Принято заявок
203

IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 10 до 13 лет
Повесть-сказка «Алтайка и Ёжик»

I

Я знаю множество людей, которые совершенно убеждены и твёрдо уверены: «Ежи по-человечески не говорят!» Но я не знаю ни одного человека, который лично знал бы каждого ежа в мире и, имея в приятелях всех ежей планеты, с уверенностью говорил, что ни один ёж не говорит по-человечески.

Значит, в мире, возможно, есть ёж, который говорит на человеческом языке.

И не «возможно», а совершенно точно!

В сущности, он ничем не отличался от обычных ежей. Его звали просто-Ёж. Правильнее будет сказать не «звали», а звала, потому что из всех людей земного шара его звала только девочка по имени Алтайка. И только она звала его Ежом. В мире много красивых имён и колючему малышу можно было выбрать имя по благозвучнее, но есть одно «но» …

Если вы потеряли товарища, скажем в лесу, то вы начинаете звать его по имени. «Женька!»-кричите вы, а ведь, если ваш друг зашёл глубоко в лес, то до него долетает только эхо. «Ка!Ка!»-слышит тогда вышеупомянутый Евгений и не может понять, его вы зовёте или Стёпку, Лёшку, а может даже Маруську.

А попробуйте крикнуть: «Ёж!» Эхо донесёт: «Ёш! Ёш!»- до самой чащобы. Именно так и кричала Алтайка, когда терялась в лесу.

…Ах! Простите!… Алтайка нигде, никогда и не при каких обстоятельствах не терялась, терялся исключительно Ёж. Даже если она забредала в густые чащи Алтая, в честь которого была названа (а , может быть, и наоборот), а Ёжик оставался дома — то всё равно считалось, что терялся именно он.

Вот и приходилось Алтайке звать его, а Ёжику со всех ног мчаться в непроходимую чащу, через буреломы за строгой пятилетней подружкой.

II

-Баба-а-ах!- прогремело что-то наверху: над низеньким деревянным домиком с крышей из коры и соломы, что стоит на маленькой полянке посреди леса, над самим лесом, выше статных великанш сосен, выше гор, выше облаков… и,всё равно, как будто рядом.

-Ой-ой-ой! Кто здесь?-испуганно пробормотал Ёжик, проснувшийся в своей маленькой корзинке-кроватке, накрытой кухонным полотенцем.

-Я!-твёрдо ответил кто-то из темноты. Ёж сразу узнал в этом «я» Алтайку по её удивительной манере вести разговор: отвечать сразу, не думая о том, что говоришь, ничуть не стесняясь собственного ответа.

Ёжик покопался в кроватке и извлёк из-под вороха сухих листьев чуть пожёванную свечку и зажёг её. Маленький клочочек света на помятой восковой палочке осветил комнатку, которая одновременно была и спальней, и кухней, и кладовкой. У маленького слюдяного окошка с резными ставнями из берёзовой коры и занавесками из камыша стоял стол, уставленный деревянными чашками, плошками, коробами. Посередине возвышался самовар, увешанный бусами из ягод рябины. У противоположной стены с занавешенным окошком стояли банки с тыквенным вареньем, морковным компотом, повидлом из репы и корзины сушёной малины и яблок.

За всеми этими припасами в стене, существовала дверь в чуланчик, которую уже давно никто не открывал. Кроватка Ёжика стояла у стены, где висели лыжи, недалеко от входной двери, а у противоположной стены стояла кроватка Алтайки. Хозяйка кроватки высунула из-под полотенца озадаченное чумазое личико, над которым возвышались светлые лохматые пряди.

-Здесь только я!- повторила Алтайка.

-А там?-Ёж кивнул на дверь, за которой вдруг послышались странные звуки: «хлюп-хлюп-хлюп». А спустя минуту кто-то мелодично забумкал на крыше домика. Ёжик вылез из кроватки и высунулся на улицу. Дождевые капли принялись отбивать чечётку на его носу.

