про самое любимое и родное.

Часть третья

Ангел с небес

Сегодня утром очередь Веры и Тони проверять состояние солдат. В назначенное время они направляются к раненым.

Подходя ближе к Саше, Вера замечает, что он только что очнулся после контузии.

— Саша, как ты? — мягким и ровным тоном проговаривает Вера.

Парень приоткрывает глаза. Юноша не понимает, что происходит. Ему кажется, что он умер, поэтому видит ангела.

Вьющиеся рыжие волосы ангела собраны. На голову одета косынка. Лишь одна прядь выбивается из головного убора. Юное, однако уже худое и измученное личико. Серые глаза. Уголки полных бледно-коралловых губ приподняты.

Саша видит все очень размыто. Он пытается сфокусировать свой взгляд на лице. Тем не менее парень замечает лишь белую косынку и халат.

— Неужели я умер и смотрю на ангела? — хриплым голосом спрашивает Саша.

— Нет, миленький. Ты жив и находишься на земле, — с улыбкой отвечает Вера.

Девушку немного смутило, что ее назвали ангелом. Однако она не забывает задать вопрос, чтобы убедиться в здравом рассудке солдата:

— Как тебя зовут? Помнишь?

— Даши́.

— Ох, какой ты желтенький, Саша!

Восклицание девушки звучит риторически. Дело в том, что Вера, будучи рожденной в Украине, никогда не видела людей с азиатской внешностью. Именно из-за этого она удивлялась чуть желтоватому оттенку кожи. И именно из-за этого фактора девушка решила продолжать называть юношу Сашей, хотя в документах он Даши́.

Идут недели. Саше не стало лучше. Было принято решение отправить его в госпиталь. За этот срок Вера пыталась помочь юноше как могла. Очень много времени она проводила рядом с ним. В эти моменты девушка чувствовала, будто находится рядом с родным человеком. Саша тоже привязался к Вере. Он любил смотреть на нее и вспоминать момент, когда ему вместо девушки показался ангел. Любил постоянно слышать от Веры восклицания об его оттенке кожи. Им обоим было тяжело прощаться друг с другом. Они долго смотрели друг другу в глаза при прощании.

После расставания молодые люди стараются поддерживать связь. Она пытается писать ему. Юноша, по возможности, строчит в ответ. Но чем больше проходит времени, тем меньше они пишут.

Проходят месяца, года. Кажется, что только закончилась Великая Отечественная война. Однако недавно наступил 1947 год.

Светит яркое и согревающие солнце. На лазурном небе видны белые пушистые облачка. Молодая девушка двадцати пяти лет направляется в посольство Болгарии.

Она открывает массивную дверь и входит в помещение. Затем направляется в левый коридор. Пропуская нужный поворот, девушка устремляет свой взгляд в окно. Подходит к нему ближе и закрывает глаза. Воспоминание… Именно то, в котором она видела последний раз человека, которого успела полюбить. А может не последний? Девушка действительно верит, что не последний. Ее постоянная вера в лучшее – отличительная черта.

— Девушка, у вас все хорошо? – произносит крепкий мужской голос.

Слегка вздрогнув от неожиданности, девушка поворачивает голову к источнику шума. Пропуская вопрос, она задает свой:

— Вы когда-нибудь любили?

— Да, — со вздохом отвечает молодой человек. – Первый раз я ее увидел в облике ангела. Когда очнулся после конфузии. Вот так, что кажется немыслимым, то становиться реальным, если действительно поверить.

Девушка округляет свои серые глаза. Убирает вьющуюся прядь, чтобы внимательнее всмотреться во внешность мужчины.

— Нет, не может этого быть… — тихо шепчет сама себе девушка.

— Еще как может, — с грустью отвечает молодой человек. – «Саша» — так она меня называла. Хотя сам я Даши́.

Девушка не может воспринять эту информацию. Мозг отказывается. Она машинально кладет руку в карман. Достает из него пошарпанный листочек бумаги. Старается развернуть, но пальцы дрожат. Кое-как развернув, протягивает его мужчине.

На листке чуть размазался грифель карандаша, которым был нарисован портрет, однако человек узнает в рисунке себя.

— Вера? – резко спрашивает мужчина, ошарашенный происходящим.

— Саша! – громко выкрикивает девушка, обнимая молодого человека.

Эмоции переполняют молодых людей. Они не в силах сказать что-либо. Слишком сложно все осознать.

Рисунок бессловесно объяснил Саше абсолютно все. Он вспомнил как Вера дарила ему свой портрет, оставляя у себя его изображение. Как он, увидев девушку с рыжими волосами у окна, без раздумий пошел к ней.

— Я… я люблю тебя! – в порыве радости говорит Вера, боясь, что момент может закончиться.

— И я люблю тебя, мой ангел, — шепчет Саша на ухо девушки.

И тут их взгляды встречаются. Между ними пробегает, видимая лишь возлюбленным, искра. Они закрывают глаза. Молодой человек убирает локон с лица девушки и…, и они ни о чем не думают, ничего не слышат. Они лишь наслаждаются моментом.

Бегут года. Больше пол века вместе. Трое сыновей, пятеро внуков, восемь правнуков. Но все равно рассказывая кому-либо свою историю знакомства с Верой, Саша всегда заканчивал одинаково: «Именно она меня спасла. Моя Вера. Я всегда жил с верой, и она меня спасла.»

Рыбакова Мария Александровна
Страна: Россия
Город: Подольск