-Дождь…Тссс… Спокойной ночи,-прошептал Ёжик.

III

Маленькая Алтайка проснулась в своей кроватке-корзинке. Жёлтый шелковистый лучик солнца тщетно пытался расчесать её «гриву» своими пальчиками.

Щурясь, потому что лучик -парикмахер нечаянно пробежался по её лицу, Алтайка оглядела комнату. Полдюжины маленьких озорных лучиков купались на столе в деревянных чашках, в которых остался вчерашний чай. Два мышонка ловко бегали по рябиновым бусам, висевшим на самоваре. Домик, залитый солнечным светом, отражался в блестящих рыжих стенках банок с тыквенным вареньем. Кроватка Ёжика пустовала.

Алтайка обиженно сморщила носик: безобразие -Ёж ушёл куда-то, и без неё! Она выкарабкалась из кроватки и огляделась в поиске любимых лапоточков, но нашла только валенки. Девчушка кое-как прошлёпала в них до двери, распахнула её с такой силой, что чуть не вылетела за порог, и, набрав в грудь побольше воздуха, крикнула:

-Ёж!!!

По лесу гулким эхом пронеслось:

-Ё-ё-ш!Ё-ё-ш..

Не прошло и пяти минут, как за деревьями послышался топот и пыхтение.

Ёжик выбежал на полянку перед домом. В лапах он нёс большую корзинку, полную каких-то трав, былинок, ягод и хвои.

-Где ты был?- обиженно спросила Алтайка.

-Да я … к чаю….заваривать…Вот…-проговорил Ёжик , и вдруг , что-то вспомнив, начал рыться в своей корзинке, пока не достал из неё ромашку размером с блюдце.

-Тебе,- смущённо произнёс он, протягивая цветок.

-Какой красивый!-прошептала Алтайка, с восхищением глядя на лесное чудо.

-Это ещё что, в горах есть и красивее,- со знанием дела сказал Ёжик.

-Тогда пойдём в горы!- воскликнула Алтайка.

На маленькой полянке посреди густых лесов, между горных хребтов стоял маленький домик, от которого по тропинке в горы шли два маленьких создания, два друга.

IV

Дождик лил с утра, не переставая. Ещё только вчера в лесу вокруг маленького домика на поляне бушевало лето: цвели ромашки, светило солнышко, пели птички, на маленьких земляничных кустиках висели последние ягоды: разбухшие, вишнёвого цвета, тонкие осинки по краям поляны склонялись под пышными гроздями зелени… А сегодня — раз,- и осенний дождь, серый лес. По календарю осень должна прийти не скоро, но в маленьком лесу, затерянном среди горных хребтов, никто не знает, что такое календарь: пришла осень- так пришла, не выгонять же.

-Эх, уплывёт у нас морковка с грядок… Не будет на зиму компота!-сокрушённо вздыхал Ёжик, сидя у окна, за которым шумела серая завеса дождя. Лапки Ежа были заняты вязаньем, но мысли бродили далеко отсюда.

Стоя перед банками с тыквенным вареньем, Алтайка примеряла шарфики, связанные Ёжиком к зиме.

-Ну и пусть плывёт себе, я ей разрешаю!-беззаботно сказала девочка, разглядывая своё отражение в одной из стенок рыжих банок.-Чур, красный шарф — мой! А твой — жёлтый!

Внезапно за дверью кроме рёва несущейся с неба воды послышались новые звуки — хлюпанье, словно кто-то топтался в луже. А через минуту в дверь постучали.

За дверью стояли два чибисёнка- серенькие, длинноногие. На головках забавные хохолки. Алтайка и колючий дружок уложили продрогших птенчиков в свои кроватки, укутали в шарфики, напоили лесным чаем, заваренным на листьях дуба и орешках лещины, и досыта накормили сушёной малиной. Алтайка вызвалась придумать малышам имена.

На следующее утро, когда дождь закончился, Ёжик на досочке-плотике вместе с Сериком и Долгоножкой поплыли по полузатопленному лесу в поисках родителей птенцов. Долго искать не пришлось. А шарфики Ёж и Алтайка отдали новым друзьям. Ничего, Ёжик ещё свяжет.

V

-Сегодня банный день!-сказал Ёжик.

-Почему?-поинтересовалась Алтайка, качаясь на своём стуле.

-А взгляни в окошко! Там…

Бух- и стул вместе с Алтайкой оказался на полу.

-Что же необычного я должна увидеть в твоём окне?- обиженно спросила девочка, потирая ушибленный локоть.

-Пойдём на улицу-сама увидишь,- миролюбиво предложил Ёж, протягивая Алтайке лапку. Друзья вышли на крылечко.

Да-а, на улице было, на что посмотреть… Поляна была залита серебряным светом. Маленькие капельки росы скатывались по нежным листикам щавелька, розовые шапки клевера клонились к земле под тяжестью влаги. Бриллианты зари покачивались на кружевах паучка-крестовика, на которых первые лучики солнца набрасывали золотисто-салатовые мазки.

-Сколько росы!- воскликнула Алтайка.

-Сколько красоты!- с укором посмотрел на неё Ёжик.

На улице под окошком в зарослях смолки стояли две большие кадки и два маленьких ведёрка.

-Берём ведёрки и отправляемся собирать росу.- скомандовал Ёж.

Алтайка с круглыми глазами то ли от восторга от увиденной красоты, то ли от удивления, что командует Ёжик, а не она, взяла своё ведёрко по примеру Ежа — и работа закипела.

К обеду маленькая девочка и её колючий дружок много раз наполнили свои ведёрки, выливая собранную хрустально чистую воду в кадки. После обеда Ёжик извлёк из-под сухих листьев в своей кроватки самодельное мыло с ароматом лугового василька. Купание в кадках с чистой, как облако, водой и с васильковым мылом вышло на славу.

Да и дождик не подвёл: устроил друзьям замечательный душ.

VI

Алтайка бережно собирала в букетик жёлтые осиновые листья, засыпавшие поляну. Из-за этого огненного покрывала казалось, что поляна- большая золотая рыбка, а листики-её золотые чешуйки.

Золотые чешуйки падали на крышу, на крылечко, на перильца, покрытые мохнатым кружевом лишайников кладоний. Ветер дул, и последние листочки улетали с осинок. Трудолюбивые паучки-крестовики пытались прикрепить оставшиеся листья к веточкам осин своими сетями-кружевами. Но у них ничего не получалось. Ветер всё срывал и срывал листья , унося на просторы Алтая золотые летящие кораблики с парусами-паутинками и матросами-паучками.

-Осень к нам пришла, -выдохнул с крылечка Ёжик, кутаясь в изъеденный молью плед. -Пора бы за грибочками. Да и тыковка наша соком наливается, и морковка.

-А у меня сегодня День рождения!- сообщила Алтайка, бережно впихивая золотые листики в свои светлые пряди, пропустив мимо ушей слова Ёжика.

— По-моему, он у тебя прошлой зимой уже два раза был…-вежливо заметил Ёжик.

-А осенью ещё ни разу не был!-Алтайка капризно надула губки.

-Пусть тогда и у меня будет день рождения!-оживился Ёжик.-Значит надо два пирожка испечь!

Пока Алтайка собирала в корзинку морковь с грядок, Ёжик пытался добраться до дверки в чуланчик, с пыхтением отодвигая от стены банки, рассыпая на пол сушёную малину из опрокинутой корзины.

Наконец, Ёж открыл дверь в чулан и выкатил оттуда маленькую печку, стоящую на полозьях санок. К вечеру в маленьком домике на полянке, посреди непроходимых лесов, между горных хребтов пыхтела печка-малютка, наполняя комнату ароматом смолы и неедким, густым и приятным беловато-зелёным дымом. Ёжик и Алтайка сидели за столом и ели вкусные морковные пироги, пили чай и смотрели в окошко на засыпающий лес.

 

VII

Ёжик и Алтайка шли по лесной тропинке с большими корзинками в поисках грибов, ягод и шишек. Высокие колокольчики непроходимой неровной стеной выстроились вдоль тропки, покачивая синими цветками-колпачками от шаловливых дуновений ветерка.

-Эх! Попробовал я у нас картошку посадить, да не выходит ничего… Жук колорадский уж больно голодный! Проворонили мы нашу картошечку, — с привычной хозяйственностью бормотал Ёж, бредя по тропинке позади Алтайки, упоённо считавшей колокольчики по бокам тропинки. Правда, считать она умела только до пяти, но ничего, так даже интереснее.

-Раз,два, три, четыре, пять и ещё раз, два! Ёжик, запомни, здесь пять и ещё два, а до этого было пять, ещё пять, и ещё пять. Ты запомни, Ёж. Что ты там говорил про колорадского жука?

-Не будет у нас картошечки…-повторил Ёжик.

-Ничего, сейчас в лесу столько картошечки найдём! — утешала друга Алтайка.

-А разве в лесу есть…-начал было Ёжик, но Алтайка не дала ему договорить.

-Конечно, есть и картошечка, -упрямо заявила Алтайка и добавила, на всякий случай- и твой этот жук!

Спустя пару минут заросли по бокам закончились и друзья вышли на полянку.

-А вот и картошечка! Да какая красивая, белая, большая! Осталось только жука найти!

Вечером ужин вышел на славу: «картошка» была вкусной и ароматной!

-Хороша картошечка: и выращивать не надо, и поспевает раньше срока, а какая вкусная!

На следующий день друзья, гуляя по лесу, опять набили корзины доверху лесной «картошкой»: молодыми жемчужно-белыми дождевиками.

VIII

Алтайка и Ёжик усталые вернулись домой на закате, оставив на крылечке две корзины, полные клюквы.

-И куда нам столько этой кислятины!- сонно ворчала Алтайка, забираясь в свою кроватку.

-Утро вечера мудренее…-загадочно сказал Ёжик.

На следующее утро Ёжик разбудил Алтайку спозаранку, когда среди густых елей в лесу было ещё темно, а первые лучики рассвета только-только начали серебрить полянку, на которой стоял маленький домик Ёжика и Алтайки.

-И зачем было так рано вставать? Неужели у нашей клюквы за ночь выросли ножки и она может убежать?!Ещё даже птички не проснулись!- недовольно бубнила Алтайка, бредя по лесной тропинке вслед за Ёжиком. Травы, вставшие по бокам тропы, обильно поливали росой края платья девчушки. Наконец, они дошли до овражка, по дну которого тёк ручеёк. Правда, из-за тумана, спустившегося в овраг, потока воды было не видно и узнать о существовании ручья можно было лишь по звонким переливам ледяных струй.

-Этот ручей бежит сюда с гор от своей мамы-горной реки. Вода в нём очень чистая и вкусная!- с вдохновением рассказывал Ёжик.

-И зачем нам ещё ручей! Мы и так пока дошли, вымокли до нитки!!!- возмущённо всплеснула руками Алтайка.

Вместо ответа Ёжик наклонился к оврагу и зачерпнул ведёрком хрустально-чистую, холодную, густую из-за растворившегося в ней тумана, сладкую, как детские сны, воду. По дороге домой Ёжик рассказал Алтайке, что только из такой вкусной, чистой и самой, что ни наесть волшебной воды и из спелой клюквы можно приготовить самый вкусный в мире квас!

И правда, квас, приготовленный Ёжиком, был очень вкусный! Часть его друзья выпили сразу, а другую оставили на зиму, ведь она уже не за горами. А такой волшебный напиток долго не испортится.

IX

Осень окончательно вступила в свои права. Под холодными осенними ливнями и ледяными ветрами чахла на полянке перед маленьким домик медуница. Осень щедро осыпала берёзы в лесу золотом, но лесным красавицам оно было не в радость: одна за другой сбрасывали они с себя золотые украшения. Объясняясь в любви к дубам, липы засыпали лесных порыжевших лесных богатырей золотыми сердечками. Лесные пруды покрывались сотнями алых флотилий, что нимало обескураживало рыбёшек, водомерок, пауков серебрянок и прочую водную живность. Гусеницы бабочек-боярышниц уже давно подготовили свои зимние гнёзда, оплетая паутинками подсыхающие листья: спокойного сна! Небольшие стайки летучих мышей по примеру птиц улетали в тёплые края.

Алтайка и Ёж сидели в своём маленьком огородике под окнами дома между грядок репы, моркови и тыквы. Друзья с восторгом рассматривали ярко-рыжий большой приплюснутый сверху тыквенный шар.

-Большая!- с восторгом изрекала Алтайка.

-А какая ароматная!- носик Ёжика от восторга дёргался и сопел.

Не без усилий они затащили огромную тыкву в домик и отправились за яблоками к дикой яблоньке. Яблочки были желтоватые не очень большие, но всё равно вкусные.

Вечером в маленьком домике было весело и шумно. Алтайка мыла дикие яблочки,а Ёжик варил тыквенное варенье, и его печь- малютка довольно пыхтела. Вдруг Алтайка прекратила купание яблок и, загадочно оглядевшись, важно заявила:

-Ты, ёжик,-ква, а я-блоко! Ты-ква! А я-блоко!

Ёжик послушно кивнул, помешивая варенье.

Тыква была такая огромна, что её хватило не только на варенье, но и на мармелад… Только к рассвету усталые друзья завалились спать, оставив на подоконнике сушиться мармеладные полосочки.

X

-Ну, достаёшь до орехов?- нетерпеливо вскрикивал Ёжик, стоя под высоким кустом лещины и держа тянущуюся к орехам Алтайку за ноги.

-Ещё чуть- чуть!- причитала девчушка.

-Ох!!!

Лапки Ёжика подкосились, и он плюхнулся в траву.

Бум! Грузно шлёпнулась возле Ежа Алтайка. Она уже начала подниматься с намерением отчитать Ёжика за его неуклюжесть, но… внезапно по лесу пронёсся нарастающий шум. Друзья глазом моргнуть не успели, как за кустом лещины появился лось. На полном ходу он с треском влетел в куст и, как пробка, вылетел со стороны Ежа и Алтайки, чуть не затоптав их.

-Дожили! Лоси по лесу носятся!- возмущённо заверещала Алтайка, грозно махай кулачком в сторону убежавшего великана.После появления лося куст выглядел изрядно помятым, многие ветки обломились…

-Смотри, сколько орехов нападало!-Алтайка пришла в восторг. Девочка и Ёжик наполнили лукошки спелыми орехами.

-Спасибо за помощь, Рогастый!- крикнула Алтайка куда-то в лес , обращаясь к новому знакомому.

-Рогатый,-машинально поправил её Ёжик, но Алтайка не обратила на это внимания.

-А что мы будем делать с орехами?- деловито поинтересовалась она дома.

-Засаливать, конечно!-ответил Ёж, сидя на полу, осматривая банки.

Когда солнце повернуло на запад, Алтайка вернулась домой с полной корзинкой сосновой хвои. Ёжик ещё долго трудился, добавляя в соленья то хвоинки , то сушёные цветки мать- и-мачехи. Результат радовал глаз: казалось, банка светилась из-за плавающих в ней цветков! Этот волшебный свет наполнял теплом маленький домик на полянке среди густых лесов и горных хребтов.

XI

Осень уронила рог изобилия в леса Алтая. Лианы княжика увешены щедрыми гроздями алых чуть продолговатых ягод. Белые грибы многодетными семейками выстроились на каждом шагу. Все как на подбор: крепкие, ни одного трухлявого или червивого. Сыроежки тоже не отставали — эти модницы примеряли шляпки и панамки всех цветов радуги: огненно -рыжие, нежно-розовые, веснушчато-жёлтые, рубиново-закатные, зелёно-болотные, сизо-туманные. От княжика не отставала жимолость, покрывшаяся алыми ягодками, попарно прилипшими к веткам родного куста. Медовыми капельками блестела облепиха среди узких листочков, алые кисти калины клонились к земле, красные клочки заката блестели на брусничных веточках. Под постоянно моросящими грибными дождями чахла глухая крапива. Коварные желчные грибы притворялись бархатными белыми. Ложноопята старались походить на своих «настоящих» сородичей. Всюду рыжие, алые, жёлтые, золотые краски. В этой огненной гаме смешались деревья, ягоды, грибы.

Алтайка и Ёжик шли по бронзовому лесу. Тут и там среди ив, берёз и дубов, похожих на кисточки, обмакнутые в солнечную краску, торчали зелёные ели. Алтайка и её колючий дружок дошли до края леса, где вниз шёл пологий склон. Со всех сторон с гор в долину огромного озера вниз ползли еловые леса.

-Всё, пора домой!-проговорил Ёжик , волоча свою корзину и корзину Алтайки, полные грибов. Уставшая, но довольная Алтайка плелась следом. Дома девочка перебрала и помыла одноногих обитателей леса в то время, как Ёжик возился с банками. А потом друзья до вечера засахаривали веснушчато-бронзовые грибки. В это день с друзьями не произошло никаких приключений. Главным в этот день был лес, готовившийся к чудесному карнавалу, лес, окруживший маленький домик на полянке.

XII

По тропинке в бронзовом лесу шли Ёжик и Алтайка. Вот они остановились возле высокого дерева, изъеденного жуком-древоточцем. Из-за болезни с лесного великана отвалилась кора, обнажив алый ствол с рыжими узорами-ходами коварного жучка. Жёлтых листьев на дереве не было, на нём вообще не было листьев, вместо этого на основании ствола, у земли, небольшими блинчиками липли друг к другу опята.

— Ой, как много!-восторженно шептала Алтайка, ссыпая грибы в корзинку.-Раз, два, три, четыре, пять …Уф! Не могу больше считать!

Собрав опята, друзья двинулись дальше. На зелёной полянке, окружённой берёзами, Ёж нашёл обладателей длинных белых ножек с чёрными крапинками и жёлто-рыжих шляпок. Подберёзовики, хоть и не были груздями, охотно лезли в плетёный кузовок, увлекая за собой жёлтые листья, покрывшие полянку. Не успели Алтайка и Ёжик сделать пару шагов-новый сюрприз: белые грибы. Брусника тоже бросилась в корзинку, а следом за ней чуть не подпрыгивали на ножках снова подберёзовики.

Когда друзья вечером вернулись домой, в их корзинках грибы и ягоды лежали вперемешку.

-Теперь ещё перебирать до утра,- сокрушённо вздохнул Ёж.

-Это ещё зачем?-удивлённо поинтересовалась Алтайка.- Лучше сделать так: половина всего- для варенья, а другая-засолить. Так и сделали. Правда, приготовление варенья и солений затянулось до ночи, но друзья были безгранично счастливы!

Утром две большие банки стояли на столе у окна, пуская солнечные лучики стенками, за которыми плавали бруснички, подберёзовики, жёлтые листики берёз, опят .

Друзья посапывали в своих кроватках, а солнышко в небе, наоборот, — просыпалось, освещая маленький домик на полянке среди рыжих осенних лесов и горных хребтов.

Продолжение следует…

Овчинникова Алёна Игоревна
Возраст: 18 лет
Дата рождения: 01.01.2004
Страна: Россия